электронная
90
печатная A5
324
18+
И возьми мою кровь

Бесплатный фрагмент - И возьми мою кровь

Объем:
182 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2978-3
электронная
от 90
печатная A5
от 324

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ

— Можешь себя поздравить! У меня нашли ВИЧ, — раздался в телефоне голос бывшей жены, при этом ни привычного: «Здравствуй!», ни «Как дела?», просто констатация факта и довольно спокойным тоном.

На этом выдержка Светланы закончилась и следующие фразы понеслись с превалирующими истеричными нотами:

— Это все твой свинг виноват! Это ты, урод, все время подкладывал меня под других мужиков, а сам с восторгом втыкал их женам! Побуждал меня к групповухе, еще и презервативы нам не нравятся! Чувственность они, видите ли, снижают. Это ты — гандон после всего этого!

— Подожди, не кипятись, — наконец то вмешался в монолог бывшей жены Виктор — Мы с тобой уже больше года как вместе не живем. Почему ты не можешь допустить, что тебя твой нынешний супруг заразил? Обязательно наши встречи обвиняешь.

— Да потому что Сергею сегодня пришли результаты его анализов — он чист. Во всяком случае пока. Только если я его не заразила и антитела в крови еще не появились. А вот я свой анализ с «плюсом» еще неделю назад получила. Так, что это ты во всем виноват, мудак недоделанный. Ненавижу тебя! — Светлана перешла на крик, и только закончив последнюю фразу, дала отбой вызову.

Виктор еще несколько минут простоял неподвижно, сжимая в руке безмолствующий мобильник. Затем до него стала доходить суть произнесенного его бывшей женой признания: « Светлана сейчас находится вроде на последних месяцах беременности и перед предстоящими родами ей сделали анализ на ВИЧ. Он оказался положительным. Естественно, после этого пошел сдавать анализ ее нынешний муж Сергей. Его сея чаша миновала, а значит не он заразил Светлану. И что же получается?»

От напрашивающегося ответа у Виктора все похолодело внутри: «Выходит, заражен я сам!»

Виктор Кошевой работал юрисконсультом в крупной торговой фирме. Он не имел медицинского образования, но, как эрудированный человек был достаточно хорошо осведомлен о «чуме двадцатого века», знал и симптомы этого заболевание, и пути заражения, и общую статистику. Вероятность заражения от одного незащищенного полового акта составляет для «активного» партнера примерно 0,1—0,5%. Поэтому нет ничего удивительного, что Сергей, проживая со Светланой только год еще не успел заразиться этой страшной болезнью. Так называемые дискордантные пары, в которых один супруг заражен, а другой нет, встречаются достаточно часто и держатся годами. Но это значит, что Светлана «подцепила» ВИЧ еще при их совместной жизни. И что самое печальное — это предположение далеко не безосновательное.

Прожив семь лет совместной жизни Виктор и Светлана решились реализовать фантазии, о которых читали в эротической литературе или смотрели в порнографических фильмах — решились на групповой секс. Причем, вопреки недавней реплики бывшей жены, пришли к этому решению по обоюдному согласию. Нашли соответствующий донецкий сайт, стали знакомиться с близкими по интересам семейными парами, ну и зачастую встречи заканчивались общей постелью. И опять-таки такой секс нравился им обоим, никто никого никуда не подкладывал.

Вот только Виктора все больше и больше стало затягивать это приятное времяпровождения, Светлане же наоборот групповой секс начал приедаться. Поэтому на этой почве вскоре начались взаимные ссоры и упреки.

— Давай еще с кем-нибудь встретимся на этой неделе, — часто настаивал Виктор

— Нет, надоело мне все это, — чаще всего отказывала Светлана.

