электронная
112
печатная A5
544
18+
ГраффиК. История с продолжением...

Бесплатный фрагмент - ГраффиК. История с продолжением...


5
Объем:
448 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4517-7
электронная
от 112
печатная A5
от 544

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Шесть лет Ивин молчал. И вот он возвращается. Его «История» — книга-откровение. В ней основная часть его жизни. Та её часть, о которой никому… никогда…

И совершенно не важно, является ли Илья Ивин реальной личностью или же он результат творческой фантазии автора, происходили когда-нибудь описанные события или нет. Каждому дается право выбирать самому.

Но (почему-то всегда существует это противное, маленькое «но»)…

К какому бы выводу вы не пришли, лишь одно остается неоспоримой истиной:

6 сентября 2011года Ивин И. В. признан виновным в совершении преступлений… и приговорен к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.


Уважаемый читатель! Прежде, чем ты перевернешь этот лист, обязан предупредить о нескольких вещах. Все имена и фамилии естественно изменены, за исключением главного героя, ну и ещё пары человек, которые, я думаю, будут не в претензии.

По изначальной задумке хотел поменять и место действия, но это оказалось бессмысленным. В интернете до сих пор можно без всяких трудностей найти информацию и обо мне, и о судебном процессе. Не знаю уж насколько это законно, но информация находится в общем доступе, поэтому-то собственно географический перенос места действия и не состоялся. Кто захочет, без труда найдёт и свяжет одно с другим.

Ну и главное. Эта книга не преследует никаких целей! Она просто есть! Есть и всё!!! Странная история странного человека. Небольшая часть моей биографии, главным условием написания которой было соблюдение хронологии событий и правдивость. Да, да! Тут всё правда. Всё до последнего слова.

Если кто-то из тех, кто попал в эту книгу, сомневается, пусть проанализирует всё то, что о нём написано. Без обид и гнева! И тогда, возможно, найдет в себе силы признать что всё, что касается его лично — правда. Ну а если про каждого всё правда, значит… Значит правда ВООБЩЕ ВСЁ, с маленькой поправочкой. Написано-то мной. А точка зрения одного человека порой может быть ошибочной. Это что касается оценки в моральном плане, в остальном моя совесть чиста. Я был честен. Поехали!

Глава 1

Организм активно сопротивлялся пробуждению. Сознание плавало в каком-то сером киселе, не желая из него выбираться. Мысли были коротенькие-коротенькие, маленькие-маленькие, как у Буратино.

Ага. Вот одна сформировалась в более-менее понятную потребность. Пить хочется, просто сил нет. Вспоминаю, что где-то должно быть что-то жидкое. Так и есть, бутылка «Карачинской».

«Блин, какая-же она вкусная!» — попив воды, лег на другой бок.

«Интересно, сколько сейчас времени?» Алко-марафон длиною в десять дней заканчивается, уже завтра забирать жену из род. дома.

Стоп! А почему завтра? Вроде это вчера было завтра, а вчерашнее завтра — это сегодняшнее сегодня. О, наворотил то. Всё-таки туго соображается алкашам по утрам.

Нужно срочно найти телефон и посмотреть какое сегодня число. Забирать Александру с Танюшкой нужно в воскресенье 11 апреля в 10:00. Это помнил точно. Смутное душевное беспокойство о том, что я что-то упускаю, переросло в приступ паники.

Где же блин телефон, и какое сегодня, мать его, число?!

Телефон обнаружился минут через пять в довольно интересном месте. В левом ботинке. Разряженный. Слава Богу, зарядка на видном месте. Включаем…

Бляяяять!!! Воскресенье 11.04.04!!!!

Сегодня!!!

Бляяяять!!!

Мысли лихорадочно метались в голове. Время! Сколько времени?

Циферки на экране флегматично указывают на то, что до часа «х» осталось всего-то сорок минут. Маленький, но шанс на спасение. Блиин!!! Какой нафиг шанс? Сам-то я за сорок минут доберусь до род. дома, а ведь ещё нужна машина, нужно купить цветы и шампанское мед. сестрам и, естественно, счастливой роженице (убил бы тех, кто это придумал). Нужно забрать у бабушки Сашкину одежду, купить комплект, в которых заворачивают новорожденных. Всё… Я труп. Это просто нереально.

