электронная
180
печатная A5
368
16+
Городские головорезы среди нас

Бесплатный фрагмент - Городские головорезы среди нас

Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1322-6
электронная
от 180
печатная A5
от 368

Автором этой книги является сама жизнь.

В том смысле, что все эти истории произошли на самом деле, они оказались в поле зрения правоохранительных органов и в конечном итоге дошли до настоящего мирового суда. Каждая история имеет в своем финале приговор, в зависимости от исхода ситуации там имеется свое юридическое завершение. И моя заслуга лишь в том, что я обнаружил эти истории из жизни «городских головорезов» и выбрал самые интересные, драматические, поучительные и смешные. В результате получилась эта компиляция, в которой будет очень много как просторечных слов и выражений, записанных сотрудниками полиции, следователями и дознавателями со слов потерпевших, обвиняемых, свидетелей, так и канцеляризмов, родившихся из-под пера работников правоохранительной и судебной системы. Все это причудливым образом переплетается с живой нитью самой сути истории, трансформируясь в текст.


Почему я называю героев этих историй «городскими головорезами»? Дело в том, что невозможно представить себе все эти уголовные дела в окружении пальм, морских волн, высоких гор или песчаных барханов. Все эти избиения, ножевые ранения, побои и оскорбления случились в условиях бетонных коробок, тесных коридоров коммунальных квартир, на кухнях квартир приватизированных, а также у подъездов жилых домов, на грязных лестничных клетках, в дешевых супермаркетах, рядом с парковками торговых центров. Это что касается определения «городские».


«Головорезами», конечно, в ироническом ключе, я назвал этих людей потому, что в своих деяниях и помыслах они не дошли до того, чтобы причинить кому-то действительно серьезный ущерб. Поэтому-то их действия подсудны лишь мировому суду, который вынужден пачками разбирать подобные мелкие дела. Но истинная асоциальность деяний «головорезов», способных дать оппоненту по лицу, порезать ножом или угрожать расправой в присутствии свидетелей не вызывает сомнений. И весь драматизм заключается в том, что эти «головорезы» живут вместе с нами в одном доме, в одном районе, в одном городе. Сегодня им под руку попадется ваш сосед или знакомая, а завтра очередной пьяный «головорез» может покуситься на недорогую магнитолу в салоне вашей машины, или еще какая-нибудь юная «головорезка» в трезвом виде захочет отомстить вашей дочери за мнимые оскорбления в социальной сети. По сути, герои историй являются антигероями нашего времени, и другой синоним их состояния — нравственное уродство.


Люди, живущие в городе, становятся больны социальными язвами. Они теряют ориентиры как в моральных так и в криминальных нормах. Рамки допустимого размываются в агрессивной среде мегаполиса, и человек сначала позволяет себе мысленно «наказать» кого-то, кто ему не понравился, а там уж и недалеко до криминала. Так и становятся «городскими головорезами».


Имена и фамилии действующих лиц изменены, каждый «головорез» получил гангстерскую кличку в соответствии с его натурой. Фамилии свидетелей и потерпевших тоже вымышлены.

Кровавая месть за сексуальный подтекст

Как-то летом почти в полночь, а именно в 00 часов 05 минут Свирепый Ар, не женатый, на учете в ПНД и НД не состоящий, зашел в магазин «Продукты» со своей сожительницей восточных кровей. Тут-то месиво и закрутилось.


Свирепый Ар: «Я с супругой зашёл в магазин, в котором находился вот этот потерпевший, а также женщина-продавец. В какой-то момент я услышал нецензурную брань от потерпевшего в адрес моей женщины. Я подошёл к нему с вопросом: „В чем дело“? Потерпевший сразу, молча, ударил меня в лицо, потом он нанес мне несколько ударов в лицо, потом ударил в живот ногой. Завязалась потасовка. Мы оба упали, затем поднялись. Потерпевшему я ударов не наносил, я пытался защищаться. Продавец кричала мне и моей жене гадости на национальной почве. В процессе драки с потерпевшим, когда моя женщина пыталась нас разнять, потерпевший нанес и ей удар. Затем пришли трое охранников, рядом постояли. Свидетельницы не было в момент драки, она появилась спустя три месяца. Вины своей не признаю. После потасовки моя женщина вызвала милицию, попросив об этом работника метро. Приехала милиция, нас доставили в ОВД. После взятия объяснения, я поехал в травмпункт. На следующий день мне позвонили из опорного пункта, сказали о поступивших на меня заявлениях. То, в чем меня обвиняют — полная ложь. Мы тоже писали заявления».


