электронная
7
18+
Импотент и фригидная

Бесплатный фрагмент - Импотент и фригидная

О любви — грязно, пошло и весело… типа, стихи

Объем:
980 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-7472-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Поговорим о странностях любви

(Другого я не мыслю разговора).

В те дни, когда от огненного взора

Мы чувствуем волнение в крови…»

(А. С. Пушкин «Гаврилиада»)

«И вмиг зарезвился

Амур в их ногах;

Пастух очутился

На полных грудях»

(А. С. Пушкин «Вишня»).

А она о любви думала…

Я себя испостил

хо́лою!

Цель ли вызнать

дыру ту — мала́?!

Я представил её

голою —

А она о любви

думала.

Моему шалуну —

влечь бы щель:

Ну, не мне со стишком

кре́сел лад!

Я глазами искал

лежбище —

А она о любви

грезила.

Обходился я с ней

ласково,

Чтобы ночь наши «я»

в «мы» слила́.

Я уже толстый бур

в лаз ковал —

А она о любви

мыслила.

О трусы мой конец

правился:

Зов такой — на кусты

в мае лазь!

Я с ширинкой уже

справился —

А она по любви

маялась.

Мне ведь рвать всё равно,

плод, с кого,

Или сила — под хвост,

вся, котам!

…Ей теперь — за глаза! —

плотского,

Ей не надо любви,

всякой, там!

Per os

Я без жиж — как горняк

без руд!

Пусть словцо, как во рту

кость, колко!

Обожаю, когда

берут,

Потому и даю

хоть сколько!

Че́рпать — не исчерпа́ть

сосуд,

Хоть зажгусь порой:

расточу́, дай!

Обожаю, когда

сосут,

Так как это —

ну, просто чудо!

Чувства злее

от дат рычат:

Не пугайся, февраль,

в апрель лезть!

Обожаю,

когда дрочат,

Так как это —

такая прелесть!

Я без даты

и к дате — чёрт!

Я ль от баб —

хоть бесись! — тикаю?!

Обожаю,

когда течёт,

До того, что

весь истекаю!

Мой «источник» бабьём

поро́с!

Под восторги —

даёшь пера́ нам:

Обожаю я секс

per os,

Даже больше, чем секс

per ánum!

А Вы молчали…

Я, от желанья одурев,

Язык мочалил,

И говорил Вам о дыре —

А вы молчали!

Слова — коллега, обличай! —

Увы, мельчали.

Я говорил вам о плечах —

А вы молчали!

Но, наизнанку слог крутя —

Я всё сначала:

Всё говорил вам о грудях —

А вы молчали!

Что Вам ударило в мозги:

Вино, моча ли?

Я наносил словес мазки —

А вы молчали!

Иной огонь возжёгся всем! —

Нет, скажем резче:

Когда я в Вас вошёл совсем —

Вот были речи!

А жениться надо?

Знал я

высь в постели,

Полнясь

дев сонатой.

Весел

выпас тел их —

А жениться

надо?

Постоянство

в паре —

Непокойным,

нам-то?!

Вот какой я

парень —

А жениться

надо?

Я страшней

раз во́ сто

Им, чем миру —

НАТО!

Каждой юбке —

хвост я! —

А жениться

надо?

Волочи́лся

в гости,

Приводил

и на́ дом.

Женщин по́лны

горсти —

А жениться

надо?

Жаль, стихи —

не маты:

Страсть уходит

на́ дым!

Сколько баб

немятых —

А жениться

надо?..

А люблю ли, а женюсь…

Не даёт ни отдыха,

ни сна юг!

Лучше тел вкусить —

уж вник! — чем мук!

А люблю ли я тебя —

не знаю,

Да и знать, пожалуй,

ни к чему!

Вою я — ведь от любо́ви

прост вой!

Эх, зальём горячим

потом ной!

А люблю ли я — к чему

вопрос твой:

Ведь тебе неплохо

подо мной!

Я рывком тебя надел

на ве́ртел,

Погружаясь в плоть, как в мысль —

Невтон!

А женюсь ли?! — Нет, ты в дурь

не верь, тел:

Не женюсь, но дело ведь

не в том!

Я в ночи фигурный

вес упругий

Брал на «штык»

десятками атак!

А нужна ль ты в качестве

супруги?! —

А зачем, коль ты «даёшь»

и «так»?!

Мне теперь твои пуды́

и фу́нты —

Как в кино про тумбочку

пароль!

«А люблю ли», «а женюсь ли» —

тьфу ты,

Чёрт-те что на ум взбредёт

порой!

А любовь, говорят…

Мне несладко в ночи

бдится —

Нестерпим жарких губ

лепет!

А любовь, говорят —

птица,

А любовь, говорят —

лебедь!

Мне любое из чувств

чуждо,

Кроме секса —

его

дай нам!

А любовь, говорят —

чудо,

А любовь, говорят —

тайна!

Хороша́ лишь телес

вещность!

Словеса — ну,

на кой ляд вы?!

А любовь, говорят —

вечность,

А любовь, говорят —

клятвы!

Собирай, мужики,

«дрели» —

Чушь с повестки давно

бе́с снял!

А любовь, говорят —

трели,

А любовь, говорят —

песня!

Голосую,

паля тьму́, «за»:

Мне ль в ночи

«забивать баки»?!

А любовь, говорят —

муза,

А любовь, говорят —

байки!

P.S. По постелям —

даёшь мяться,

Не «толкая» стишки

к актам!

Я умело давлю

мясо,

А любви и не знал

как-то…

А мне бы бабу рязанскую…

В мечтаньях о том,

что мясных

груд даст уют,

Не зря я

на тост досадую!