Сразу вспомнился вчерашний разговор с Сашкой.

— Ивин, если ты завтра, не дай Бог, опоздаешь, тебе этого никогда не прощу! Это будет последнее, что ты сделаешь, будучи моим мужем!

Я точно труп.

Ладно. Спокойно. Соберись, тряпка. Мы же вера с Мишкой договаривались, что он в 9:00 как штык у меня, с машиной. И где он? Нужно позвонить ему домой. Если трубку возьмет, значит, дома. Если нет, то в пути уже.

На попытку набора номера трубка ответила спокойным голосом оператора — «На вашем счету недостаточно средств для звонка». Вот же тварь бессердечная. Я тут понимаешь..А она…

Бляяяять!!! Это точно конец. Вот это попал!!! Где теперь взять телефон, да ещё и с деньгами на счету?

Диман!!!

Бегу к соседям. «Дима, Димочка, родной, хоть бы ты был дома!» Ну слава Богу! Открыл. Первая хорошая новость за утро. Быстро объясняю ещё спящему соседу свою беду, получаю его телефон, звоню.

— Алле?

— Ты какого хера ещё дома?!

— Дак это… Мы ж договаривались, ты звонишь с утра, я еду. Чё, ехать уже?

— Лететь, блять!!! Через тридцать минут надо ТАМ уже быть. Давай бегом!

— Ага. Понял. Еду.

Так. С машиной вопрос решен. Минут через двадцать он будет у меня, ещё минут через десять мы будем в род. доме. Только толку-то? А одежда? А цветы? А комплект для маленьких? А ведь там будут все: мама, бабушка, теща, жена… Распилют… Ей Богу, распилют, если что-то будет не так.

Ещё себя надо в порядок привести. Пока ждал Мишку, почистил зубы. Два раза. Провел инспекцию комнаты на предмет посторонних вещей. Вроде всё в норме. Не идеально, конечно, но приемлемо. Уж при гостях-то, я думаю, претензий не будет, а там прорвемся. Вот только из зеркала смотрят красные глаза на серой морде. Король вампиров!!! И выхлоп поди дай Бог. Чисти ещё раз зубы, прячем глаза за солнцезащитными очками, пару жвачек в рот, немного больше, чем нужно, туалетной воды и… вуа-ля, гламурный поддонок готов к выходу. Ну всё… вперед в новую жизнь. Сюда я вернусь с полноценной семьей. С женой и дочуркой.


***

На улице ни Мишки, ни машины не было. Так как подъездной путь к дому был довольно длинный, я пошел навстречу. Дойдя до угла, уперся в киоск. Блин, ну нафиг его тут поставили? Сволочи. Совсем не берегут здоровье нации. Пришлось взять пива. Исключительно для поправки здоровья и обретения наглой уверенности, ну или уверенной наглости, тут уж кому как удобней. Дождавшись Мишку, мы втроем (я, мишка и бутылка) поехали в род. дом.

Встречали нас прям у крыльца. Папа понял всё без слов. С первого взгляда. Маме потребовалось на пять секунд больше. Это время было потрачено на вопрос:

— А не рановато ли ВЫ, сыночка, очёчки напялили? Начало апреля как никак.

Не желая выдавать все свои тайны сразу, а именно — не открывая рот, в котором находилось пол пачки «Дирола» вперемежку с лаврушкой, я просто продемонстрировал то, что скрывали черные стекла очков.

Теща, до этого непонимающая почти ничего, прозрела. Бабушка тоже. Нас было трое на трое. Я, за меня папа и дед. Против нас мама, бабушка и любимая теща. Понимая, что дело идет к кровопролитию, причем преимущественно к моему, я решил сбежать.

Поднявшись на третий этаж, я нашел там друзей жены, семейную пару, с которыми я, кажется, был знаком. Точно. Их просили заснять на камеру весь торжественный момент.

