электронная
360
печатная A5
428
6+
Игорёшкины рассказы

Бесплатный фрагмент - Игорёшкины рассказы

Юмористические рассказы для детей

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4483-1717-0
электронная
от 360
печатная A5
от 428

Андрей Иванович Скаржинский, прозаик и поэт.

Член Союза писателей России, член Союза журналистов России. Награждён государственными и общественными наградами. Заслуженный работник культуры России.

Неоднократно печатался в журналах «Поэзия», «Юность», «Молодая гвардия», «Свет. Природа и человек» и др.

Автор книг: «Небесное окно», «Записки кремлёвского целителя», «Главное о старом», «Разлохмаченные вёсны», «Бешеные ноги, или Танго с трюмо», «Глубина вечности», «Лечение юмором и драмой», «Следы из снега», «Без лжи», «На войне и в любви».

Книга детских юмористических рассказов «Игорёшкины рассказы» о школьнике Игорьке, его родителях и его друзьях. О его детских (иногда наивных) чудачествах, всегда приводящих к победе добра над злом, нравственности над бескультурьем.

Сам Игорёк воспитывается и совершает поступки в духе высокого патриотизма и любви к Родине. Иногда его детское сочинительство или откровенное враньё, порой с чувством юмора, оборачиваются для него неприятностями. Но итог всегда один: жизнь высокоморальна, чувство локтя товарища сильнее, чем индивидуализм. А преданность идеалам («вот как папа и мама») уважения к старшим, к своим учителям, любовь к Отчизне, желание защитить слабого, чувства сердобольности, сострадания и милосердия в конечном итоге всегда одерживают верх над временными неприятностями.

Ура, мы побеждаем!

В детстве всё возможно.

Это у взрослых то нельзя, это невозможно. Нельзя, потому что то-то и то-то, невозможно, потому что так-то и так-то. А если и можно, то тут же возникает тысяча разных причин и обстоятельств не делать этого, не браться за то, не ввязываться в это… А для детей эти «нельзя» и «невозможно» не то чтобы не существуют, нет, конечно, они о них знают, о них говорят взрослые, загибая пальцы, но ребёнок, задумывая что-то, как бы забывает обо всех препятствиях. Он живёт миром своего воображения. А там… никаких преград. Вот почему своё детство мы вспоминаем с улыбкой и удовольствием… Да, тогда всё было возможно, во всё верилось, обо всём мечталось.

А как раскручивалась наша фантазия вслед какой-то идее, какому-то замыслу… Дым стоял коромыслом, а по небу мчались белоснежные сверкающие колесницы, так искры летели из-под копыт. И прекрасный мир, выстроенный только что, казался самым важным и чудесным на свете…

Жаль только, что по мере взросления всё это из нас куда-то улетучивается, мы становимся спокойней, серьёзней, скучнее, и яркие планы, мысли и образы, которые в детстве были обычными и являлись нам каждый день, будоража грандиозностью и величием, теперь стали редкостью. Рутина жизни заела или возраст…

Но, бывает, послушаешь какого-нибудь малыша-фантазёра с его завиральными идеями, и вспоминается собственное детство, а главное — те облака, на которые мы взлетали и плыли тогда по небу вопреки всяким законам всемирного тяготения. И хочется творить, мечтать, светиться и искриться, как тогда. И тогда думаешь: а, наверное, иногда лучше не знать законов гравитации, чтобы взлететь. Ведь и гении творят, потому что не знают о том, что нельзя…

Сборник детских рассказов Андрея Скаржинского «Игорёшкины рассказы» именно об этом — о детстве, о детских планах и фантазиях, о той сумасшедшей весёлой круговерти, которая закручивается от мальчишеских идей. Сами за себя говорят и названия рассказов: «Игорёшкины сны», «Изобретатели», «Индейцы», «Ловцы снов», «Экстрасенсы», в которых действуют одни и те же герои: Игорёк, его друг Мишка, их класс, преподаватели, родители, родственники, соседи, друзья и знакомые. И такая завихряется энергия в каждом сюжете, что по воздуху летают не только пух и перья, но и посуда, вещи, домашние животные и даже мебель…

Не все родители это могут вытерпеть. На примере Игорёшкиных мамы и папы автор предлагает свой вариант восприятия — терпение, лёгкая ирония, снисходительность и по мере сил участие в делах ребёнка. Тогда можно надеяться, что эту всеразрушающую энергию всё-таки можно направить в нужном направлении. Главное — не погасить энтузиазм.

