электронная
200
16+
Гражданин? Пройдёмте!

Бесплатный фрагмент - Гражданин? Пройдёмте!

Сборник стихов


Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-9743-1

Декабрь

Секунды бегут кавалькадой…

Как будто был юным  вчера.

Вот так за порой листопада

Идёт  снегопада пора,

И лишь наблюдаю теперь я,

С потерями непримирим,

Как падают, падают перья

С пушистых небесных  перин

И чиркают по капюшону.

Их гонит по свету пурга,

И известью недогашёной

Кипят под ногами  снега.

Февраль

Так весь февраль — то слякоть, то  мороз,

В вечерний  час, когда редки машины,

В моём окне  меняются картины

Как странный результат метаморфоз.

То как от слёз  размазаны огни

От светофора по  дороге влажной

И крыше жестяной, и  капле  каждой,

В которых отражаются они.

То виден светофор сквозь серый снег,

В пороше  путь — то красный, то зелёный

И только крыша кажется белёной,

Как бровки и деревья по весне.

И красные огни машин бегут,

Зелёному огню спеша на  встречу,

А  в небе звёзды на дежурстве вечном

Ночной покой планеты стерегут.

От  красоты мой глаз не устаёт.

Вот так пейзаж ночной у нас расцвечен.

В той мере он изменчив, что и вечен,

Как смена настроений и погод.

Обидчивым на критику

Поэту место на Парнасе,

Чтобы стихи писать про нас,

А не в народной серой массе,

Жаль, не резиновый Парнас.

Своя, поэтому, поэту

Дорога в гору дорога,

И, по-хорошему, планета

Не та нужна, а где снега.

Не гаснет солнце огневое

Над белоснежностью вершин,

Где только ветер вольный воет,

Где свой Пегас и свой аршин.

Но путь туда тернист и долог,

И ждёт ли слава иль позор?

Падение иль звёздный полог.

Не полог путь за кругозор.

На горе только графоману

Орёл на той горе живёт,

И клювом критики он рану

Ему в печёнке исклюёт.

И коль тебе её не жалко,

Терпи, как Прометей терпел.

Или полегче доли взалкай.

На свете много разных дел.

Но брось писать, перо не мучай

И дай бумаге отдохнуть.

Соизмеряй желанье лучше

И к той вершине тяжкий путь,

Где лишь Поэт с орлом небесным

Один на равных может жить

И с ним дружить, и петь с ним песни,

И вольно над землёй кружить.

Слова я подбираю

Слова я подбираю

Как в поле колоски.

В работе той не зная

Ни  грусти, ни тоски.

И спутник вдохновенья,

Со  мной мечта живёт.

Внять мира откровеньям

Она меня зовёт.

Мечтаю, чтоб звучали

И небо, и трава

И смысл чтоб получали

Свой истинный слова.

Ответ хаму-критикану

Я не ищу признанья у невежд,

Желанье совершенства мною правит,

И не питаю призрачных надежд

Кого-то восхитить иль позабавить.

Я различаю звуки слов в тиши

И рифмами свой путь я освещаю.

Пишу стихи я только для души,

Её в процессе этом очищая.

Хоть критике разумной рад всегда,

Но есть слова, что так на лай похожи.

Мне дела нет до них, всё — ерунда.

То — мухи прилетают с мест отхожих,

Гармонией делиться я хочу

И тем, что вижу в стихотворном свете.

Себе я цену знаю и молчу,

Кто знает толк в стихах, меня заметит.

Поэт  в России, как  сказал поэт,

Гораздо больше, чем  поэт в Европе,

Мишени, более доступной, в  мире нет

Для вылезшего  словно глист из *****

Другим  укажет, что в стихах не так,

А лучше б рылся он в  своём корыте.

Дурак в России  больше, чем дурак.

Он тут большой литературный критик.

Подумать о душе пора

Подумать о душе пора,

Забыв о суете и быте.

Дивясь проворности пера,

Стихи прекрасные пишите.

Задумайтесь над  слов ценой

И строф  размеренным теченьем,

И мир увидите с иной,

Вам непривычной точки зренья.