За закрытыми дверями в родильное отделение слышались голоса. Один из них был Сашкин. Я потихонечку позвал её через дверь.

— Ну наконец-то! Где тебя черти носят? — нападение было в шутливой форме. Первые три секунды.

За это время Санька поняла всё. Всё, что понял папа, всё, что поняла мама и всё, что дофантазировали у себя в голове бабуля и теща.

— Ну, тварь, держись! Доедем до дома, я тебе устрою!!!

Интересно было бы провести соц. опрос «счастливых» папаш на предмет: «А какими словами вас встречали в род. доме в день выписки?»

Готов поспорить, фраза, которой был удостоен я, займет далеко не последнее место.

— Где моя шуба? Цветы? Шампанское? Конверт для Танюшки?

Всегда удивлялся манере женщин в минуты волнений выдавать пятьсот вопросов за один выдох. И на какой отвечать? На первый? Последний? Или ответ не важен в принципе? Она ведь всё прекрасно понимала, вопросы были заданы для проформы.

— У тебя пятнадцать минут. Делай, что хочешь, но чтобы через пятнадцать минут всё было здесь!!!

Ха! Пятнадцать минут. Целая вечность! Я за прошедшие сорок совершил все подвиги Геракла одновременно (только, как позже оказалось, конюшню не слишком усердно прибрал), а тут а тут всего-то три осталось и времени вагон.

Я вернулся на крыльцо, где меня ожидали разгневанные родственники женского пола и, слабо защищающие меня, мужского.

— Так, ребята! Все разборки потом. Да, я говно, сволочь, урод и Бог знает кто ещё, сами придумаете дальше. Как бы там ни было, но нужно спасать ситуацию. Бабуля, с тебя шуба. Она у тебя дома, тебе её и тащить. Мы с Мишкой в магазин за конвертом, цветами и шампанским. Ну а вам, дорогие родители, выпала почетная миссия — оплатить всё это безобразие. С возвратом, конечно. — Эх, чего только не наобещаешь, находясь на волосок от казни.

Как ни странно, но мы всё успели. Нас даже почти не задержала ещё одна бутылка пива в дороге. Эта была уже как лекарство, на израненную, практически незаслуженными оскорблениями, душу.

***

Ну вот вроде бы и всё готово. Одежда для обеих мадам привезена, цветы и шампанское на исходной. Осталось дождаться, когда они будут одеты и всё… В путь… В светлое, так сказать будущее.

Дембельский аккорд спокойной жизни прошел на ура. Жаль, конечно, что уже прошел. Мне б ещё хоть один денечек. Ээх. Ещё и Мишка больную мозоль оттаптывает:

— Ну что, братан? Вот тачка, вот ключи… Вали, пока есть возможность. Сейчас выдут и всё, шанса больше не будет.

Юморист блин. Петросян местный.

А как всё замечательно начиналось. Сашка лежала на сохранении уже третий день. Свобода была хоть и не полной, но ощущалась всеми фибрами души. Днем на работу, вечером в род. дом попроведать супругу и до утра свободен. Никакого надзора со стороны.

Был очередной рабочий день, четверг. Необычно было то, что это было 1 апреля, до родов около недели. Работал я в Академгородке в небольшой конторке, которая налево и направо предоставляла всем страждущим ip-телефонию. Бизнес, на тот момент, довольно прибыльный, а следовательно и распространенный. По давней привычке свой рабочий день я начинал с кофе. Кофе, сигарета, проверка билинга своих клиентов, обзвон тех, кто должен был звонить, но не звонил, вот, собственно, и все занятия простого менеджера до обеда. Дошел я лишь до сигареты. Только прикурил — звонок. Это была тёща, которая срывающимся голосом поведала мне, что Сашка рожает. Сначала я принял всё за розыгрыш. Ну, 1 апреля, все дела. Потом дошло. САШКА РОЖАЕТ!!!