А мне бы бабу на ночь

грудастую,

А мне б её,

толстозадую!

Я лирикам ныне не тост,

а тол сдаю,

Под лиру

салонно-зальную:

Ведь мне бы тупую её,

и толстую,

Ведь мне бы —

такую, сальную!

Не держат — стреляйся, эстет! —

вес та́ли, их!

Коровьему крупу

доцент не рад!

А мне бы её —

два на два,

без талии,

А мне бы её —

в два центнера!

Не надо кричать мне: «Незрячий,

глаз займи!»

Ведь север с такой —

буквально юг!

И мне бы бабищу

с двумя лишь

классами,

И мне бы её,

букварную!

Я страстью из плоти

такой

роза́н скую́!

Даёшь коров,

вития́, волу́!

Нет, мне бы — только её,

рязанскую,

И ну вас, с Венерой,

к дьяволу!

А мне до тебя ныне…

Упала уже?

Браво!

И как — в толчее

тел?!

А мне до тебя,

право,

Уже никаких

дел!

Пусть спермой дыра

пряна —

Там кол не один

дел! —

А мне до тебя,

прямо —

Как лени до всех

дел!

Ты всем мужикам —

дверь лишь,

Открыли:

и гоп — ням!

А мне до тебя,

веришь,

Как вон

до того пня!

Последний часок

сна ешь!

Не смазать уже

лыж!

А мне до тебя,

знаешь,

Как… мне до тебя

лишь!

А моя любовь к тебе…

Чувств, что вспыхнут, Небо не гневя, нет,

К новой той, с которой день сведёт!

А моя любовь к тебе не вянет,

А моя любовь к тебе — цветёт!

В части женщин — милостив ко мне Бог!

И хоть я щелям иным — кумир,

А моя любовь к тебе — как небо,

А моя любовь к тебе — как мир!

Брав мужицкий — и не на авось! — дух:

Ты на этом месте окажись!

А моя любовь к тебе — как воздух,

А моя любовь к тебе — как жизнь!

Я от бабских нег порой косой весь!

И хоть их, умятых мной — как счесть,

А моя любовь к тебе — как совесть,

А моя любовь к тебе — как честь!

Нет прохода парню от кокеток:

Ну, куда ему деваться — в «лаз»!

А моя любовь к тебе — как это?…

Вот! — А ты чего-то завелась!…

А она по былому мается…

Миром мнится душа

и ма́нится,

Веком бедное сердце

метится!

А она по былому

мается,

А она по постели

мечется!

Ну, уйми ты её, бес — ты же яр!

С ней — тому ль, кто обвыкся

в лоне цац?!

А она всё звонит,

бесстыжая,

А она ко мне в двери

ломится!

Вот бы дать ей в ухо

отважиться:

Почему мне так

не наглеется?!

А она никак

не отвяжется,

А она ждёт момент

наклеиться!

Почему удач

доброхотам нет?!

Много меньший душе —

разор ЧеКа!

Ведь она не даёт

прохода мне!..

…Может быть, уступить

разочек, а?…

А стихи мои…

Правдой в ухо как хрястну я!

Жаль, потуги — никчёмные:

Ведь стихи мои — грязные.

Ведь стихи мои — чёрные.

Строки сытого — трутни, ей,

И от сытости — ложные!

А стихи мои — трудные.

А стихи мои — сложные.

Шёл не с Господом в связке я —

Ведь орудовал в топке я!

И стихи мои — вязкие.

И стихи мои — топкие.

Нервно пальцами хрустну я —

Не обрёл даже корки я:

Ведь стихи мои — грустные.

Ведь стихи мои — горькие.

Не ко мне ль — морды стражные?!

Знать, до срока исчезну я:

Ведь стихи мои — страшные.

Потому лишь, что честные…

А ты вспоминай меня…

Разверзлась дыра, маня,

Ославившись с ловом.

А ты вспоминай меня

Хоть матерным словом!

Я баб, как тряпьё, менял,

Работал «под душку».

А ты вспоминай меня

Хотя бы в подушку!

У баб, словно в найме я,

Расходую тушу!

А ты вспоминай меня

Хоть «в Бога», хоть «в душу»!

Уйду, ничего не мня:

Мне сто мест — уделом!

А ты вспоминай меня

Хотя б между делом!

Себе ль выдам «А́мен!» я —

Не зря, Бес, хохочешь!

А ты вспоминай меня…

А впрочем, как хочешь…

А ты мне приснилась…

Нет, жизнь моя не опреснилась —

Я вечный избранник Весны,

Но ты почему-то приснилась,

Ты как-то проникла во сны!

По тыщам, метровый багор, ной!

Раскиснуть?! — Да что я, рябой?!

А ты мне приснилась покорной,

Смиренной, и даже рабой!

Зря хлад добирался до кожи —

Не скрипнула даже тахта,

Хоть ты мне приснилась такой же,

Какой и осталось тогда!

Меня не оттащишь за уши

От той, что зовётся «деньга»!

А ты мне приснилась зовущей

К, увы, безвозвратным денькам!

В делах и заботах — весь день я:

Хомут на такого надень!

Зачем мне все эти виденья,

Коль женщин — по паре на день?!

А ты мне…

Пускай меня

не постила явь,

Да только в мечтах —

немужняя!

А ты мне — давно

постылая,

А ты мне — давно

ненужная.

Пусть вывел любовь

в тираж не я —

Другим гляжусь

из-за быта я!

А ты мне — давно

вчерашняя,

А ты мне — давно

забытая.

