электронная
119
печатная A5
396
16+
Иллюзия жизни. Одержимость

Бесплатный фрагмент - Иллюзия жизни. Одержимость

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-7576-1
электронная
от 119
печатная A5
от 396

Благодарность

Благодарю свою семью и друзей за веру в меня, поддержку, бесконечную, безусловную и взаимную любовь!

Спасибо, что вы есть!

Посвящается

Посвящается другу сердца Анастасии Долматовой, ниже приведено её письмо Автору.

Ты обладаешь волшебным магнетизмом, который притягивает души и сердца, события и встречи. Пусть твой «магнит» притягивает только хорошее, светлое и чистое.
Перед тобой и вокруг тебя открыто много дорог. Пусть по любой, которую ты сама выберешь, ты идешь уверенными шагами. Ведь чтобы достичь цели, нужно точно знать чего ты хочешь. Поэтому ты всегда знаешь, чего ты хочешь и уверенно это достигаешь.

В тебе есть неповторимая теплота, душевность, совершенно искренняя «настоящесть». Оставайся всегда именно такой, несмотря ни на какие бури и внешние обстоятельства. Пусть твой внутренний свет также ярко освещает мир, людей вокруг и греет самых близких.

И пусть твоя чуткая женственность и хрупкая ранимость будут не «за стеной», а под заботой и защитой любимого и любящего человека, который будет любить тебя за то, какая ты есть, настоящая и искренняя.

Happy birthday, my darling. Let God bless U. Love you very much.

Обнимаю,

Анастасия

Возвращение

«…а я и сейчас тебя люблю, только дело уже совсем не в этом»

Х. Мураками @ Охота на овец

— Сегодня уже 21 Июля.

— Вот именно, засранец, ты где был, где пропадал так долго? Оставил меня в самый сложный момент, друг называется, это были мучительные несколько дней, пришлось Дневничок писать, а он не коммуницирует и не комментирует. — Улыбается ему, радуясь долгожданной встрече.

— Вся любовь за 20 секунд. Я тоже очень скучал.

Он приходил к ней каждый день, как верный пес, чтобы просто побыть рядом. Раздираемая душевными переживаниями, она была благодарна за эту поддержку, не требующую ничего взамен, не осуждающую и порой достаточно молчаливую. Боль или радость лились неудержимым потоком, мало кто мог справиться с напором. Он был предан ей. Она отвечала ему взаимностью.

— Хорошо, что вернулся.

— Как ты?

— Нормально. Думаю написать ему.

— Зачем? Я против. Ты, конечно, что хочешь — делай, но для меня он козел и не надо пытаться меня убедить в обратном.

— Я тоже виновата… — улыбается, серьезничает, умолкает.

— Ты знаешь мое мнение.

— Знаю. Музыка спасает меня! Но чтобы не происходило, я думаю и говорю о нем и, честно, мне эта иллюзия жизни уже изрядно надоела! Реальность меня привлекает гораздо больше и, в принципе, только она меня и интересует. Так хочу его отпустить…

— На самом деле?

— На самом деле не хочу.

— Поэтому и не особо получается.

— Надо?

— Надо!

— Надо. Очень надо. Мне надо. Ему надо.

— Вперед надо.

— Свобода. Жизнь.

— Вопрос тебе!

— Да?

— Почему сейчас?

— Я не была готова узнать, чем все закончится, хотелось еще немного пожить надеждой.

— Чем же он так зацепил тебя?

— Только с ним я чувствовала себя Женщиной. Невероятные ощущения, неповторимые, необыкновенные, пугающие, ни с чем несравнимые. Я долго пыталась себе это объяснить и единственное, что я могу сказать — это обретение себя. Да, это была я, настоящая я, когда он был со мной. Хотя это длилось минуты. Он не особо меня баловал. Даже, находясь рядом, он отсутствовал большую часть времени. Думаю, я напугала его своей прямотой, напористостью и искренностью, в эти минуты я не была самой собой, так что не удивительно. Не имея, я так боялась потерять, что и произошло. Великий Уильям Шекспир писал: «Любовь бежит, от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит — бросается на шею».

Невозможно владеть или обладать кем-то, можно привязать к себе хитростью, манипуляциями, ложью, но рано или поздно эта иллюзия развеется для обоих и придет осознание, что вы украли друг у друга истинное счастье, а где-то вас ждали ваши родные души. В любом конфликте всегда виноваты все задействованные стороны, неправильно было бы винить кого-то одного, даже если сторон всего одна, и мы говорим о внутреннем конфликте души и эго.

— Как в той песне: и люблю и ненавижу.

— А ведь все очень просто по сути: надо принять его выбор! — смотрит исподлобья.

— Даже с папой я согласна, а с ним не получается, может потому, что там выбора нет, а здесь есть.