Потерпевший: «Я стоял и ждал, когда разогреется купленная мной пицца, слушал музыку. В магазин зашел Свирепый Ар в состоянии алкогольного опьянения, агрессивный, со своей женщиной, который сказал мне: „Чего пялишься“? И без причины сразу набросился на меня с кулаками, стал наносить мне удары в лицо, при этом оскорбляя и плюя на меня, затем, повалив меня на пол, сел сверху на меня, нанес мне более 5 ударов в область лица, рассек мне левую часть надбровной дуги, губу, поцарапал. Сопротивление Свирепому Ару я не оказывал. В магазине находились: женщина Свирепого Ара, женщина-продавец, девушка и еще кто-то. Продавец пыталась его остановить, вызвала охрану. С женщиной „головореза“ я не общался. Пришли охранники, вывели Свирепого на улицу, который угрожал им связями в подмосковной прокуратуре, и они тогда к нему применили силу, чтобы успокоить. Наряд милиции доставил всех в ОВД, откуда я поехал в 1-ю Градскую больницу, взял справку о помощи. Я написал у участкового заявление о привлечении к уголовной ответственности Свирепого Ара. Лечился неделю. Настаиваю на привлечении этого „головореза“ к уголовной ответственности».


Свидетельница Продавцова: «Было темно. В очереди стояли пятеро человек, народу много было. Молодой человек взял бутылку пива „Холстен“ и пиццу. Попросил разогреть ее в микроволновке. И стал у микроволоновки ждать. Открылась дверь, и вошел очень эмоциональный молодой человек. И уже в другой момент он роняет потерпевшего на пол и начинает бить. „Головорез“ стал бить потерпевшего беспричинно, завалил его на пол, нанес много ударов. С прилавка все попадало вперед. Я вызвала охрану, через 2—3 минуты прибежали охранники из торгового центра. Было много крови. Охранники уложили Свирепого Ара на землю, и в этот момент подбегает девушка и начинает кричать, что это ее муж. Свирепый Ар ввязывался в перепалку с охранниками, сопротивлялся, вел себя агрессивно и не понял, что это была охрана. После приехала милиция, и всех увезли. Я стала убирать в магазине повалившиеся прилавки».


Свидетельница Покупашкина: «В магазине во время драки были Свирепый Ар, потерпевший, молодой человек, продавец и девушка. К кассе подошел нетрезвый „головорез“, который был с девушкой, рядом с микроволновкой стоял потерпевший, между подсудимым и потерпевшим был словесный конфликт, затем завязалась драка, Свирепый Ар набросился на потерпевшего. Сидел сверху на потерпевшем и наносил ему удары до крови, мне забрызгало одежду кровью потерпевшего. Произошло избиение, а не драка. Затем Свирепого Ара и потерпевшего разнял мужчина».


