электронная
36
печатная A5
362
16+
Хранитель Разума

Бесплатный фрагмент - Хранитель Разума

Объем:
234 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-4727-4
электронная
от 36
печатная A5
от 362

Пролог

Середина зимы, что может быть лучше? За окном непрерывно валил снег, ветер с силой стучал в окна, из труб домов шел дым. Обычный деревенский день. Несколько мужчин с лопатами ходили по дорогам, расчищая их, дабы лошади могли пройти. Хотя… конечно, это всё не ради лошадей — за выполненную работу тебе нальют кружку, а то и подарят бочонок отличного портвейна, а может, и деньгами дадут, серебром да золотом.

На самом углу деревни стоял небольшой дом, почти полностью сделанный из дерева. Дверь была маленькая и стальная, а чтобы войти внутрь, взрослому человеку приходилось нагибаться.

— А расскажи ещё раз ту историю. Ну, дядя? — то сидел парень, лет четырнадцати, на диване в небольшой комнате, в потрепанной одежде.

Рядом находился человек с морщинами, черными волосами и проседью на голове, держа в руках сверток, то и дело его теребя: разворачивая и сворачивая.

— Да ладно, ты уже сто раз слышал её… — кивнул он и хотел было встать, чтобы подкинуть дров в камин, но увидел, что в этом не было нужды и, положив руку на плечо племяннику, произнёс: — Ну хорошо…

Был один волшебник, в котором находилось истинное зло, гордость и корысть, жажда власти и могущества — Дирэс, что с гномьего древнего наречия — «Могущий». В один день жажда управлять всем миром и всеми народами взяла над ним верх. Колдун поднялся на самую высокую вершину горы Бруль’Задор, что когда-то принадлежала гномам, но сейчас в тех пещерах живут одни гоблины. Дирэс целую неделю бормотал заклинания, рисовал символы на горном полу и взмахивал посохом. Били молнии, лился дождь, но силы природы не смогли остановить обряд. Волшебник создал Аларис — большой розовый сапфир, в котором была заключена необычная возможность — контролировать разум любого человека, эльфа, гнома или даже орка; любого существа, живущего на континенте Галимбруз. Тогда воцарился хаос: короли людей, подчиненные Дирэсу, воевали друг с другом, эльфы воевали с гномами, и никогда еще война между длинноухими и бородатыми не затягивалась настолько долго…

Но были люди, которых не видел камень. Десять людей. Они назвали себя «Хранителями» и поклялись остановить это безумие и контроль обезумевшего мага. И настал судный час. Люди поднялись на Бруль’Задор и окружили Дирэса. Вновь загремели гром и молния, посыпались монотонные заклинания, шесть дней и пять ночей продолжалась это магическая война. И наконец — душу Дирэса заточили в его же камень. Но все попытки уничтожить Аларис обернулись неудачей. Тогда люди приняли решение расколоть сапфир: получилось ровно шестнадцать осколков. Хранители разнесли их королям и правителям в разные государства и королевства.

«Семь — людям, что правят под солнцем,

Четыре — братьям-гномам, что поселились в вершине,

Три — светлым эльфам, что в чаще укрылись,

И два — ночным эльфам, что под сводом тени

скрылись в ночи».

Тогда короли людей решили держать при себе осколки, но это привело к войнам. Ведь душа Дирэса была там, и она внушала в разум людей только корысть и гнев. Камни передавались по наследству, из-за чего войны довольно сильно затянулись на поколения, но мудрые светлые эльфы решили это остановить. Элларион — великий правитель светлых эльфов, держал при себе сразу два осколка, а его жена Линнила предложила созвать семь королей людей и четыре вождя гномов. Однако Элларион позвал еще и двух своих собратьев, ночных эльфов, чья кожа стала фиолетового оттенка после нескольких сотен лет жизни в лесу. На этом совете королями было принято решение спрятать камни, поскольку уничтожить их не удавалось. Гномы закопали их глубоко в земле, люди — спрятали в горах, ночные эльфы — в корнях деревьев, а светлые, будучи любителями магии, наложили на камни заклятия и спрятали в воде.

