электронная
72
печатная A5
270
16+
GRAFFOSLOVE

Бесплатный фрагмент - GRAFFOSLOVE

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-9966-4
электронная
от 72
печатная A5
от 270

«Такова была речь людей

какова была их жизнь».

Cенека

«Живи, как пишешь, а пиши, как живешь. Иначе все отголоски лиры твоей будут фальшивы».

К. Н. Батюшков

«Осенняя этимология»

* * *

Мы можем лишь стремиться к цели,

Но достижение — не в нас.

Дай, Бог, понять, где путь короткий,

И сил пошли не впасть в соблазн…

А остальное?.. — Также важно,

Ведь жизнь — есть путь,

И смысл — в пути.

Но он — один, а пеших — много,

У всех есть время, чтоб пройти…

Но знай, потерянное время

Не восполняется ничем.

Суточный круг

* * *

Уходящая ночь

оставляет за собой право возврата.

Только придет день

и заставит тебя забыть черное.

Родись вместе с восходом солнца и

Оторвись от земли и стань птицей

в лучах приходящего солнца…

* * *

Дорога к себе… думай, ищи дверь.

Если остановился, то теряешь.

Новое и старое завяжи в узел,

возьми с собой, это станет твоим,

не бросай, храни, но у всего есть

тень…

* * *

Время остановится,

чтобы ты смог увидеть, что несешь.

Если не ощутишь ноши,

разве сможешь начать что-то новое.

Через понимание приходит

прощение и успокоение.

Едва ли ты сможешь

изменить этот порядок.

Радуйся, если исполняешь его.

* * *

Новое еще не родилось,

старое уже не живет.

Окно в завтра откроется во сне.

Четвертая птаха

успокаивает свое сердце мудростью.

Intro H.

Дорога, зовущая в небо,

дорога, открывающая землю.

Окружение и одиночество

в едином танце предвосхищения

чего-то неведомого.

Место, где ты всегда

и которое всегда в тебе.

* * *

Доверие — есть проникновение.

Радуга взаимных переживаний

из проникающих друг в друга цветов.

Утешение в собственном одиночестве,

где присутствие не значит,

что ты не один. Гармония в усилении и

взаимоисключении рядом идущего.

* * *

Многострадальное одиночество,

утопающее в океане иллюзий…

Истолковано неверно.

Раскрыто не до конца.

* * *

Потерянное находится,

но обретает иную форму.

Аккорд чувственной гаммы

фиксируется образом или символом.

Мир внешний находит

себе место внутри тебя.

Явное становится тайным.

Ты почти защищен от прошлых неудач.

* * *

Слезы закованы

в хрустальные звонкие цепи.

Молот, опускающийся на кольца,

стремится освободить их.

Если быстро цепь разобьется,

то и соль не почувствуешь в горле.

Хорошо тебе будет, коль умеешь следить

за весами «Отдай — и — возьми».

* * *

Грозу вечернюю с утра еще видно.

Осколки хранил, не избавился вовремя,

теперь принимай от них раны

скорбей и тревог.

Разве не знаешь, что тьма

рассекается светом.

Если забыл, то молись,

обращаясь к Свету.

* * *

Тень приобретает

самостоятельную жизнь.

Она входит со стороны света,

но не закрывает его полностью.

Света уже недостаточно, чтобы идти,

но хватает, чтобы стоять.

Кто знает, где будет

последняя остановка на неверном пути.

А если нет сил повернуть,

то время мириться с врагами.

Веление сердца

Счастье быть вместе, дышать единым вздохом, видеть одними глазами, стать единым на этом пути.

Единая радость, единые слезы.

Может, это единственное, когда тебя берут почти всего, и ты рад этому блаженству.

Я ищу это каждый день, я не могу и не хочу по-другому.

* * *

Радость, отданная двоим, обнимаемая четырьмя руками, живущая в двух сердцах.

Если он есть, то пришло время увидеть себя по-другому.

Благоговение души и стремление всегда быть рядом.

Если и что-то нарушает этот закон, то является чужим и бесполезным.

Новое в любви, когда жертва принимается со слезами благодарности.

Отведи от меня пустоту, я знаю, что пришло время учить, мне необходимо отбросить свои незавершенные дела, какая в них теперь польза для другого.

Какую дорогу ты укажешь, такой он и пойдет к тебе.

