электронная
360
печатная A5
351
12+
…и никогда не сдавайся

Бесплатный фрагмент - …и никогда не сдавайся

Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-1089-6
электронная
от 360
печатная A5
от 351

Предисловие

Я посвящаю свою книгу своим старшим брату Александру и сестре Надежде.

Александр стал кормильцем нашей семьи. Он делал всё возможное для каждого из нас, защищал и заботился как мог. Спасибо тебе, любимый мой брат, Саша.


Надя открыла мне мир, полный чудес и волшебства, всегда верила в меня, принимала меня такой какая я есть, защищала от других и ставила меня в пример младшим. Она замечательная мать, жена и самая понимающая сестра. Спасибо тебе, дорогая моя Надя.


А также, я благодарю своих первых читателей, которые своими отзывами и комментариями помогали писать. Спасибо!

Здравствуй, дорогой читатель!

Данная книга написана на основе реальных воспоминаний, которые я старалась хранить все годы своей жизни. Они раскроют историю жизни большой семьи, одной из тех, что считаются неблагополучными в России.

Эта книга написана на волне позитива. В ней описаны разные воспоминания и моё личное детское восприятие всего что тогда происходило вокруг меня.

Эта история вовсе не о том, чтобы кого-то обвинить, и ни о том, чтобы пожаловаться на свою жизнь или судьбу, окружение или чего и кого бы там ни было ещё. Нет мой читатель. История эта написана для того, чтобы мой читатель, смог мысленно погрузиться в те далёкие времена, в душу того ребёнка, которым была я и почерпнул для себя то, что может вдохновить и воодушевить, высвободить чистую энергию и поможет переместиться на новый уровень осознанной жизни.

Но я не рекомендую читать книгу тем, кто негативно относится ко всему на свете, и кто во всём видит только плохое. Потому что описания, что изложены в книге, могут лишь усилить вашу отрицательную сторону. Ведь в жизни — на чём фокусируешься, то, чаще, и происходит. И, если во всём видеть только плохое, то как минимум, можно уйти в глубокую депрессию.

Книга написана в позитивном ключе, постаралась, как можно ярче и детальнее описать чувства и состояния, в которых находилась, чтобы можно было всё чётко вообразить. Эта книга про жизнь.

Живя в сложных условиях, а они были именно такими для меня, и не имея власти ни над собой, ни над своей жизнью, не имея перед собой примера для подражания и того, кто бы поверил в мои силы, того, кто бы рассказал, что такое ответственность, уверенность, вдохновил и поддержал, я всё равно верила, что однажды в моей жизни обязательно всё изменится. И, так жила не я одна, несколько поколений, жило примерно также, только у каждого своя история. Но я верила в лучшее. С каждым новым ударом судьбы обретала всё больше и больше уверенности в том, что для этого мира нет ничего невозможного, и, что мои шансы на успех и счастье только увеличиваются.

Я давно забыла о чём мечтала по-настоящему, потому что мои мечты были на столько волшебными, необычными, что раздражали окружающих. Стоило мне только озвучить всё, что бродит в моей голове, как тут же нужно было менять место «локации», подобно снайперу, ведь в ином случае, мне грозила опасность, вплоть до полного уничтожения моей мечты. И, тем не менее, несмотря ни на что, огонь желаний во мне не угасал. В глубине моей души всегда оставались угольки мечт, которым было суждено однажды вспыхнуть и разжечь пламя во мне.

Во мне жила Надежда, и это было не только состояние души, но и реальный человек в моей жизни — моя старшая сестра.

Не знаю как давно, но я действительно думаю, что несмотря ни на что, какой бы ни была трудной жизнь, в какой бы семье не родился, где бы не жил, где бы не воспитывался, и т д, в жизни всегда есть то хорошее, за что можно ухватиться, на чём можно сфокусироваться, благодаря чему можно встать на ноги с коленей. И не важно, что стало причиной того, что ты оказался на них.