И казалось, все кончено и все может быть забыто… Но один из человеческих королей не смог расстаться с камнем. Ему казалось, что его обманывают, что однажды правители достанут осколки и получат возможность безграничной власти… Он обезумел и решил отдать камень своему сыну, дабы его род стал великим. Но после смерти отца, Иранло, как звали нового правителя, решил просто избавиться от камня. Он продал осколок одному купцу из другого королевства за несколько золотых, глупец. Больше никто не знал, где находится камень. Шестнадцатый осколок был утерян… Но не все Хранители узнали об этом.

1. Старые знакомые, новые друзья

Утром приятное зимнее солнце залило всю округу своим золотистым победоносным светом. В прозрачном холодном воздухе разливались дивные лесные ароматы. Вода в ручье, недалеко от дома дяди Гердера, покрылась ледяной коркой, а в маленьких бочонках и вовсе замерзла за ночь. Сварив себе немного овсянки на завтрак и сделав яичницу Арвиону, своему племяннику, Гердер надел коричневое пальто, небольшую шляпу-цилиндр черного цвета и вышел на улицу, раскуривая свою любимую трубку, которую он носил с собой, кажется, постоянно.

— Доброе утро, мистер Норкан! — то крикнул человек с большой сумкой через плечо, из которой торчали конверты.

— А, доброе, доброе, — не убирая трубку изо рта, приподняв шляпу, ответил он с улыбкой почтальону. — Я же просил называть меня по имени, Баратцер. Есть чего для меня?

— Извиняюсь, Гердер, — человек с сумкой улыбнулся. — Да, есть, так… где же оно… — Баратцер порылся у себя в сумке и достал помятый конверт с ярко выведенными на нем буквами, образующими «Гердер». — Да, вот оно, — протянул конверт. — Холодновато сегодня, правда?

— Немного, — выдохнул дым изо рта и взял конверт. — Благодарю вас, — развернулся и пошел к двери. — Всего хорошего.

— Ага, удачи вам! — почтальон застегнул сумку и пошел дальше по дороге, закидывая каждому в ящик письма и посылки.

Дома Гердер зашел в небольшую комнату, с одним круглым окном напротив двери, большой, деревянной люстрой со свечами на потолке и разбросанными бумагами на полу — в свой кабинет, где и аккуратно открыл письмо.

«Я надеюсь, к Вам дойдет это письмо, Гердер Норкан.

Сколько времени прошло? А воды утекло…. Я обещал не отвлекать, но дело срочное. Я слишком боюсь, что письмо перехватят, поэтому скажу всё при встрече. Скорее всего, Вы сейчас в деревне Гревилинд? Ну, разумеется там. Вам не составит труда сходить в таверну «Три трофея»? Я буду там вечером. Lain raf familos. Tuk raf nan».

— Учиться в этой жизни. Поучать в следующей… — прочитал Гердер и сложил письмо четыре раза, после чего убрал в карман. — Мог обойтись и без эльфийского.

Он глубоко вздохнул и, выйдя из своего кабинета, пошел в зал, где Арвион читал книгу, сидя на диване напротив камина.

— Что читаешь? — Гердер присел рядом.

— Да так, — парень закрыл книгу, и его дядя смог прочитать название: «Великие предводители и полководцы».

— А ты знаешь, какой капитан участвовал в осаде орочьей крепости? Во втором тысячелетии. До всех этих войн и осколков?

— Конечно, знаю! — Арвион сделал умный вид, но улыбка Гердера заставила его тоже улыбнуться. — Элварион Ронсон! А почему тогда не было осколков?

— Неплохо, неплохо, — Гердер уставился в камин. — Дирэс родился через пять лет с той осады… во второй день третьего тысячелетия, — он сглотнул. — И он родился в Кирговале, в нашем королевстве.

— Серьёзно? Почему ты не говорил? — парень поднялся с дивана и встал перед дядей. — В нашей деревне?

— Нет, нет… — он убрал руки. — Недалеко была деревня Кралл, сейчас ее нет, ведь то было шесть сотен лет назад. Во времена междоусобиц. Когда камни сводили королей с ума… А Кралл был близко к границе и первый принял на себя удар.

— А почему наша деревня осталась?

— Войну остановили эльфы.

Арвион задумался на некоторое время, а потом взял книжку и направился на кухню.