И ощутив в себе творца,

Поймёте, видя смыслов море,

Что  нет у творчества конца,

Оно — спасенье и опора.

Жизнь- это лабиринт…

Жизнь — это лабиринт, и мы плутаем вечно,

Не зная, что таит внезапный поворот,

И расспросить спешим впотьмах бредущих                                                                       встречных,

Боясь себя узнать в тех, кто назад бредёт.

И выход ищем мы из заблуждений прежних,

Пытаясь наугад узнать, куда идти,

Смысл жизни находя в бессмысленной надежде,

Что ждёт нас не тупик, а выход впереди.

Привет тебе, франция

Осталось  на каменных тропах

И в вереске сердце  моё

На Западе крайнем Европы,

На  маленьком острове Ё,

Где плещут бискайские воды

О скалы, и пахнет треской,

Холодным дыханьем природы

И крабом, и тиной морской.

Привет вам  на Западе дальнем,

Вы помните ли обо  мне,

Простом и общительном парне,

Невиданным  в той  стороне,

Где русских не видели  сроду?

Я рад, что пустили  в свой дом,

Свою  узнавая  породу

В характере твёрдом моём.

Я  помню, как в море ходили

На  яхте с тяжёлым рулём,

Как пиво янтарное пили

В яхт-клубе с живым королём

Романтиков то ли бельгийцев,

Что был и доступен, и прост,

И дул в добродушные лица

Холодный июльский  Норд-Ост.

Умножим, деля

Мне помнится сказка про чудо-горшочек,

Что кашу хозяину щедро дарит,

И даже когда её больше не хочет,

Раз сказано было: «Горшочек, вари!»

Так сердце не треснуло чтобы, мне ясно,

Должно оно лишнюю радость излить.

И чтоб не потратить богатство напрасно,

Должны мы с другими его разделить.

Коль делим мы радость на всех, кого встретим,

На всех умножается радость подряд,

И мир наполняется счастьем и светом,

И пламенем синим все беды горят.

Вещь в себе

Завидую  последнему  коту,

Учась его надменности спокойной,

Уменью щуриться на  мир так полусонно.

В нём уважаю эту я черту:

Все девять жизней чуя за спиной,

Уверенным в  своём быть превосходстве.

С достоинством, царям присущим, просто

Всё принимать, что мне судьбой дано.

И знать, что всё не стоит и гроша

В сравнении с покоем и  свободой.

Что несмотря на болести и годы

Жизнь только тем была и хороша.

И дать ответ уметь своей судьбе,

Ещё  уметь, скажу смелей и резче,

Быть в мире не забытой всеми вещью,

А самой нужной вещью быть в себе.

Умудрённость

Навряд ли в книгах ответы

Найду на свои вопросы,

И нынче занятие это

Я бросил.

Все книжки свалены в груду,

Напрасно я их листаю.

Стоит на столе посуда

Пустая.

Ни миллилитра, ни грамма.

Сижу у окна, мечтая.

Снежинки ложатся за рамой,

Не тая.

Но вот мне в окно улыбнулась

Какая-то пешеходка,

Потеря моя обернулась

Находкой.

Ну, знать, потерял не всё я,

И рад, что кому-то нужен.

Других я, кто жить достоин,

Не хуже.

Собрал чемодан улыбок

Сквозь тающие года я,

На гуще своих ошибок

Гадая.

Считая по убыванию

Годы как птичьи  стаи,

Лень — времени убиванием

Считаю.

И в лицах теперь я буду

Читать то, чего нет в строчках,

А есть только  в книге судеб.

И точка.

О знаниях

Свободу знанья лишь дают.

На твёрдой почве знаний точных

Как на скале орлиной прочно

Я на своём всегда стою.

Когда же непрочны они,

То спорщик вязнет в пререканьях,

С презреньем отметая знанья,

Что не вполне согласны с ним.

Он раб невежества и тьмы.

Им поклоняться склонен в споре,

Ну, что ж, кроты пусть роют норы,

А строить гнёзда будем мы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.