Почему говорят, что ребёнок — это маленький ангел, который думает не только о своих делах, но о городе, в котором живёт, стране, где родился, планете, которую хочет изменить к лучшему. Потому что то, что ему кажется правильным, он готов распространить на весь мир с криком «Ура, мы побеждаем!» Такая вот уверенность и глобальность. Наверное, поэтому и возникающая при этом энергия мощнее любой атомной станции.

Андрей Скаржинский — это, конечно, открытие современности. Таких, как он, авторов, к сожалению, единицы. Мало сказать, что он последователь таких детских писателей, как Носов и Драгунский, он ещё приоткрывает завесу добрых и порядочных отношений как между детьми, так и между взрослыми. Так что эта книга не только детская, но и взрослая. Читается она очень легко, потому что востребована. В этой книге есть всё то, о чём мы давно соскучились: по порядочности в отношениях, по милосердию, дружбе, взаимовыручке и сердобольности. После прочтения нам наверняка захочется помочь своему соседу, ближнему, родственнику. А главное, перечитать это произведение неоднократно, а потом прочесть все книги такого замечательного детского и взрослого писателя как Андрей Скаржинский.

Если вам иногда грустно и кажется, что не все ваши способности раскрылись, и хочется найти причину, откройте эту книжку и погрузитесь в… собственное детство. Читая, наверняка вы вспомните и собственные грандиозные планы, и сногсшибательные открытия, задумаетесь о том, что из всего того дошло до вашей взрослой жизни, а если не дошло, то почему. И вам станет легче. Ведь нам бывает грустно не от того, что что-то не получилось или не получается, а от вопроса: а было ли во мне что-то вообще? Игорёк, герой всех рассказов Андрея Скаржинского, на этот вопрос всегда готов ответить: «Конечно, есть, иначе и быть не может!»

Читая эту книгу, понимаешь, какой фантастически мощный потенциал скрыт в каждом из нас. И невольно задумаешься: как же мы, взрослые, живём, как умудряемся так зажать, так спеленать и урезать эту солнечную детскую энергию, что от неё остаётся только маленький солнечный зайчик, а то и просто… тень?

Герман Арутюнов,

редактор журнала «Свет. Природа и Человек, XXI век», член Союза писателей России

Игорёшкины сны

Когда Игорёк воевал… А он обязательно каждую ночь воевал. Воевал с врагами. И в воздухе, и под водой, в лесу, на поляне, во дворе и даже в космосе. Так вот, когда Игорёк воевал, его боевая соседка и подруга Анечка высылала ему на фронт за его боевые подвиги чистые белые рубашки. И даже сейчас Игорёк с мамой получили по почте очень дорогую, может быть, рублей за пятьдесят, а то и за все пятьсот, белую рубашку. Игорёк сразу догадался, почему такую дорогую. Это для того, чтобы не стирать рубашку неделю, а то и месяц и, благодарный в ответ, в новой и очень дорогой рубашке Игорёк сел в свой боевой самолёт и полетел навстречу врагу. А ему навстречу летели вражеские самолёты. Они хотели бомбить Москву. И тогда Игорёк собрал всю свою силу воли в кулак и выпустил по неприятелю десять ракет.

— Сокол! Сокол! Я — Ястреб! — в телефонной трубке Игорька звала Земля.

— Ястреб! Я — Сокол! — ответил Игорёк. — Лечу защищать Родину!

— Сокол! Почему выпустил только десять ракет? — запрашивала Земля.

Игорёк улыбнулся. А потом гордо ответил:

— Потому что если промажет одна, то попадёт другая!

Когда Игорёк посмотрел на радар своих приборов, то увидел, что враги все улетели. Кто куда.

И тогда Игорёк развернул свой боевой самолёт и полетел домой. Где его должны были встречать друзья, командир и Анечка.

Вдруг на своём самолётном радаре он опять увидел много точек.

— Сокол! Сокол! — это кричала Земля. — Это враги! Стреляй!

И Игорёк выпустил по врагам десять ракет.

— Сокол! Почему опять десять!!! Эх, зелёный ты малец! Учишь вас, учишь… Стреляй! — раскалялась телефонная трубка от голоса командира.