Примерно так. Но, к слову сказать, не разногласия в сексуальной жизни стали причиной их развода. Светлана тупо променяла Виктора на, сделавшего ей предложение, своего начальника, который длительное время ухаживал за женщиной. Она даже быстренько забеременела от Сергея, хотя живя с Виктором детей не планировала под предлогом, что сначала надо хорошо встать на ноги. «Меркантильная сука!», — промелькнул в уме Виктора нелестный эпитет. А ведь он всегда очень любил свою жену. И даже, когда Светлана ушла к своему шефу, Виктор еще долгое время надеялся, что она вернется. Вполне возможно, что эта надежда не умерла и до сих пор.

«И откуда у нее появилась эта страсть к роскоши. — продолжил свои размышления о бывшей супруге Виктор — Почти десять лет мы прожили душа в душа пусть и не купаясь в деньгах, зато вполне достойно. Ну не вышел из меня бизнесмен, но ведь были же вполне счастливы». Крутым бизнесменом Виктор действительно не был, хоть ему и советовали не раз открыть собственную юридическую фирму. Но его вполне устраивала и настоящая работа, хоть и «на дядю», но все же приносящая удовлетворение. Он был хорошим юристом и получал вполне достойную зарплату. Но лишь зарплату.

Ну а дальше последовали мысли на иную тему, сопровождающиеся очередным всплеском депрессии и страха. Получается, что за три года практики свинга их кто-то из многочисленных половых партнеров заразил ВИЧ. Да, наверняка их обоих. И Виктор метнулся к компьютеру искать в интернете клинику, где анонимно можно сдать соответствующий анализ.

***

Выборонов Андрей Леонидович ехал в молчаливой задумчивости, пытаясь скрыть чрезмерное волнение от своих водителя и охранника. Час назад позвонил главврач клиники, где находился его сын и предложил встретиться.

— Нет ничего срочного, чтобы бросать все дела, но и по телефону этот вопрос обсуждать не хотелось бы, — закончил доктор свое предложение.

Данная фраза не понукала к немедленному действию, но и не предрекала ничего хорошего, поэтому Выборнов отменил все свои встречи и помчался в больницу. Длительное время находиться в тягостном неведении он не умел и предпочитал даже самую плохую новость получать незамедлительно. «И когда же наконец закончится эта моя полоса невезений?» — сетовал Андрей Леонидович, находясь в своем автомобиле, и, в какой то мере, небезосновательно.

«Владелец заводов, портов, пароходов» и, в целом довольно успешный бизнесмен, Выборнов, сколотил свое состояние собственными руками. Еще в начале девяностых, будучи совсем юным инженером-энергетиком, он начал осуществлять собственные коммерческие сделки. И довольно удачно. Он не был никогда щепетилен в бизнесе. Работал по двадцать четыре часа в сутки, постоянно выкручивался, часто обманывал, нередко кого-то кидал. Вел жесткую конкурентную борьбу, одним словом, используя при этом два им же придуманных принципа: « В борьбе за денежные знаки дозволены все приемы» и « Нет ничего, что может устоять против денежных знаков». И эту борьбу он поэтапно выигрывал. В настоящее время, то есть двадцать лет спустя, стоимость активов Выборнова почти достигла миллиардной отметки. И сейчас в бизнесе у него все «тип-топ». Его полоса невезений была связана с семейной жизнью. Сначала с женой, затем с сыном.

Женился Андрей Леонидович по любви, но на шлюхе. Это его слова. Людмила была женщиной невиданной красоты и с неуемной страстью. Молодой бизнесмен буквально ее на руках носил. Одаривал дорогими подарками, посылал во всевозможные круизы, исполнял все ее прихоти. Но однажды вскрылась супружеская неверность Людмилы, причем не одна, а целый букет. Как оказалось, она спала и с его партнером по бизнесу и с тренером фитнес клуба и даже с его охранником. Выборнов не пощадил никого из них, в том числе и свою жену.

— Как ни с чем пришла ко мне, так ни с чем и уйдешь, — предупредил он Людмилу и сдержал свое слово.