* * *

Живая и мертвая вода в одном сосуде, в котором нет дна.

Если мои ноги коснутся ее головы, и я не упаду, значит, этот выбор принесет плод.

Нельзя стремиться вверх, забывая про землю, вода хранит в памяти форму сосуда, река подчиняется берегу; река, нарушившая этот закон, подмывает берега и мелеет.

А знаешь ли ты, что ветер в руках не удержишь?

* * *

Меч, рассекающий воздух, похож на дождь, что с морем сравниться решил.

Умножь свою слабость, чтоб силу иную стяжать.

Желающий быть впереди, способен замкнуть цепь собою, быть может, в конце и есть начало пути?

* * *

Дорого стоит слово, еще дороже сказать.

Отвернись от меня, но не уходи, если ты еще жив, разве можешь ты навредить тому, кто спиною глядит на тебя.

Возможно, ты хочешь ударить меня, но молчание мое сильней твоих слов.

Едва ли нам станет лучше, если мы будет упорствовать в ненависти.

Раз мы решили быть вместе, оставим свои лица за дверью, они для тех, кто любой взгляд воспринимает как вызов.

И если ты обессилишь от жажды, моя кровь будет водой для тебя.

Если же я упаду, ты единственный, кто на меня не наступит.

Terra Pace

Дерево

Для кого ты, ответь мне…

Если только для Солнца? —

чей свет пьешь для жизни своей.

Разве сможешь понять

ты движение влаги от корней до ветвей,

и питающей лист…

чтобы осенью тот, упав,

обернулся землею…

— Если в смерти листа ты видишь мое назначение,

Значит прав тот топор, что целует меня,

Ржавея от сокотечения.

Вот начало пути —

я укрою тебя от палящего Солнца

в полуденный зной,

Вот конец —

и я стану доской гробовой.

оглянись уходящий,

Не правда ли — все совершенно…

Трава

Только ветер не виден,

но ты мне даешь его видеть…

Ты смиренна пред ним,

и он наделил тебя ласкою…

Разве это не радость?

идти, не чувствуя ног,

Утопать в бесконечной воде

земного летнего моря.

Акварель, питаемая росой.

Вот миг каждого года,

хранящий преданность земле.

А может это мудрость всего,

что не стоит лицом к ветру?

Ручей

Разбитое Солнце рассыпалось в холодные искры, дающие радость тепла.

Утоли мою жажду, утоли мою печаль, успокой меня и дай мне силы, остановившись, идти вперед, смотреть в себя, слышать себя…

Ты — песнь леса, лесная молитва, ты то, с чего начинается любовь.

Что я пред тобой, лишь камень из плоти. О! если бы я мог, как ты — скованный льдом петь свою весеннюю песню…

Часы из Солнечного Песка

Все, как будто впервые в моей жизни, незабываемое ощущение утра… и вновь открываю глаза, открываю окно, открываю весь мир и впускаю его в себя.

Едва заметная дымка прошлого сна еще хранит вновь обретенную девственность.

Снег и Сон — две вершины треугольника, последняя же будет Саваном — все это подчиняется времени и вот уже размытая дорога, а может быть это ручей бегущий в никуда.

Здесь скрыто сердце ледяное,

Здесь мысли спят и жизни нет,

Но есть рука, что заставляет,

Вновь биться сердце, видеть свет…

* * *

Новые, счастливые минуты, когда нигде нет зла, хватает сил, чтобы только поднять руку и отряхнуть прядь волос со лба.

Все плачет и смеется,

Вода дорогой льется…

Как краток этот миг ребячества…

Потом придет забота

и принесет сомнение

И вновь печаль проснется…

Ароматная, теплая кожа земли, это время зовет нас к прощению, слезы вновь возрождают нас к жизни, давая возможность начать все сначала.

* * *

Ликует мир и все надеется и ждет,

Какое торжество бессмертия…

Едва ли кто-то помнит, что вчера

он был вновь к жизни приведен из холода и ночи?

Томится ли здесь сердце,

растворенное в природе?

Нет, он поет и верит.

От Завтра до Вчера,

здесь вечный миг Сегодня…

Всеславнейший звучит из уст в уста

ответ — уверуй ты в закон:

«Из Света в тьму…

и в Свет».