— Я сделал тебе лук, можешь сходить в лес с ребятами. Если подстрелите оленя, мясник вам заплатит, — Гердер улыбнулся. — А я схожу в таверну… — он встал и продолжил шепотом, говоря самому себе:

— Надеюсь, я еще вернусь…

Гердер вышел из дома, на улице стало еще холоднее, но, не обращая на это внимания, он быстро пошагал в сторону леса, где на окраине деревни и находилась таверна. На двери перпендикулярно земле висели головы оленя, волка и медведя. А чуть ниже крыши была оловянная табличка с надписью «Три трофея». Он зашел внутрь и ничуть не удивился тому, как на столе, с бутылкой эля, во все горло кричал импровизированную песню человек, а рядом с ним, по бокам, стояли еще двое таких же:

«Солнце светит за окном,

Мы в таверне все втроем,

Наливай ещё вина,

Будем петь мы до утра!»

Человек отпил из горла и случайно пошатнул стол, из-за чего двое других упали на пол:

«Вот один из нас упал,

Вот еще один уснул,

Орка мне в друзья давай,

Да скорее наливай!»

Выпил последние капли, да упал рядом со своими товарищами, кинув бутылку в сторону входа, случайно чуть не попав в Гердера.

Но тот не обратил на это внимания и направился в угол, где стоял круглый деревянный стол, окруженный тремя стульями. Сев за него, он жестом руки позвал парня, который ходил от столика к столику, принимая заказы.

— Мне суп, — на секунду посмотрел в потолок, — любой.

— А у нас сегодня только один, — парень что-то отметил в своем блокноте, — кроличий.

— Сойдёт. Еще три кусочка хлеба да воды…

— Сию секунду, сэр.

Гердер посмотрел в окно, которое было позади него: на улице опять пошел снег, который заметал следы редких прохожих. После этого перевёл взгляд на столик перед ним, где два человека что-то обсуждали.

— Это мускулистая двухметровая туша, панцирь которой не пробить ни ножом, ни мечом. Огромная пасть, с двумя рядами зубов, две пары крыльев и устрашающие руки-клешни делают их поистине опасными противниками, говорят, что один такой зверь может сразить целую роту людских солдат, но никто не видел их вживую, а значит, в эти байки можно не верить? — человек глотнул из стакана, в котором находился портвейн.

— Как их, говоришь, зовут…? — спросил его собеседник, барабаня пальцами по старому деревянному столу.

— Сар’раксы, — кивнул и отпил еще, — их так прозвали эльфы. Если не ошибаюсь… «Сар» — жук, «Ракс» — пустыня.

Гердер ухмыльнулся и решил вмешаться в разговор, то ли для того, чтобы ещё сильнее напугать людей, то ли просто от безделья, чтобы показать свои знания:

— Я вам больше скажу, господа, — встал и медленно пошагал к столику с собеседниками. — Эти твари поселились там недавно, они пришли целым роем с предводителем. Но… одни эльфы знают про них очень много. Сейчас эти земли прозвали «Забытыми». Говорят, кто переступит границу и встанет на песок в этой зловещей пустыне, тот может сразу попрощаться с… жизнью, — взял стакан, из которого пил один из людей, и сделал несколько глотков, после чего вытер рот рукавом пальто.

— Кто ты такой, старик? — спросил человек, у которого забрали кружку, но тут дверь таверны распахнулась, и там встала фигура, судя по очертанию людская, с капюшоном на голове. За окном ударила молния, а сразу за первым зашел второй посетитель. Они оглянулись, будто что-то выискивая и, остановив взгляд на Гердере, медленно пошагали к нему, на ходу снимая черные рукавицы.

— Я вас оставлю, господа… — Гердер встал, будто не обращая внимания на новых посетителей, и пошел обратно за свой столик в углу. Вдруг часы начали бить. Ровно восемь ударов — восемь часов. Вечер. Два незнакомца подошли к Гердеру, но тот из-за капюшонов всё ещё не мог их разглядеть.

— Гердер Норкан, я полагаю? — второй вошедший прокашлялся и присел на один из стульев, его голос был грубым и немного хрипловатым из-за мороза на улице.

— Да-с… — тот сидел с абсолютно спокойным лицом, подняв правую бровь.