При разводе он забрал у нее даже нижнее белье, не говоря уже о деньгах и драгоценностях. Вдобавок Андрей Леонидович отсудил себе их пятилетнего сына, который и унаследовал всю часть любви, принадлежащей ранее его матери. Остальные пятнадцать лет Выборнов уже «носил на руках» своего сына. Но опять безответно. Руслан рос взбаловошным и очень эгоистичным ребенком. При этом он абсолютно не интересовался ни учебой, ни каким-либо другим полезным занятием. «Жизнь дана для получения удовольствия» — такую Руслан дал себе установку с самого детства и придерживался ей постоянно. Его же отец этому постоянно потакал. Ну а пару лет назад «бесценный отпрыск» подсел на «наркоту», сначала на легкую марихуану, а затем на более тяжелый продукт для инъекций. Вот тут Андрей Леонидович возмутился и засуетился, но было уже поздно. Любимый сын ни в грош не ставил ни его мнение, ни авторитет.

В больницу Руслан Выборнов попал после автомобильной аварии. Будучи «под кайфом» он врезался на своем спортивном «Порше» в дорожный столб. Сотрясение мозга, открытый перелом кисти руки, многочисленные порезы — в общем отделался он сравнительно легко. Чего не скажешь о его спутнице — молодой девушке семнадцати лет. У нее при аварии произошла серьезная травма позвоночника, поставившая под сомнение возможность самостоятельно передвигаться в дальнейшем. Но Андрей Леонидович эту проблему «порешал». Как «установило» следствие его сын ничего недозволенного не употреблял, правила дорожного движения не нарушал, а виновником ДТП оказался водитель неопознанного автомобиля «Ланос», который подрезал «потерпевшего». Ну а пока полностью не затихнет шумиха было принято решению провести Русику месяц другой в частной клинике и оправиться там от «страшной аварии».

— Сегодня я получил результаты повторного анализа крови Вашего сына, — начал излагать суть дела главврач клиники, после того как Андрей Леонидович расположился в его кабинете, — У Руслана обнаружена ВИЧ инфекция. Я очень сожалею.

— Повторный? Это значит моему сыну Вы уже делали подобный анализ? — бизнесмен всегда быстро улавливал суть вопроса.

— Да. Десять дней назад. Иначе я бы не посмел Вас беспокоить. Данный диагноз ставится только после нескольких повторных анализов.

— Выходит ошибка маловероятна? — на всякий случай поинтересовался Андрей Леонидович.

— Ошибка практически равна нулю, — подтвердил врач и добавил — Но и это еще не все. Одновременно с ВИЧ у Руслана обнаружен гепатит С, а это довольно опасный коктейль. По статистике вторичные проявления ВИЧ инфекции, если она сочетается с вирусом гепатита проявляются в три раза быстрее, чем без оного.

— И что же мне посоветуете?

— Я, думаю, Вам как можно скорее требуется обратиться за помощью в специальное медицинское учреждение. Если Вам будет угодно, то я могу порекомендовать Вам одно из них. Его возглавляет мой бывший сокурсник, первоклассный специалист и талантливый ученый.

***

Василий Степанович Черненко, по кличке Черный практически никогда не обращался за помощью к врачам. Даже больные зубы он рвал себе сам, выпив предварительно для анестезии стакан водки. Да и в зоне особо по «дохторам» не походишь, там другие правила жизни. А из своих пятидесяти прожитых лет почти половину Черный провел именно в местах «не столь отдаленных», сначала в колонии для несовершеннолетних, а затем уже в «настоящих» исправительных учреждениях. И хотя последние семь лет Василий Степанович в «ходки» уже не ходил и жил вполне степенной жизнью, его отношение к медицинской помощи ничуть не изменилось. Но лишь до определенного момента.

Последний год закаленного вора что-то стали одолевать постоянные болячки. Не то чтобы очень страшные, но весьма неприятные. То лихорадка пару недель не проходит, то сильный кашель почти месяц мучает. Вроде и не стар еще, да и не пригоже такому авторитету свою слабость братве показывать. А недавно еще сыпь по всей спине появилась, мелкая и противная. Посоветовали ему настоем ромашки протираться, попробовал, не помогает ни черта. А Черный большим любителем русской бани считался, там многим «стрелки набивал» и «терки тер». Так с такой разукрашенной спиной в сауне стыдно появляться. Никакой простыней неприглядную свою болячку не прикроешь.

