электронная
80
18+
Город SE

Бесплатный фрагмент - Город SE

Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0049-3

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дмитрий-СГ Синицын
На заднем плане Александр Саморуков и Елена Вергунова
Концерт группы ВЫХОД ЕСТЬ, Тобольск, 2015

Друзья!

Рад предоставить вашему вниманию работу музыканта из моей группы! Он не профессионал и не имеет образования филолога, не посещал курсы авторского искусства и не имел возможности получать навыки писателя где-то еще!

Посему, прошу ознакомится с работой начинающего автора!

Саша играет в моей группе на барабанах и на сегодняшний день является самым «старым» участником группы, не считая меня (я создатель). Мечта, написать книгу, была давно. И вот теперь мечта сбылась!

Дмитрий-СГ Синицын

Пролог

Он шел не спеша. Крупные капли утреннего дождя разбивались о загорелую кожу, обдавая прохладой — сменяющейся холодом сонное, как мир, в котором он находился в эти минуты, тело. Но он не чувствовал холода. Его взгляд к себе приковала гамма цветов на легком нежно — голубом небе, которая гипнотически, то появлялась, то исчезала, а впоследствии же превратилась в радугу, в гигантское коромысло, оставленное каким-то исполином — растяпой. А тем временем дождь лил все сильнее. Рваная майка ветошью прилипала к горячему телу, а в голове навязчиво медленным волчком вращалась фраза « Свобода! Мне не страшно простудиться в это прекрасное утро!»

Все было необычным, и даже солнце в это время суток светило по-особенному, его лучи проходили сквозь струи дождя, ниспадающие на землю как благодать из щедрых рук мецената. Они светились, и этот мир становился еще волшебней.

«И почему я не художник? Как же мне хотелось воспроизвести все это, описать все не словами, а языком штрихов и мазков. На бумаге или холсте углем, маслом и акварелью… Но этого мне не дано. Как глухой не может услышать симфонию, так и я не могу написать прекрасную картину, наполненную эмоциями, выраженных с помощью красок. Я буду просто по — обывательски наслаждаться этим моментом. Возможно, он упорхнет бабочкой-Мнемозиной в долгий и темный сундук моего сознания и останется там, если по пути бабочку не поймает в свой сачок какой-нибудь юный энтомолог, и не бросит ее в морилку?!» — Подумал Сэм, и от этих мыслей на его лице выступила улыбка, мимическими морщинами заключившая его прямой и строгий рот в скобки.

Дождь остановился. Исчезли мгновения волшебства, но радуга все еще напоминала те минуты счастья. Удивительный момент, когда ты понимаешь, что простые вещи, как летнее утро, вдали от военной части, заключенной в бетонные «рамки», опутанные терновником «егозы», выглядит фантасмагорией среди суровой реальности. И даже эта убогая деревушка с ее покосившимися домиками радовала взгляд своей живостью. Утром она спала. Все напоминало об её безмятежном сне: изогнутые клены сонно стояли, их листва не дрожала на легком ветерке, а висела, словно космы волос спящего великана, тополя стройными фигурами стояли в пойме реки. Как гигантские стражи, их листва мокрая от дождя поблескивала в лучах солнца, как чешуи доспехов война из фантастических романов.

Ему все еще не верилось, что он может воспринимать мир по-другому — с детской наивностью и простотой. Видя во всем его удивительные краски, и эгоистично думать о том, что он создан для него. Это небо принадлежит только ему, а радуга вообще мост из обычной жизни в мир его фантазий.

Это прекрасное чувство, что превращает на секунду взрослого в ребенка, подавляется в людях ими самими, делает людей эмоциональными кастратами, и впускает в них «Город SE», позволяя ему превратить их в безжизненные фигуры, которые бродят по его улицам, или становятся шестеренками в его сложных механизмах. Здесь вдали от шумного города Сэм переосмыслил многое. Он поклялся себе всегда оставаться таким, да же если тёмный город высосет все его силы, и все свои мысли с этого дня начал фиксировать в дневник, который назвал «Записки Сэма». Свой город он называл коротко: «SE». Так удобнее произносить, и друзья уже давно привыкли к его причудам. Каким-то образом слово просочилось в интернет пространство, и жители города активно начали использовать его в своем лексиконе. Это льстило герою, но предчувствие того, что скоро случится что-то страшное, не покидало его голову, ни на секунду.

