электронная
360
печатная A5
436
16+
Иное понятие о вечном

Бесплатный фрагмент - Иное понятие о вечном

Дайджест авторских работ

Объем:
210 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0435-8
электронная
от 360
печатная A5
от 436

Часть первая. Психосоматия

Психосоматия — производное от психосоматики, изучающей зависимость состояния тела от состояния психики. Автор задался вопросом: от какой психики — мистической абстрактной или реальной нейрорефлексивной? Что равно ответу на извечный вопрос человечества — улетает ли душа в небытие или остаётся с нами, обновляясь от родителей к детям. И так — в потомственной бесконечности совершенства!

1. Предисловие

Предполагается, что вся совокупность представлений о мышлении и сознании — была обобщена философами — марксистами. Она включала следующие основные направления и их содержательные позиции:

— «Идеализм» — сознание имеет место от мирового Разума. Оно существует вечно и независимо от материи;

— «Гилозоизм» — вся материя без исключения — одушевлена и обладает психическими свойствами;

— «Вульгарный материализм» — мышление — это вещество, вырабатываемое мозгом;

— «Физикализм» — разум и есть сам мозг со всеми физическими свойствами мозга.

В целом же — вся мировая философская наука разделилась на два основных направления: идеалистическое абстрактное и материалистическое реальное.

По первому — сознание рассматривается как поразительный мистический феномен — таинственный дар человеку, открывающий ему второй мир — мир идеальных способов существования на т.н. абсолютных истинах от вселенского Разума и включает в себя:

— самосознание — образуемое т.н. «духом» от мирового Разума,

— сознание — как поток непосредственных переживаний, образующих т.н. «душу»;

— сознание — предметно-реальное;

А на все недоуменные взгляды практических физиологов, биологов и нейрохирургов — и по сей день следуют эфемерные аргументы в защиту духа, идеализированного до не вещественной субстанции.

И души — как особого не а н а т о м и ч е с к о го органа, о мире которой нельзя сказать ни где она находится, ни когда и как долго совершаются процессы её жизни, ибо она везде и нигде, всегда и никогда, а все мерки к ней вообще не применимы.

======

Однако, для того, чтобы придать абстрактной философии видимость науки — она объединяет все составляющие сознания — чувства, эмоции, память, мышление, воображение — неким ёмким греческим понятием «психика», исследуемая «психологией».

То бишь — наукой о душе, которая ставит своей дальнобойной целью ни много, ни мало, а спасение человечества на вечное блаженство именно через души, способные улетать в занебесье по завершении жизни естественным путём или искусственно оборванной.

При этом подчёркивается, что не всё человечество удостаивается столь высоких привилегий, а только те избранные, кто искренне и глубоко поверил в мистические нагромождения идеалистической философии и неуклонно следует абсолютным истинам от мирового Разума вплоть до своего скончания — как непременного условия перехода на вечное блаженство.

Не правда ли — звучит сегодня несколько странновато? А, впрочем, чему тут удивляться, если обратить внимание на многовековую удалённость подобных сентенций от современной цивилизации, когда иного просвещения людей — просто не было и взять было неоткуда!

Тут бы и применить современный тест по теме мышления и сознания на элементарную логику — если путь в высший мир на вечное блаженство открыт светлым, чистым и праведным, то кто же остаётся (и оставался) на племя в нашем бытии, дабы плодиться и размножаться, спасать чистых и праведных с оружием в руках от супостата и охранять их мирный труд от посягателей на праведность?

2. Миницитатник из 20 века

С чем подходили к перестройкам конца 20 века?

— «Психика, включая мышление и сознание… не обладает свойствами и признаками, присущими всем материальным явлениям… никакими физическими или химическими характеристиками…, не подчиняется законам физического, химического или биологического движения».

(Ракитов А. И., Марксистско-ленинская философия. М., Политиздат, 1986г., стр.94)

 «Цель — это некий образ, понятие или представление о том, чего нет, но к чему следует стремиться».

(Там же, стр.99)

— «Благодаря труду, сознанию, речи обезьяноподобные предки человека вступили на особый путь развития… на основе новых законов…, раскрытых К. Марксом и Ф. Энгельсом».