— А вы никогда не опаздываете, — первая фигура сняла капюшон: это была девушка с темно-рыжими волосами, карими глазами и проколотым правым ухом, одетая в черную накидку с капюшоном.

— Я смотрю, Вы живете по тому же принципу, — Гердер заметил, как парень с блокнотом несёт к нему еду. — Сдачи не надо, — дал ему две золотые.

Девушка сверкающими глазами посмотрела на монеты, будто бы оценивая, насколько перед ней сидит богатый собеседник. Но, ничего не сказав, она достала из кармана кожаных штанов одну золотую, чтобы не показаться бедной, и дала её официанту, кивнув, дескать, чтобы принёс ей то же самое.

Гердер отломил кусок хлеба и поднял брови, смотря прямо в глаза девушки:

— Еда — источник жизни, — добродушно улыбнулся он. — Но, позвольте, что же привело вас, — он перевёл взгляд на мужчину, который так и сидел в капюшоне, — ко мне?

— Мне казалось, Вы должны были догадываться, мистер Норкан, — вдруг тот проговорил басом и медленно снял капюшон. Загорелая кожа, шрам под глазом и густые, длинные черные волосы делали его довольно серьёзной личностью.

Гердер опустил глаза, делая вид, что размышляет над вопросом, и, между делом, проглотил ещё несколько ложек супа, закусывая это хлебом.

— Нет, — серьёзно ответил он. — Хотя бы намекните. Почему именно в таверне? — он посмотрел за спины людей. — Столько ушей.

— Нам дошло послание от короля Ронаха, короля Фарины, — мужчина кивнул. — Неделю назад стражники одного из осколков были найдены убитыми. На их телах уродливые шрамы и… кровь была не красная, а черная. Будто отравленная.

Гердер подавился куском хлеба и поспешно запил его водой, разжёвывая как следует:

— Простите, а я-то что?

— Неизвестно, чьих это рук дело, — вмешалась девушка, — Альмолан прислал за вами, ведь…

— Альмолан? Если письмо от него — в нём говорится, что он сам придет сюда вечером, — Гердер положил хлеб. — И почему я должен вам доверять? Откуда вы знаете, что я…

— Хранитель, Гердер Норкан, — кивнула девушка. — Альмолан не смог прийти, поскольку больше некому было бы охранять Фарину от повторных нападений.

— Кроме, разумеется, добровольцев, ополченцев, стражников и королевской армии, — Гердер ухмыльнулся и положил руки на стол. — Так, что дальше?

— Я полагаю, что Вам придётся явиться в саму Фарину, другого выхода нет, — кивнула девушка и, хотела было встать, как вдруг с улицы послышался рёв.

Оглушительный, не человеческий, не орочий, и даже ни одному из известных животных он не принадлежал. После него послышался быстрый приближающийся топот. Через секунды дверь таверны буквально вылетела, засыпая помещение щепками, а трофейные головы, что висели на ней, разлетелись по полу. В дверном проёме стояло существо, внешне напоминающее быка: на его боку были прикреплены золотые пластины, на спине выжжен какой-то знак.

— Кто это? — спросил спутник девушки, который тут же встал со стула, не скрывая ужаса на лице. — Минотавр?!

Но ответа не последовало. Гердер сидел, не шевелясь, на стуле, смотря то и дело на чудом уцелевшие часы на стене за барной стойкой.

Бык осматривал таверну, совершенно не двигаясь. Он дышал ровно, а из его ноздрей с каждым выдохом выходила тонкая струя дыма, будто он сам был каким-то механизмом, а не живым существом. Остановив взгляд на столике в углу, он развернулся в его сторону и ударил по деревянному полу копытом несколько раз, от чего там появилась вмятина. Несколько секунд он смотрел прямо в глаза своим будущим жертвам и вдруг, будто бы получив приказ, сорвался с места и понёсся к столику с сидящим за ним Гердером, расталкивая другие столики и сидящих за ним посетителей, сверкая красными глазами, где вместо зрачков был тот же самый знак, что у него на спине.

— Берегись! — крикнул Гердер, и то и дело, что успел отпрыгнуть, как столик превратился в гору щепок. Девушка мастерски пролетела через ноги быка и отползла на безопасное расстояние — к барной стойке, а мужчина, её спутник, лежал у стены: из его головы сочилась струйка крови.