Позвонил в род. дом, медсестра уставшим, объяснять одно и то же, голосом сообщила, что моя супруга находится в родовой, всё идет нормально, и перед тем, как бросить трубку, посоветовала звонить позже. Это я потом узнал, что с периодичностью 40 минут — 1 час звонили её мама, моя тётя, моя бабушка, её бабушка, я и ещё три-четыре её подруги. Короче говоря, звонили все, кто являлся счастливым обладателем домашнего телефона, а так же те, кто уже успел обзавестись дорогущей сотовой связью. Тогда же мне было довольно обидно от того, что у меня тут, понимаете, событие практически вселенского масштаба, а она там нормально ответить не может!

Видя моё абсолютно не рабочее состояние, директор фирмы и мой непосредственный начальник по совместительству, отправляет меня в отпуск:

— Пока жену из род. дома не привезешь домой, на работе тебе делать нечего. Золотые лова золотого человека. Он видимо уже имел опыт отцовства, и ему со мной всё было понятно.

Ну что ж. Вперёд, в Бердск. Держись там, родная, я лечу к тебе на помощь.

Весь полёт окончился аккурат в приемном покое род. дома, дальше меня просто не пустили. Ну и ладно, буду ждать здесь. Пара звонков и вот нас уже пятеро: четыре верных друга и ящик пива.

Сидим. Ждём.

Ждали часов до семи, пока нас не подловили на очередном перекуре и не закрыли дверь в приемный покой. Уж больно шумно мы сидели.

Дверь пинали долго, пока не вышел единственный представитель мужского пола в белом халате, это был гинеколог.

— Ребята, вы бы не шумели, тут всё-таки больница. Обещаю, как только будут изменения в родильной, я сразу извещу вас об этом.

Следующие пару часов описывать смысла не вижу. Чего там только не было, вспоминать стыдно. Вот ведь идиоты. Я и по пожарной лестнице лазил к окнам родильной, и кричали, и звонили, и дверь пинали. В общем, «переживали» как могли.

И вот дверь открыла. На пороге он.

— Роженица под наркозом, кесарево. Девочка, без отклонений. Всё в норме, рост, вес узнаете позже.

— Погодите, — говорю. — А с женой-то что? Какой наркоз? Ты что наделал, урод?

Возмездие, в виде кулака, описав дугу, устремилось к переносице этого живодёра в белом халате. Хорошо Толян стоял рядом, вовремя перехватил руку. Стасик тем временем настойчиво запихивал доктора в недра приёмного покоя.

Доктор сбежал. Вышла тётя в халате и, боясь приближаться, через стекло двери популярно объяснила «что», «как» и «почему». Только после этого полегчало.

Всё-таки мужики как дети, ей Богу. Пока маленькие и несмышленые, за нами приглядывают мамы, чуть постарше мамы и подруги-любимые воспитывают, в более зрелом возрасте — жёны либо любовницы.

Но в жизни каждого нормального мужика случаются какие-то радостные моменты, когда они освобождаются от гнёта семейных обязательств, когда женское иго временно теряет свою власть над бренным телом порабощенного самца. И время это — рождение ребенка и сопутствующие тому процедуры.

Каждый счастливый муж и отец с трепетом вспоминает тот момент, тот сладостный миг, когда человек в белом халате объявляет счастливому главе семейства, что он собственно уже отец (или в очередной раз отец), что с его женой всё в порядке, ребенок здоров и весит столько-то. В этот момент ты понимаешь, что волноваться уже хватит. Всё закончилось благополучно и пора вознаградить свою израненную душу порцией чего-нибудь горячительного. Короче — вперед! В отрыв!

Мне «повезло» больше остальных, мой отрыв был длиннее стандартного, ведь после кесарева сечения назначают десять дней амбулаторного лечения. Десять дней алко-марафона.

И даже не верится, что он уже окончен, что через пять минут дрожащими от волнения руками приму из рук мед. сестры маленький живой комочек, свою частичку, и понесу её в жизнь. В настоящую, порой жестокую, но всё же прекрасную жизнь.

Блииин… Я не готов… Я не хочу… Я боюсь!!!