* * *

Очищение вновь возвращается,

дождь омоет и успокоит. Смотри — вот тайный огонь,

он не боится ни ветра, ни тьмы, ни дождя, великий шаг к себе с надеждой вернуться измененным — омытым, открытым, прощенным.

Есть еще время, плачь вместе с этим дождем, что нас омывая, дает нам надежду прощенными быть.

Не медли — омой свой разум водою,

омой свое сердце слезами…

Смотри — этот мир, с большими глазами,

вновь плачет.

Есть какая-то сладкая радость в печали,

Есть какая-то странная мука в скорбях.

* * *

Здесь холод в ярком солнце утопает,

И ночь накрыта белым, а над ней,

На черном — жизнь неведомых мерцает

Стремлений к нам из глубины теней.

И смерть как будто рядом, может быть,

То есть напоминание живому,

Что все — есть переход от буквы к слову.

Аккорд безмолвной скорби,

Радостью исполнен…

Что может быть древнее здесь

Союза двух сестер?

Лишь только Свет, идущий отовсюду

Источник вечных благ,

Предел земных стремлений.

Кто сохраняет твой разум в покое?

Колокол бьет…

Как можно не верить ему?

Разум и Ум вышли из Мудрости,

Смотри, они возвращаются к Ней.

(Кто нарушит этот закон, тот будет подобен сломанному дереву, лишенному возможности расти вверх. Рукою просвети свой разум, сокрыто там начало всех начал).

Река, дождем сошедшая с Небес,

Омыла нас, и к жизни призывает…

Душа вновь ожила

И плачет благодатными слезами,

Пусть будет грусть светла,

И слезы не иссушатся страстями.

(Кто нарушает сей закон, тот подобен дереву, что пьет корнями влагу всю подряд.)

Чему подобно дерево,

растущее в болоте?

Рукою сохрани тепло

души от пламени страстей,

Оно есть почва для зерна,

Что в сердце твоем прорастет

для жизни новой.

Сеющий же плевел — голод пожнет.

Если нет дела, как продолжения слов,

то слово разрушит тебя.

Зерно, проросшее в сердце твоем,

в развитии подобно реке.

Слово — живая вода, дела же — ее берега.

Коль нет берегов, а значит, нет дел,

Вода разольется,

так все прекращает свой путь.

Кто нарушает сей закон, подобен дереву, что без ветвей, а значит и бесплоден. Рукою призови на деланье себя.

Сияние в славе вечного из вечных, все проникает вглубь, исходит из себя, и путь любой в согласии с образом благого, в стремлении бесконечном к совершенству.

Кто нарушает сей закон, подобен дереву из камня, а камню из трухи. Рукою призывай себя к гармонии и радости, исполненной во всем.

Теперь неси, отдай

и знай, что нет иного,

В терпении ты найдешь

поддержку и покой,

В твоей душе теперь

три образа, три слова.

Ты между двух причин,

и выбор за тобой…

Intro Naturata

Время течет, смоет и радость и страх,

Брызги секунд,

минуты капель,

родники часов,

озера суток,

месяцы дождей,

годы рек и…

океаны веков.

Вода…

Она всегда едина,

но не во внешнем;

Откроет путь, свободна и чиста,

Но подчинится тверди,

как ветру паруса.

Дорогу выбирает

и вверх, и вбок, и вниз,

и зеркалом играет

с улыбкой детских лиц…

Одежда — цвет небесный,

забота о земле.

А время утекает

и камни оставляет,

и в воздухе мерцает

размытый силуэт…

Огонь

О, кто ты? Меч в руке несущий,

Стрела в ночи пронзает цель,

Тебе неведом путь коварства,

Тебе не близок путь страстей,

Хоть страсти жгут порой не меньше,

Но гибнут от твоей руки…

Герой, извергнутый из ада,

Когда ты спишь, ты — царь и друг,

Но были дни, когда в экстазе

Ты сеял прах и чернь вокруг.

Открыта тебе тайна смерти

И ведом жизни путь тебе.

Небесный дух в грядущей славе

Сойдет тобой к людской реке.

Воздух

Вуаль невидимо и нежно

ласкает свежестью чело

И поцелуй, как бы небрежный…

О, ты, невидимый избранник,

Ты зрим в незримости своей,

Знакомый с детства нежный странник,

Поэт просторов и полей.

Домой спешишь — но где твой дом?

Зовешь ты в путь, но я не в силах,

Как ты, на свадьбе вдруг уснуть

Или резвиться на могилах.