Свидетель Милицейкин: «Я состою на службе в милиции на московском метрополитене, в должности милиционера, имею специальное звание старшего сержанта милиции. Я заступил на службу по охране общественного порядка безопасности на станции метро в полном форменном обмундировании, с табельным оружием и включенной радиостанцией в руках. Примерно в 00 часов 40 минут, я вышел из станции метро к торговому центру, так как в указанном торговом центре имеется круглосуточный продуктовый магазин. Выйдя из метро и подойдя к указанному магазину, я увидел, что рядом с входом в магазин находятся несколько человек, слева у входа в магазин стоял незнакомый молодой человек, с телесными повреждениями на лице, справа у входа находился мужчина кавказской внешности с оголенным торсом, рядом с которым находилась незнакомая женщина. Данный мужчина кавказской внешности вел себя агрессивно по отношению к молодому человеку с телесными повреждениями на лице, а именно угрожал ему физической расправой, выражался в его адрес грубой нецензурной бранью, всячески оскорблял, и порывался подойти к молодому человеку, но его не подпускали двое незнакомых мужчин в форме охраны. Как я понял, они являлись сотрудниками охраны торгового центра. Я поинтересовался у сотрудников охраны, что произошло, на что они ответили, что в магазине „Продукты“ произошла потасовка с применением физической силы. Далее я направился в указанный магазин, в магазине я увидел незнакомую девушку, которая разговаривала с продавцом магазина по поводу произошедшего. Я поинтересовался у указанной девушки, видела ли она, что произошло, на что она ответила, что мужчина кавказской внешности беспричинно обидел молодого человека. Узнав о произошедшем, я попросил указанную девушку, представившуюся Натальей, задержаться до приезда сотрудников ОВД, на что мне ответила, что она непременно дождется сотрудников милиции, но перед этим зайдет в аптеку. Когда я вышел из магазина, то обратил внимание, что рядом с ранее указанным мужчиной кавказской внешности и ранее указанной женщиной находились незнакомые граждане, а именно мужчина, славянской внешности, возраст примерно 25—28 лет, волосы русые средней длины, среднего телосложения, рост примерно 170 см., и женщина славянской внешности, возраст примерно 25—30 лет, с короткой стрижкой, светлые волосы, среднего телосложения, рост примерно 165 см. Эти мужчины и женщина о чем-то разговаривали, но увидев меня, быстро отошли в сторону. Судя по тому, как они общались, а именно называли друг друга по имени, и успокаивали ранее указанного мужчину кавказской внешности, у меня сложилось впечатление, что они ранее знакомы с ранее указанным мужчиной кавказской внешности и женщиной. Через некоторое время приехали сотрудники ОВД, и я, подойдя к ним указав на Наталью, пояснил им, что она является непосредственным свидетелем, после чего один из сотрудников милиции, а именно девушка в форме сотрудника милиции с погонами младшего сержанта, записала номер телефона Натальи. Когда приехали сотрудники милиции, указанных мужчины и женщины уже не было, полагаю что они к тому времени уже ушли».


Свидетельница Сексуалкинбекова: «Я со Свирепым Аром сожительствую, отношения с ним отличные, с потерпевшим не знакома, отношений с ним нет, неприязни к кому-либо не испытываю, цели оговора не преследую. В магазине торгового центра находились я, Свирепый Ар, продавец, нетрезвый потерпевший, который, держа в руках бутылки с алкоголем, на выходе из магазина сказал мне пару нецензурных фраз с сексуальным подтекстом. В этот момент к нам подошел Свирепый Ар и поинтересовался в чем дело. Потерпевший ничего не ответил, нанес удар кулаком Свирепому Ару по лицу, стал махать руками. Свирепый Ар стал защищаться, схватил потерпевшего руками, они упали на пол. Я пыталась их разнять, потерпевший нанес мне удар кулаком в левую часть лица. В этот момент появились рослые мужчины крупного телосложения, схватили моего сожителя, стали наносить ему удары. Затем они, рослые мужчины и Свирепый Ар, переместились на улицу, где находилась пара молодых людей, поинтересовавшихся тем, что происходит. Затем продавец вызвала милицию. В милицию мы ехали в одной машине с потерпевшим, который потом куда-то исчез, а я со Свирепым Аром поехала в медпункт».


Свидетель Охранкин: «В 09 часов 00 минут я приступил к выполнению своих должностных обязанностей по охране торгового центра. Примерно в 00 часов 30 минут совместно с другим охранником находился на входе в торговый центр со стороны метро, неожиданно к нам подбежала испуганная продавщица продуктового магазина „Продукты 24 часа“, расположенного в зале торгового центра, которая сообщила нам, что у нее в магазине происходит драка. Мы проследовали в указанный магазин, когда мы пришли в магазин, то увидели, что напротив друг друга стояли двое незнакомых мне мужчин, впоследствии оказавшихся потерпевшим и Свирепым Аром, у потерпевшего разбито лицо, рассечена бровь, также на лице имелись следы крови, верхняя одежда на потерпевшем была изорвана. Потерпевший спрашивал у Свирепого Ара, что он такого сделал, и за что Свирепый Ар на него напал. Свирепый Ар разговаривал с потерпевшим очень грубо, вел себя агрессивно. Мы попросили указанных мужчин выйти на улицу, и вместе с ними проследовали к выходу из магазина. На улице у входа в магазин Свирепый Ар продолжал вести себя агрессивно, стал снова придираться к потерпевшему, при этом пытался приблизиться к нему, но так как мы встали между ними, тем самым преградили дорогу Свирепому Ару, то он не мог приблизиться к потерпевшему, который стоял и молчал, никаких действий по отношению к Свирепому Ару не предпринимал. К Свирепому Ару подошла незнакомая мне женщина, впоследствии оказавшаяся Сексуалкинбековой, которая стала успокаивать Свирепого Ара. Сначала Свирепый Ар никак не реагировал, но через некоторое время успокоился. Я так же попросил Свирепого Ара успокоиться и дождаться сотрудников милиции. Никакой физической силы к Свирепому Ару и потерпевшему сотрудниками охраны и лично мной не применялось. Когда приехали сотрудники милиции и попросили указанных граждан проследовать в ОВД для дальнейшего разбирательства, Свирепый Ар сказал потерпевшему, что он с ним еще разберется».