Другую влеку

на сене я —

На скольких измен

испытан яд!

А ты мне — давно

осенняя,

А ты мне — давно

избытая.

Такой, вот —

не напоказ же я:

Ну, плоскость крива,

несущая!

А ты мне — давно

погасшая,

А ты мне — давно

не сущая.

Другую звал

даже ланью я,

Но знает душа

увечная,

Что ты мне — всегда

желанная,

Единственная

и вечная…

А ты можешь…

Сердце вздохами

мне ли жать?! —

Я селёдку храню

в портрете!

А ты можешь теперь

лежать

Под одним,

под другим,

под третьим!

Мне копытом ли бить,

да рыть?! —

Нет, бальзам не в бутылке

найден!

А ты можешь себя

дарить

Хоть десятку клиентов

на день!

Что в тебе — лишь дыра

да вид!

Мне ль душою болеть —

осот в ней!

А ты можешь матрац

давить

Хоть с одним мужиком,

хоть с сотней!

Я пойду, коль приспичит,

в паб,

Иль в бордель — там умело

«месят»!

А ты можешь от разных

«пап»

«Облегчаться» хоть каждый

месяц!

Мои сутки

от морд желты́,

Мне твоих плотских дел

багаж — дым!

А ты можешь…

А, может, ты

Вспоминаешь меня

под каждым?!…

А ты опять меня искушала…

Не предаю себя

риску шало —

Уже в печёнках

со сна призыв!

А ты опять меня

искушала,

А я не кинулся

на призы!

Довольно: было, и ночь,

и день гиб!

Но не закусывай

удила!

А ты опять мне за рыбу —

деньги,

А мне до лампы

твои дела!

Ты зря нацелила глаз

на брюки:

Я за былое конец

кляну!

А ты опять приползла

на брюхе,

А я и под ноги

не взглянул…

А ты сейчас…

Багровых нет рубцов

на венах,

Вновь обретают

музы корм.

А ты сейчас лежишь,

наверно,

Под здоровенным

мужиком!

В душе, откуда б

взялся «SOS», ах?!

Былой вулкан давно

потух!

А ты, наверно, вся —

в засосах,

В слюнях, в потёках

и в поту!

Я жив, не видя в смерти

пользы —

С чего так рано

уходить?!

А ты, должно, меняешь

позы,

Стараясь члену

угодить!

Я к лире выбрался

из мата,

Мозгами весь —

портрет блина.

А ты, наверно, вся

измята,

Изжата

и потреблена!

P.S. Мне рвётся душу

утеплять юг,

Чему себя

в охотку дам!

А ты была,

и будешь блядью,

Но блядью, право —

хоть куда!

А я — а ты…

А я — обычный и маленький.

А я, естественно, маменькин.

А ты… ну, влюбился, видно, я!

А ты — ну, такая видная!

А я — худой, полусиний я!

А я — простой: в парусине я!

А ты — не славна изысками,

Зато с филеем и сиськами!

А я — не франт неокожаный,

А я — во всём неухоженный,

А ты — как печка за бабами,

Зато — с какими забавами!

А я — культурный и скромный я,

А я — не плотский, скоромный я!

А ты — с простейшими играми,

Зато с такими вот икрами!

А я — не в массу довольствия,

А я не знал удовольствия!

А ты мечтой явь удобрила:

Взяла — и меня одобрила!

А я не знаю, с чего начать…

Мне б, деду, нянчить давно внучат,

Сидеть на лавке, с утра «поддав», но —

Она! Не знаю, с чего начать,

А чем закончить — так и подавно!

Гляжу с похмелья

я искоса.

И, жертва адовых —

по всему — кар,

Не нахожу я,

что и сказать,

Ну, а молчать мне —

и вовсе мука!

На плоть покойную

падай, тик!

Как я, такую б её,

месил — ах!

Да всё не знаю,

как подойти,

А отойти, уж, совсем не в силах!

Не только потом уже

сочась,

Дрожу, как листик под ветром

в осень!

Я плохо знаю, как быть

сейчас,

Ну, а потом как — не знаю

вовсе!

С Пегаса спрыгнул. Блажь

пеше пнул.

Респект за истину

получи, лось!

Я — без науки, как бес шепнул,

Её — на койку! —

И получилось!

Амур, я и ты

Рыдает Амур, не кричит:

«Браво!»

За выстрел мне в грудь я ему —

в око!

Ты многих достоинств полна,

право,

Но я твоим обществом сыт —

во как!

Пусть даже гореть мне за то

в пекле,

У самой черты о любви

врать ли?!

Ты знаешь: былое уже —

в пепле,

А угли раздуть в нём за жизнь

вряд ли!

Я лучше часок посвящу

бару —

Пусть десять плевков получу,

пусть сто!

Ведь мы не сложились с тобой

в пару,

И вот результат: ничего.

Пусто.

Не сдуру я — глухонемой

видом:

Служить за обиду язык

счёл рту!

Но если ты ждёшь — так и быть,

выдам:

Иди, говорю, и иди

к чёрту!

Уж я ль не истратил в ночи

пыла:

Я был тебе воздух, опять

луч же!

В постели с тобой хорошо

было,

Но всё же на воле — поверь! —

лучше!

«Ах» и «Ох»

Опять, филеями

маня,

Вы плоть слезами

лупите:

«Ах, вы не любите

меня,

Ах, вы меня

не любите!»

Не говоривший

бабам «нет»,

Бубню уныло:

«Полноте…»

«Ах, Вы забыли

обо мне,

Ах, Вы меня

не помните!»