***

Вот, наверное, и настал момент познакомиться поближе. Давайте оставим этого молодого, ещё неопытного юнца, на пороге род. дома с букетом цветов и глупой улыбкой на губах. Через несколько минут ему суждено пережить одно из самых ярких событий в своей жизни — впервые взять своего ребёнка на руки. Он ещё даже не представляет, что ожидает его дальше. Он твердо уверен, что по приезду домой уложит свою малютку в кроватку, где она тихо и мирно проспит до очередного кормления. И так будет изо дня в день. Тихо, размеренно и спокойно.

Наивная простота.

Глава 2

Родился я в далёком 80-м году в маленьком провинциальном городе в Новосибирской области. Практически весь город работал на двух заводах, которые собственно и были градообразующими предприятиями, не смотря на историю купца Горохова. Один из них, в своё время, выпускал всесоюзно-известные магнитофоны «Вега», другой — не менее известные электро-бритвы «Бердск». На последнем-то и работали мои родители.

Через два с половиной года у меня родился младший брат, а ещё через год родители развелись. Какое-то время мы жили все вместе, благо трехкомнатность квартиры позволяла. Затем мама познакомилась с мим будущим отчимом и мой отец как-то незаметно для меня сменил место жительства.

Сказать, что он пил — это не сказать ничего. Отец бухал как лось, много и по возможности долго. Нашел себе где-то мадаму, интересы которой полностью совпадали с потребностями бухарика, и зажил наконец-то счастливо. Но не долго.

Воспитывал меня отчим, которого я считал (и до сих пор считаю) отцом в гораздо большей степени. Зачать ребенка — ума много не нужно. Воспитать его, вырастить из него человека, личность — вот занятие достойное звания отца.

Рос я в принципе послушным, но довольно «любознательным», что, как ни странно, не помешало в положенное время стать октябренком и как следствие — пионером. Я ходил в пятый класс, примерно в это время дети обычно начинают более внимательно относиться к противоположному полу. Это видимо такая тренировка перед взрослой жизнью. Кому-то в большей, кому-то в меньшей степени дается понять, как всё запутанно и далеко не просто бывает в жизни.

Ещё с первого класса я был безнадежно и безответно влюблен в свою соседку по парте Женьку. Женька тайно вздыхала по Славке, а Славка, в свою очередь, был неравнодушен к Светке. Светка всем своим видом показывала, что ей нравится Андрюха, на самом же деле была влюблена в Серёгу. Серёге нравилась Наташка, ещё немного Танька, чуть-чуть Аня, но домой он провожал Марину. Маринка в тайне от всех писала мне записочки и подбрасывала их в мой портфель, я читал эти записочки, в глубине души надеялся, что их втором являлась Женька.

Вот так судьба-злодейка руками послушного Амура издевалась над 5 «а» классом.

Стремительные изменения в делах амурных к седьмому классу набирали нешуточные обороты. Страсти кипели такие, что Шекспир умер бы от зависти. Неизвестно, чем бы всё это безобразие закончилось, если бы не грянул гром. Мы переехали в другой конец города.

***

Новая школа и новый класс встретили меня довольно прохладно. Мальчики оценивающе глянули и, не распознав во мне конкурента ни по силе, ни по мужественности, успокоились, а зря.

Росточком я был где-то 1м 50см. Худощавый (наверно даже слишком), светловолосый и голубоглазый. Всё это в сумме, а может и каждое по отдельности, было далеко от брутально-мужественного образа принца на белом коне, который может составить серьезную конкуренцию в делах сердечных.

Девочки так не считали. По крайней мере не все. Дело в том, что в моей внешности была некая особенность, доставшаяся мне в наследство от мамы. Вернее их было две. Первая — это губки бантиком. Вторая — это глаза. Они были огромными, главные герои японских аниме тихо плачут в сторонке. Густые и длинные ресницы в сумме с умением вовремя «делать глазки» — всё это вызывало острые приступы зависти у доброй половины знакомых девчонок. Даже в то время секретом для меня это уже не было, как не было секретом и то, что моя смазливая мордаха нравится большинству из представительниц прекрасного пола. Этим я без зазрения совести и пользовался постоянно.