(Полянский Ю. И. и др. Общая биология. Человек. Учебник для 10 кл. М., Просвещение, 1992г. стр.66)

— «Психофизиологические особенности человека…, способность пользоваться языком, мыслить, создавать науку и искусство, не удаётся объяснить лишь биологическими законами».

(Батуев А. С. и др. Биология. Человек. Учебник для 9 кл., М., Дрофа, 1998г. стр.3)

— «Нужно признаться, что у нас нет разумных оснований считать себя человеком…. Он больше не знает, что он такое, но в то же время знает, что он этого не знает».

(Губин В. Д. Я познаю мир. Детская энциклопедия: философия. М., Олимп, 1999г., стр.111—112)


— «… добро, любовь, красота, ум, совесть, честь являются сверхъестественными, потому что не имеют никаких естественных причин».

(Там же, стр.118)

— «Подлинная вера основана на… самообнаружении…».

(Там же, стр.174)

— «О мире души нельзя сказать ни где она находиться, ни когда и как долго совершаются процессы её жизни, ибо она везде и нигде, всегда и никогда, — в том смысле, что все мерки к ней вообще не применимы».

(Там же, стр.201)

— «Никаких рецептов счастливого переустройства общества никогда не было и не будет, — это вообще не по силам человеку».

(Там же, стр.324)

— «Мудрый правитель следует дао, не делая ничего, чтобы управлять страной, и тогда она процветает».

(Там же, стр.325)

3. Как марксисты теснили мистиков?

Основной вопрос, вокруг которого разгорелись споры мировоззренческого уровня — из какого же материала состоит та самая «материя», которую сторонники идеализма вознесли до бесплотного занебесья. Ф. Энгельс, например, соглашался с тем, что материи как вещества не существует, она есть чистое создание мысли и абстракция.

Ленин-философ восторгался гениальной догадкой о неисчерпаемости электрона, но вслед за этим утверждал, что бессмысленно говорить о количестве золота, менее одного атома. Мог также думать о бесконечности материи в микро-направлении, а закончить тем, что вообще-то однозначного решения проблемы «конечного — бесконечного» — нет.

Был уверенным, что материя не может никуда исчезать и появляться ниоткуда и, значит, было время,

когда не существовало ни молекул, ни атомов, но был фотонный газ (?). Что, в конечно счёте, к материи нужно относить всё, что находится вне сознания, а её биоматериальные ощущения могут превращаться в совершенно бесплотные не материальные мысли идеального толка, ибо вещественность сознания — есть «старое механистическое понимание» его сути.

Оговоримся сразу — все акты мыслительной и поведенческой, как сознательной, так и бессознательной деятельности осуществляются на основе живых рефлексов, экспериментально показанных отечественными учёными И. Павловым, С. Сеченовым и другими, за что первый из них удостоился Нобелевской премии.

======

И всё же марксисты, вскрыли именно материальную сущность нейронно-рефлексивных, то есть, тех самых психических процессов. Да, сознание признавалось в т о р и ч н ы м по отношению к масс-материи, но не как дар от мирового Разума, а своей высшей формой отражения окружающей действительности.

Оно формировалось в результате взаимодействия материального мозга живого организма с материальным же внешним миром (реальной действительностью — в пределах её досягаемости) — за счёт биологической энергии ощущений через органы восприятия вполне реального и конкретного порядка. И всё выглядело вполне логичным, если бы не одно но….

А в этом «но» вся и соль! Поражают выводы, к которым приходят марксисты-материалисты. Они не отказываются от древних понятий о психологии, как науке о мистической душе и начинают утверждать: несмотря на то, что психика, включая мышление и сознание зависит от вполне материальных раздражений и ощущений — сама она не обладает никакими физическими или химическими характеристиками и не подчиняется никаким законам физиологического движения.

Более того — начинают «рисовать» грандиозную картину духовных ценностей, духовного производства (потребления), душевного вдохновения и энтузиазма, якобы, удесятеряющего силы человека.