Я могла бросить всё и опустить свои руки, и, навсегда отказаться от той жизни, о которой мечтала. Но нет! Мне было сложно признаться, что то, над чем смеются другие, что вызывает у них сомнения для меня есть смысл жизни, и ради него я готова на всё.

Я годами набиралась храбрости, стреляла словами о своих пожеланиях и быстро меняла позицию. Мне было страшно, потому что слова из уст других, направлялись в моё сознание, уничтожали мечты и разрушали мой мир. Набравшись смелости и понимая, что если не прямо сейчас, то уже никогда, я приняла решение, что моя мечта имеет право на жизнь. Видимо в тот момент, когда решила, что, отныне, в моей жизни нет и не будет ничего невозможного, что-то изменило мой мир.

Не важно, как: падая, спотыкаясь, ускоряясь, замедляясь, на своих ногах или ползком, один или с кем-то, главное, что ты идёшь вперёд. Главное двигаться. И именно это и есть то самое классное, что может быть. И если, тебе не удалось ещё отыскать свою цель, не удалось понять смысл жизни, отыскать своего предназначения, не стоит опускать свои руки, разрушать себя и свою жизнь, придёт ещё, главное имей силы всё пережить.

Поиск может значить только одно, что ты и есть тот самый счастливчик, который однажды испытает это волшебство.

Я тогда оглянулась вокруг и запомнила, как всё выглядело, потому что осознала, что его уже никогда не будет в моей жизни, мне открылось волшебство, и теперь, я вспоминаю с улыбкой всё, что довелось пережить. Я стала другим человеком, потому что смогла пережить. Мои стремления привели к результату, которого сильно желала. Внезапно. Как только стал готов мой разум.

Так будет и с тобой, если ты также веришь и сильно желаешь, а пока не теряй времени, освободи свой ум от тревог, прочти мою книгу. Возможно, именно она станет тем самым ключом, и ты откроешь ею двери в чудесный мир, где нет ничего невозможного!

Я не сторонник тех, кто считает, что жизнь — это борьба, или что жизнь есть страдание. Мне нравятся считать, что жизнь — это путь, процесс, движение, поток чистой энергии, исходящий из мира, и проходящий сквозь нас.

Как мы будем проживать каждый день, строя свою жизнь, с каким настроем распахнём двери в этот мир, как ко всему будем относиться, как будем решать задачи, которые предложит нам мир, к каким выводам будем приходить решать только нам. Ведь всё это в итоге определит, какая у нас сложится жизнь, и какая личность получится из нас.

Научиться отдавать стало лучшем умением из всех, что я обрела. Копить и излучать энергию, и заряжать ею окружающих людей, и ничего не ожидать взамен. От жизни можно получать только одно — удовольствие, но прежде, этому нужно научиться. Это моё мнение, и я действительно так думаю.

Существует множество вариантов получить удовольствие, но всем уже известно, что не каждый из них является источником энергии. Это умение приходит внезапно, как озарение.

В один прекрасный день вся жизнь может полностью измениться и стать экстраординарной, даря такую же энергию и забирая к себе в свой энергетический поток, освобождая разум от всего, что раньше беспокоило и тяготило. Тут всё зависит только от нас. Мы сами выбираем.

В жизни есть тысяча причин, чтобы радоваться и ради них жить, тысяча дней и ночей, а то и больше для того, чтобы осознать ощутить и понять свою цель. Не ту, что пытаешься сформулировать, глядя на тех, кто пишет об этом, а ту, что приходит изнутри и даёт тебе смысл жить. И может показаться, что она возникает из ниоткуда. Но, если оглянуться на свою жизнь и увидеть смысл во всём понимаешь, что ради такой цели стоило всё пережить. Я благодарна за свой путь и свою жизнь, потому что поняла, что мой путь, это живи, люби и никогда не сдавайся!

Дорогой читатель, нам предстоит неоднозначный, в плане эмоций и чувств путь, мы отправимся в искалеченную душу ребёнка, поэтому запасайся носовым платком, валерьянкой, а можно и стопочкой, если это будет нужно.