Город Sе

Не пытайтесь найти этот город на карте, его нет. Ни один спутник его не обнаружит с помощью своей чувствительной аппаратуры. Он внутри нас.

Это чувство присуще каждому человеку, заразно как вирусное заболевание оно поражает человека полностью, но в отличии от того же ОРЗ или ГРИППА трудноизлечимо, или не излечимо вовсе. Современная медицина и фармакология бессильна против этого недуга. (записки Сэма.)


Привычное утро, такое же хмурое, как и все остальные проходящие здесь. Он брел по унылым улицам, серость резала ему глаза. Холодом тянуло от всего, что здесь есть, даже деревья напоминали о людской черствости. Они сливались с бетонными строениями, единственное, что напоминало об их живости, это неправильность и неказистость их форм: листва их опала, а ветки оголились и стали похожи на кривые костлявые руки. Эта унылость его поглощала. Но он находил в себе силы, чтобы бороться с ней. Переводил взгляд в другую «призму» виденья этого мира. Улавливая свою «индустриальную» красоту в груде этих строений прямоугольной формы, параллельно и перпендикулярно расположенных линий дорог, по которым, выстроившись в ряды, торопясь двигались похожие на жуков автомобили. Его забавляло это, город уже не казался таким унылым. Но заметив реку, заключенную в бетонные берега, нотки «вечного уныния» периодически возникали в его душе, как акценты в монотонном звучании мелодии.

Ему хотелось спать, творить, и дышать чистым, прозрачным воздухом, которого так не хватало здесь. От этих мыслей его все больше тянуло в царство Морфея, чтобы не заснуть на ходу он слушал музыку, шагая в такт тяжелым рифам в брейкдауне. Но это только укачивало его. Сон все равно не отступал. Наступила дрема, находясь в которой, он вспомнил момент из жизни, когда маленьким ребенком прыгал по речным валунам. Как однажды, сорвавшись с одного из этих камней, упал в воду. Начал медленно погружаться на дно, но в силу своего тогда малого возраста не чувствовал страха. Он не мог испугаться в тот момент, потому что не знал что такое страх, по — этому он видел зеленую воду, пузырьки воздуха и любопытных мальков рыб, которые сновали возле него с таким же глупым и как у него детским взглядом. Но тут, же возник резкий звук, похожий на визг тормозов, который буквально вырвал его из воспоминаний, как рука, вытащившая из воды в тот прекрасный день.

Он снова оказался в обстановке, среди мрачного бетона и замерзшего асфальта. Дом был уже близко.

Апокалипсис на локальном уровне

День был жаркий. Солнце ярко светило и оставляло на коже медный загар. Люди, изможденной антилопой брели куда-то, очевидно они искали какой-то водный источник в этой каменной вольере, называемой городом. В городе было сложно спастись от жары. Одни проводили время возле фонтанов, другие кайрами облепляли все борта и все возможные выступы карьера, находящегося в лесопарковой зоне, а некоторые из людей тюленями лежали на плоских плитах и камнях, принимая солнечные ванны. Около фонтана стоял молодой человек, от него исходила мощная здоровая энергия, присущая всем людям его возраста. Его кожа загорела, русые волосы слегка посветлели от яркого июльского солнца. Своим внешним видом он напоминал персонажа из книг Д. Р. Р. Толкина. Кудрявые локоны ниспадали на лицо с высокими скулами, закрывая высокий лоб и маленькие, смеющиеся голубые глаза. Он был строен, не смотря на своё коренастое телосложение, напоминающее фигуру борца. Его короткую мощную шею украшали два амулета из кости и дерева, широкую спину закрывал спортивный рюкзак, и этнический барабан, перекинутый через плечо на черном широком ремне. Его звали Сэм. Он не любил обременять себя лишней одеждой, охотно носил шорты, и майки даже если лето было прохладным. Со стороны он выглядел странно, но, не смотря на свой необычный вид, выглядел серьёзным человеком, которого можно было принять за этнического музыканта. Вот только развитые мышцы, которые тонким рельефным рисунком проявлялись на его майке, вводили людей в заблуждение. Он любил держать себя в форме, часто проводил время на свежем воздухе в кругу своих единомышленников. Деревянный медальон в виде оскалившегося скелета рыбы на тонком кожаном шнурке, приковывал взгляды взрослых и детей. Полупьяные мужчины и женщины, останавливаясь, задавали смешные вопросы, в ответ он улыбался, и вежливо отшучивался от их назойливого любопытства.


