электронная
80
печатная A5
279
16+
Горы живые

Бесплатный фрагмент - Горы живые

Сказка

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-3271-5
электронная
от 80
печатная A5
от 279

Горы живые

(Ностальгическая сказка)

Экзекуция

Однажды после очередной ругани и экзекуции, Саша, как облитый кипятком выскочил из дома и остановился за воротами. Увидев стоящего у кучи песка соседнего телёнка, подошёл к нему и почесал между вылезающими на свет божий рожками. Телёнку нравился этот приём и он ткнулся носом в байковые штаны чуть ниже пупка, слюнявя эти, почти новые штаны. Саша понимал, что не избежать очередной экзекуции за замаранные штаны. Прижав морду бычка к себе начал размышлять, как его учил отец: во первых надо трезво оценить обстановку, успокоиться, осознать причину события, наметить план выхода из создавшейся ситуации. Он погладил бычка и легонько оттолкнул животное, причмокивая при этом: иди к своей матери, пора обедать, сосать сиську, мне сейчас не до тебя. Бычок понял и неспешно удалился в соседний двор. В другое время они бы вместе поиграли, побегали наперегонки и по бодались. После экзекуции было не так больно, как душила обида. Саша подошёл к стене дома и начал ковырять штукатурку с одновременным рассуждением о случившемся:

Бычку хорошо, он ещё маленький. Его не ругают и не трогают ремнём. А я уже большой и как говорит матушка, взрослая дубина и должен не носиться по улице с ребятнёй, а быть помощником в доме. Согласен, я уже большой, закончил третий класс. А побегать можно только сейчас, пока каникулы. И так, как сложился сегодняшний день? С утра вычистил навоз у курей, прополол грядку морковки, нарвал пучок лука. Пришла матушка, похвалила и разрешила поиграть. Сама пошла в магазин и где то зацепилась с соседками. В это время пришли соседские Витька и Колька. Мы не успели придумать во что играть, как появились Серёжка с Любкой. Серёжка сразу предложил играть в корабль. Любка предложила играть в магазин. Но кто её будет слушать, она же девчонка. Остановились на корабле.

Кораблём была крыша сарая, под которой жили куры и поросята. На крышу было легко забираться по трапу. Трап, это брёвна опёртые под наклоном на торец крыши сарая. Правда сучки иногда цеплялись и рвали платья Любки, зато нам служили как ступеньки. Поднявшись на «корабль» сразу открывался великолепный вид на соседские дома и огороды. Мы сверху парили взглядом над окружающим и видели кто сейчас чем занимается. Мы с Серёжкой приколотили к бревну старое колесо от велосипеда и это был штурвал. С Витькой и Колькой соорудили из досок и обрезков тонких брёвен пушки. Отец, увидев наши пушки, сразу переименовали их в орудия. Мы с Любкой были одногодки и обычно занимали должности: я капитан а она впереди смотрящий, для чего из двух маленьких стеклянных баночек и изо ленты соорудили бинокль. Остальная мелюзга, младше нас с Любкой на один, два года, были артиллеристами. На протянутой проволоке трепетали флаги. Их мы делали из тряпок, периодически обновляя. Увидев достойную нашего «корабля» тряпку мы тащили их из дома, за что подвергались иногда экзекуции. Однажды пострадала даже Любка. Отец ценил наши флаги и пытался объяснить их значение. Я даже иногда ревновал отца к другим ребятишкам. Его любили все. Он был самым настоящим моряком, когда мы жили на Дальнем Востоке. На верёвке, где сохло бельё, всегда висели тельняшки. Соседи уважали а хулиганы старались обходить наш дом стороной. Когда родителей соседи приглашали в гости отец одевал брюки с непомерно широкими штанинами и называл их клёшики. Матушка ругалась и просила снять «юбки». Вот и я, Саша, Санька, Сан тёр-монтёр, сегодня был в штанах на резиночке, которые уже успел пометить телёнок. Нет, в школу я ходил в настоящих, как у взрослых брюках, и ещё были вельветовые с лямкой, но это когда в гости или магазин. А по дому мать велела ходить в этих.