Суд установил, что Свирепый Ар в ходе внезапно возникшего между ним и потерпевшим конфликта, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений нанес потерпевшему не менее трех ударов руками в лицо, причинив ему, согласно заключению эксперта, телесные повреждения в виде раны левой брови с гематомой левой брови и верхнего века левого глаза, а также отека мягких тканей носа, которые не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья и не причинили вреда здоровью потерпевшего, однако причинили ему физическую боль, то есть «головорез» совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 116 УК РФ.


Приговор

«Городской головорез» Свирепый Ар признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 15 000 рублей в доход государства.

Боль для сестры

Однажды «головорез» по прозвищу Бабий Страх примерно полдень, находясь в коридоре своей квартиры в ходе скандала, возникшего на бытовой почве со своей сестрой, умышленно нанес ей два удара: один удар ладонью по лицу, в область правой скулы, второй удар кулаком в область живота, причинив тем самым ей физическую боль…


Бабий Страх: «Свою вину в совершении инкриминируемого мне деяния не признаю, преступных действий в отношении ее не совершал. Действительно днем, в начале 12-го, я приехал в свою квартиру, где прописан. Никаких ударов сестре я не наносил. Когда я пришел в квартиру, свидетельницы-соседки там в тот момент не было. Спустя какое-то время она оказалась в квартире. Сестра и свидетельница-соседка, находясь в квартире, не давали мне из нее выйти, сообщив, что пока не приедет милиция, я никуда не смогу пойти. Вдвоем они набрасывались на меня и не давали уйти. Мне с трудом удалось выйти из квартиры, оттолкнув сестру, после чего я сам был вынужден обратиться в милицию».


Потерпевшая: «Примерно в 12 часов ко мне в квартиру пришел мой брат–„головорез“ Бабий Страх. В квартире в тот момент я находилась с ребенком. До этого Бабий Страх также приходил ко мне и высказывал угрозы, требовал освободить еще одну комнату в квартире, которую я занимаю. Тогда я, испугавшись, позвонила моей соседке, так как боялась оставаться с Бабьим Страхом в квартире. Соседка не отказала и пришла ко мне в квартиру. В результате скандала из-за освобождения комнаты в квартире, Бабий Страх ударил меня ладонью по лицу, а затем кулаком в живот. Все действия происходили в коридоре квартиры. От полученных ударов я ощутила боль. Бабий Страх услышав, что приедет милиция, убежал. Мы с соседкой обратились в травмпункт».


Свидетельница Соседкина: «Мне позвонила соседка и сказала, что к ней пришел брат–„городской головорез“ Бабий Страх, и она напугана. Тогда же я услышала, что Бабий Страх и его сестра ругаются, при этом Бабий Страх кричал, что он хозяин квартиры и выселит сестру из данной квартиры. Спустившись к ним в квартиру, увидела, что Бабий Страх вышел из большой комнаты. Находясь в коридоре квартиры, он стал кричать и угрожать сестре. Я стала свидетелем, как Бабий Страх ударил свою сестру по правой стороне лица, а потом в живот. Далее Бабий Страх развернулся, отодвинул меня от двери и ушел. Она осталась с потерпевшей и вызвала „Скорую помощь“, затем обратилась в травмпункт, чтобы снять побои, так как Бабий Страх и мне причинил телесные повреждения, брал за кисти и тряс».


Свидетельница Подругина: «Мне стало известно от потерпевшей, что Бабий Страх агрессивно настроен по отношению к своей сестре. При личной встрече с потерпевшей, последняя показывала мне места ушибов, рассказав, что Бабий Страх ее избил. Позднее при моем разговоре с Бабьим Страхом я попыталась выяснить причину конфликта, на что Бабий Страх пояснил мне, что другого отношения его сестра не заслуживает».