Я негативно отношусь к алкоголю, поэтому пишу эти строки только лишь ради шутки. Ко всему пережитому предпочитаю относиться спокойно: да, это было, но оно давно ушло, как вчерашний день. Да и какая разница, что было в прошлом, когда ты живёшь настоящим и ты в нём так счастлив!

Не принимай ничего близко к сердцу, пусть всё изложенное отныне принадлежит этой бумаге.


Итак, читатель мой, ты готов к путешествию? Что ж, тогда идём со мной туда, где к моему счастью, больше мне не придётся бывать никогда.

Родная семья — чужая я

Часть 1

Моё детство, как у тебя и у других было разным.

Воспоминания начинаются со старого дома. Это был по-настоящему забытый временем домик. «Убитые» ставенки, завалинка, кривые стены, прогнившая и поросшая мхом крыша. Тот дом мне сильно запомнился, он как будто был уютным. Стоявший посреди обильной зелени, окружавших его усадеб, и, окутанный душистыми ароматами полевых цветов.

Лучший Новый год в своей жизни мы праздновали именно здесь, в этом доме. Был богатый стол, всё было красиво украшено, стояли конфеты, их было очень много. Сладко пахло мандаринами. Стол был высоким и до него было не дотянуться. В нас бегала радость, подпрыгивая и веселясь, как ребёнок.

Старшей сестре запомнилось, что у нас тогда была живая ёлка и она стояла достаточно долго. Когда спали на диване, игрушки изредка срывались с засохших веточек и падали на пол, разбиваясь от удара. Это было так волшебно.

Дед Мороз подарил много классных игрушек. Тут были пупсы для меня и сестры, и игрушки, и даже детская посуда. Мама подписала на ножках пупсов, Наде Ваня, а мне Маша. Чтоб мы не ругались и не путались. Ну, и хорошенькими же они были. Были белки-качалки, милый мишутка, сделанный из пластмассы, ёжик, юла и много чего ещё. Но самой классной игрушкой была каталка «Три поросёнка». Такая весёлая штука, катишь вперёд, внутри подпрыгивают один за другим поросята.

Кухонный сервис был в большой коробке, это, ещё больше вызвало нашего восторга. Мы, конечно же, сразу с радостью побежали играть, как вдруг отключили свет. Сидим с ней ждём, а света всё нет, а нам так играть хочется и поскорее.

Запомнилось, как мы с мамой пельмени лепили, это было так здорово, она разрешала помогать, а нам только этого и надо, в детстве такое занятие, казалось очень интересным, да и приятно потом искать в тарелки свои пельмени. А когда мама варила холодец, мы сидели рядом и ждали, когда она даст нам косточки.

Случай. Мне тогда было около двух лет. В те дни у нас окотилась кошка. Маленькой была и потому легко могла прятаться под кровать. Казалось, что это самое безопасное место на свете. И не представляешь каким счастьем было для меня, увидеть там, однажды, маленьких миленьких котят! Мы со старшими братом и сестрой кормили их из пипетки, советской, с очень прочным стеклом и толстой резинкой.

В те годы мы жили вчетвером: мама, старший брат Саша, старшая сестра Надя и я. Моим именем было Алёна. Мама оставляла меня на старших и куда-то уходила.

Летом, солнечным днём, средь белого дня, что-то, внезапно и ни известно откуда, страшно загрохотало, да так сильно! Я в это время играла в доме. Ух, всё ещё помню это ощущение ужаса, когда просто не понимала, что и откуда. Моё тело бросило в дрожь, не знала куда бежать. Мама была на улице, стирала бельё. В панике побежала из дома. Яркий дневной свет ослепил. Остановившись на пороге дома, держась своими ручками, словно ища защиты, за покосившейся дверной проём, я замерла от увиденного.

Прямо над нашим домом летели чёрные громадины, издавая грохот, который, как казалось мне, отражается словно рябь на воде в моём сердце. Это летели пожарные, обгоревшие до черноты, вертолёты с пожара! Не сумев совладать с теми чувствами, которые охватили моё детское сердечко, я забежала в дом и в считанные секунды спряталась в самое безопасное место на свете — под кровать.