Нам быстро надоело играть в «корабль» и я решил похвастаться накануне вырезанной из доски винтовкой. Серёжка сразу вскочил и помчался домой. Он тоже принёс винтовку, сделанную его отцом дядей Володей. Все признали, что его оружие круче моего. У него приклад был деревянным а ствол из тонкой металлической трубы. Как настоящая. Всем было разрешено потрогать и сразу осенило, играем в пограничников и шпионов. Я, как старший, придумал план игры. Серёжка с Колькой должны спрятаться в огороде дяди Володи и незаметно проникнуть через наш огород к «кораблю» и похитить флаг. А я с Витькой в роли пограничников пресечь диверсию. Любке отводилась роль общей медсестры, так как она плохо ползает по пластунски. Игра захватила. Мы обнаружили диверсантов в нашем огороде в картошке. Картошка ещё не зацвела но уже выросла и шпионы легко прятались в ней. Не дав опомниться и открыть огонь, мы решительно приступили к задержанию. Диверсанты активно сопротивлялись и неизвестно какой бы был исход, если бы не появилась матушка. Увидев нас, катающихся в картошке, матушка закричала. Друзья сразу разбежались по домам а я был доставлен домой и подвергнут физическому наказанию ремнём с неизменным нравоучением: Мы с отцом выращиваем, а ты организуешь вытаптывание. Впереди ждала очередная экзекуция за пятно на штанах на видном месте. Однажды история со штанами уже была. В первом классе мне купили костюмчик как у взрослого. После уроков по дороге домой мы с мальчишками оказались на месте, где экскаватор рыл котлован. Глубина котлована была более десяти метров. Стены под углом, покрытые снегом и льдом. Мы заспорили, кто на заднем месте съедет на дно. Было страшно, но я решился и съехал. Увидев мои изодранные сзади новые брюки, остальные мальчишки съезжать передумали. Дома матушка долго ругалась но ремень не применила а больно прижгла отдельные места интересного места зелёнкой. Отец никогда не ругавший меня и не бил, впервые посмотрел на меня сердито. Я довольно часто попадал в разные истории и заслуженно носил выражение: какой не послушный мальчик. После очередного наказания я убегал из дома и ждал, когда придёт отец. Встретив отца, я подробно описывал своё деяние. Он внимательно слушал, разбирал детали, где я был неправ, советовал, как загладить вину. Он никогда даже не повышал голоса. Я беспредельно уважал его.

Вот и на этот раз решил дождаться его с работы и поступить как он посоветует. Спросил время у проходящего мужчины и опять огорчился, отец придёт ещё не скоро. Надо было куда то деться. Не раздумывая отправился в сторону водозабора. Там близко протекала река Берёзовка в притоках которой мы с мальчишками ловили тюлью пескарей.

На нашем месте было пусто. Я присел на толстую ветку от дерева и уставился на воду. Вода успокоила, но я всё равно жаловался ей на свою никчемную судьбу. В тишине вдруг услышал рядом всхлипывания, как будь то пускала слюни девчонка. Осмотрелся, никого не видно. Может показалось? Нет, не показалось. Вон за соседним деревом в ветках маячит фигура. Какая то странная. Тепло а она в коричневом плаще или пальто. И волосы коричневые и вверх два хвостика, наверное собраны резиночками. Говорят, так сейчас модно за границей. Здесь та какая заграница? Забыв все горести я твёрдо решил выяснить, кто это посягнул на наше место и прогнать, если не достоин нашего коллектива. Засунув руки за резинку штанов, я деловито и вальяжно, как видел в кино направился к незнакомой фигуре.

Белуся

Я подошёл ближе и фигура, услышав шорох, обернулась. Я окаменел, одновременно от страха, удивления и непонятности. Это была самая настоящая белка, только размером с меня. Она шкодно сморщила мордочку и на русском языке пропищала:

— Спорим, ты меня боишься? Ты же человеческий детёныш?

— Я сын своего отца. Я человек, только ещё маленько не вырос. Я никого не боюсь, даже мамки.

— А ты в кого ещё можешь преобразиться?

— Как в кого? Я такой есть.