Свидетельница Всеравноева: «Я не была свидетелем конфликта, однако сразу после случившегося сестра Бабьего Страха позвонила мне и рассказала, что брат-„головорез“ ее избил, при этом потерпевшая тяжело дышала. Также я знаю от потерпевшей, что Бабий Страх наносил своей сестре удары по голове».


Разрешая вопрос о достоверности и объективности исследованных в судебном заседании доказательств, суд нашел все доказательства, приведенные выше, допустимыми. Достоверность и объективность письменных доказательств у суда сомнений не вызвала, поскольку они последовательны и непротиворечивы, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.


Оценивая показания потерпевшей, суд доверяет им, поскольку они последовательны, логичны, согласуются с письменными доказательствами, и в совокупности с показаниями свидетельницы соседки, еще одной свидетельницы, устанавливают одни и те же фактические обстоятельства, а также в совокупности с показаниями свидетелей и письменным заключением врача из травмпункта указывают на то, что потерпевшая имела телесные повреждения после конфликта с со своим братом-«головорезом» Бабьим Страхом.


Действия «головореза» выразившиеся в нанесении им потерпевшей двух ударов: одного ладонью по лицу в область правой скулы, второго кулаком в живот, причинивших физическую боль, не повлекших последствий указанных в ст. 115 УК РФ, следует квалифицировать, как нанесение побоев, причинивших физическую боль, по ч. 1 ст. 116 УК РФ.


Довод потерпевшей о том, что при указанных выше обстоятельствах Бабий Страх повредил ей коленный сустав, а также сломал пятое ребро, не нашли объективного подтверждения в судебном заседании, поскольку достаточной совокупности доказательств этому по делу не имеется. Кроме того, суд принял выводы эксперта, который в своем заключении указал, что диагноз «перелом 5 ребра справа» не подтвержден результатами дополнительного рентгенологического исследования и судебно-медицинской оценке не подлежит. Каких-либо телесных повреждений в области правого коленного сустава (ссадин, кровоподтеков, подкожных гематом, ран) у потерпевшей при ее обращении в вышеуказанные медицинские учреждения не зафиксировано. Костно-травматических изменений в области правого коленного сустава при проведении дополнительного рентгенологического исследования позволяющих достоверно установить наличие, характер и объем травматических изменений в области правого коленного сустава не зафиксировано.


В соответствии со ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в предусмотренном законом порядке, трактуются в пользу обвиняемого. При таких обстоятельствах суд не усматривает, что «головорез» нанес своей сестре такие телесные повреждения, как перелом 5 ребра, ушиб правого коленного сустава.


Оценивая доводы «головореза» Бабьего Страха о его невиновности, суд расценивает их как выбранный им способ защиты. Доказательств, причинения сестрой и ее соседкой телесных повреждений «головорезу» в момент совершения последним вышеописанного преступления не представлено, поэтому отсутствуют правовые основания для оценки действий «головореза» в рамках необходимой обороны.


Разрешая заявленный гражданский иск потерпевшей о взыскании с «головореза» Бабьего Страха в качестве компенсации морального вреда 50000 рублей, понесенных расходов на лечение в размере 322 рублей, расходов по оплате юридических услуг для составления документов по обращению в суд в размере 21317 рублей, расходов по оплате услуг представителя в размере 12000 рублей, суд приходит к выводу о том, что исковые требования в части возмещения морального вреда подлежат частичному удовлетворению, поскольку потерпевшей преступными действиями ее брата-«головореза» были причинены физические страдания. С учетом принципа разумности, суд полагает возможным взыскать с брата в качестве компенсации морального вреда в пользу сестры 5000 рублей. Также суд считает подлежащими удовлетворению требования по оплате услуг представителя в размере 12000 рублей, что подтверждается договором об оказании услуг, расходов по составлению заявления для обращения в порядке частного обвинения в размере 2487 рублей, что подтверждается представленной справкой. Требования по оплате юридических услуг на сумму 18830 рублей удовлетворению не подлежат, поскольку не связаны с рассмотрением дела. В удовлетворении требований связанных с расходами по оплате лечения в размере 322 рублей суд считает необходимым отказать, так как понесенные потерпевшей расходы в указанной части не нашли причинно-следственной связи с инкриминируемым «головорезу» преступлением.