Но последним недугом, который все-таки заставил Василия Степановича обратиться к врачу, послужила огромная шишка, внезапно выскочившая у него на шее. Величиной почти с кулак, ее уже ничем не спрячешь. И в бане, и без бани. И пришлось авторитетному вору впервые в жизни записываться на прием к врачу. Не в обычную больничку, конечно, а в частный диагностический центр. Это только лохи в очередях у кабинетов выстаивают.

Сравнительно молодой врач, лет под сорок, встретил Василия Степановича весьма любезно, но без излишнего подобострастия. Что вору, в общем-то понравилось. Подробно опросил о всех жалобах, долго осматривал все части тела, а затем послал сдать кровь на всевозможные анализы. Выписал какие-то препараты, но предупредил, что это лишь симптоматическое лечение, чтобы несколько облегчить общее состояния. Эффективное же лечение будет назначено лишь после того как будут известны результаты анализов. Примерно через неделю.

Черный сразу же начал принимать выписанные пилюли и пользоваться прописанными мазями. Стало заметно лучше и Василий Степанович уже решил не затруднять себя следующим визитом. Но что-то заставило его в конце концов изменить уже принятое решение. По-видимому, это только в первый раз тяжело пересилить свои привычки, дальше все гораздо проще. И вот сейчас он сидел в просторном кабине доктора и готовился слушать дальнейшие рекомендации, касательно лечения. Однако разговор затронул совсем иную тему.

— Василий Степанович, пришли результаты ваших анализов крови, и они не очень хорошие. Вы инфицированы вирусом иммунодефицита человека, — наконец решился высказаться врач.

Черный не очень понимающим взглядом уставился на хозяина кабинета и последний продолжил объяснения:

— Меня сразу насторожили имеющиеся у вас довольно специфические симптомы как сыпь на туловище, представляющая собой опоясывающий лишай, и увеличение лимфа узлов. Поэтому, кроме всего прочего, я взял у вас анализ на ВИЧ- инфекцию. И этот тест оказался положительным.

— Это выходит я спидоносец, — по своему интерпретировал диагноз врача Василий Степанович.

— Да нет, что Вы. О СПИДе пока не может быть и речи, но лечиться Вы должны уже начать прямо сейчас, потому как у Вас уже стали появляться вторичные заболевания, а это достаточно серьезно. И то, что они появились говорит о том, что заразились Вы достаточно давно. Может пять, а может и все десять лет назад.

— Подожди, не тараторь так быстро, — перебил эскулапа Черный — насколько я слышал СПИД — это болезнь наркоманов и гомиков. Я не отношусь ни к тем, ни к другим.

— Вы немного ошибаетесь Василий Степанович. Это раньше может так и было. Сейчас же эта инфекция не милует и вполне порядочных граждан с нормальной сексуальной ориентацией. По общемировой статистике сейчас более 80% инфицированных заразились именно половым путем, а из них гомосексуалистов лишь порядка 7%. Если же говорить об Украине то начиная с 2008 года, наши граждане чаще всего инфецируются через незащищенный секс. И если в 2005 году через сексуальные контакты инфецировались 33% людей, у которых была обнаружена ВИЧ-инфекция, то в 2012 году этот процент вырос до 51%. Так что назвать СПИД болезнью наркоманов и гомосексуалистов уже не представляется возможным. Кроме того, видя Ваши многочисленные татуировки, я делаю вывод, что Вы сидели, причем, похоже, неоднократно. А тюрьма является настоящим рассадником вич-инфекции. Здесь опять же процветает и гомосексуализм и наркомания.

— Так ты все-таки меня к гомикам причисляешь? — с угрозой в голосе произнес бывший зек, но тут же осекся.