У каждого свои причуды:

В дыханьи флейты — песни жизнь.

Хозяин сам себе и всюду:

Ты сверху вновь стремишься ввысь.

Земля

Зерно хранишь, как мать в своей утробе,

Ребенка носит до поры времен.

Едва ли жизнь людей нарушит

Твой бесконечный, сладкий сон.

Мир ты несешь, подставив спину,

Склоняюсь вновь я пред тобой,

В тебе есть все — и колос жизни,

И крест, отвергнутый толпой…

И слезы вдов, и смех ребенка;

На перекрестке всех дорог

Укрой ты, юную девчонку,

От чугуна солдатских ног.

Любовь твоя ко всем едина,

В руках творца ты стала глиной

И плоть для духа родила.

Я вновь пою тебе победу;

О, сын земли, идущий к Небу.

Тишина

Теперь ты можешь все начать сначала.

И мир в тебе — залог удачных дней.

Шаги неслышны, медленны и вялы,

Но суть находит вновь лесной ручей.

И чистота, и брызг мерцанье,

Покорность трав, почет корней,

И ветра нежное касание,

И лобызание ветвей.

Нет больше в сердце раздраженья,

Исполнен пустоты сосуд,

Чисты наивные стремленья,

И в путь к Источнику ведут.

А где покой, там вновь и вновь

Ты встретишь юную любовь,

Надежду, как источник меры,

И радость благодатной веры.

Суета

Снова рассыпался день на часы.

Утро — без солнца, трава — без росы;

Час провалился в минутный песок:

Тело — на запад, душа — на восток.

Если находишь, то тут же теряешь.

Надо бежать, но вряд ли ты знаешь —

Адрес того, кто и словом и делом

Вновь насыщает и душу, и тело…

Встреча

Все как будто впервые —

вопросы, ответы,

Долгий час и день бесконечен.

Снова радость и…

больше ничего не нужно.

Теперь тебе не надо думать

— зря это или нет.

Радуйся этому, ты ведь видишь,

что это к тебе, это для тебя.

Если это обман, то какая разница

для тебя в этом именно сейчас;

Единение — новый ветер,

чудесное обновление.

Что искал, то и приходит,

а если это не то?

То смотри внимательно,

смотри; ты ошибаешься,

Ведь все это для твоей радости.

А если не увидишь и не поймешь,

Знай, что все это ненадолго,

Наступит время печали, чтобы ты

в следующий раз не прошел мимо.

Ты, как и я, мы все в этом похожи…

Отторжение

Ложь

Ловишь воздух руками.

Ожидаешь впустую.

Жатва нынче такая —

Все идет вхолостую,

Что не сеял, то жнешь…

Лицемерие

Любовь отравлена, а может,

это — вовсе не любовь,

А лишь желание понравиться другому?

И ты поверил, как всегда,

чужим глазам, немому слову.

Царь пал от хитрости врагов,

Что взяли, словно меч,

его уверенность в себе.

Едва ли кто теперь поймет, кто трус,

а кто герой в слепой войне,

в чужой стране.

Мир куплен чей-то ложью,

и ненависть живет в сердцах.

Ей двигает стремление —

не оказаться в дураках.

Речь опьяняюще сладка,

язык как плеть, он бьет под сердце.

И ты — приманка для чужих обид.

Еще раз берегись подарков частых,

принесенных ни за что.

Единственное из Множества

Вера

Все то, что невозможно объяснить.

Если найдутся слова, то они не отражают прочувствованное полностью.

Разве это не есть то необыкновенное, то, что окончательно завершает наше устроение на этом свете?

Аккорд, вечный и переполненный радостью, вся полнота пути, открытого заново, но всегда существующего…

* * *

Ответ один, а вопросов много. Твой поиск закончен, найдено решение — и это начало новых сомнений, проб и переживаний.

Кто-то тебе уже говорил, что все, что узнаешь нового, когда-то состариться, но ничего не забывается и не бывает ненужным.

Работа завершится, и ты поймешь, что все, что искал — сегодня правильно для тебя, и это станет твоей правдой, твоим вознаграждением за бессонные ночи.

Стыд приходит позже и заставляет все делать сначала, пока не совпадет твое внутреннее и внешнее. Тебе должно быть все это знакомо, если ты когда-нибудь начинал движение к собственной мысли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 270