— Гилм! — крикнула девушка, встав на ноги.

Бык медленно повернул голову и даже наклонил её чуть на бок, смотря на кричащую девушку — это ему не нравилось, это его злило ещё сильнее. Взглядом он бегал по всей таверне, не пытаясь более на чём-то сконцентрироваться, будто бы стал слеп.

Тут на входе в таверну появилась фигура, но разглядеть её лица и внешности было невозможно из-за темноты на улице. Она была невысокого роста с, похоже, луком в руках и длинной накидкой на спине, которая развивалась по ветру. Фигура осмотрела таверну, все гигантские дырки от копыт тяжеловесного быка на полу, дверь, которая лежала напротив, столики, превратившиеся в гору щепок.

Гердер, прищурив глаза, посмотрел на незнакомца, но в этот же момент бык поднял заднюю ногу. Человек не заметил этого и сразу же получил мощный удар копытом по лбу, от чего мгновенно потерял сознание.

Бык смотрел на незваную фигуру с луком и, сверкнув глазами, медленно пошёл в её сторону. Стрелок натянул стрелу, выпустил, но та, попав в стальную пластину на боку быка, отлетела. Он был уже рядом, незнакомец решительно натянул ещё одну стрелку, отпустил, и та со свистом полетела и попала прямо в правый глаз быка.

— Фо-кус, — медленно и по слогам проговорил стрелок, сжимая зубы в улыбке.

Опять раздался рёв. Девушка заткнула уши, а стрелок стоял, будто ничего не слышал, натягивая следующую стрелу. Бык подогнул передние ноги и чуть было не повалился совсем, но силы позволяли смотреть ему на победившего в несостоявшейся схватке незнакомца. Его уцелевший глаз теперь стал светиться желтым светом. Твердые руки стрелка сжимали натянутую стрелу и лук. Он будто бы наслаждался предсмертной беспомощностью существа.

Выстрел.

Бык потерял второй глаз и замертво упал, сломав все доски под собой на полу. Он сразу же превратился будто бы в чёрный пар и моментально исчез. Совсем. За этим последовала вспышка, от чего все посетители, лежавшие на полу таверны, потеряли сознание.

Гердер пришёл в себя только через два часа. Он лежал на скамейке, недалеко от лавки мясника. Возле неё стоял Арвион, о чём-то усердно споря с мясником.

— А есть ли у тебя денежки? Ну-ка, покажи, — и Сандрон, как звали мясника, нетерпеливо забарабанил пальцами по прилавку. — Ну же, говори, есть у тебя деньги или нет?

— Денег у меня и вправду нет, но у меня есть…

— Как это — нет денег? — возмущенно прервал его мясник. — И ты еще собрался мясо покупать! Что же, другие купцы тебе даром свой товар отпускают? Может, ты хочешь, чтобы и я тебе мяса без денег отвесил? А, впрочем, — он вдруг заговорил совсем другим тоном, — сейчас все равно слишком поздно. Завтра приходи. И с деньгами. А на сегодня с меня хватит. Лавка закрыта.

Глаза покупателя сердито сверкнули:

— Я не могу ждать до завтра, Сандрон. Дай мне хоть вон тот кусок, — указал на небольшую тушу, видимо, кроличью. — У меня есть вот что, — жестом фокусника извлек из кармана накидки небольшой, прозрачный, розовый ограненный камень.

— Где ты украл, — спросил Сандрон, не скрывая явного любопытства, — его?

— Я полагаю, этого хватит? — не обращая внимания на слова мясника, проговорил покупатель.

Сандрон взял камень в руки и с сомнением взвесил на ладони. Потом потрогал пальцем белые прожилки на гладкой поверхности, поцокал языком, положил драгоценность на прилавок и заявил:

— Понятия не имею, сколько он будет стоить. Но тебе, кажется, мяса надо? — мясник сверкнул глазами и указал на большую телячью тушу.

— Знаешь, я передумал. Я не знаю его настоящую цену.

— Три золотые?

— Но это же нечестно! — возмущенно бросил покупатель. — Он, наверняка, раз в десять дороже!

— Тогда чеши отсюда, я тебе не ювелир какой-нибудь, — угрюмо проговорил Сандрон и достал табличку «Закрыто».