В очах телесный

голод ныл,

Моля меня: «Хоть

с тыла выдь!»

«Ах, Вы со мною

хо́лодны,

Ах, чувствами

остыли вы!»

Не хватит жил

дариться всем,

Хоть я — не муж,

а кочет сам!

«Ах, Вы уходите

совсем,

Ах, мне и жить

не хочется!»

Из мыслей в черепе —

уха́,

Но я ли

нерабочий — во:

«Ах, Вы… Ах… ох… эх… ох…

ух… ах…

Ах…» — дальше

неразборчиво…

Ах! Ах! Ах!

Что вид звёзд мне — милей

другой вид!

Ну, а ей — в облаках

витать:

«Ах, зачем в декольте —

рукой Вы?!

Ах, ну, право, Mon Dieu,

Вы — тать!»

Я с решеньем и так

тяну ж, но

Мне ли, право — надменный

хлад?!

«Ах, и что Вам

в халате нужно?!

Ах, Вы сняли и свой

халат!»

Шёл не Ванькою

по селу я,

Словно к кошке кот —

и вдруг: «Ах!»

«Ах, не надо мне

поцелуя!

Ах, держите себя

в руках!»

Я хотел явить

удаль рифмой —

Снова прежнее

cinema:

«Ах, не трогайте,

сударь, лиф мой!

Ах, не надо бельё

снимать!»

P.S. Я управился с ней,

как с тестом!

Оприходовал

в акт бес лов!

Поначалу все «ахи» —

с текстом,

А потом — просто

«Ах!» — без слов!

«Ах, зачем Вы…»

«Ах, зачем Вы не знаете

пламенных слов?!»

Говорила она

с томным видом.

«Ах, зачем…» — деву лирикой

прямо несло:

Я такого и за год

не выдам!

«Ах, зачем вы не знаете нужных

манер?!»

«Ах, зачем вы повадками

дики?!»

С каждым словом ярился под кожей

мой нерв,

Как всегда, неизысканно —

в тике.

«Ах, зачем вы смущаете странностью

поз?!»

«Ах, зачем вы глядите

престранно?!»

Но тому, кто не в силах выдерживать

пост,

Ни к чему объясняться

пространно!

За страданья отплаты

уже ль винам нет?!

Можно дальше на серость

пенять, но…

«Ах, где платье моё?

Ах, уже вы на мне!»

«Ах! Ох! Ух!» — Вот теперь всё

понятно!

Ах, зачем же ты…

Мне желание —

выше благ,

Я созрел —

правда, верь!

Но зачем же ты

вышибла

Мной закрытую

дверь?!

Вновь трудиться,

увы, полам!

Плоть и мысли,

зверей!

Ах, зачем же

ты выпала

Из разбитых

дверей?!

Никакой больше

выгоды

От похода

в «забой»!

Ах, зачем же ты

выходы

Перекрыла

собой?!

Без конца в гости

просит лаз,

Каждый холм шепчет:

«Взгладь!»

Ах, зачем же ты

бросила

Убивающий

взгляд?!

Вкруг телес мысль,

устав, вилась —

Вот он, искуса

плод!

Ах, зачем ты

уставилась

В истомлённую

плоть?!

Ах, как страсть ЕГО

выгнула —

Хоть штанишки меняй!

Ну, зачем же ты

«вы»кнула

Персонально

в меня?!..

Ах, какой мы с тобой были парой…

Ты истёрла меня в пыль опарой,

Я тебя раскалил добела!

Ах, какой мы с тобой были парой,

Ах, какою при мне ты была!

Как усердно ты сено месила —

На такой хоть всего себя страть!

Ах, какая жила во мне сила,

Ах, какая жила в тебе страсть!

Я — пацан пред тобой в смысле толка,

В понимании дела — не слов!

Ах, чего мы не делали только,

Ах, куда нас с тобой не несло!

Если б всё хоть на миг возвратилось —

Я б за день сдал десяток годов!

Ах, какой ты во мне возродилась,

Ах, как я возрождать был готов!

P.S. Вот бы в прошлое — лодку да парус!

Сознаюсь, от восторгов дебел:

Ты мне Богом дана была в пару,

Я был Чёртом дан в пару тебе!

Белый танец

Был объявлен

танец. Белый.

Я буквально

в стену втёрся:

Я ведь — юный,

я — неспелый,

У меня — ни мышц,

ни торса!

Я ль на сцену вылез?!

Брал ли

В плен девиц —

эк, вы хватили!

Но меня, увы,

избрали!

Но меня, увы,

схватили!

Я ли против всяких

танго,

Или против

разве вальса?!

Только не с подобным

танком —

Я ли трелью

разливался?!

И не говорили,

чтоб там,

Мол, полезны

массажи нам,

Я был сдавлен, сломан,

стоптан,

Этой грудой

мяса с жиром!

Словно коврик

полотняный,

Я был волочён

по полу:

Полоумный,

полупьяный,

Полутруп, а жив —

так полу!

Я теперь подобных

зданьиц

Сторонюсь, как Бог —

Адама:

Белый-то он — белый,

танец,

Только кто в том танце —

дама?!

Бесконечное прощание

Твой мозг — что уши:

как дыра!

Мне нож —

обряд, но

Сто раз прощаюсь

каждый раз,

А ты —

обратно!

Хоть в петлю от тебя —

ад, Dieu!

Даёшь

ножей уж!

Я говорю тебе:

«Adieu!»

А ты —

на шею!

Дрожь пальцев — не твоя

вина ль?!

Ад —

из «мочала»!

Я говорю тебе:

«Финал!»

А ты —

сначала!