— Урод что ли?

— Сама урод.

— А я могу, только пока плохо получается. Потому что ещё маленькая и ещё не выучилась. Пока могу в белку и в человека. Белка с меня сам видишь, не удалась. Получилась большая и не такая вёрткая. А в человека, вообще завал. Когда меня мамка наказала и выгнала к вам, людям, то наказала:

— Иди проветрись, наберись ума, посмотри как живут эти жалкие людишки, только будь в виде человека. Посмотри, как им приходится трудиться чтоб выжить.

— Я впервые вышла в люди в виде девочки и сразу всё пошло не так. Я пришла сразу сюда, место понравилось. Только собралась воспринимать человеческие ощущения, как прилетела маленькая жужжу и цапнула меня в щёку. Сначала было сильно больно и горело, потом стало распухать. Я испугалась что наверно преждевременно умру и увидев подошедших мальчишек хотела спросить что делать. Но они стали заикаться, креститься и в страхе убежали. Люди что все такие бояки?

— Нет не все. Есть боязливые, особенно девчонки, а есть храбрые как мы с Папой.

— Тогда я сейчас преображусь в девочку, не испугаешся?

— Валяй!

Белка медленно растворилась и преобразовалась в девчонку без одежды.

Я сначала онемел. Потом стал осматривать её. Это было что то. На голове были такие как у белки коричневые волосы собранные в две косички, смотрящие вверх. На голову было страшно смотреть. Одна щека больше другой в два раза, лицо перекошено. Действительно страшно. Интерес представил низ, я ведь впервые видел девчонку без одежды. Я знал, что девчонки отличаются от мальчишек, но чтоб настолько?

— А где твоя писуля, потеряла?

— Нет.

— Оторвала?

— Нет.

— Так и было?

— Да.

— Калека или урод.

— Дурак. Сам урод.

Вспомнил. Вот и Любка тоже обозвала дураком, когда попросил её показать чем мы отличаемся. Идея появилась сразу.

— Тебе как лучше, в каком виде быть?

— Конечно в виде белки, тогда ничего не болит. Но Мама велела в виде человека.

— Тогда давай так, ты обращайся в белку спрячься в кустах и жди. А я сбегаю к Любке Масловой, дочке дяди Володи, моей подружке. Она у нас медсестра и сто пудов понимает во всех болезнях.

Так и сделали. Подбегая к своему дому увидел идущего с работы отца. Подождал.

— Ждёшь? Наверное опять напроказничал?

— Ещё как.

И я исповедался ему как было дело.

— Больно? Наверное ещё не обедал. Идём.

— Пап, у меня ещё очень, очень важное дело.

— Ну если важное, тогда живот подождёт. Надеюсь дело доброе?

— Наидобрейшее.

— Тогда действуй. А что это за белое пятно на штанах в интересном месте?

— Соседский бычок ластился. Опять попадёт.

— Ты это, замажь землёй. Скажи что замарал когда защищал честь морского флага на корабле, борясь с диверсантами в картошке. За одну провинность два раза не наказывают.

— Спасибо пап, я полетел.

— Лети мой птенчик.

Любку нашёл на дворе. Она кормила свою собаку. Собака не хотела есть картошку и всё выбирала сосиски.

— Любка, иди сюда, дело секретной важности.

— Ну? Выпороли, больно и задницу надо помазать?

— Нет. Я уже всё забыл. Девчонку нашего возраста надо вылечить. Её похоже укусила оса. Харя как у Бармалея. И ещё её надо одеть, а то она голая и я уже посмотрел, чем вы отличаетесь от нас. Ты права, уродливость надо скрывать.

— Дурак.

— Ума хватило сдержаться и не ответить как прежде: «Сама дура».

Через пол часа мы уже были у протоки.

— Давай зови, её как зовут?

— Не знаю.

— Ты и взаправду дурак. Когда знакомятся с новенькими, то сначала спрашивают имя.

— Было не до этого. Вот вылечишь, тогда и познакомимся. Белка! Белка! Белка! Ты где?

— Я здесь.

Соседний кустарник зашуршал.