По Ленину — вся нейронно-рефлексивная деятельность присуща лишь первоначальному этапу ощущений, и что роль их заканчивается с превращением энергии внешних раздражений в ф а к т с о з н а н и я. Что ощущения дают только внешнюю сторону, но никак не позволяют проникать во внутреннюю суть вещей, предметов и всей масс-материи. А эту суть только и можно познать исключительно посредством «мыслей-абстракций» — как неких эфемерно-бесплотных существ. Они-то, мол, и формируют суждения, умозаключения и понятия.

Но ведь речь не о готовом факте сознания, а о сути процесса перехода от раздражения к факту (сознания).Или (по Марксу) — о сути перехода от материального, каким-то образом пересаженного в голову и преобразованного в ней. Каким?

И потом, суждения и понятия сами по себе — это великолепно. Но как эти самые абстракции заставляют человека не только мысленно фантазировать и мечтать, но и поднимать тяжести, катать круглое и кантовать квадратное, убегать от опасного и приближаться к комфортному — и всё стараться выполнять наиболее рациональным способом.

Не правда ли, знакомый, оказался, мотив — есть нечто не материальное, которое и управляет всем материальным миром во-плоти! У идеалистов это «нечто» ассоциируется с мировым Разумом.

======

Но если дух — это философское понятие, отождествляемое с невещественным началом, то

спрашивается — что невещественного найдено в структуре нашего земного мира и самого человека? Чем и как можно ощютить (познать, распознать) невещественное?

Зрением — оно невидимо. Слухом — оно беззвучно. Так ведь это же всё равно, что быть слепым и глухим в ориентации на препятствия из вещественных предметов, объектов и событий, с весьма плачевными последствиями.

Другое дело, когда в древние времена благозвучным словом «душа» обобщили всё, ещё неведомое про анатомию и физиологию человека, а просто сотворяемое неким высшим Духом. Но теперь-то мы знаем, что все душевные треволнения и переживания исходят из вполне реальной, нейронно-нервной системы, со вполне реальными ощущениями от вещественных предметов, объектов и событий.

Одним словом, проблема соотношения масс-материального и бесплотного идеального так и не была разрешена. Философы застопорились на физических полях и прочих аурах. Учёные остановились на очаровательных частицах, психологи никак не могут поймать в микроскоп «душу», а биологи-диетологи оказались так и не способными определять калорийность духовной пищи.

Однако, независимо от того, формируется сознание мировым ли Разумом или окружающей действительностью — результатом мозговой деятельности является и д е я, предлагающая людям мысленные варианты (модели) наиболее совершенного бытия, которые реализуются самими же людьми практическим приложением жизненной энергии, сил, средств и времени.

Идея, которая своей невесомой виртуальностью, направленной в лучшее будущее — становится магически завораживающей силой, а разница между идеальным мысленным трудом и реальным трудом по физическому воплощению идеи — оказалась самым универсальным источником прибыли от физического труда — труду мысленному.

При этом самая блестящая идея становится Маяком, освещающим единственный путь в хаосе бытия — на который стекается всё живое в устремлении постичь лучшую долю. Но только добравшись до Маяка, можно воочию убедиться, на чём он стоит — на прочном бетонном фундаменте или на возвышении из костей и черепов.

4. Трансперенсальный мотив примирения

Однако, для того, чтобы в самой основе разрешить проблему между материалистами и идеалистами по вопросу мышления, достаточно уточнить — что и как понимать под идеальным? Ибо понятия идеальный и идеал имеют и ещё одно значение — как нечто более совершенное м а т е р и а л ь н о е и без утери материально-вещественной сущности.

А тогда вправе поставить задачу иную — не может ли масс-материя достигать именно такого абсолютно идеального уровня — никуда не исчезая и не теряя своей масс-материальной сути. Возможно бесконечной дифференциации атома до нуля просто не существует, а на каком-то нанауровне и в определённых условиях она переходит в интеграцию. И так до бесконечности циклической — вместо прямолинейной.

А это и было бы ответом на вопрос — что и как пересаживается в голову и преобразуется в ней в нечто, не подчиняющееся физическим и биологическим законам. но остаётся материальным.