Не успел я как следует разобраться в амурных хитросплетениях нового класса, как довольно неожиданно случилось то, что каждый подросток ждет, наверное, даже больше, чем совершеннолетия. Я переспал с девушкой. Я стал мужчиной. Три раза подряд. Я был неутомим, неудержим, неотразим и сказочно счастлив. Целых тридцать минут.

Это был первый опыт, который предопределил многое в моей будущей жизни.

Дело в том, что практически сразу после произошедшего мне нестерпимо захотелось покинуть свою пассию. Это желание с каждой секундой увеличивалось в геометрической прогрессии. Уже через пять минут я ненавидел всё, что связано с ней, со мной и всем тем, что между нами произошло.

Я сбежал без объяснений, оставив в недоумении бедную девушку.

К следующему утру обдумав всё произошедшее, я пришел к выводу, что это просто от неопытности и нужно срочно исправлять ситуацию, ведь я в свои четырнадцать лет получил то, о чём многие будут грезить в своих эротических фантазиях в ближайшие три-четыре года. Я получил девушку, которая готова на секс и жаждет этого.

Дождавшись окончания уроков, я направился к ней в гости. Училась она в этой же школе, но на класс старше, в их классе уроки кончились раньше. Заставить её поверить, что всё произошедшее это лишь небольшим недоразумение, было делом не простым, но выполнимым. И вот мы снова на том же самом диване. Родители на работе и будут не скоро. Идеальная ситуация для очередного урока о взаимоотношениях полов. Девочка не против. Девочка настолько не против, что сама предпринимает первые шаги к грядущей близости. Это сказочная находка, мечта каждого парня этого возраста, единственное правильное решение вопроса подросткового спермотоксикоза.

Головой-то я всё это понимал, но ничего не мог с собой поделать, мне было противно. Если, разговаривая с ней, я ещё как-то сдерживался, то при более тесном контакте меня просто выворачивало наизнанку. Здесь было всё. И брезгливость, и какая-то первобытная ненависть, и стыд, и отвращение. Приправляло весь этот букет чувств стойкое желание заняться сексом. Не здесь и не с ней.

Я снова сбежал.

За ближайшие две недели я ещё трижды возвращался к этому вопросу, но реакция моего организма была той же. На исходе второй недели я рассказал всё измученной таким поведением девушке. Реакция была предсказуемой. Меня обозвали извращенцем и выставили за дверь уже насовсем.

Всё бы ничего, вот только секса хотелось всё больше и больше. Снимать напряжение теми способами, которые практикуют подростки, не представлялось возможным всё по той же причине — было противно до тошноты.

Нужно было что-то придумывать. Срочно.

***

Секс стал для меня смыслом жизни. Он притягивал, он манил и одновременно с этим пугал.

В школе искать себе новые приключения совсем не хотелось, а на поиски вне школы времени не оставалось. После школы были ещё тренировки по боксу, домашние уроки и помощь в строительстве, которое затеял отчим.

Стройка. Она, по-моему, была всегда. Она отравляла мне жизнь.

Продав трехкомнатную квартиру, мы переехали в частный дом, который отчиму достался в наследство. Вернее одна комната, гордо именуемая залом, и кухня.

В зале проживали мама и папа (к тому моменту я уже, лет пять как, называл отчима папой) с моим младшим братом (ребёнок уже от второго брака). На кухне жили мы — дети от первого брака. Я и Альберт. Спали мы оба на одном диване, так как места для второго просто не было. Именно для исправления этих неудобств было затеяно строительство.

На деньги, вырученные от продажи квартиры, купили «Волгу» (ГАЗ 24), а на оставшиеся материалы для строительства.

Первым делом строились гараж, баня и сарай. Вторым темпом (через четыре года) было построено три комнаты, а сарай переделан в кухню. Третий этап — второй этаж. К слову сказать, эта стройка до сих пор не закончена.