Приговор

«Головорез» Бабий Страх признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 Уголовного Кодекса Российской Федерации и ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 5000 рублей. Также с него в пользу сестры взысканы: компенсация за моральный вред в размере 5000 рублей, а также расходы по оплате услуг представителя в размере 12000 рублей, расходы, понесенные на составление заявления в размере 2487 рублей, а всего деньги на общую сумму 19487 рублей.

Втащил за сына

Однажды вечером «головорез» Суровый Батя вернулся домой и застал сына обиженным. Подвергнув отпрыска расспросам и получив краткие ответы, «головорез» тут метнулся во двор, чтобы кулаками отстоять гангстерскую честь семьи, раз уж сын сам не смог.


Суровый Батя: «Виновным себя не признаю, поясняю. Я примерно в 18:00 находился дома с семьей: женой и ребенком. Пришёл сын по имени Алеша, хромающий, держась руками за голову, с разбитым телефоном. Он сказал, что его избили двое ребят. Я собрался и через 5 минут пошел на площадку с сыном Алешей, чтобы поговорить с родителями того, кто это сделал. Я спросил у сына на площадке: „Кто“? Алеша показал рукой на другого подростка, я пошел к нему, а он стал от меня убегать. Я успел схватить его спереди за лацкан куртки, удерживая 2 минуты, прижав его к борту, и сказал ему, чтобы он звонил родителям. Ударов этому потерпевшему я не наносил, не трогал его. Потерпевший отошел в угол, ждал 10 минут в моем присутствии своих родственников. Через 10 минут пришло четверо родственников, они стали угрожать мне, но в конфликт я с ними не вступал. Рядом стояли другие дети, они ничего не делали. В течение часа у подъезда я встретил свидетеля „головореза“ Подкатилова, который дал мне номер телефона, пояснив, что он был очевидцем той ситуации. Примерно через час сыну Алеше стало плохо, и я поехал в больницу с ним. Проезжая мимо площадки, увидел этого якобы потерпевшего преспокойно играющим на площадке».


Потерпевший Юный: «Я с Суровым Батей не знаком, отношений никаких, неприязни нет, цели оговора нет. В день произошедшего я вместе с друзьями пошел на площадку играть в мяч. На другой стороне площадке уже находились и играли в мяч мальчики, они не захотели играть с нами. Они стали играть между собой, и когда мяч отлетел на некоторое расстояние, мы с другом побежали за ним, и стали пасоваться между собой, а мальчики пытались отнять мяч, но не могли, потому что мы перепасовывались между собой. Потом пришли другие мальчики и я пошел играть с ними. Через некоторое время на площадку пришел незнакомый мужчина с одним из тех мальчиков, которые играли в мяч. Мальчик показал на меня, и мужчина схватил меня за куртку, ударил в грудь с ноги, потом в область лица, в левую часть лица, в область головы справа, второй удар возле головы. Я упал, потерял сознание, потом мужчина сказал, чтобы я принес 20 тысяч рублей за телефон его сына. Через некоторое время пришли мои родители. Говорили с ним. На следующий день мы обратились в поликлинику, направились в больницу, мама написала заявление в милицию».


Мать потерпевшего Юного: «Я с „головорезом“ не знакома, отношений никаких, неприязни нет, цели оговора нет. В день произошедшего я была в центре. Сын мне позвонил и сказал, что Суровый Батя избивает на площадке. Я приехала. На лице у сына не было видно повреждений, потом началось головокружение, обнаружили синяки. У сына были синяки в области шеи, на животе, царапины на лице, кровоподтеки. В тот же вечер я написала заявление в милицию».