Мне ль шалунишкой быть

у мисс

С тобой,

липучей?!

Я говорю тебе:

«Уймись!»

А ты —

лишь пуще!

Поднять на плоть твою

и дух

Я хлипок руку!

Я говорю тебе: «Иду…» —

Пошли по кругу…

В прошлом — прошлому место

Стоит прошлое месс-то?!

В прошлом — прошлому место!

Всё — довольно постели

И разорванных плев!

Оттравилась баланда,

Я отставку балам дал,

В буйстве плотском, в посте ли,

Чувства вечные — блеф!

Былью грёзы развей ты:

Отпылали рассветы,

Отгорели закаты —

Я ль, такой, восхочу?!

Тот, любви нитяной шут,

Я избыл эту ношу,

И хоть в самых соках ты,

Петухом не вскочу!

Да, там — руки, там — ноги,

Что с ума сводят многих,

Да, там груди — Дианы,

Афродиты — филей!

И стремит члены в высь тыл!

Да вот только я выстыл,

И не мяты диваны

От твоих дефиле!

Нет тебя, прежде милой:

Жизнь есть жизнь, а не «мыло»!

Безутешные с лова —

Те кусты, те леса!

Ветераны порока,

Расплюёмся с порога!

«Тьфу!» — последнее слово! —

На твои телеса!

В экстазе соития

На сверку зовите явь —

Любой, факты сверь:

В экстазе соития —

Я истинно зверь!

Ни слова не скажется:

Даю с потом ной!

Немыслимым кажется,

Что ты — подо мной!

Трясётся могуче ствол!

Не лгу — так, как «Ой!»:

Какое могущество!

Огонь-то, какой!

В цель, влага истока лей!

Пружиня диван,

Я горд — я ж из токарей,

А ты — из Диан!

Вновь разуму — час темнеть!

Всего задарив,

За что это счастье мне?! —

Увы, за тариф!..

В этот день 8 марта

От дворян, изыском дальним,

Мне ль иметь язык скандальным?!

Как же я дошёл до мата

В этот день 8 марта?!

Всё — в цветах, в улыбках, в шутках!

Член извёлся в страхах жутких:

Я ж от страсти к деве матов

В этот день 8 марта!

Грудь ли, меж грудями мыс ли —

Декольте сбивает с мысли!

Я ж один всем феям мал-то

В этот день 8 марта!

Я стенаю и вздыхаю,

Я от страсти издыхаю,

Ну, скажи: «Хочу!» сама ты

В этот день 8 марта!

Я ли бабам Ирод ныне?!

Пью за вас, мои родные!

Пусть и мал — но зол комар-то:

Всех давай 8 марта!

Вам возвращая Ваш портрет…

Вам возвращая Ваш портрет,

Я вспомню слёзно прежний вид!

Меня осталось — на спор! — треть:

Что ж, коль из жил верёвки вить!

И что мне девичья плева,

Которой я не допознал?!

Отныне, детка, я плевал

На променады допоздна!

А ведь какие грёзы были,

Когда мы сблизились — почти!

Но, пьян от мыслей изобилий,

Я ложе лишь собой почтил!

Я возвращаю этот дар,

Я Вас в ночи уже не жду,

Не в силах перенесть удар,

Поскольку не был ног между!

Я был для вас лишь негра зам:

Нет в мире, ниже этих, цен!

Не стройте больше мне глаза,

И не закатывайте сцен!

Я аж выпрыгивал из ванны,

Я мысль на чувство променял!

Был чист диван, был вечер званый —

А Вы забыли про меня!

Я был красотам Вашим фон,

Не испытав на пару чувств!

Берите ж Ваш портрет — и вон:

Я за себя не поручусь!

Ведь Вы до того восхитительны…

Ужель Вы сберечь

восхотите льны?!

Я ж сделался словно

дебил:

Ведь Вы до того

восхитительны,

Что вид Ваш мой разум

добил!

Потупьте ли взор

свой, блесните ль ним —

Уже не забиться

в лета:

Ведь Вы до того

соблазнительны,

Что хоть из штанов

вылетай!

Уже не несу

прилагательных

Всем прочим девицам

в презент!

Ведь Вы до того

привлекательны,

Что хоть одевайся

в брезент!

Шуршаньем мозги

зашугайте, льны!

Грузите соблазнов

вагон!

Ведь Вы до того

зажигательны,

Что так бы и прыгнул

в огонь!

Идите, трухлявые

принцы, «на»:

Ну, вам ли с «мизинцем» —

в «забой»?!

Богиня! Диана!… Но,

блин, цена —

Уж лучше бесплатно…

с собой!

Видно, очень сладок сахар тел…

Видно, очень сладок

сахар тел:

Весь в любви, и на манер

ужа с ней,

Я тебя ужасно

захотел,

Ну, а ты меня — ещё

ужасней!

Сколько я в постелях

девок гнул —

А как будто жизнь меня

постила!

Я б в тебя Его

хоть где воткнул,

Ну, а ты б Его хоть как

впустила!

Ум, объятый жаром,

дал утрат!

Воля штучно каждый нерв

сдавала!

Я б с тебя не слез

и до утра,

Ты б из-под меня

и не вставала!

Страсть ведёт меня за куст,

за лес,

Мысли, как плетьми,

поколотила!

Я в тебя с ногами бы

залез,

Ты б меня с ногами

поглотила!

Даже глаз от страсти

запотел!

Плотский грех, дубину

над чертой вскинь!

…Я тебя чертовски

захотел,

Ну, и ты мне отдалась

чертовски!