— Неопределенность здесь есть. Гештальт не завершен.

— Со временем эмоции только усиливаются.

— Что это такое за нашествие… — обрывает, не давая закончить.

— Еще одно — мой эгоизм, ни больше, ни меньше.

— И сейчас!

— Прости меня, пожалуйста, прости… говорю и не верю. Просто, хотела бы его не знать. Чему же я должна научиться в этой жизненной ситуации!? Не могу понять. Господи, помоги мне, пожалуйста. Помоги, пожалуйста, что я должна понять, дай знак!

— Не форсировать события!

— Быть девочкой? — улыбается.

— Не инициировать!

— Я бы сейчас с удовольствием синициировала твою дефенестрацию.

— Это ты можешь! — смеются.

— «Согласен с тобой!»

— Это еще что? О чем ты? Кто с кем согласен?

— Он написал. Возможно, здесь все просто: мы на самом деле не готовы к каким-то серьезным отношениям, такой ответственности. «Согласен с тобой!» И снова мне этого достаточно. На душе комфорт и покой. Нежно и бархатно мягко, — вздыхает, — или это его согласие так влияет на меня, принимая и осознавая всю абсурдность, он позволяет мне просто быть слабой.

— Забавные вы, женщины: сами спросили, сами ответили. Можно вообще молчать и лучше ничего не говорить, главное — слушать внимательно.

— Но вопрос обязательно последует и может быть задан в любой момент, и надо быть готовым на него ответить. Все относительно.

— Для счастья тебе нужен «твой мужчина».

— Интересная трактовка, даже странно, ранее не употребляла это словосочетание в своей речи: «мой мужчина». Много время прошло до тебя, мой мужчина.

— Привыкай.

— Знаешь, а ты ведь абсолютно и безусловно прав. Возможно, это полнолуние… или время еще не пришло. Состояние глубокого душевного смятения. Тяжело, сложно, но временно.

— Надо расслабиться и отдохнуть.

— Очень хочу спать, но устала настолько, что мозг гудит. Мой мужчина… или это потому, что я не чувствую себя женщиной? Только с ним, только с ним я чувствую себя женщиной. Не самодостаточная я.

— Надо как-то решить этот вопрос.

— Да, можно, как это не печально, утверждать: я не чувствую себя женщиной.

— Вот и новая задача.

— Я женщина. Я женщина. Я женщина. Я женщина. Я женщина. Я женщина.

— Боюсь, этого не достаточно. — Смеются.

— Читаю семейного психолога и понимаю, что воспринимаю себя, как жену, а его, как мужа. И делюсь с ним каждый день, открываю ему свое сердце искренне каждый день, как мужу, и стать ему другом сердца желаю или быть. Абсурд.

— Не нужна ему ни ты, ни, тем более, твое сердце. Не достоин он тебя. Его больше нет, это была иллюзия твоего изголодавшегося разума. Есть ты и реальность, — вопросительно и с огромным удивлением на лице он смотрит на нее в ожидании объяснений, но их не следует.

— Спасибо, ты всегда умеешь подбодрить, вдохнуть жизнь. А ведь все они уходили с этими словами: я тебя не достоин. Хитро.

— Интересно, чем вся эта история закончится?

— Счастливый будет у нее конец или…

— Или встретитесь online или offline и разойдетесь навсегда!?

— Время решит.

— Любовь… а может она уже прошла, есть же у нее какой-то срок давности. Люди говорят.

— Люди многое говорят. Любовь не может перестать. Она либо есть, либо ее никогда не было. Пройти может влюбленность, страсть может закончиться, отношения себя изжить, хотя я в это не верю. Но только не любовь. Ведь ты и представить себе не можешь, чтобы прошла материнская любовь, верно, чтобы не происходило, чтобы ребенок ни творил, как бы ни вел себя. Мать всё равно всегда будет принимать его таким, какой он есть и любить его всем своим сердцем. Настоящая искренняя безусловная любовь.

— Материнская любовь. Или болезнь разума? — саркастично.

— Разговаривала с иностранцем по работе, назвал меня динозавром, не поверил, что еще есть женщины, заботящиеся о своем целомудрии.

— Целомудренная ты наша, хотя 10 лет простоя, это… откровенная глупость!

— Ну, по правде сказать, все было не совсем так. Пару раз мы с девочками выходили в свет проветриться, чувства освежить.

— Интересно, и чем эти проветривания заканчивались?