Больше никогда не видела ничего подобного в своей жизни. Меня это так впечатлило, что, когда была очень высокая температура, в первый год моей жизни там (она под сорок была), я бредила этим грохотом. Это любовь.

В висках давило, грохот всё раздавался и раздавался, всё громче и громче и под этот грохот растворялась в своём бреду, всё больше и больше, словно зависла в том измерении, на века, застряла в мгновении. Не знаю, доводилось ли тебе, когда-нибудь ощущать подобное. Словно паришь над собой.

Я была готова навсегда уйти из этой жизни. Покинуть всех. Прочитав эту книгу, ты поймёшь почему тогда об этом думала. В бреду своём видела огромнейшие штуки, похожие на гигантские механические «шестирёнки», которые двигались, вздрагивали, выпуская волну и издавая такой же сильный грохот, какой идёт от запуска вертолёта или огромного трактора. Волна глушила меня. Это то, что теперь восхищает и заряжает меня безумием. Грохот манил меня, я шла, протянув руку прямо к этим громадинам. Но чей-то настойчивый голос вытащил меня из бреда.

Кто это был и где я тогда была ты узнаешь дальше по ходу рассказа.

Влюблюсь в разного рода громадины: полюблю всю сельскую и строительную технику, вертолёты, мотоциклы, трансформеры и всякие сложные автоматизированные механизмы. Завораживает уже один только вид.

Помню, как я любила гулять, и до сих пор, и не отказалась бы погулять, и сейчас, со старшей сестрой Надей. Для меня это были не просто прогулки, а целые путешествия!

Хотя Надя не всегда любила, что я за ней ходила. Она всячески пыталась избавиться от меня. Так почти все старшие делают. Вспомни, было ли у тебя такое, если являешься старшим?

Республика Бурятия, Прибайкальский район, село Кома, конец 80-х, колхоз. Село было основано в конце XVII века, как казачье поселение к востоку от Итанцинского острога. В советское время — центральная усадьба крупного колхоза им. Сталина.

Маленькие бродяги. Иначе эти действия и не назвать. Мы гуляли по разным усадьбам, одна усадьба переходила в другую.

Пред нами картина: две девочки, одна поменьше, другая побольше, высокая трава, кругом зелено и красиво, идут не известно откуда и куда. Одна другой что-то бесконечно болтает, вторая идёт следом, рассматривая внимательно то, что показывает первая.

В пути моя сестра всегда рассказывала мне интересные истории, которые сама придумывала на ходу. И откуда столько всего волшебного было в её детской головушке!

Ведала мне истории о больших замках и королевствах, о том, что они были заколдованы и находятся, где-то там за усадьбами.

Рассказывала о необычных местах и их обитателях, волшебных деревьях с сочными плодами, разных вкусностях и о наикрасивейших цветах, что растут в садах, тех замков.

Она знала все волшебные травы, словно сама была волшебницей, и знала, какие они придавали необычные свойства.

Знала всех обитателей лично и часто рассказывала, что они могут появиться только перед избранными.

Она была фея, неземная, красивая, независимая и очень смелая. Восхищала. Именно такой мне виделась в те годы моя сестра.

Мне так хотелось уйти за эти дальние дали, так хотелось, хоть чуточку отведать тех вкусностей, которые я воображала. Хотелось быть на столько хорошей, чтобы те обитатели появились и предложили дружбу. Мне грезилось, что там будут любить меня.

Да, это были, всего лишь на всего, детские фантазии моей сестры, но не для меня! Никто не мог предположить какой мир эта фантазия во мне создаст. Я со всей страстью слушала её рассказы. Каждый раз ждала нового путешествия и верила, что однажды, мы выйдем на замок, сестра познакомит меня с обитателями тех необычайных мест.

И когда мне было особенно тяжело, воображала, что настанет время и я побываю там. Ничего не боялась, гуляя с сестрой. Даже тех чудовищ, о которых она говорила, потому что знала, что Надя рядом и спасёт меня.