А ведь семь лет назад, как раз перед своим последним освобождением он ведь действительно вступил в гомосексуальный контакт, причем несколько раз. В то время в исправительном учреждении, где отбывал наказание Черный возник, так называемый конфликт интересов, а вернее локальная вспышка войны между ворами за сферы влияния. И один из «шестерок» Черного вышел из повиновения и переметнулся в стан врага. За это его нужно было наказать. И не просто наказать, а «опустить». И чтобы упрочить свой несколько пошатнувшийся авторитет Василий Степанович решил это сделать самолично. Непокорного заключенного избили, связали и изнасиловали. Причем первым насильником стал сам Черный. Нет, он не имел гомосексуальных наклонностей, но во время экзекуции так возбудился от чужих страданий, что вступил в сексуальный контакт с «опущенным» повторно и уже после многих других. А ведь среди этих многих вполне возможно были и «спидоносцы».

Авторитет то Черный тогда удержал и даже приумножил. И теперь он считался одним из самых влиятельных представителей криминального мира Донецка, безжалостным и опасным. И ведь к этому всегда стремился. Но что же получилось, борясь за свое место под солнцем он заразился смертельной болезнью, из-за которой он это место может потерять. В буквальном смысле.

— И что же мне делать? — уже более подавленным голосом спросил Василий Степанович

— Наша клиника не занимается проблемами СПИДа, но я Вам дам контакты очень серьезной, также частной, специализированной клинике. Там помогут Вам, причем на самом высоком уровне и анонимно. Только советую Вам обратиться за помощью как можно быстрее. Время в Вашем случае играет против Вас. И присутствующий в Вашем организме вирус действительно может скорым временем спровоцировать СПИД.

***

— Ну а теперь я задам тебе главный вопрос, тот, ради которого я собственно тебя и пригласила, — закончила не продолжительную вводную часть разговора «мамочка», состоящую из общепринятых тем, типа «как дела?» или «что нового?» — Скажи мне, только предельно откровенно, за те три года, что ты работаешь у меня, всегда ли пользовалась презервативами во время встречи с клиентами?

— Конечно, Лидия Алексеевна, — не задумываясь ответила Лера — Я всегда полностью выполняю Ваши указания.

— Не надо мне лгать! — с этими словами Лидия Алексеевна стукнула рукой по столу — Твоя безмозглая подружка Марина призналась мне, что в прошлый Новый год вы так напились в компании молодых людей, что напрочь забыли за предохранение. Было такое?

— Я не помню, — выдавила из себя Лера и вполне возможно было допустить, что она действительно не лжет.

Валерия Гаенко пришла работать в салон эскорт-услуг сразу после школы, будучи еще девчонкой. Умом она явно не блистала, ее семья была, мягко говоря, не из обеспеченных, потому речь о поступлении в какой-либо ВУЗ даже и не шла. Зато девушка обладала потрясающей внешностью и не была особо озадачена нормами морали. Правда, что следует отметить, она была абсолютно бесхитростной, доброй и отзывчивой. Ее «коллеги» постоянно занимали у нее деньги, не планируя их отдавать, менялись «неудобными сменами» и вообще использовали во всяких ситуациях. Однако Лера ни на кого не обижалась, и никому не отказывала и в дальнейшем. Такая, недалекая простушка, можно сказать. Но при этом она пользовалась огромным успехом у клиентов-мужчин, в результате приносила хороший доход хозяйке и вызывала приступы зависти опять же у своих «коллег».

— Допустим, что я тебе поверила. Тогда я сама тебе расскажу, что вы натворили. Вас двоих пригласили в сауну. Опять же всего на два часа, но вы за это время так нажрались, что остались на всю ночь. При этом обслуживали компанию из шести молодых людей. Да, парни были богатыми и не в чем вам не отказывали. Но и использовали вас по полной. И оральный, и анальный секс, и одновременно с несколькими партнерами. И все это абсолютно без предохранения. Маринка даже залетела и сделала аборт после этой ночи. Но что самое страшное — она подцепила СПИД. Вчера пришли результаты ее анализов и ей пришлось все рассказать мне.