— Сложно сказать, особенно, когда контактируешь с социумом раз в год-два, но одно было весьма ярким и запоминающимся. Помню, как-то раз в баре, было шумно, весело и очень много алкоголя, как говорит моя знакомая — мещанское счастье. Волосы выкрашены в блонд, розовые пухлые губки, блестящие глаза, красная кожаная куртка и полная раскрепощенность — невозможно устоять — бери, не хочу. Никаких внутренних оков и какой-то парень в тамбуре уборной. Ни имен, ни багажа, ни обязательств, ни прошлого, ни будущего, лишь его горящие глаза, кричащие: я должен взять тебя прямо здесь и прямо сейчас. Один взгляд, один миг, безумная страсть и незабываемые долгие и невероятно жаркие поцелуи; его нежные руки, обвивающие мою шею, впивающиеся в волосы. Адреналин в чистом виде. Полная перезагрузка.

— И чем все закончилось для вас в тот вечер?

— Так и закончилось, стук в дверь и мы разлетелись в разные стороны без оглядки, как снежинки на ветру. Я была с Игорем сегодня, ночевал у меня.

— Развратная женщина.. Опять? Вы же расстались или я что-то пропустил!?

— Да. Снова. Все сложно. Вот сейчас у меня состояние, словно я готова его отпустить и очень хочу это сделать.

— Не ври себе!

Красное сухое

Просто его душа мою позвала, а для чего, не знаю, и я застряла в этой иллюзорной реальности, которая уже давно закончила свое существование, но только не в моем воображении.

А что есть жизнь? Иллюзия, созданная чувствами, искаженная интерпретация несуществующей реальности, не более. Вот что живет по-настоящему, так это одна любовь, и та не более, чем сгусток энергии, как и все мы.

— Почему? По-че-му? Мужчины, не понимаю я вас. Мы ведь все люди и со всей нашей половой разницей в психологии в итоге все хотят только одного: любви и верности, взаимной любви и преданности.

— Не все сразу. Постепенно.

Она выбирала мужчин слабее себя, чтобы потом подчинить, словно, пытаясь, каждый раз отомстить отцу за его отсутствие, он ей и вовсе не достался, ни частично, ни почасово; или отчиму за бесконечный страх перед сильными мира сего, он не стеснялся доказывать на ней свое превосходство. Избранники соответствовали ее идеалу по тем или иным качествам, но силой воли, силой духа она побеждала. Подчиняя себе очередного возлюбленного, интерес пропадал, цель была достигнута, на сегодня она отмщена. Не подчиняя, встречались и настоящие мужчины, сильнее ее, она страдала и капризничала, как маленькая девочка, будучи не в состоянии контролировать свои эмоции.

— Я рождена такой. Быть сильной. Как сказал однажды Батюшка во время чаепития в Воскресной школе: если вам дана сила, вы не имеете права не использовать ее. Именно, не используя все свои ресурсы, ты не сможешь выполнить свою миссию на этой земле.

— А еще ты можешь быть достаточно беспощадна и будешь, если тебя задеть, как гремучую змею, иногда лучше стороной обходить. А можно распространять любовь на все живое, коей в избытке, и взаимно получать.

— Выбор. Мы постоянно перед выбором. С кем говорить и как…

— Жизнь это и есть сам выбор.

— Слово любовь превратилось в пошлость, средство манипуляции и проблему, в решение которой никто не верит. Любовь самодостаточная по своей сути, а вот если ее нет, то здесь и появляются постоянно растущие требования, потребность в доказательствах виртуальной любви через материальную призму, что явление частое и наиболее безобидное, — погружается в мысли.

— Надо купить кусочек говядины, вымочить ее в красном сухом и вкусить томно это блаженство под бокальчик cabernet-syrah или pinot noir, что скажешь?

— Да, под вино вообще хорошо думается, вдохновенно.

— И музыка! Она решает.

— Спасает в те моменты, когда муза немного отдалилось на неопределенный срок.

Одни пишут, что надо делать то, что никогда не делал, чтобы получить то, что никогда не имел. Другие утверждают, что надо найти, реализовать себя и заниматься тем, что делает тебя счастливым, счастливым твой путь в этом мире. Остается вопрос, как эти полярные мнения объединить, найти золотую середину, закончить эти «качели», найти баланс. Словно чаши двух весов, каждая из которых постоянно пополняется новым знанием и опытом. Жар сознания и озноб тела.

— Дочка уже совсем взрослая. Мне нужна пара. Да, и, определенно, вторая будет девочка. Дочка. Блондиночка голубоглазая… или рыженькая. Или нет. И он не выходит из моей головы. Как? Как, скажи мне, можно не думать о нем!? В ушах — его музыка. В голове — воспоминания о нем. Перед глазами не состоявшийся ужин. На коже — его прикосновения. На губах его поцелуи. На лице — его улыбка. Память заполнена им, и пусть это всего лишь иллюзия, я еще не готова расстаться с ней, еще не готова к предстоящей пустоте. И пусть это самообман, он помогает мне дышать и быть счастливее. А может, я просто боюсь счастья, поэтому предпочитаю держаться за то, чего больше нет, и живет лишь в моей голове. Это риторический вопрос.