Усадьба. И ещё усадьба. Жарко, а дом ещё не видать. Опять далеко ушли! Но я была готова терпеть что угодно, только бы тихонько шагать за сестрой и слушать её волшебные истории.

Искренне верила в каждое её слово. Каждый раз надеялась, что именно в это путешествие мы попадём туда. Расстраивалась, что не успели дойти, придётся возвращаться и успокаивала себя тем, что когда-нибудь обязательно дойдём.

Как-то, нашли в траве какой-то череп, он был какого-то животного. Но и восторга в нас было!

Там было очень красиво. Помню, как пасху праздновали. Мама покрасила яйца в луковой шелухе. Яиц было много. Мама, если что-то делала, то делала всегда очень качественно. Такие яркие были! Мы брали их и бежали на край усадьбы, потому что там была горочка, которая плавно спускалась к небольшой речушке. В речку окунали свои косы, подобно русалкам, ярко пахнущие ивы, растущие по её краям. На вершине ставили на старт яйца и пускали их, и смотрели у кого быстрее добежит до речки.

Однажды, уже взрослой молодой девушкой, окончившей университет, я вдруг пойму, что живу в потустороннем мире, далёком при далёком от реальной жизни и не поверю в это, несколько лет буду жить в состоянии отрицания реального мира.

Часть 2

Как многодетной семье нам дали дом. Мама сама его штукатурила, красила и что-то там ещё. Одним словом, дом был без отделки, поэтому работы в нём было достаточно. Но, как помнится мне, его быстро привели в порядок.

Для меня это был огромный новый дом — целый особняк, казалось. Хотя на самом деле — это был просто двухквартирный дом. Мы получили квартиру. В ней было много комнат.

Наши соседи, были добрые люди. Но «почему-то» они как-то плохо стали относиться к нашим родителям, но при этом хорошо относились к нам. Угощали нас. Бывало, что мы с сестрой к ним за водой ходили, у них был электрический насос.

Надю тогда током ударило, и она на моих глазах вытянулась по стойке смирно, солдатом упала назад и тут же встала! 220В! Сосед ей в руки дал две вилки и сказал не соединять. Не знаю зачем, но она их соединила. Невероятно, но факт! Сестра осталась жива. Сосед выбежал из сеней, не веря своим глазам. Наверное, сама Вселенная оберегала нашу семью все годы.

Отчим тогда съездил за кедровыми шишками в тайгу с мужиками. Поэтому могу поделиться тем, что в моей жизни была комната, на половину заполненная чистыми кедровыми орехами. Для меня это были горы, которые были аналогичны горам золота Дяди Скруджа, из мультфильма «Утиные истории».

Мы делились орехами с соседскими детьми. Играли вместе. Мне запомнились игры в «пробки». А ещё, запах помады и несколько кукол. Играли «в семьи». Соседи в свою, а мы с Надей в свою. Хорошее было время.

Брали стаканы и ставили к стене, слушали соседских ребят, это они нас научили такому трюку. Так и общались между собой. Кровати стояли возле стены. Накроемся одеялом, вооружимся стаканом. Звук получается глухой. Нам это было интересно. Современные бы дети использовали рацию или телефон. А мы гранённые стаканы.

На пластмассовые крышки от банок щёлкали орешки и из ядрышек составляли разные узоры. Затихнем на какое-то время, а потом, соберём всё в горсть и кушаем, это так было вкусно! Узорами делились друг с другом, показывали, мол смотри, что получилось. У кого краше!

Я тогда вечерами с отчимом и теми мужиками любила сидеть у маленькой железной печке, что стояла на улице. С большим удовольствием слушала их рассказы о тайге. Верила во всё. С открытым ртом сидела. Мужики, как известно, в таких рассказах любят приврать. Меня выгоняли, бывало, что говорили плохое, но я старалась о том очень быстро забывать.

И вот, в моём воображении рисуются картины: медведище, который свирепо раскачивает кедр. Железная храбрость мужика, сидевшего на нём. Ружьё, упавшее с него. Охотничье геройство.