— Перевоплотись в человека и сейчас я принесу одежду.

Любка отодвинула меня в сторону:

— Я сама.

И она с пакетом полезла в кустарник. После пятиминутного пыхтения Любка выбралась, держа за руку мою новую знакомую. На свободной площадке девчонка выглядела ещё страшнее чем час назад. Правда на ней было старое Любкино платье с ромашками, которое было тесным и уже начинало трещать по швам. Я взял девчонку за руку и и отвёл в сторону, приложил палец к губам:

— Ты всё молчи и ничего про себя не рассказывай, слушай и делай что она скажет. Она слишком болтлива.

Любка стала нервничать:

— Так вы, два обормота, будем лечиться или будете секретничать?

Она решительно подошла, отодвинула меня, усадила девчонку на пенёк, осмотрела «больную»:

— Ничего страшного, нормальная реакция на укус насекомого. Осы так делают, когда их злят или человек пахнет не по людски. Она зажевала какой то травы и приложила к щеке, всё покрыла ватой смоченной чем то противным, похоже самогонкой и замотала бинтом как раненого бойца. Удовлетворённая своей работой, спросила:

— Ты где живёшь?

Белка посмотрела на меня, промычала и указала рукой в сторону ближайшей горы.

— А как тебя звать?

Я понял, что пора влезать в этот диалог.

— Чего привязалась к человеку? Она и так чуть живая. Спасибо. Иди корми своего «Тузика», а я провожу её домой и следом.

Любка обиделась и прежде чем убежать:

— Завтра покажись, опухоль должна спать. А если проблемы с платьем, приноси материал или старое, я сошью.

Оставшись одни мы помолчали. Она наконец спросила:

— А можно я преображусь в белку? Будет не больно и говорить легче.

— Я не знаю.

— Тогда демонстрирую храбрость.

Через минуту сидела рядом белка и опять прикольно морщила нос.

— Слушай, похоже у нас уже есть повод познакомиться.

— Я не знаю.

— Чего тут знать? Меня зовут Саша, Санёк, Сантёр, Санька. Зови как хочешь.

— Я не знаю как меня зовут. Нам имена дают когда мы становимся действующими объектами. А это будет через несколько тысяч ваших лет. Когда будет великое землетрясение, потоп, удар большого метеорита или иное действо вызывающее изменение земного ландшафта. И тогда люди сами назовут. Это и будет именем.

— Ничего не понял, ты что из другого мира, может из космоса, раз так легко разбираешься в вещах непонятных мне и тупорылая в простых вопросах? Понял, раз умеешь преображаться в других, значит из сказки.

— Ой, если из нас кто и тупорылый, то это ты. Надо же быть таким дремучим. Теперь поняла, это не я учусь вашему, а ещё надо учить тебя элементарным вещам. Сказки, мифы, легенды -это всё правда а не вымысел. Только они заморочены, разукрашены и при поднесены, чтоб понять могли только умные и дальновидные. Для остального большинства это просто развлечение.

— Погоди меня заворачивать, давай вернёмся в начало. У нас как человек родился, так сразу дают имя.

— Правильно, только я ещё не родилась. Я же объяснила, когда стану действующим объектом, тогда и родилась, тогда и имя. А пока бестелесное существо без имени.

— Как то тебя надо же называть?

— С тобой надо, я уже подумала об этом но не могу прийти к окончательному.

— Какое имя тебе бы хотелось?

— Мне нравиться имя Муся. Но так нельзя. Надо чтоб было ещё что нибудь, название горы или земного животного. И вообще, запутаться можно, что не кошка, то Муся.

— Придумай ты.

— Уже придумал, предлагаю имя Белмуся. Сразу и желаемое и белка.

— Гениально! Ещё мой отец Белок. Получиться желаемое с отчеством. Белмуся, классно! Погоди, сейчас наведём красоту имени. Буква «м» как то нескромно выпячивается, предлагаю опустить её. Получается Белуся.

— Белуся! Хорошо, мне нравиться. И вовсе ты не тупорылый а умненький.

— Вот, один вопрос решили. Теперь скажи, а где ты живёшь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 279