Влекущая, зовущая, манящая…

Мысль хватаю

за уши я:

Всё, нашёл, что

искал:

Ты — такая

зовущая,

Как сирены

у скал!

Присмотрел

к ловле кущи я —

Вот

куда б в ватте плоть:

Ты — такая

влекущая,

Как удава — тепло!

Мой ли плуг

не манит наяд?!

Он бы

по полю — сам!

Ты — такая

магнитная,

Как Земли

полюса!

Снова мыслью —

при чаще я,

Там, где кроется

плод:

Ты — такая

кричащая,

Как голодная

плоть!

Всё: разбужен,

Маняша, я —

Рвутся ниткой

тросы́!

Ты — такая

манящая,

Что держитесь,

трусы!

Внезапное желание

Опять зовёт к делам девиц

любой вид,

Манит — поди, как горняка —

забой!

Внезапно так захочется

любови,

Что хоть снимай штаны — и сам

с собой!

В глазах — огни, какие там

пастели!

Любой намёк на плоть

невыносим!

Внезапно так захочется

постели —

Хоть всех святых

из спальни выноси!

Ужель себя терзать

часами снова?

Где взяться силам от капуст

и брюкв?!

Внезапно так захочется

мясного,

Что чудом лишь не выскочишь

из брюк!

Девичья плоть, тряпичный,

задери щит!

И пусть багрянцы на щеках

густы,

Внезапно так захочется

дырищи,

Что хоть беги подыскивать

кусты!

Водки девку дайте мне!

Адом

не опалите кед —

Хватит вам

о политике!

Стал я от ваших

тайн темней —

Лучше уж бабу

дайте мне!

В мыслях о моргах

с трупами

Я навсегда

сотру помин!

Всё, что хотим,

нам даст уют:

Ну, например,

мордастую!

Я от напастей жив

едва!

Пусть моё поле всегда —

е-два,

Я у врат чувства,

как тол, стою —

Дайте мне только

толстую!

Хватит катыней

с ярами —

Будем в постели

яры мы!

Есть у мальчишки

вкус таки:

Девку, вина

и кустики!

Что мне помоев

пиршество?!

Что обличительных

виршей «ствол»?!

Без речевого

градуса

Просто живи

и радуйся!

Правды не скрыл

за маску я:

Всех вас продам

за Машку я!

Больше почтенья

к дате нет —

Водки и девку

дайте мне!

Вожделение и наваждение

Числом жертвы рук моих многи

Но вдруг, средь бесчисленных груд:

Её — ну, на зависть всем — ноги,

Её — для бесчинства лишь — грудь!

Нет равных желанной, богине —

Вот кем Бог в раю б угостил!

Все грёзы мои — о вагине,

Где я раз от разу гостил!

Пусть нудно за грех отдуваться —

Подобных такому, мне б рать!

Как дева могла отдаваться,

И как я умел её брать!

Кому-то мой искус — что похоть,

Но вот им ответ, всех честней:

Ты мне посулить сто эпох хоть,

Взамен пожелаю час с ней!

Вокруг да около

От чувств — буквально полу таем!

Но вновь упрямо

«Вокруг да около» плутаем,

А нет бы — прямо!

Ну, нет бы — стать змеёй и змеем:

Ведь в соках — дейте!

И можем быть собой — и смеем! —

А всё, как дети!

Уже в трусах давно намокло,

Уж в брюках — тесно,

Уж рок завис, как меч дамоклов —

Ну, нет бы, честно!

От слов, что ни к чему находим,

Не грохнуть толу!

Ведь мы опять кругами ходим,

И очи — долу!

Творили языков помол час

Слова пустые!

И вот тебя без звука, молча,

Тащу в кусты я!

Восхищение предметом восхищения

Я — этим меч, тем,

Но теперь ли

до лоску-то,

Когда

на мечте —

Ни шнурка,

и ни лоскута?!

Падёт

скоро лев,

Тот, кто «Нет!» лишь

в ответ давал:

Таких

королев

Я ещё

не отведывал!

Я в брюках —

а наг,

Как какое

дерьмо в очках!

Какая

она…

Не сказать, чтоб

Дюймовочка!

Топчусь —

пол меняй!

Где тут тексты

речей твердить!

Там грудь —

в пол меня,

Ну, а попа —

в три четверти!

Такую

поднять

Не под силу

и крючнику!

Кому ж

и подмять,

Как не скважинам

ключнику?!

В отставку,

делец!

Всё, теперь

не до месс, отцы:

Ведь этих

телес

Мне достанет

на месяцы!

Вот Вас бы на одну неделю!

Я ищу — не найду

нигде люк,

Тот, в котором бы опустел!

Вот бы Вас на одну

неделю

Еженощно — к себе

в постель!

Главный орган ревёт

органом:

Хоть под стол её! Хоть

на стол!

Если в первую ночь —

арканом,

То потом — как забег

«на сто»!

Для Него не сплели

канатов!

Зная вкус девиц

и вкус вдов,

Я бы Вас обслужил,

как надо —

Уж, поверьте певцу

кустов!

Той щели — что

за напасть, тигли!

Наступил твой час,

«винторез»!

Вы, я вижу,

меня постигли:

Вам самой мой «штырь» —

в интерес!

Дураки

с неба

манну «делют»,

Умных чувства огнём

секут!

Вы пришли —

и не на неделю,

Но не будем терять

секунд!

Вот ещё не знал заботы!

Вот ещё не знал заботы!

Говорят: «Хорош собой ты!

Но нужна хозяйка дому,

Мать и верная жена!

Хоть кобель — и с давних пор ты —

Сколько ж можно девок портить?!