Фирма по оказанию эскорт-услуг, которой заправляла Лидия Алексеевна, носившая титул «мамочки», была хоть и нелегальной, зато весьма престижной и успешной. Хорошо подобранный контингент «девочек», славящихся не только красотой, но и чистоплотностью и культурой общения. Широкий спектр обеспеченных клиентов. Ну и четкость в работе и качество обслуживания. В обязанность гетер входило, в том числе ежегодно проходить гинекологов, сдавать анализы на ЗПП, ну и неукоснительно соблюдать правила безопасного секса. Вот и упомянутая представительница самой древней профессии Марина в положенный срок пошла сдавать анализы, ну и получила пренеприятнейший результат.

— Ты надеюсь слышала об этой страшной болезни? — продолжила напутствия «мамочка».

— Да, конечно, — ответила Лера, хотя и было понятно, что ее мозг вряд ли уяснил, что же эта аббревиатура конкретно собой представляет.

— Может ты и слышала, только не въехала своей тупой головой, что собой представляет СПИД. Если ты заразилось, то непременно умрешь, через год через два или через десять. Хотя и долгое время не будешь замечать никаких признаков болезни в своем организме. И лекарства от этой болезни нет и вряд ли в ближайшее будущее появится.

— Но ведь через десять лет я могу еще от чего-либо умереть, — «резонно» заметила девушка, видимо ничуть не испугавшись страшных слов «наставницы»

— Ну что за дура! — в сердцах выпалила Лидия Алексеевна и добавила — Значит так, сегодня же идешь сдавать анализ крови на ВИЧ, только не в обычную поликлинику, а в специальную. Тебя хорошо проверить должны. Больные девочки мне ни к чему, да еще и с такой страшной болезнью. Вот тебе адрес, и дуй. Без хорошей справки от них ко мне даже и не обращайся. Ты мне очень дорога, но если у тебя окажется такой же диагноз как и у Маринки, то придется тебе у Мотеля стоять, а не работать в приличной фирме.

***

Что-то шеф сильно задерживался, и Алексей уже начал сомневаться, не напрасно ли он его так долго ожидает и не пора ли уходить. Но молодому врачу было очень любопытно, чем же вызвана просьба его начальника и одновременно хозяина клиники задержаться после работы для серьезного разговора, и он продолжал мучительный процесс. Наконец входная дверь открылась и в кабинет зашел Вадим Алексеевич. Шеф выглядел очень усталым и подавленным.

— Спасибо, что дождался меня, но я действительно приехал, как только смог, — начал он свое обращение, — А, дело вот в чем. Моей супруге необходимо делать операцию на сердце, причем очень срочно. Оперироваться будет в Германии, и я еду с ней. Буду отсутствовать месяц, может от силы два. Ну а руководство клиникой оставляю за тобой.

Алексей Белоус работал в клинике, специализирующейся на, так называемых заболеваниях, передающихся половым путем, последние три года. До этого он те же три года, сразу после институтской скамьи проработал в государственном кожно-венерическом диспансере. Нельзя сказать, что Алексей за эти годы стал классным специалистом, да и уж очень талантливым его назвать никогда нельзя было, больше посредственным. Но зато он был очень дотошным, скурпулезным и исполнительным, и вдобавок, чрезвычайно коммуникабельным. «Без мыла в задницу пролезет» — так о нем иногда отзывались коллеги. Именно последнему качеству молодой врач был обязан своим назначением в частную клинику, на хорошо оплачиваемую должность.

Кроме Алексея Ивановича Белоуса и Вадима Алексеевича Маевского в клинике работал еще один врач — пятидесятилетняя женщина Людмила Петровна. И именно ее шеф оставлял « у руля» в случае своих отлучек, будь то отпуск или деловая поездка. Но пару недель назад у Людмилы Петровны родился внук и теперь она оказалась наделена дополнительными заботами, а именно оказывать помощь своей дочери, ставшей мамой впервые. Естественно в таком положении доверить клинику Людмиле Петровне было не целесообразно. Она и так постоянно отпрашивалась и брала отгулы.