======

Скала, например, в горной гряде, может явиться перед глазами масс-материальным образованием с чётко очерченной формой. Но если подойти к ней вплотную, она предстанет как часть вещественного образования, не имеющего ни формы, ни границ. А чем дальше от неё уходить, тем она будет становиться меньше и меньше, пока не превратиться в ничто. Хотя на самом деле скала ни в какое ничто не превращалась, так и оставшись скалой.

Точно также и авиалайнер — с трапа, поданного к нему для посадки, выглядит этакой махиной, за которой не разглядеть всех его очертаний. Но через несколько минут он превратится в точку на небе и наконец, в ничто. Но не для пассажиров авиалайнера.

Для этих, с его набором высоты — корпуса зданий и целые кварталы превращаются в квадратики и другие геометрические фигурки, естественно лишённые всяких тяжеловесных масс-материальных параметров оригиналов. А потому и не могут подчиняться физическим законам, а просто откладываются в памяти в качестве биометрических символов. Другое дело — как символы геометрические преобразуются в живые биометрические?

======

Проблема становится разрешимой, если Космос представить совокупностью масс-материальных тел, являющихся центрами распространяющихся от них собственных и отражённых световых, электромагнитных и иных энергетических полей, заполняющих всё остальное пространство между телами.

Но зрение человека, равно как и все другие органы восприятия — восприимчивы лишь во вполне определённых диапазонах энергии раздражителей, ниже которых — вообще не воспринимают (не раздражают), а превышение просто губительно.

Значит, действенными раздражителями являются не сами космические объекты, а мало энергетические уровни полей от них, адекватные биоэнергии не разрушаемого раздражения, передаваемые в голову всего лишь биометрическими символами реальных объектов — по реальным и не бесплотным нервным каналам.

В конце концов — мыслить научились и ЭВМ, но не сами же, а от человека, очевидно скопировавшего собственные мыслительные процессы. И заметим, что *мышление* и *мышцы* — понятия от одного корня слова. А почему нет? Если опустить классическую рефлекторную дугу Павлова до нанауровневых нейронных флик-флексов, формирующих на таком же уровне сигналы управления как силовыми функциями организма, так и мыслительными функциями мозга.

======

Другое дело — восприятие признаков от бытийных предметов и вещей, продуктов и иных товаров. Природа посчитала вполне достаточным органов осязания, обоняния, слуха и вкуса — с тем, чтобы вместе со зрением обеспечивать самосохранение, рост и развитие живого организма.

Каждый из органов формирует свой биосимвол в головной мозг, а их совокупность полностью описывает символический виртуальный образ наблюдаемого (выбираемого) объекта, с последующей выработкой сигналов либо для продолжения более детального мышления (анализа), либо на сокращение мышц для исполнения механических (физических) операций выбора.

А таким образом становится уместным уточнение сути сознания в том смысле, что оно не просто отражает окружающую действительность, а и решает задачу распознавания информации от окружающей действительности по т.н. «блестящим точкам» биосимволов виртуального образа выбираемого объекта.

Например, понятию «яблоко» предшествовал эволюционный опыт накопления в памяти отдельных признаков от различных органов ощущений, которые укреплялись путем повторов и распознавались именно этим плодом в отличие от других — по форме, вкусу, цвету и запаху. Теперь же достаточно услышать слово «яблоко» — и перед нами полная картина этого плода. Точно так же, как и любых других.

Вот этот опыт повторов в различной деятельности с изучением процессов в их причинно-следственных связях и зависимостях — позволяли сохраняться в памяти целым звеньям этих процессов, прочно увязанных связями и зависимостями и в такой же связке могли воспроизводится из памяти как произвольно (во сне), так и намеренно — при разгадывании следующего или недостающего элемента в аналогичных цепочках. А также готовыми мысленными заготовками раскрывать новые запутанные ситуации.

Осуществлялось то, что названо интуицией, или шестым чувством, как, якобы, тоже даром сверху — особо талантливым индивидам.

5. Мистическая психология или нейробиология

Как та, так и другая — заняты изучением состояния живого организма от состояния психики. Вопрос лишь в том — какой психики? Что равно ответу на извечные психические треволнения — действительно ли со смертью душа улетает в небеса, или всё же остаётся с нами, в поколенческой передаче от предков потомкам и так обновляясь в бесконечности!