Жертвы несть кончай кондому!

Вон ещё, наряжена!»

Я ж в колхозе — первый парень,

Бабам — что холопкам барин,

Пал — и мне ночами бдится,

Не спасёт ни Бог, ни Бес!

Кану я, как все мы канем,

Лишь стрельни — и тут же, камнем,

Я, загубленная птица,

Упаду к ногам с небес!

Мне б другую влечь — не ту же,

А петля всё туже, туже!

Мне бы свету, мне бы свиту —

Плачь, Ивашка, лепет для!

Хватит двигать речи, воя —

Не обманешь ретивое!

Хороша погибель с виду,

Но петля и есть петля…

Вот и веруй в любовь!

Ты влюбилась в меня — уж, какой тут смешок!

Откопала нелепых достоинств мешок!

Я тебя убеждал — проще было лупить! —

Что, такого меня, невозможно любить!

Я тебя убеждал, что донельзя я плох,

Я искал даже несуществующих блох!

Ты и слушать таких не хотела речей:

Для тебя даже мат — животворный ручей!

Я напрасно старался, крича и свища —

Ты размякла в любви, как под солнцем свеча,

Ты оставила честь — так постельный люб бой,

Вся готовая прямо на подвиг любой!

Да, в утиль меня, видимо, рано сдавать,

Коль ты счастлива даже пылинки сдувать!

Я — один! Всех других для тебя просто нет —

Лишь бы рядом лежал на одной простыне!

На меня ты готова молиться — вот так!

Вон — приличья! Вон — гордость! Вон — стыд! И вон — такт!

Ты убита любовью шальной наповал —

Ладно, если б я сам тебе чушь напевал!

Лето! Осень! Зима! — Не в одном мае так!

Вот и веруй в любовь — а она маета!

Я бегу от тебя! Я дрожу из-за штор!

Вот и веруй в любовь — это ж чёрт знает, что!..

Вы — точно то…

Вы мнили, что от страсти я паду, мол,

Но для рассудка нет ни стен, ни штор:

Вы — точно то, что я о Вас подумал,

А я подумал то, что Вы — ничто!

Зря попка мысли цену набивает:

Не больше — квинтэссенция всех дам,

Вы — точно то, точнее не бывает,

А я — поклонник точности всегда!

P.S. Эх, подкачал в критическом турне я —

В «верхах» произошёл обрыв струны:

Увидев ВАШЕ ВСЁ, я стал дурнее

Всех вместе взятых дураков страны!

Вы вся — из воздуха и света…

Ищу спасенья, вод, совета —

Так жар любви меня донял!

Вы вся — из воздуха и света,

Вы вся — из радужного дня!

В глазах темно от вида коек!

За муки — счастьем Вам плати!

Вы — просто чёрт-те что такое,

Вы — просто ангел во плоти!

Не я Вас день и ночь клепать рад,

К уму взывая: «Не покинь!»

Вы — не иначе — Клеопатра,

Вы — ненасытность всех богинь!

Держусь за член, хлебнув кофея —

И сам удаву в пасть иду!

Вы — божество, русалка, фея,

Вы — королева грёз и дум!

P.S. Мозги стремительно пустели:

Любовь — и дар, и кара лет!

Вам королевой быть в постели —

Тьфу, при таком-то короле!

Вы мне нужны…

Пусть круг фортуны тех повертит,

Кому любовь — седьмая пядь.

А я нуждаюсь в Вас, поверьте,

Как в колесе под цифрой «пять»!

Не вырываю жилы с кровью,

И не срываю банка с нег.

Вы мне нужны — да-да, не скрою —

Как этот… прошлогодний снег!

На правду, опыт дней, права дай:

Юдоль мужская — рокова,

Вы мне нужны — к чему бравада! —

Как… от жилета рукава!

В любви, продажной и поточной,

К виску не клеится наган!

Вы мне нужны — и это точно! —

Как зайцу пятая нога!

Нет от ножа рубцов на венах,

Расплетена былого вязь.

Теперь Вы знаете наверно,

Насколько я «нуждаюсь» в Вас!

Вы мне… А я…

Я — куртуазный Арамис ли?!

Пардон, другим я даден Вам:

Вы мне — про чувства, и про мысли,

А я — про койку, да диван!

Я грежу лишь девиц сопеньем,

Былая блажь взялась быльём!

Вы мне — про Моцарта с Шопенем,

А я — про фокусы с бельём!

Любовный кровосос, пей рану!

О, Зевс — ты мной в примеры взят!

Вы — про per os мне и per anum,

А я — по-русски: «в рот» и «в зад»!

Завидуй, Свесившийся с тучки,

Суля уныло хлеб с вином!

Вы мне — про всяческие штучки,

А я — про них же, но в ином!

P.S. Теперь уж я на Вас в обиде:

Наскучил речью я-де Вам!

Вы мне одно «Даёшь!» вопите,

Терзая старенький диван!..

Высокое и плотское

Поздно на чары филеев

злиться —

Сивку катает крутая

горка!

Дайте хоть с чем-то полезным

слиться —

Стыдно себя избывать,

и горько!

Мне бы поднять теперь

с тела тело —

Дело на теле, конечно,

вещь, но

Я бы такое вам

сделал дело —

Вы бы меня вспоминали

вечно!

Я истираю

глазами небо,

Жалкий не духом, а только

видом!

Лишь оторваться от сиськи

мне бы —

Я вам такую работу

выдам!

Пусть источили словцом

не мёд вы —

Хоть разъяснили, а мог

понять сам:

Сколько живому считаться

мёртвым —

надо б из гроба уже
подняться!