Но Игорёк был опытный боец. Игорёк не обиделся. И голос его звучал совсем даже по-взрослому:

— Потому что если одна ракета промажет, то другая точно попадёт!!!

И в доказательство Игорёк выпустил по вражеским самолётам ещё сто ракет, тысячу. А может, даже и миллион.

Когда Игорёк посмотрел на свои локаторы, радары и приборы, то увидел, что все враги его испугались. Можно сказать, все враги выбросили белые флаги. Разлетелись и разбежались. Кто куда.

Игорёк посмотрел в окно и увидел яркое солнце и чистое ясное небо над страной. Оно было синее-пресинее. И без врагов. Игорёк был за себя очень горд, что защитил небо Москвы и свою Родину.

Игорёк смело пошёл на посадку. К родной Земле, командиру, Анечке и своей маме.

Шапка

Здо́рово, когда шапка, да ещё и меховая и новая, сидит себе в гнезде на высоком дереве, да ещё если и дерево стоит рядом с метро. Все, кто выходят из метро, видят её. И удивляются. А те, кто заходят, они ничего не видят. Им некогда. Они просто толкаются, спешат и опять толкаются.

Как могла шапка попасть на дерево? То ли её вороны украли у зазевавшегося прохожего. То ли сороки унесли, то ли лебеди. Как шапка туда попала? А вот так вот, взяла и попала. От дяди. Думай вот теперь.

Так размышлял Игорёк, пока, завернув за угол своего дома, буквально лоб в лоб не столкнулся с соседом Мишкой.

— Ты чего дерёшься? — спросил Игорёк, потирая шишку на лбу.

— А ты чего? — парировал Мишка, поднимаясь из лужи.

— Так я задумался! Голова полна мыслей.

— Ну, и мне думалось не меньше твоего, — буркнул Мишка. — Голова прямо кругом идёт от мыслей.

«Почему „кругом“, а не „квадратом“», — подумал Игорёк. Но, вспомнив полет Гагарина вокруг Земли, успокоился.

Все мы склонны к подвигам хотя бы наполовину. Особенно в младенческо-взрослом возрасте. И Игорёк, не показывая, что ему больно от всех этих «кругов», «квадратов» в голове, выдал командирским голосом цитату из вчерашнего по телевизору военного фильма:

— Отступать нельзя, надо спасать наших! Вдруг кто-то мёрзнет без шапки? Вперёд, на дерево!

Мишка в ответ, конечно, загорелся энергией друга, но спросил:

— А если хозяин не найдётся?

Игорёк строго посмотрел на Мишку и голосом командира партизанского отряда отчеканил:

— Тогда продадим!

Потом Игорёк вспомнил вчерашнюю телепередачу и добавил:

— А деньги отправим в детдом!

При подходе к высокому дереву друзья несколько замедлили шаг.

— Страшно? — первым спросил Мишка.

— Страшно, конечно, — признался Игорёк, но потом, как учили, подтянул штаны, гордо поднял голову и по-военному, как в фильме, прокричал:

— Вперёд, за Родину! Если погибну, прошу считать меня коммунистом!

— Тихо! — остановил бравых солдат проходивший мимо лысый прохожий, который явно в своё время, будучи военным, в жаркой африканской саванне поделился своими волосами и подарил их на строительство гнезда какой-нибудь кукушке, вороне, попугаю или, может быть, даже дятлу.

— Смирно! — скомандовал лысый военный. — Равнение на дерево!

Игорёк с Мишкой посмотрели на верхушку дерева и очень удивились. Там, у метро, среди вечно спешащей, громко говорящей и толкающейся толпы, на самом верху дерева, из гнезда, из шапки доносились слабые звуки попискивания, что-то там постоянно копошилось и свершалось.

Неожиданно из гнезда стали один за другим появляться явно недавно вылупившиеся маленькие воронята.

Игорёк и Мишка вдруг увидели, что один из птенцов попытался было взлететь, но не удержался в гнезде и упал в густую траву. Мишка хотел поднять воронёнка, но встретил яростную защиту птенца со стороны мамы-воронихи. Она пикировала на людей, махала своими широкими крыльями, отпугивала криком, даже как будто что-то говорила людям, как могла, до тех пор, пока воронёнок снова не оказался защищённым в гнезде.