Сэм ждал девушку, находясь под сенью деревьев в строго назначенном месте. Его голова была чиста от всяких странных мыслей. Он не мог думать ни о чем, кроме очаровательной брюнетки, с которой должен встретиться.

Молодой человек отвлёкся на минуту, вспоминая ее черты, вдруг неожиданно почувствовал нежные ладони на своем лице. Безусловно, это была она — та, которую он не видел долгое время. Ее кожа была бронзовая от греческого солнца, загар отличался своей матовостью, лицо выражало спокойствие, но искрящиеся от радости глаза светились изумрудной зеленью. Темные волосы со слегка порыжевшими от солнца прядями, веселыми пружинками ниспадали на изящные плечи. Повернув к ней лицо каменное от суровых черт и веселое от встречи со своей нимфой, он впился в ее сочные пухлые губы. Девушка, не сопротивляясь, обняла его своей нежной рукой и погрузилась в истому. В такие минуты он мог простить ей все, даже поездку с ее сумасшедшими подругами.


Девушки, торопясь шли по брусчатке, тащили за собой чемоданы, как волочат молодые мамы своих упрямых зазевавшихся детей. Они были странно экипированы: из-за их тонких по своему изящных спин торчали мольберты, на плечах висели странные сумки, наполненные красками, маслом и прочим художничьим инвентарем. Подойдя к влюбленным, подруги поздоровались, как это принято среди девушек. Обнялись, как будто не видели друг друга несколько лет, и начали обмениваться поцелуями. Чтобы прервать их лобызание Сэм громко произнёс:

— За нами приехали! Дамы, грузим свой скарб вон в тот серебристый микроавтобус!»

Девушки взяли свое имущество, и подобно хорошо обученным солдатам двинулись в сторону автомобиля.

Дорога занимала всего пару часов, но не выносимая жара подкосила юные тела пассажиров микроавтобуса. Погрузив их в непродолжительный сон.

— Наконец-то эти трещалки уснули.

Подумал Сэм.

Дорога серой змеей ползла через степь, мелькали островки леса, в дали голубой чашей сияло озеро. А на нем белыми точками суетились лебеди и гуси. По мере приближения к водоему усиливалась его влияние. Прохлада проникала в открытые окна едущего автомобиля, легкий ветерок ласкал загорелую кожу пассажиров. Сэм взглянул в окно и увидел каркас животноводческой фермы, от нее уже ничего не осталось. Белые арки сияли как кости гигантских животных, вымерших до сотворения мира. В воздухе витал призрак некогда существовавшего социализма.


Сэм заснул. Но резкий звук разбудил его, он открыл глаза и очутился в квартире на своем диване. Сон его растаял в воздухе как утренний туман с первыми лучами солнца. Он взглянул в окно и увидел, что народ на улице ведет себя как-то не естественно. Люди с пустым взглядом толпились возле детской площадки, без какой либо цели ходили взад и вперед. И это его несколько удивило.