Вдохновлённая рассказами, когда увижу в фильме царскую охоту очень её полюблю. Да, бедные зверушки, но сама охота в фильме была прекрасной. Оттуда же мне нравятся борзые. У меня осталась любовь по сей день к охотничьему искусству.

Я и на рыбалку с мужиками ходить любила. Тогда уже младший брат был, отчим его везде с собой брал, ну, а мне-то тоже интересно. Пошли вчетвером, отчим, братья и я. Бегаю на перегонки с Толей от одного к другому, рыбку с крючка снимаю и в ведро её несу.

Было ещё и так, мы с Надей насмотрелись мультиков, загорелись идеей фикс и с воодушевлением побежали искать зонтики. Не поверишь зачем! Нашли, один ей, другой мне. Залезли на шкаф, да, повыше и давай оттуда прыгать. Идея возникла внезапно. Одна на две головы. Так, что я уже тогда убедилась, что невозможно летать на зонтике также, как Мэри Поппинс. Только зонтики поломали. От мамы получили. Оставили дом без зонтов. И это в то время!

При доме у нас была огромная ограда, то есть двор. В деревне её называли ограда. Большие сени (веранда), широченная лестница, покрашенная коричневой краской с двух сторон, образующая лестничный угол и ведущая в дом. Мне наш новый дом виделся дворцом. Не хватало только красной ковровой дорожки и корон для родителей.

Весь двор был в зарослях травы лебеды. Она была намного выше меня. Ходила между этими зарослями, отодвигала их своими маленькими ручками в стороны и пела: «ох, лебедох-лебедох, не дают жирафу воды». Откуда эти строки и почему жирафу, не знаю, может сама выдумала, но песенку и её мотивчик запомнила на всю жизнь. Потом, когда всю траву скосили во дворе, постепенно начало всё меняться, началась стройка.

Появился маленький огород, потом, построили стайку для коровы, там же, помнится держали свиней. Построили амбар, кладовку, баню, зимовье.

Запомнилось, как мы бегали по крышам тех построек, прыгали с этих крыш. За нашим двором картофельное поле было. Помню, как испытывала ощущение сомнения, находясь в состояние раздумья, когда стояла и собиралась прыгать. Запомнилось, потому что долго думала над тем, сломаются мои ноги или нет. Когда спрыгнула почувствовала резкую боль.

В том амбаре хранился мой велосипед. Сначала у меня был «букашка», а потом подарили «муравья». Странно, что его так называли, он мне больше напоминал осу. Ещё, у нас большая голубая железная машина была. В ней две педали. Качество запомнилось. Хорошо сделана была.

Вокруг дома были большие картофельные поля: за домом поле, и перед домом, и через дорогу поле. У нас было два, одно через дорогу и одно, где-то далеко, вот про него-то и напишу, рассказывая про случай с «камазом».

Сделали грядки, мама посадила редис и другую мелочь. Садили вместе. Мама показывала как делать углубления и бросать в них по одному зёрнышку.

Редис мне очень нравился внешне. Красивый овощ. Кругленькая, сладенькая, сочная редиска! А с белым хлебушком и вовсе объедение было! Особенно когда долго есть нечего.

Грядки были у окон с одной стороны дома, на них выходили окна кухни и нашей спальни, а дальше, треугольником в несколько рядов росла картошка. Я не понимала, зачем нам так много картошки? Мы её всё садили и садили. Поля огромные, жара.

В общем, во дворе территория была большая. Он был поделён на две части, которые разделяли маленький заборчик и красивые крупные цветы георгинов. На одной стороне был маленький огородик, на другой зимовье, баня, а между ними тропа, которая упиралась в амбары и стайку. Цветы георгины были зелёной изгородью. Красиво во дворе было.

Старший брат с сестрой «пошутили» надо мной, сказали мне, чтобы я сунула пальчик в цветок, когда там сидела оса. Я так и сделаю, не помню в деталях, как это случилось, они мне помогли или сама. Жалко осталось в моём пальчике. Такое ощущение было, всё, что старшие ощущали на себе, старались показать и мне. Так узнала новое для себя ощущение. Моя детская наивность опять подвела! Я давно уже понимала, что со старшими все шутки — это толстые «мишутки», но опять попалась на их уловки.