Вообще не строили мы только зимой. Это убивало всё свободное время летом, весной и осенью.


***

Наступило долгожданное лето. Меня и Алика в составе всей диаспоры боксеров города Бердска отправили в летний спортивный лагерь. Там ещё дважды я получил опыт «тесного» общения с представительницами женского пола, а так же полную уверенность, что я какой-то неправильный. Всё было, как и в первый раз: секс, затем дикое отвращение к партнерше.

Вопрос взаимоотношений вставал всё острее и острее.

Пока мы были в лагере, умер родной отец. К тому моменту я считал его настолько чужим мне человеком, что даже не поехал на похороны, о чём очень жалел в дальнейшем. Но тогда мне казалось это логичным завершением наших взаимоотношений.

В 9 класс я пошёл с твердой уверенностью, что во мне что-то не в порядке. Разбираться в этом не хотелось, да и не было возможности. Хотелось любви и секса, всё остальное терялось на втором плане. Именно тогда и была разработана тактика и стратегия поведения, которой я с успехом пользовался следующие пять лет.

По причине моего неадекватного поведения по отношению к девушке после телесного контакта, было решено не использовать в качестве сексуальных объектов ближайшее окружение. К великому сожалению класс отпал автоматически. Нужны были контакты со стороны и чем больше, тем лучше. Для этих целей было решено поддерживать отношения сразу с несколькими компаниями сверстников, которые в силу своего возраста постоянно искали приключения на свою пятую точку. Периодически та или иная компания выходила на охоту за женскими… (телефонами). Дружить хотели многие, не у многих получалось.

Вообще-то в 15—16 летнем возрасте ходить по улицам и знакомиться с девушками в надежде на секс — заведомо проигрышное занятие. Для положительного результата при таких исходных данных нужны дополнительные составляющие, но тогда я этого не знал, хотя безнадежность этого «развлечения» была очевидна. Как говорится: «Чем бы дитя не тешилось».

В школе тоже потихоньку творилась сексуальная революция. Кто-то кого-то любил, кто-то кого-то провожал домой, кого-то бросали. Жизнь кипела.

С этим тоже нужно было что-то делать. Нужен был объект для публичных воздыханий, причем желательно такой, который был бы способен на ответные чувства. Короче, чтобы не выглядеть белой вороной, нужна была видимость моей активности на любовном фронте. Спать с ней нельзя, иначе походы в школу будут той ещё каторгой. И я её нашёл. Точнее их. А если уж совсем точно, они сами нашлись.

Одна училась в параллельном классе, была практически отличницей, слушалась маму, не пила, не курила и ко мне относилась с теплотой. Мы были друзьями (просто я не был героем её романа).

Вторая училась на класс младше, но была полной противоположностью первой. Эдакая «оторви и выбрось». С ней было прикольно, мы тоже были друзьями.

Вообще-то дружба между мужчиной и женщиной невозможна в принципе. Матушка-природа позаботилась о том, чтобы лиц противоположного пола объединяли совсем другие интересы. Если вы когда-нибудь услышите, что девушка называет парня другом, не верьте этому. Отношения, которые один из участников воспринимает как дружбу, строит второй участник этой «дружбы». Тут есть варианты. Либо этот второй по какой-то причине ждет удобного момента (ну или просто чего-то ждет). Это 90% случаев. Либо есть ещё несколько вариантов, которые составляют остальные 10%. Они не связаны с сексом, что зачастую намного хуже. Это так, информация к размышлению.

Вернемся лучше к моим баранам, вернее девочкам. Друг о друге они не знали ничего. Я знал, что ни с первой, ни со второй у меня ничего не может быть, поэтому без страха и сомнений объявил обеим, что влюблён.

Весть облетела школу уже на следующий день, и было не важно, кто кого любит, чьи чувства безответные, кто жертва несчастной любви. Было важно, что там фигурирует моё имя. В глазах общества я был как все.