— Комфорт — критерий

Пробему соотношения материи и духа сегодня несложно рассмотреть и по истории сотворения мира бесплотным Духом — с учётом накопившихся знаний о закономерностях самого материального мира.

А с учётом этих знаний — сотворить твердь во-плоти (как живую так и неживую) означает прежде всего заполнить определённую долю «пустого» пространства веществом, с образованием материальных тел, приобретающих такие свойства, как масса, плотность (плоть), вес, потенциальная энергия и сила, с их взаимным влиянием на другие тела.

И что особенно примечательно — все тела подлежат конкретным измерениям тремя известными мерами, а также временем существования (развития). Эти влияния описываются системой причинно-следственных связей и зависимостей — наиболее устойчивые из которых становятся закономерностями.

Либо придётся признавать, что сотворение материального мира осуществлено вне его закономерностей — вопреки естественной Природе. И то, что (например) к «душе» (см. абстрактное определение) никакие мерки неприменимы, требует не абстрактных, а вполне конкретных для истинной ориентации человека, уточнений — везде ли она и всегда, или всё же нигде и никогда, что, по сути, означает — не существует, или существует вне масс-материальных образований и измерений.

В частности, независимо от этого — каждый живой организм во-плоти, не в пример мистическому сотворению прародителей рода человеческого — принялся однозначно являться в этот мир крохотным существом из нанауровневых начал и от непременного диалектического (мужского с женским) соития.

И по элементарной логике — душа тоже бы должна последовать от родителей к детям..

И соития — по сути, одинакового как для благородных людей, так и для низших животных. И тогда чем же особенным от низших животных отличались прародители рода человеческого и каким беспорочным зачатием могли владеть, но не пожелали примерить на себе, а также поделиться таинством безгрешного соития — с потомками?

======

Независимо от того, есть в ком душа или она ещё отсутствует — начальные рост и развитие чудо-ребёнка вполне обеспечиваются известными эволюционно-врождёнными инстинктами, машинально реагирующими на окружающую действительность.

Но на этом этапе для роста и развития живого организма — ничего сверхъестественного и не требуется, кроме всего лишь малых доз продуктов питания, воды, тепла, света и воздуха, совокупность которых определяет качество и давление крови, обновляющей все внутренние органы, а также ритм сердца и частоту дыхания, нормальное функционирование которых обобщено одним показателем температуры тела на уровне 36,7*С.

Таким образом, эволюционно сформирован врождённый комфорт-критерий живого организма с функциями:

— поддержания жизненного тонуса;

— предохранения органов восприятия от разрушений задиапазонными значениями энергий раздражения;

— разделения ощущений от раздражителей на два противоположных по ощущениям класса;

— выбор на основе ощущений наиболее комфортных зон для организма.

В сущности, эволюционно сформированный комфорт-критерий — уже является некоторым прообразом живой системы регулирования, разделяющей все воспринимаемые ощущения на приемлемые (приятные) — вызывающие светлые эмоции, мимику, жесты и поведение и неприемлемые (неприятные, болевые) — с противоположной реакцией. И вот это «болевое» — непременно контролируется родителями и врачами, восстанавливающими нормальную работу организма. Т.е. не кем-то сверху, а такими же людьми со специальным медицинским образованием и практическим опытом.

Комфорт-критерий, по которому самое комфортное для живого существа — это прежде всего существовать бы в мире с другими, без нанесения боли себе подобным, с естественной тягой к свободе от каких — либо ограничений и приумножению исключительно приятных ощущений.

Не всегда подобное имеет место. Но вера в добро и все остальные нравственные ценности так и останутся составной частью врождённого комфорт-критерия, как условие, исходящее из основного инстинкта на всемерное самосохранение жизни.

— Кредо — критерий

Спрашивается — чем же тогда могла возвысить природа особую значимость человека над всем примитивным животным миром? Один из вариантов ответа приведен в миницитатнике из 20 века — сознательным трудом обезьяноподобных предков. Так ведь к разнообразному труду приматов был способен подвигать и врождённый инстинкт, обеспечивающий самосохранение жизни.