— Излишнюю инициативу проявлять не надо, с аппендицитом к нам не приходят, поэтому очень срочного ничего возникнуть не должно — начал свои наставления Вадим Алексеевич — Сейчас осень, отпуска с им присущими беспорядочными половыми связями давно позади, поэтому лиц с ЗПП не должно быть много. Но ты и прекрасно знаешь, какое заболевание, чем лечить. Смотри по результатам анализов. В них ты хорошо разбираешься. На этом фронте я спокоен. Я хочу акцентировать внимание на ВИЧ инфицированных наших пациентов.

Следует заметить, что одним из направлений работы клиники являлось выявление и оказание помощи ВИЧ- инфицированным. Мало того, Вадим Алексеевич это направление всячески развивал и собирался в недалеком будущем вообще отказаться от лечения всяких там гарднерелл, хламидий и трихомонад. Его клиника планировалась стать крупным центром борьбы со СПИДом, может быть с мировым именем. Пока что хозяин и главный специалист, вел своих «положительных» пациентов в большей части самостоятельно, лишь выдавая своим коллегам отдельные поручения. Кроме того, он на этих пациентах нарабатывал материал для своей докторской диссертации (кандидатом медицинских наук Вадим Алексеевич стал еще пять лет назад).

— Среди этого контингента меня беспокоят только два пациента: Литковский и Зарубина. Им в ближайшее время предстоит сдать анализ на вирусную нагрузку и есть вероятность, что она покажет более 100 000 копий. В таком случае надо немедленно назначить им антиретровирусную терапию. Схемы лечения и препараты для каждого из них я заранее подготовил. Оба больных люди достаточно состоятельные и искать более дешевое лечение не будут. Касательно же вновь выявленных инфицированных, ты знаешь, что делать. Поговори, утешь, проинформируй. Язык у тебя хорошо подвешен. Кто согласится — поставь на учет, ну а что с каждым конкретным дальше будем делать, об это уже определимся после моего возвращения. Опять-таки повторяю, мы не скорая помощь, да и заболевание сиеминутного вмешательства не предполагает. Вряд ли кто из вновь прибывших против этого будут возмущаться. Какой главный девиз врача?

— Не навреди, — не задумываясь отчеканил Алексей.

— Вот и действуй согласно оному и других наставляй тому же. Так что оставляю в твоем подчинении еще одного врача в лице молодой бабушки Людмилы Петровны, шестерых медсестер, ну и прочий персонал, кого найдешь, — закончил шуткой разговор шеф.

«Ну вот и прекрасно, — обрадовался этой ситуации Алексей — Поруковожу месяц-другой в свое удовольствие. Запары вряд ли в этот период года ожидаются, тут прав шеф. Ну а вновь прибывшим я свои излюбленные витамины повпариваю, благо со многими аптеками об откате договорился. Да и презентами не надо будет ни с кем делиться. А эта дура, Людмила Петровна, в отсутствии шефа вообще на работе появляться перестанет — будет все время своим недавно рожденным ублюдочком заниматься. Тоже неплохо, не будет совать свой нос в мои дела. Ну а положительных на ВИЧ инфекцию у нас ставится на учет не больше одного пациента в месяц. И опять же срочной оказании помощи им не требуется.»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ошибся в своих чаяниях Алексей, причем серьезно ошибся. Запара, как он выражался все же произошла, причем почти сразу же после отъезда его шефа и вовсе не из-за ухудшения состояния упомянутых Литковского и Зарубиной. За неполный месяц в клинике стали на учет сразу четыре «положительных». И из них не требовала к себе срочного внимания лишь молоденькая проститутка, очень яркой внешности. Да и она повела себя достаточно не ординарно.