Поначалу я даже не подозревал, насколько выгодным будет моё «сотрудничество» с представительницами прекрасного пола. Многие мои попытки близости отвергались по непонятным мне причинам. Женская логика и психология были для меня загадкой. Тут то и вступила в силу «дружеская» помощь. Под различными предлогами можно было смоделировать непонятную мне ситуацию и получить исчерпывающие ответы, на все интересующие вопросы.

При помощи двух подруг я начал изучать «врага». Психологию, манеру поведения, различные реакции на то или иное действие, в общем, всё то, что могло пригодиться в жизни. Хочешь узнать своего врага поближе — стань его другом.

Информация о противнике собиралась по крупицам, систематизировалась и откладывалась в запасники памяти до момента использования.

В то далёкое счастливое время про пик-ап не знали вообще ничего, такого понятия ещё просто не существовало. Это сейчас в интернете можно найти всё, тогда же приходилось доходить до всего самому. Советы приятелей в расчёт брать было нельзя, они либо перевирали чужие байки, либо в силу своего юного возраста в вопросе ничего не понимали. Сам я предпочитал скрывать свои «подвиги», так как ещё очень долго был уверен, что я «больной».

Дело потихоньку пошло вперед. Появился свод неписанных правил, которым я следовал ещё очень длительное время:

Не «гадить2 там, где живешь.

Иначе как потом появляться там, где будет присутствовать человек, который тебе глубоко противен.

Иметь несколько компаний друзей.

Это резко повышает шансы на успех

Иметь в друзьях девушку, которая одновременно будет и прикрытием (объектом несчастной любви) и помощником (профессионалом по себе подобным).

Никому никогда ни при каких обстоятельствах не рассказывать о причинах своего поведения. Хватит. Рассказал уже раз.

И началась охота.


***


Ничего сверхъестественного, конечно же, не произошло. Небесные хляби не разверзлись и женские тела не потекли рекой в мои объятия. Всё шло своим чередом. Сверстники искали в домашних видеотеках неподписанные кассеты к видеомагнитофонам, скрупулезно перематывая просмотренное порно на то же самое место, откуда начинали просмотр, чтобы родители ненароком не обнаружили осведомленность детишек о взрослых фильмах. Я же тем временем изучал «врага» другими доступными методами. Видеомагнитофона у нас не было, зато была случайно обнаруженная (ну почти случайно) машинописная подшивка, имеющая интересное название — «Энциклопедия сексуальной жизни». Её-то я и изучал.

Не совсем конечно то, что нужно, когда дело дойдет до применения того, что описано в этой книге, эти знания естественно не пригодятся. Проблема была в том, как до этого дойти. Слишком молодой возраст, отсутствие денег, места для уединения и много-много другого сводило на нет 99% попыток. Я не сдавался.

По причине своей близкой «дружбы» аж с двумя особами женского пола, я естественно был вхож в их дома. Там я скрупулезно изучал всё, что хоть как-то могло пригодиться в дальнейшем.

В силу своей скромности, миловидности и воспитанности, я производил довольно приятное впечатление на родителей. Узнав частого гостя своих дочерей поближе, мамашки тихо пищали от восторга, я был идеальным кандидатом на роль бойфренда дочери. Их огорчала и расстраивала сама мысль о том, что дочки этого не видят. Знали бы они, какое чудовище живет внутри тихого, застенчивого, умного мальчугана с коровьими глазами, они бы вздрогнули. Слава Богу, что в мои планы не входило разбивать сердца их дочурок. Я бы со стыда сгорел от одного взгляда, обманутой в своих лучших чувствах, матери.

Справедливости ради нужно отметить, что их дочурки не испытывали ни малейшего желания закрутить со мной. Это был видимо какой-то обоюдовыгодный союз, только я до сих пор так и понял, зачем я был нужен каждой из них. Какая-то выгода в этом была однозначно. Но вот какая? Непонятно.

За такими вот походами в гости, нечастыми вылазками на улицы города в поисках свободной любви пролетел учебный год.

Да-да, всё верно. Не пугайтесь. Вы не пропустили ни одной главы, просто ничего интересного за этот учебный год не произошло.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 112
печатная A5
от 544