Свидетель Очевидкин: « У меня с потерпевшим хорошие отношения, дружеские. С «головорезом» никаких отношений. Не знаком с подсудимым. Неприязни нет. Цели оговора нет. В пять часов вечера мы вместе с двумя девочками и еще одним мальчиком после кинотеатра, пришли на площадку. Потерпевший уже там был. Ребята играли в футбол. Сын «головореза» был там же. Он играл в мяч, но не с нами. Все играли на поле. Конфликтов не было. Потом пришел «головорез» Суровый Батя с сыном, тот показал пальцем и он начал избивать потерпевшего, и без объяснений стал бить. «Головорез» побил потерпевшего. Он нанес 10 ударов ногой и рукой, нанес потерпевшему по задней части головы. Первый удар ногой в живот, потом в голову, схватил его за шкирку и начал избивать. Он удерживал его две минуты и разговаривал. Что он говорил, я не слышал. Причина мне не известна, может из-за телефона, телефон сломался. Потерпевший упал, Суровый Батя его поднял и дальше стал бить. Когда пришли родители, потерпевший на полу сидел. При этом присутствовали еще люди, мы сидели на трибуне. На футбольном поле были еще дети и еще кто-то. Мы просили Сурового Батю не бить, вызвали родителей. «Головорез» говорил что-то по поводу телефона. Требовал деньги за телефон. После мы позвонили родителям. Потом пришли родители. Дядя, мама. Потом поговорили и разошлись. Говорили на повышенных тонах. «Головорез» извинился перед потерпевшим».


Свидетельница Подружкина: «Я c потерпевшим знакома, дружу с 5 класса, с „головорезом“ не знакома, отношений с ним нет, неприязни не испытываю, цели оговора не преследую. Вечером, но было светло, я сидела на трибуне с компанией детей, потерпевший и мальчик, сын „головореза“, играл в мяч. Ушел мальчик, к коробке пришел Суровый Батя. Спросил у сына: „Кто“? Мальчик указал на потерпевшего, далее „головорез“ молча подошел к нему, толкнул его, поднял и ударил коленом в область лица, ближе к носу и глазам. Потерпевший после удара стоять не мог, упал, Суровый Батя поднял его за куртку. Мальчик решил отвлечь подсудимого, сказав что-то. Видимых телесных повреждений у потерпевшего я не видела. Потерпевший вел себя испуганно, ничего не говорил, пытался вырваться, освободиться из куртки, во время нанесения удара не сопротивлялся, лежал. „Головорез“ Суровый Батя его поднял и ударил».


Свидетельница Теткина: «Мне известно по рассматриваемому делу то, что племянника избили, он долго лежал в больнице. Мне было страшно».


Свидетель Неприязнин: «С потерпевшим я знаком, отношения с ним хорошие, с Суровым Батей не знаком, отношений с ним нет. Испытываю неприязнь к подсудимому, к потерпевшему неприязни нет, цели оговора не преследую. На спортивной площадке в регби играло четверо парней: один парень с мячом, другой–с телефоном, потерпевший и парень Алеша, сын Сурового Бати. Во время игры упали на мальчика с телефоном. Телефон сломался, ударившись о землю. Мальчик ушел с площадки, вернулся с папой. Папа спросил у сына: „Кто“? Мальчик показал папе пальцем на потерпевшего, его папа стал избивать потерпевшего, 2 раза ударив коленом в висок. Дальше подбежали парни, стали тянуть потерпевшего на себя. У того текла изо рта кровь, в момент избиения он упал и затем еле-еле отполз в угол».


Законная представительница свидетеля Очевидкина: «Мне известно по рассматриваемому делу то, что мой ребенок пришел напуганный, сказал, что взрослый крупный мужчина избил ребенка, тот пострадал ни за что. Пострадал добрый мальчик. Ребенок говорил искренне».


Свидетельница Девочкина: «Я с потерпевшим знакома, мы друзья с детства, а с «головорезом» не знакома, отношений с ним нет, неприязни не испытываю, цели оговора не преследую. Гуляли 15 человек на коробке, с потерпевшим в компании, сидели на трибунах. Мальчики играли. Суровый Батя зашел с сыном, спросил у сына: «Кто»? Его сын показал рукой на потерпевшего, подсудимый стал бить его. Потерпевший во время ударов нанесения ударов ничего делать не мог, упал, «головорез» поднял его за шкирку и ударил коленом в лицо. Всего нанес два удара. Видимых телесных повреждений у потерпевшего я не видела. Перестал бить, дальше брат потерпевшего позвонил родителям, пришли родители, Суровый Батя ушел. Мы были в шоке.


Законная представительница свидетельницы Девочкиной: «Мне известно по рассматриваемому делу то, что девочки были в шоке, они вечером рассказали, что большой мужчина избил потерпевшего мальчика, взяв его за шкирку, ударил по лицу коленом, мальчик завис в воздухе, бил на земле ногами. Слова ребенка были искренние».


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 368