— Да. Жизнь в прошедшем времени.

Больше всего ей нравилось с мужчинами спать, особенно после рождения дочери. Только не подумайте ничего пошлого, хотя, скорее всего, вы уже это сделали, но почему это должно быть пошло, все достаточно естественно. Она любила с ними просто отдыхать. Не знаю, что это, возможно флюиды, но она моментально расслаблялась и засыпала, как младенец, у него на груди или в объятиях. Вероятно, они давали ей чувство защищенности и покоя. Мир и покой.

— Не могу перестать думать.

— Не можешь или не хочешь. Может действительно съездить, я составлю компанию.

— Картинка понемногу тает.

— Какая?

— Какая? — Изумленно, разве еще остались люди, которые не знают.

— Которая появилась, когда мы встретились.

— Вы спускаетесь по лестнице…

— ВМЕСТЕ!

— Он с малышом на руках, дочка и ты.

— Да, она исчезает. Зато мозг в попытках обмануть сам себя, находит тысячи причин и способов в секунду приехать, миллионы вариаций очередной «первой» встречи с ним, миллиарды слов-приветствий и каждый раз они абсолютно иные, в зависимости от внутреннего состояния души, настроения и уровня сытости мужского гормона и внимания извне. А знаешь, какое самое болезненное осознание — он даже не борется, он изначально сдался или выжидает, хотя, это всего лишь мои догадки, предположения, субъективная интерпретация реальности, оправдание собственных бездействий. Или же я снова думаю, что он мне что-то должен, когда никто никому ничего не должен, лишь умереть в итоге жизни, ну, или сам себе — быть счастливым, тоже хороший вариант развития событий.

Она бы хотела написать ему письмо, но не могла подобрать слова, точнее, не могла даже сформулировать мысль, которую хотела донести.

Ей часто бывало стыдно за свои поступки, они казались глупыми и бесполезными. Что во время встреч, что сейчас, вроде взрослая женщина, а думать головой и эмоции контролировать так и не научилась. Тотальное непринятие себя. Разум — для мужчин. Только чувствам доверяла. Утешало или оправдывало одно, смотря, с какой стороны посмотреть, — в ней все еще оставался жив тот ребенок, которым она родилась, глазами которого видела этот мир, ее «настоящность».

Объяснить логично можно все, безусловно, и его поведение и ее, а вот разговоров им явно не хватало. Видимо, потому что их не было.

Странные у них были отношения, хотя и отношениями-то их не назовешь. А что это было на самом деле? Мираж? «Просто хорошо провели время!»? Где-то мы это уже слышали. Она нуждалась в объяснениях, которых не могла получить. Он еще не определился в своей жизни, что ему надо, чего он хочешь, куда и с кем идет… Как зеркало, отражая ее внутреннее состояние.

Капитан судна перед выходом в открытое море задает координаты конечной точки, пункта назначения, где в итоге корабль должен пришвартоваться, у каких берегов, и координаты должны быть предельно точны, иначе, не избежать катастрофы и крушения. Когда навигация работает исправно, судно идет на автопилоте, и по морской глади и по воздушной, можно немного отдохнуть, насладиться видами, но здесь не обойтись без старпома.

Ей хотелось с ним говорить, просто говорить обо всем все время. Он все не шел, а она все ждала. Возможно, она поступила неправильно, а как правильно, а бывает правильно, а для кого правильно, но иначе она не могла. Ох уж эти человеческие эмоции не скрыться от них никуда, не убежать, не спрятаться. Пробовала — не работает. Но один способ точно есть, правда, не из легких, и войти сложно и выйти тяжело и все время занимает. А способ сам по себе простой: принимаешь решение и отказываешься чувствовать, первое время непривычно, а потом и к этому адаптируешься, просто сердце больше не чувствует, а слезы не льются, вот и все, умирает внутри человека человек. И обратный путь очень сложен и долог, а может его и не быть вовсе.

— Куда ты улетела?

— Я здесь, задумалась. — Нежно.

— Что надумала?

— Я поняла, что не имею права.

— На что ты не имеешь права?

— Я женщина, а мужчина он и только ему решать брать ли на себя такую ответственность, как семья, готовая семья со взрослым ребенком и женщиной, которая четко знает, чего хочет и кто ей нужен. Я так ошибалась, — качает головой, потупив взор, — я была не права. Хочется попросить у него за это прощение и не только за это. Он молод… хотя, честно признаться, все эти предрассудки ушли относительно возраста и прочие тоже, которыми мучила себя и использовала, как повод не быть с ним.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 119
печатная A5
от 396