Сэм отошел от окна, подошел к турнику, прикрученному к стене, и подтянулся. Затем вышел на кухню и приготовил себя завтрак. Он понял что на работу ему идти уже не стоит, в воздухе летало ощущение того что произошло что-то страшное. Но любопытство брало верх над разумом. Он вышел из дома. Чтобы выяснить, в чем дело может ему это показалось. Пройдя квартал, он увидел, что машины остановились в одной большой пробке, длинной вереницей протянувшейся вдоль улицы. Его охватил ужас. Как в таком мирном и спокойном городе могло произойти такое? -подумал он. Почувствовав себя одиноким в этом мире, он позвонил своему знакомому, чтобы тот приехал. Но отойдя от шока, понял, что сделал это зря, и прервал связь. Спустя две минуты раздался телефонный звонок. Сэм ответил на него.

— Мужик, ты чего трубку бросаешь?

Раздавался из динамика голос Джета.

— Бро, я выезжаю на своей машине. Буду через сутки.

Знакомый голос привел его в чувство, рассказав о происходящем Джету, Сэм начал думать о том, как пережить все это сумасшествие, происходящее в городе. Он понимал, что этой ночью город изменился. «Очевидно город начал меняться с того времени как я вернулся сюда?» — Размышлял Сэм. И в тот же момент он вспомнил сон, а вместе с ним и поездку за город. После инцидента произошедшего с подругами его девушки что-то поменялось в них, и в самом городе. Между этим случаем, произошедшим на скотомогильнике, и событием в городе существовала связь. -Продолжал размышлять Сэм. Он стоял посреди городской площади, в его голове всплывали некоторые детали: Сосновый бор, скотомогильник, беспорядок устроенный художницами в доме его бабушки. Осмыслив все это Сэм вернулся в квартиру, нашел свой армейский рюкзак, положил туда все необходимое для того чтобы пережить эти сутки, запечатал окна темным скотчем, оставив несколько щелочек для того чтобы в квартиру проникал свет и для того чтобы вести наблюдение.


Джет уже подъезжал к городу. Проезжая пост он заметил, что нет ни одного полицейского. Странно. Подумал он. Но дальше его ожидала еще более не понятная картина. Проезд был почти не возможен из-за сгрудившихся машин. Джет свернул во двор и попытался объехать жуткую пробку. Во дворе он увидел людей, показавшихся ему не адекватными, они хаотично двигались, их стеклянные глаза ничего ни выражали. Ну и Ну… Подумал Джет, и отключил магнитолу.

В комнате раздался телефонный звонок. Сэм ответил на звонок, это был Джет.

— Что у вас здесь происходит? ПОСТАПОКАЛИПТИКА какая-то.

— Я сам ничего не понимаю. Проснулся, подошел к окну, а там…

Взволнованно отвечал Сэм.

Веселый у меня отпуск, думал Джет.

Посреди дороги лежал перевернутый грузовик фредлайнер, перегородивший дорогу, автомобилю Джета. Он как поверженный Голиаф беспомощно лежал на боку, сверкая фарами. Вскоре глаза исполина погасли, аккумулятор разрядился, душа покинула его металлическую плоть, и вероятно умчалась в рай для грузовиков, тягачей и остальных гигантов на колесах. Из окон домов веяло одиночеством и тишиной, такой, которая бывает на кладбищах. Она заполняла пространство, проникала в открытое окно машины и сверлила уши. Джет закрыл окно и включил магнитолу.

Проехав еще несколько кварталов, Джет бросил автомобиль в одном из дворов. Он открыл багажник, вытащил рюкзак с вещами, надел его на плечи и продолжил свой путь пешком. За автомобиль он не беспокоился, так как самое страшное ждало его впереди. За городским элеватором была дорога в неизвестность. Тупой страх наполнял тело, шаги становились не уверенными, возникала дрожь в коленях. Если бы у меня за плечом сейчас висела СВДшка, я бы чувствовал себя гораздо уверенней, возникали мысли в голове назойливой мухой. За элеватором стояла толпа, абсолютно серая, просто людская масса. Издалека она напоминала «кипящий слой» медного колчедана, сквозь который было нелегко пробраться не замеченным. Джет проскользнул сквозь людей и вышел на дорогу, быстро перебежал по крышам и капотам сгрудившихся машин, огляделся по сторонам и увидел знакомый дворик. Двор не был таким приветливым как раньше. На детской площадке не играли детишки с их очаровательными мамами. Все было по иному: вырванные из земли качели, лежали на песке, как деревья, поваленные ветром, припаркованные машины были искорежены какой-то невиданной доселе силой. Джет окинул весь двор своим взглядом в поисках приятеля. Ни кого не было видно. Ну и обстановочка у вас!? — Подумал Джет и отправился искать нужный ему подъезд.