Как-то мы играли в магазин в нашем дворе. Построили огромные прилавки. Кирпичи, палки, кара от деревьев, шифер, пустые консервные банки — всё лежало на этом прилавке. Надя была продавцом, я не помню зачем, но мы с Сашей вышли из-за ворот. Брат нашёл чёрную лапу. Это была часть лапы и это была не игрушка — настоящая лапа от собаки — мертвечина. Старший брат завернул её в газету, сказал Наде отнесём. Не было отвращения и ужаса. Лапа и лапа. Он её спокойно взял. Ну, и я спокойна. В общем, сказал молчать, говорит это сюрприз. Круто, сюрприз!

Мы вошли в ворота. Надя довольная, как продавец, встретила нас у прилавка и предложила нам товар. Брат отдал ей свёрток. Помню, как она бросила её и завизжала, такое было ощущение что она сейчас взорвётся от ужаса. Это было настолько ужасно, наверное, именно в тот момент поняла, насколько это было страшно. Я не испытывала ещё такого. Это была не шутка, и даже не сюрприз.

У старшего брата иногда были очень злые шутки. Причём они появлялись внезапно. Было ещё много моментов, которым была свидетелем, но это лучше опустить. Всё было настолько не приятно, поэтому позволь, читатель, остальные оставить далеко в прошлом.

Потом, родители возьмутся делать насос и в ограде, прямо рядом с домом, экскаватор выроет глубокую яму. Между домом и обрывом маленькая тропа, я буду, опираясь о деревянную стену дома геройски ходить по краю обрыва. Холодок по спине, когда это пишу, а тогда было нормально.

Там же будет вход для того, чтобы забраться под дом. Волшебное место. Я любила там проводить время. Залезаешь в темноту и видишь перед собой коридорчик, который исписан полосками света — лучами солнца, проходящими сквозь доски — обделкой дома. Там был мир, портал, через который я выходила в мир своих грёз.

Однажды я расскажу младшему брату то, во что свято верила сама, то, что часто воображала. Историю про необычных существ, и что, если он полезет со мной, они нас угостят арбузом. Братик не увидит мой мир и назовёт меня врушей. Мне будет очень неприятно, ведь надо мной начнут посмеиваться дома.

Мама мне не верила и всегда отрицала то, что я говорила, что видела. Мне не верили. Только от этого мои видения не уменьшались, их, наоборот, становилось всё больше.

Часть 3

Помню себя, вечер, родителей нет, мы все ждём их. Когда очень долго кого-то ждёшь и не знаешь, он придёт или нет, возникает ощущение ненужности и брошенности, именно оно и возникло во мне. Тянущееся время.

Попытки успокоить и развеселить младшеньких. В доме темно. Близится полночь. Нас много. Все голодные, никто не спит.

Я стою на кухне и смотрю в окно. Из окна видна заправка, туда подъезжают лесовозы. Фонари жёлтые горят, так тускло-тускло. На душе скребут кошки. Я уткнулась носом в стекло и замерла так, продолжая наблюдать за тем, как качаются цепи, на столбах кузова лесовоза. Наверное, утром они поедут за лесом. Мучительное ожидание: когда же наконец родители придут.

Было, что, когда построено ещё ничего не было, только шла подготовка, во двор привезли кучу песка. Лучшей песочницы и выдумать нельзя было, много тогда там наших мелких игрушек «полегло». Я очень любила игрушки.

Маленьких сестёр ещё не было. Мама купила нам с сестрой новые игрушки, помню это. Она всегда старалась купить одинаковые. Сестре набор розовых зверушек и мне таких же! Ей кота в сапогах и мне такого же. Ей куклу, ну, и мне тоже!