О положительном результате анализа на ВИЧ, по внутренней инструкции, сообщать обязан был только врач и только при личной встрече. Это делалось, и чтобы успокоить пациента, рассказать все о его заболевании, ну и в конечном итоге поставить на учет в своей клинике, а значит участвовать в его недешевом лечении и поддержании. Алексей так и поступил. Валерия, а так звали путану-красавицу, естественно разрыдалась. Молодой врач приступил к привычной процедуре успокоения. «ВИЧ– это не приговор. Болезнь может проявиться лишь через долгие годы, современные методы терапии эти годы сделают еще более долгими. В общем, доживешь до самой старости». — примерно такие практиковались доводы. Но реакция пациентки Алексея ошарашила:

— Мне не важно доживу я до старости или нет, мне нужна справка, что я здорова.

— Но как же я выдам тебе такую справку, если первый и повторный анализ показали у тебя наличие вируса?

Далее опять последовали рыдания, а после них предложение денег и, даже, своего тела. Девушка была чрезвычайно сексопильной, и Алексей с удовольствием воспользовался бы последним предложением. Но ведь она была «положительной», и хотя вирус не передается при использовании презерватива, но ему не хотелось проверять на себе этот постулат. Да и выдав, липовую справку врач рисковал попасть под уголовное преследование. Мало ли что может произойти.

Но тем не менее Валерия его все-таки разжалобила:

— Давай так поступим. Раз от тебя требуют справку именно из этой клиники, я ее выдам. Напишу, примерно так: « Анализ недостоверен в связи с временной неполной исправностью оборудования. Повторный анализ будет проведен через месяц». Ну а там может придумается еще что-нибудь. Устроит тебя такое?»

Девушка радостно закивала головой.

Вот от остальных пациентов так легко отвязаться не представлялось возможным.

Отец молодого человека по имени Руслан потребовал, чтобы все процедуры в клинике проводились его сыну анонимно. Да не вопрос, как прикажете! Вот только какая может быть анонимность, когда папаша является известным бизнесменом, занимающим не последнее место в рейтинге «Фобс». И хотя он и представился лишь по имени отчеству как Андрей Леонидович, его фамилия и так всем была известна. Ну не хочет, чтоб его узнавали здесь — не будем. Любой каприз за ваши деньги. Правда у его отпрыска -наркомана действительно подтвердился и ВИЧ, и гепатит С. Алексей, как и было положено рассказал отцу все нюансы относительно заболевания, как, когда и чем лечить, какие прогнозы. Все это внимательно выслушав, бизнесмен вдруг начал выражать свои претензии:

— Молодой человек, мне вашу клинику рекомендовали довольно солидные люди. И я рассчитывал, что буду иметь дело с ее главой, господином Маевским. Вы очень все красиво изложили, но мне бы хотелось, чтобы теперь это все озвучил сам Вадим Алексеевич.

— Я извиняюсь, но Вадим Алексеевич сейчас в Германии занимается вопросами, связанными с лечением его супруги, и пока временно не принимает пациентов — ответил молодой врач

— В таком случае, уведомьте его пожалуйста о моем визите и попросите срочно прилететь в Донецк, хотя бы на пару дней. Перелет в оба конца в бизнсс-классе я ему оплачу, если понадобится.

Вот тут Белоусу и пришлось проявить всю свою коммуникабельность. Залез именитому бизнесмену без мыла в задницу. Максимум внимания и уважения, немного лести и подобострастия, в меру своей уверенности и профессионализма — и молодой врач все-таки убедил Андрея Леонидовича, что срочно выдергивать шефа из Германии пока не стоит. Сейчас важно, как можно скорее сдать анализы на количество Т-лимфоцитов и вирусную нагрузку. И если эти показатели будут в допустимых пределах, что скорее всего, то о каком-либо лечении пока и речи не может быть. Достаточно выполнения общих рекомендаций. А так как анализы готовятся две недели, то к этому времени господин Маевский и сам вернется.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 324