Джет узнал дом. Окна были заклеены полностью каким-то темным материалом, только посредине был просвет, для наблюдения за окружающей обстановкой. Он подошёл к окну и выбил кулаком «семерку», служившую сигналом для «своих». Сэм складывал в рюкзак вещи необходимые для выживания. И вдруг услышал знакомые звуки азбуки Морзе. « ДА-ДА-се-ме-ри» — Раздалось откуда-то из другой комнаты. Сэм пошёл на звук «морзянки», звук раздавался с улицы, это Джет стучал в окно. Сэм ударил в стекло «ай-ДА». Джет понял, что вход открыт. Он открыл дверь и вошел в подъезд.

Сэм открыл входную дверь, на пороге стоял высокий детина, коротко стриженный, одетый в кожаную куртку, клетчатую рубашку, брюки с накладными карманами, и крепкие дорогие ботинки. Сэм присмотрелся и узнал в этом улыбающемся румяном лице Джета, своего армейского друга, который весьма изменился с тех времён: поправился, и нарастил десяток килограммов мышечной массы. Джет раньше служил в ПВО, но спустя какое-то время, попал в роту снайперов. После окончания службы, попал в Федеральную Службу Исполнения наказаний, но из-за выраженного характера лидера, проработал там не долгое время. Он был заядлым охотником, любил оружие и ждал зачисление в отряд специального назначения, но случившаяся ситуация привела его в другой город.

— Что здесь произошло, дружище?

— Не могу тебе объяснить. Я знаю столько же сколько и ты.

— Понятно. Что ж неплохой отпуск у меня получается. Давай собирай рюкзак и пойдем дурачиться. Похоже мы единственные люди в этом городе.- С улыбкой на лице говорил Джет, и от его веселого настроения пропадало унынье.

— Хорошо. Только давай сначала вооружимся. Мало ли что, может произойти с нами.

Сэм притащил два чехла и показал их Джету.

— Что это?

— Это немецкие топоры: метательный и «гонщик»

— Что? Какой ещё гонщик?

— Спортивный топор, которым на чемпионатах лесорубы разрубают здоровенные брёвна.

— И откуда у тебя сие орудие труда?

— Подарил один преподаватель.

— Ясно. Но если ты думаешь, что я буду бегать с топором по этой зоне отчуждения, то ты глубоко ошибаешься?! Лучше найти какую-нибудь военную часть и взять что-нибудь серьезное.

По пояс деревянный

Прошло три дня. Город становился еще ужасней. Существа, которые когда-то были людьми, становились агрессивнее день ото дня. Надежда на то, что в этом мертвом месте остались люди, еще оставалась, и не покидала приятелей. Осматривая квартал, они увидели краснолицего парня плотного телосложения в черной майке, которая облегала его массивную фигуру, прямых синих джинсах и кедах из коричневой замши. На его сильном плече зеленела татуировка в виде абстрактных сплетённых между собой фигур, сделанная не профессиональным мастером. Он шел, не понимая, что случилось с его двором, который стал безлюдным и обезображенным.

Сэм пригляделся и увидел в крепыше знакомые черты. Это был его лучший друг.

— Кайра! — Крикнул Сэм в его сторону, эхо отразилось от домов и произнесло лишь последний слог слово.

— Сэм, ты, вернулся!?

— Как видишь.

— Может, скажешь, мне, что происходит в этом городе?