Арвион на секунду задумался, но потом решил согласиться:

— Хорошо, три золотые.

— Отлично, — опять ухмыльнулся Сандрон, понимая, что остается в хорошем плюсе, — тогда я тебе сейчас помимо этого отвешу ещё мясца… — но он не успел достать весы, как, откуда не возьмись, появилась та девушка из таверны:

— Арвион, стой, — взяла она руку парня.

Гердер, не скрывая удивления, быстро поднялся и пошагал в сторону прилавка. Мясник сел на стул, завязывая мешочек с золотыми и серебряными монетами.

— Что здесь происходит? — спросил Гердер, наблюдая, как Арвион убрал камень в карман. — Арвион?

— Я просто хотел… — парень перебирал пальцы на руках. — Я хотел…

— Дай посмотреть камень, — сказал серьёзно Гердер, попутно протягивая руку Сандрону, чтобы поздороваться.

Андриэла, как звали девушку, быстро засунула руку в карман Арвиона и достала камень.

— Эй! — возмутился Арвион и попытался выхватить камень. Но Андриэла развернулась и пошла прямо по дороге, свернув на плохо протоптанную тропинку.

— Проклятье на мою голову. Если весть от Альмолана, то она всегда с приключениями… — помотал головой Гердер и поспешно догнал Андриэлу. — Где твой спутник?

— Я не помню ничего, кроме нашего разговора… — девушка нахмурилась и пожала плечами. — Я очнулась здесь, лежала рядом с Вами…

— Так и думал. Что это был за камень?

— Надеюсь, просто совпадение, но… — Андриэла достала из кармана камень, переливающийся фиолетовыми оттенками, и протянула его Гердеру. — Кажется, Вы знакомы с ним.

Гердер аккуратно взял камень, по его лицу можно было увидеть тихий ужас, но он старался не показывать этого:

— Этот осколок же принадлежит Валирану, то есть нашему королевству. Арвион! — Гердер развернулся. — Арвион! Где ты нашел его?!

— Я… — парень догнал своего дядю. — Там в лесу, — запнулся, — я пошел туда один.

— Что?! — Гердер остановился и всмотрелся в землю.

— Я хотел убить оленёнка, но промазал, — парень сопровождал рассказ движениями рук, — он побежал в сторону гор, и я решил бежать за ним. Но тут его убил какой-то зверь… Я не уверен, волк, вроде… — Арвион на секунду задумался. — Но это было так быстро. А потом на теле оленя такой шрам был… А впереди костёр; я думаю, почему не потушили, подхожу, а там сумка, порванная вся такая, кожаная. Я думал, пустая, взял её, а оттуда камень упал, и я…

— Вот же напасть, — прервал Гердер Арвиона и убрал осколок в карман.

В доме Гердера Андриэла рассказывала историю о том, как ей Альмолан поручил дойти сюда, как они вместе с Гилмом шли через леса и болота, и чего это им стоило.

Кирговал, королевство, где находится деревня Гревилинд, окружён горами, с одной стороны морской порт, с другой — лесная дорога, где раньше и была деревня Кралл, поэтому воевать с таким защищённым природой королевством добровольно никто не хотел.

Гердер принес из погреба сухих яблок, старого печенья и листьев для чая; поставил яблоки с печеньем на стол, кинул листья на дно чугунной кастрюли и залил кипятком.

— Мне казалось, Вы поели в таверне, — сказала Андриэла, положив накидку на один из стульев на кухне.

— А я сказал, что еда — это жизнь. К тому же… поел. Но не попил чай, — Гердер улыбнулся, взял накидку, которую положила девушка, и понес ее в прихожую. — Так ты вообще ничего не помнишь? — спросил он, возвращаясь на кухню.

— Нет, Вы ведь уже спрашивали?

— Да… — наливая чай Андриэле. — Я просто пытаюсь понять. Это похоже на магию иллюзии и, соответственно, где-то недалеко есть этот иллюзионист, а может, и не один.

— Магию иллюзии? — переспросила девушка.

— Я тебе всё расскажу, но чуть позже.