То есть к общей проблеме происхождения живого мира — особым порядком должна бы стоять проблема происхождения Разума — с которым присущие всему примитивному живому миру инстинкты переставали быть машинальными, а оценивались на более полезный результат их применения — на лучшую приспособляемость к окружающей действительности.

А эта особенность могла состояться в том, что наряду с традиционно-прерогативным для всего живого мира развитием какого-либо о д н о г о обострённого органа восприятия, вполне обеспечивающего основное — самосохранение, имел место вариант квазиравномерного развития двух, трёх и всех органов восприятия внешней информации,

Такая информация и становилась р а в н о з н а ч и м о й (не заглушаемой одной обострённой) и начавшей вносить равновесовые коррективы в прямолинейные инстинкты и соответствующее им поведение. Что и могло явиться началами рационального (разумного) мышления, с оптимизацией всего соматического арсенала — обеспечивающего уже не только самосохранение, а и более прогрессивное, по отношению к низшим видам, развитие, включая и само мышление.

Оптимизации стали доступны: способы добывания продуктов питания и их обработки, укрытия от стихийных бедствий, охраны и профилактики здоровья, преобразование отдельных утробных звуков в членораздельные сочетания слов, распределение интимных функций по времени, месту и обстоятельствам.

А также — соотношение индивидуальных интересов с общими, что объективно обуславливалось принципиальной невозможностью обеспечения себя самостоятельным производством разнообразных продуктов и товаров, а также индивидуальной защиты от природных и социальных угроз в экстремальных ситуациях.

======

Разум сформировал волевые качества и чувство ответственности за боль, доставляемую другим. Прежняя слепая привязанность, характерная для низших животных — переросла у людей в чувство осознанной дружбы и любви со вполне целенаправленным поиском и поведением навстречу один другому. Появилось понятие этики — как науке о культуре цивилизованного человека и его отношений с другими.

А в сущности Человеком (в отличие от приматов) становились тогда, когда научались нисколько не посягая на глубину и свободу чувств — лишь распределять их по месту, времени и обстоятельствам, способствующим формированию этического поведения.

При этом на начальной стадии разума (так же, как и у младенцев) — мышление ещё не зависимо от причинно-следственных связей окружающего материального мира, что не редко приводило к эксцессам, угрожающим здоровью и жизни.

И только со временем и опытом оно становилось наиболее оптимальным или л о г и ч е с к и м — то есть учитывающим реальные причинно-следственные пространственно-временным связи и зависимости — из всех возможных вариантов мышления.

======

Над врождённым комфорт-критерием развивался более гибкий кредо-критерий, послуживший в конечном счёте формированию высшей формы живой материи «творческому интеллекту» — контролирующему, управляющему, регулирующему, выбирающему наилучшие варианты, творящему и преобразующему как бытие, так и самого человека.

Но для большего развития интеллекта требовалась и большая информация от большей окружающей действительности, что и стало доступным человеку по мере освоения способов коммуникаций, вплоть до межконтинентальных масштабов — и чего нет у низших животных в их однообразных, приземлённых ареалах.

Другое дело, что кому-то интеллект добавил мудрости радеть за общие блага, а кому — хитрости лишь казаться таковым на людях, а в темноте своей души вынашивать изощрённые замыслы роста собственного комфорта за счёт других, и потаённо, без свидетелей, их реализовывать.

======

В общении между людьми — немало понятий о лжи и обмане, лицемерии и лицедействе, лести, приспособленчестве и т. п. Но ещё больше их толкований в соответствии с индивидуальными уровнями развития — от ещё наивно-детского до многоопытного и философского. Классика же толкований, как известно, задаётся энциклопедическими словарями.

И, казалось бы, что непонятного — где есть зло, а где добро?

Но, оказывается, мнения по этому поводу разделились на противоположные, причём на самом высокоинтеллектуальном уровне. Одни считают, что сила в правде и именно она призвана спасать мир от лицемерия и лицедейства, другие принялись утверждать, что м и р с п а с ё т именно лицемерие с приспособленчеством.

Что это? А вот что.