Неожиданные и необыкновенные чувства вселились в ребят. Чувства радости за возникновение новой жизни. Счастьем быть причастными к таинству появления этой новой жизни наполнились их маленькие, но уже такие добрые сердца. Может быть, в первый раз они испытали чувства любви к жизни и ко всему доброму и такому природно-естественному.

— Улыбайтесь, ребята, — сказал лысый военный. — И не ждите от жизни того момента, когда почувствуете окончательно и полностью себя счастливыми. Такого не бывает. А вот то, что вы сейчас видите, и есть счастье.

Когда Игорёк, одухотворённый и воодушевлённый, пришёл домой, он уже с порога крикнул:

— Мама и папа, идите скорее сюда, я сегодня счастье видел!

И когда мама с папой подошли к нему, Игорёк обнял их и тихо сказал:

— Я сегодня счастье поймал.

А папа добавил:

— У тебя, Игорёк, сегодня в сердце поселились доброта и радость.

Ловцы снов

Вы хотите, чтобы вам снились хорошие сны? Да ещё и цветные? Есть способ. Оказывается, чтобы увидеть хороший сон, надо перед сном оббежать вокруг своего дома с полиэтиленовым пакетом и набрать в него побольше воздуха. Для этого надо держать пакет перед собой. А бежать надо, чтобы в пакет побольше набралось воздуха. Так прочитал Мишка в интернете.

— А ещё, — заговорщицким шёпотом сообщил Мишка на переменке друзьям, — чтобы сны были цветными, надо строго в девять вечера при полной луне (только при полной луне!) в этот же полиэтиленовый мешок налить обязательно дистиллированной воды и в 9 часов 05 минут вечера сбросить мешок со своего балкона, приговаривая: «Уйдите с мешком все дурные мысли, а придите положительные, весёлые вместе с цветным и только хорошим сном!» А потом перед сном налить в бутылку из-под молока (только из-под молока!) воды из крана и, взбалтывая воду по часовой стрелке ровно две минуты, приговаривать:

Ты, вечная вода живая,

Дневник мой лечит, омывает.

Пусть двойка превратится в пять,

Я химию люблю опять.

Весь урок литературы ребята, конечно, изучали произведение Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души» и даже его разбирали. Но больше всего они трудились над проблемой, кому предназначается та или иная записка. Больше всего их досталось Мишке и Игорьку. Мишка ведь был основателем идеи. В конце урока у него даже из всех карманов рубашки, брюк и пиджака вываливались записки. А Игорёк был главным распространителем писем, потому что точно решил осчастливить цветными снами если уж не всё человечество, то, по крайней мере, свою семью, и папу, и маму, и соседей, да, дай волю, и всю страну.

Да и двоечник — не отличник. Вот отличник Сашка Машкин с первой парты, протерев очки, правда, попытался было возмутиться. И даже написал кому-то, что бегать по улицам с мешком и ловить воздух — это «неадекватность поведения, можно сказать, неэнновалентность». Ну, во-первых, никто для начала не понял, что это за «неадекватность». А главное, все поняли, что Сашка Машкин просто всем завидует ещё с первого класса, а теперь злится, что это не его идея. Даже идея злиться была не его. Так что сиди, отличник Саша Машкин, и помалкивай со своим Чичиковым. Тяни руку и получай свои пятёрки за «Мёртвые души».

Всё воскресенье Игорёк приставал к папе с вопросом, как правильно получить дистиллированную воду. Вечером, укладывая сына спать, папа прочитал ему лекцию минут на сорок-пятьдесят. Не забыв упомянуть о свойствах воды, а также о самогонном аппарате и о вреде алкоголя и курения. Далее мысли папы мягко перетекали в обустройство аккумуляторных батарей, в повествование о мировых запасах воды, обитателях морей и океанов, о погоде в пустынях, об умных черепахах и дельфинах, китах и акулах…

Засыпая, Игорьку привиделась зубастая и симпатичная акула. Она, вильнув хвостом, подплыла к Игорьку и, улыбнувшись, голосом мамы спросила:

— Спишь?

— Сплю, — ответил во сне Игорёк. — А почему ты — мама и без воды?

— Потому что без воды и не туды, и не сюды, — булькнув, по-доброму ответила акула и, дружелюбно вильнув хвостом, уплыла к таким же улыбчивым, добрым и ласковым мамам-акулам. Да и папам-акулам тоже.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 428