Арвион растянулся, показывая всем, что он достаточно устал за день и, наконец, — дома; пошел в зал, взял две книги с потёртой обложкой и лег на диван. Гердер с Андриэлой что-то обсуждали, пока за окном совсем не стемнело. Дядя показал, где девушке можно переночевать, сам взял свое пальто и вышел на улицу. Там сел на скамейку рядом с калиткой, достал свою любимую трубку и тихонько её раскурил, размышляя о произошедшем и говоря с самим с собой, смотря на дивное ночное небо, которое в этот холодный вечер было полностью открытым, сверкая тысячами звёзд на своём бесконечно длинном чёрном полотне.

2. Случайности не случайны

Взошло солнце, и его теплые лучи, проникнув в щель между ставнями, коснулись лица Арвиона. Он сел в постели, протирая глаза, потом спустил ноги на пол. Сосновые доски показались очень холодными. Парень с наслаждением потянулся, распрямил усталые ноги и встал, зевая и почёсываясь. Гердер, который проснулся очень рано, это было понятно по сваренной овсянке и убранным комнатам — дядя любил порядок, что-то делал на улице с большой пилой, которую ему подарил кузнец. Андриэла рассматривала библиотеку, причём довольно большую, выискивая что-нибудь новое и интересное.

Арвион надел башмаки, да так и застыл, глубоко задумавшись и уставившись в пол. По рассказам дяди он знал, что ровно пятнадцать лет назад его мать, которую звали Гилана, вернулась, наконец, в Гревилинд беременная, но без мужа. Она ушла из Кирговала, когда Арвиону было четыре года, а его воспитание поручила Гердеру. За все это время даже весточки не прислала. Однажды дядя решил отправить письма во все королевства, дабы узнать, зачем ушла Гилана. Через год пришёл ответ, в котором говорилось лишь: «Я должна была так поступить», и подпись.

И ещё одно не давало ему покоя: кто его отец? Гилана никому не сказала о нём ни слова, и кто бы ни был этот человек, он никогда не приходил в селение в поисках сына. Арвиону очень хотелось узнать хотя бы его имя и откуда он родом.

Парень вздохнул и принялся тщательно умываться, вздрагивая, когда капли ледяной воды попадали на шею и на спину. Приведя себя в порядок, он достал свою одежду: длинные брюки, которые приходилось подгибать, и серую рубашку.

— Доброе утро, — сказала проходившая мимо Андриэла.

— Взаимно, — Арвион робко и приветливо улыбнулся, после чего направился на кухню.

Там он наложил себе немного овсянки и, поставив на стол, принялся есть, иногда поглядывая на небо в окне. Солнце казалось каким-то на редкость бледным и холодным, и проку от него было мало. А в дни снегопада из города до деревни было вообще сложно дойти. Дорогу заметало, лошади скользили…

А если осенью не успеешь убрать урожай, то, считай, зиму пережить — не переживешь. Ведь купцы приходят довольно редко, чаще всего раз в год — весной. Привозят всякие безделушки, одежду, продовольствие, книжки… и даже меняются с жителями на что-нибудь, что можно продать в том же городе.

Но в этом году, похоже, они решили прийти намного раньше срока.

— Эй, подходи, налетай! Одежда, игрушки! — кричал мужчина с большой синей шапкой и пухлой внешностью, что довольно характерно для торговца. Он стоял посреди деревни, рядом с ним находился большой круглый стол, где были разложены вещи на продажу.

К торговцу уже спешили дети и женщины. Мужчины, повеселев, сложили часть урожая, приготовленную на продажу, в тележку. Гердер надел на пояс кожаный кошель с несколькими монетами, а Арвион решил не торопиться, ведь если пришел один — будут и остальные, может, у них и дешевле товар будет.

Гревилинд был самой обыкновенной небольшой деревней, но сейчас, когда прибывшие купцы раскинули вокруг него свои палатки, он казался гораздо больше. Королевство Кирговал славилось подобными ярмарками в своих деревнях, даже самых маленьких. Повсюду слышались смех и крики детей. На свежевыпавшем снегу яркими пятнами выделялись многочисленные повозки и костры. Особенно впечатляли несколько шатров, где устроились бродячие артисты. Между деревней и палаточным лагерем тянулся непрерывный человеческий поток.