Наверное, не было бы сегодня ни умников, ни энциклопедий — не обрети человечество способность мыслить и осознавать себя умными — по отношению ко всему остальному живому миру, ещё прозябающему на животных инстинктах. Но и умники разделились на мудрых и хитрых. А разница между ними в том — кто и как принялся осознавать себя в обществе.

Первые полагают, что сила правды — куда важнее, честнее и актуальнее лживого лицемерия. Но мы-то понимаем силу правды всё больше с л о в е с н о й, а не той подлинной силы, что следует за обозначаемой словами честными поступками и делами. А без них сила правды, также как и бумажные деньги или вербальные клятвы и многочисленные пожелания добра — что фантики без конфет.

Вторые направляют свой ум на то — как стать сильнее честных, но не собственными способностями, а извлечением выгоды из других. А самое выгодное — подчинить их себе. И тогда символическому рабу для того, чтобы выжить — не остаётся ничего, кроме лицемерия, лести и всего подобного перечня подобострастия.

======

Мало одних слов правды, потому как основная задача лицемерия — никогда и ни за что не показывать перед публикой своих лицемерных намерений. Наоборот — эти правдивее других изобилуют приветливыми улыбками, широкими объятиями, обаятельной харизмой, призывами к нравственности и добру.

А особенно рьяно педалируют на честь и долг и необходимость веры, надежды, любви в терпеливом ожидании счастья — таким образом сооружая непробиваемую стену доверительных отношений к себе, своим мыслям, словам и поступкам, для более уверенной манипуляции людьми с выгодой для себя.

И потому — труднейшая это задача отличать мудрых от хитрых. Но труднейшая — опять же на чисто вербальном уровне. И не так уж и трудна при мониторинге воплощения обильного словоблудия в конкретные практические дела.

Достаточно лишь прежнее аристократическое неприятие т.н. доносительства — принять за конституционное право самого широкого народного фронта на мониторинг окружающей действительности с благороднейшей функцией своевременного уведомления компетентных органов о всех возможных правонарушениях, особенно на местах, не всегда видимых власти. Ещё лучше, осваивая науку распознавания воспринимаемого — по блестящим точкам различной информации.

А потому под всеми сложнейшими выкрутасами экономических, политических, социальных проблем и межличностных отношений, расположена одна решающая — научиться отличать хитрых от мудрых. И тогда, вне всякого сомнения, всеобщее благополучие, как материальное, так и духовное — выйдут, наконец, из лабиринтов лжи и обмана.

— Сознание, которое принялось определять бытие

Таким образом, человек имел вполне самостоятельный путь развития, а в современном представлении сформировался и социализировался вопреки Марксу-философу — не трудом, а разумным мышлением, как во время труда, так и в любых ситуациях, далёких от труда. А то ведь можно подумать, что некоторые Мыслители стали таковыми — не разгибаясь от трудов на пашнях и в цехах!

Иным словамии — эволюционно усовершенствовался до такого уровня, что благодаря приобретаемому интеллекту стал обладать живой поисковой, следящей и отрабатывающей системой, позволяющей стабильно придерживаться комфортной для себя зоны в череде различных по опасности явлений, событий и объектов окружающей действительности, а затем и переделывать её под больший для себя комфорт.

То есть изначальная инстинктивная приспособляемость человека — значительно обогатилась обратным приспособлением с р е д ы к ч е л о в е к у. Сознание принялось определять бытие.

Но ровно наоборот утверждалось философами марксистского толка: сознание определяется бытием. Верно — что когда-то на ранних этапах развития (и с каждым рождением ребёнка) материальный мир являлся основой формирования способности мыслить и осознавать.

Но бытие — которое в отличие от общего материального мира явилось н о о с ф е р о й исключительно разумной человеческой деятельности — контролируемой, управляемой, регулируемой с выбором наилучших вариантов и преобразующей как бытие, так и самого человека — это ли не признак того, что и чего принялось определять?

Да — бытие продолжает определять сознание субъектов с достаточно тривиальными запросами, ничем по сути не отличающимся от приматов — набить брюхо и окунуться в сон, опорожниться и снова набить брюхо. Либо — как нередко и сегодня, большие запросы просто не обеспечены официально устанавливаемым т.н. прожиточным минимумом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 436