Я свои игрушки берегла. Не помню кто, Надя или брат, в общем, кто-то из них пупса сломал, он на резинках был. А второго, что был у меня, мы с Надей сломали, она крутила ему ножку, фокус мне показывала, резинка в какой-то момент раз и не выдержала, лопнула. Вот у меня слёз было. Убить готова была за её фокус. Последний пупсик в нашем доме. Собрать этого пупсика мы не смогли.

Очень любила играть в игрушки: выстрою в ряд и передвигаю по одной свой «паровозик» по квартире. Путешествовали по всему дому, из угла в угол. В те годы наша родная бабушка умерла, возможно, я это картину видела на похоронах. Под столовый стол придём с моими игрушками, там мама что-нибудь готовит, осторожно руку подниму наверх, она мне в неё, что-нибудь в неё вкусное положит — я дальше играть.

Потом Надя у меня игрушки просила. А мне свои жалко, уже растеряли много, я всех одинаково люблю, как же могу отдать их, они же скучать без меня будут! А сестра всё просит «ну, хотя бы мишку дай». Мишка был просто милашка, синего цвета, пластмассовый, лапку во рту держал. Смотрю на мишку, а он мне головой в стороны, не хочет мишка идти к Наде. И зайка не хочет. И рыбка тоже. А ёжик тем более не пойдёт. Говорю ей, что нет у меня свободных игрушек. Ну, так Надя на абордаж, силой возьмёт!

Было, что не было ни одной игрушки. Такое тоже было. Мужики строили зимовье и деревья тесали, много баклуш было и срубов, я не знаю, как они грамотно называются, опишу так, там откуда растут ветки, топором срубали и получались щепки с глазком.

Ну, так я, баклуши, что побольше снизу положу, а те, что поменьше наверх поставлю, камнем, насквозь вобью гвоздь, который найду на стройке и моя машинка готова! Мне нравилось делать дорожки на земле, среди зарослей травы и играть в дорогу. Получалась саванна. Ползала бы и ползала за своими машинками. Специально пораньше просыпалась и уходила играть.

А щепки с глазком у меня были рыбками, я в рыбалку играла. Делала большой крючок из алюминиевой проволоки и привязывала его на верёвке к палке — удочка. Мне шёл четвёртый год.

Когда маленькие сестрёнки родились игрушек уже почти не было. Брали одежду, набивали её всем, что в кладовке находили и делали кукол. Ими и играли.

Ещё, мы на стройке других домов играли, на нашей улице дом строился. Бегали по строительным лесам. В «догоняшки» играли. Опасности нас подстерегали во всех углах. Но какая-то неведомая сила постоянно спасала нашу семью.

Вот из огня вытащила старшего брата, а вот уберегла старшую сестру, упавшую с открытыми ножницами в подполье. Сохранила мою жизнь, когда я чуть не перерезала свои вены, слетая с железной штуки с острым краем и ощущая, как она рассекает мне сгиб голенища. Вот сбережённые пальчики младшей Ириши, которая затолкала их в разбитое горлышко бутылки. Многое пережили.

Угар — после которого все выжили. Голод, который мог ослабить и унести любого. Болезни. А вот и наши попытки с братом растопить печь, огонь просто выпрыгнул из печи, а мы под замком. Жуть, да и только! Но мы выжили! Тут сомневаться в чудесах этого мира точно не будешь!

Часть 4

Дом находился рядом со зверофермой, она была «почти» через дорогу. Выходишь из дома на нашу улицу, за воротами дорога шла, и сразу направо. Идёшь по дороге прямо, около километра вперёд, проходишь всю улицу и выходишь на ещё одну дорогу. Наша улица врезалась в неё, словно ножка буквы «Т», сворачиваешь налево и прямо-прямо, там и будет ферма. Её было видно из окна нашего зала.

Ферма огромная была, часть её находилась параллельно с нашим домом. Но между ней и домом было картофельное поле, поделённое на несколько участков и, которое начиналось через дорогу от нашего дома и упиралось в ферму. Уже не помню сколько там соток было, наверное, около десяти или больше, тогда про такое понятие знать-то не знала, но мне те поля казались достаточно длинными. Мама на ферме работала дояркой. Хорошая работа для деревни.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 351