Возле ярких палаток и прилавков толпились люди. Испуганные шумом, ржали лошади. Снег был утрамбован до блеска, а в иных местах его до земли растопили горящие костры. Запах жареных орехов перекрывал все прочие разнообразные и соблазнительные ароматы, висевшие в воздухе. Гердер обошёл несколько продавцов, выискивая что-нибудь интересное или необходимое для себя или для дома.

Арвион, наконец, решился выйти из дома. Взяв несколько серебряников, он закрыл дверь и отправился к купцам. Но пойти решил не сразу к ним, а через таверну «Три трофея», поскольку ему было интересно, что всё-таки произошло там вчера, и о чём так долго разговаривали Гердер с Андриэлой.

Арвион очень удивился, когда увидел, что несколько мужчин таскают доски прямо из леса, откуда слышался громкий звук топоров, прямо в таверну; другие люди ставили новую дверь, которую, похоже, просто сняли с какого-то старого дома. Это было очень странно. Обычно, даже после пожара, дом начинают восстанавливать только спустя неделю. А тут и одного дня не прошло. Кто за это взялся?

— Эй, пс-с-с, — подозвал к себе Арвиона мужчина, который стоял, облокотившись на стену подле окна.

Арвион сделал вид, что не заметил, тогда незнакомец сам подошёл к нему и положил руку на плечо. — Чудный день, не так ли? — показал свою широкую улыбку, из-за чего изо его рта вывалилась сигара.

— Да… может быть, — со смятением ответил парень.

— Не хочешь зайти в таверну?

— Но там же ремонт?

— Не вопрос, — развернулся и, хлопнув в ладоши, крикнул:

— Эй, давайте-ка на обед все! — после чего добавил: — И мне с этим парнишей принесите стейка или что тут у вас…

Арвион последовал за ним в таверну. Вернее, этот незнакомец шёл сзади, поэтому Арвиону ничего не оставалось, как зайти вовнутрь: дверь уже поставили, лишь трофейные головы не прикрепили. Человек сел за круглый стол прямо в центре, положил ногу на ногу и скрестил руки на груди.

— Да ты садись, — кивнул на стул рядом.

Через минуту дверь распахнулась, и зашел мужчина, который нёс две тарелки с жареной бараниной.

— Я только что поел, — сказал Арвион, когда перед ним поставили тарелку.

— Я уверен, что ты ел какую-нибудь кашу — переваренную, недосоленную… — поднял две брови, а потом, когда человек, который принёс баранину, вышел, незнакомец взял тарелку Арвиона и бросил ее в сторону окна: — Я бы тебе и не дал поесть, Арвион Норкан. Не хочешь узнать, как я нашел тебя?

Арвион посмотрел на разбитую тарелку и на баранину, которая прилипла к стене, а потом скатилась вниз:

— Эм, — перевёл взгляд на мужчину, невольно сглотнул и тихо ответил, — нет.

— Может, ты всё-таки спросишь? — человек сжал кулак.

— Я не хочу.

— Спроси! — встал и ударил кулаком по столу.

Арвион сглотнул, после чего спросил:

— Как Вы нашли меня?

Человек громко засмеялся и сел на стул, опять скрестив руки на груди и облокотившись на спинку:

— Забавно, что ты спросил… — он ухмыльнулся. — Тогда сделаю вид, что я рассказал, как пришёл сюда из Фарины, как я виделся с Ронахом… Но это не суть. Я тут гулял в лесу, камни собирал разные… Все камни взял, а один оставил в мешочке, ты не знаешь где он? — поднял правую бровь. — М?

— Не совсем, — ответил Арвион.

— Может, ты знаешь, кто убил моего питомца? — достал небольшую трубку из кармана и закурил. — Такой бычок небольшой, — выдохнул дым, — или оленя хотел пристрелить…

— Бычок? — удивленно спросил Арвион, сглатывая слюну.

Незнакомец расхохотался, а Арвион забарабанил пальцами по столу, но тут дверь резко открылась, и в таверну зашел Гердер:

— Вилнс! — сказал он громко. — Отойди от него!

— А ведь хорошая была встреча…, — Вилнс медленно достал нож из-за пояса. — Я ведь не закончил разговор…

Следом за Гердером вошла Андриэла, натягивая стрелу на лук и целясь в Вилнса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 362