Не обратится добро

во зло вам:

Не увлекая стезёй

обманной,

Я оделю Вас не Божьим

словом!

Я завалю вас

не с неба манной!

P.S. Кто-то накаркал, должно,

под руку.

Скорбно признаю, от правды

ёжась:

Я оделил лишь собой

подругу.

Я завалил — но опять

её же…

Выходи за меня замуж!

Я, как печь, раскалён

сам уж —

Хватит нам отирать

стенки:

Выходи за меня

замуж,

Стань княжной для меня,

Стеньки!

Не затем, чтоб тебя

лапать —

Мои мысли куда

чище!

Не какой-нибудь я лапоть —

Я спущу на тебя

тыщи!

Я одену тебя

в кожи,

Я тебя наряжу

в перья,

Станем мы во дворцы

вхожи —

Вот какой у тебя

перл я!

Раз назвался таким —

будь ним,

И Коньком-горбунком —

оземь!

Я на праздник сменю

будни,

Перекрашу в весну

осень!

Я тебя в «Мерседес»

всуну,

Я «Шанелью» тебя

сбрызну!

Я ж тебя изменю

всю, ну!

Русь, от бабы моей —

брысь, ну!

P.S. Мало проку в словце

лестном,

Если ты говоришь

«ложить»!

Ну, пора по дрова

в лес нам —

Я пойду, запрягу

лошадь…

Где невестушки, где вы…

Где невестушки,

где вы —

Без лоханных

дырищ?!

Где нормальные

девы,

Не из ведьм

и дурищ?!

Не страдая

по прочей,

Я в утиль грёзы

свёз:

Мне чего бы

попроще —

Не из писаных

звёзд!

Ухажёрской

и страдной

Всякой, правда

за мной:

Мне б не дивы

эстрадной,

Мне бы девы

земной!

Что отхватишь

нирваной —

Много лучше

быль лап!

Мне не надо

нерваной —

Лишь не шлюхой

была б!

Холостой —

на весу — чин,

Оттого —

вой в сонет:

Или я

невезучий,

Иль таких

вовсе нет?!

Где сожаление, где жалость…

Где сожаление,

где жалость,

Где даже грусть —

к чему она?!

У Ваших ног мне

не лежалось —

Я больше всё

не «у», а «на»!

Любовь — не только высь:

без дна ж — как?!

Но так как дол Ваш

тайно взрыт,

Вы после плакали,

бедняжка,

Да безутешно так!

Навзрыд!

«Как это подло, низко,

мелко!

Я как о стену, бьюсь о стыд:

Вы ж развлеклись со мною

мельком,

Успев к утру совсем

остыть!»

Да, вынимая «кий

из лузы»,

Оставив Ваши

этажи,

Я Вас лишил-таки

иллюзий —

Печально, только

это — жизнь!

Я, мастер мерить с разных

поз дно,

Лишь в преисподней

мест жду, но

Уж если падать в ноги

поздно,

То может, стоит —

между ног?!…

Где ты сейчас…

Где ты сейчас? С кем? И кто

плейбой тот,

Что обживает c былой

плевой дот?

Чьи по тебе разгулялись

длани?

Что за сохатый отведал

лани?

Вызнал немало

к тебе путей я!

Кто ж тебя хочет

теперь, потея?

Кто с тобой — ночью, и даже

утром?

Кто там шурует в провале

утлом?

Тот, под кого ты сейчас

подлезла —

Как он устроил с тобой,

подлец, лад?

Как он тебя завалил

на койку?

Может, тебе посулил,

какой куш?

Кто там искуснейший спец

по дамам?

Кто там на Еву залез

Адамом?

Кто там тобой овладел

на ложе:

Много ли старше тебя?

Моложе?

Кто там тебя отыметь

имел честь?

Кто тот, кто членом слона

не мельче?

Сердце заходится в нервном

стуке:

Кто тебя вертит

на этой штуке?

С кем ты, под чьим волосатым

телом,

Делишься дыркой, в какой он

дел лом?

Кто в тебя входит метровой

палкой?

Кто там гуляет мясистой

балкой?

Где ты сейчас, под каким

бугаем?

Я этой мыслью до слёз

пугаем!

Нет бы, сказала: да ты,

в бреду, мол,

Эту неправду сам

и придумал…

Где ты теперь…

В очередную «расщелину» «посох»

дел лишь —

И сдался мыслям: дела мои —

драма им!

Где ты теперь, и с кем ты сегодня

делишь

Ложе, которое было

вчера моим?!

Я, кто грехами давно — не телок

при мамке,

Будто к чертям размышленьями

волю дел:

Кто унаследует ночью

твои приманки,

Кто заберёт во владение

твой удел?!

Бренные мысли протёрли до дыр

весь череп!

Я содрогаюсь, и дрожь

не хочу скрывать:

Кто будет хлеб преломлять

на твоей вечере?!

Кто тебя бросит, пылая

от чувств, в кровать?!..

Готова ль ты…

Пора уже к делам

от танца —

Постичь любовь

нельзя в белье!

А ты готова мне

отдаться?!

А ты уже

дезабилье?!

Зовут меж ног леса

и шахта!

Даёшь горячей

паре жим!

Я пел романсы —

вот ишак-то!

Так как с делами

порешим?!

Нет, у тебя —

со зреньем туго:

Ведь я от страсти —

полунегр!

Что мини мне?! — Ты дай

не ту голь!

Дай неги — хватит

полунег!

Я вспомню на тебе

годов ад,

И то, как пламенно

тру дам!

Ну, вот: морально ты

готова —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.