— О, если бы я знал, то обязательно ответил на твой вопрос.

— Кто это с тобой, дружище?

— Это мой армейский приятель, Джет.

Джет протянул руку Кайре и поздоровался с ним.

— Вид у тебя не важный. Отмечал начало апокалипсиса?

Спросил Джет с усмешкой.

— Да. Он же не каждый день случается. Просто губил свой организм алкоголем.

Отшучивался Кайра.

— Успешно?

— Не совсем. Вышел на свежий воздух, решил прогуляться, а тут…

— В городе нет людей. Всюду какие-то их подобия, причем очень агрессивные. Поэтому советую держаться с нами.

Говорил Сэм, агитируя своего друга.

— Откуда такие сведенья?

— Мы обошли весь город. Кругом эти существа.

— Понятно. А вы куда движетесь?

— Ищем военную часть.

Перебил Джет.

— Всех силовиков сократили полтора года тому назад.

— Да, но часть-то не вывезли?

— Возможно.

— Вот мы это и хотим выяснить.

— Отлично. А зачем вам военная часть?

— Хотим туда проникнуть и вооружиться на всякий случай.

— Вы же говорили что людей нет. Зачем вооружаться?


После произнесенных слов из арки вышла девушка. По ее мимике и движениям было видно, что она не была поражена этим страшным недугом, превратившим в один миг всех людей в страшных существ. Девушка шла не замечая того что происходит, очевидно она куда-то спешила. Вдруг неожиданно появились две человеческие фигуры, они быстро побежали за девушкой, догнав девушку, они набросились на нее. Сэм открыл чехол и вынул оттуда «гонщика». А тем временем в руке Джета каким-то образом уже оказался метательный топор. Джет метнул топор в одну из фигур. Он впервые метал топор и поэтому не знал, что результат окажется таким хорошим. Топор угадил в затылок бедняге. Он был всего лишь нейтрализован на некоторое время. Сэм воспользовавшись моментом подбежал сзади к другому из нападавших, ударил его «гонщиком» вдоль черепа. Удар оказался настолько мощным, что расколол агрессора пополам, как полено, от макушки до бедра. Девушка схватила сумочку и убежала прочь, ни сказав, ни единого слова своим спасителям.

— А где кровь?

Спросил Кайра.

— А ты что крови хотел? Ты хотел, чтоб её растерзали?

С гневом в голосе ответил Сэм.

— Да нет же. Ты вдоль его разрубил, а крови нет.

— Что?

Сэм и Джет перевели взгляд на павшего от топора агрессора.

— Смотри, у него внутренности и кровеносные сосуды годичные кольца напоминают.

— Точно он же деревянный.

— «по пояс деревянный». Из бедра все-таки сочится что-то.

— Теперь понимаю это выражение.

Ухмыльнулся Джет.

— И что это за Буратино? — Удивленно спросил Кайра.

— Не знаю. Но такими существами, как этот весь город кишит.

Пока приятели обсуждали произошедшее с ними событие, второй агрессор очнулся и перешел в нападение. Сэм! Сзади! Сэм крутанул рукоятку топора, развернулся и ударил его вскользь по голове,«гонщик»отсек половину черепа. Еще один взмах, и топор рассёк неприятеля пополам.

— И этот деревянный.

— «ПО ПОЯС» — В унисон ответили Джэт и Кайра.

— Кажется, из меня вышел весь хмель.

Произнес Кайра.

Находиться на территории двора было опасно. «Деревяшки пребывали на место своих павших соплеменников. Возникал вопрос как они почувствовали опасность того что их «соплеменники» в беде? На каком уровне они это чувствуют, ведь они напоминают псевдоморфозу человека и дерева. Именно такой термин и подобрал Сэм, хотя его применяют в геологии, но ничего другого не приходило в его голову. Органы чувств полностью отсутствуют.

Размышлял Сэм. Куда они могли деться, ведь еще три дня назад эти существа напоминали людей.

— Сэм, уносим ноги отсюда, их становится много.

Раздалось сзади.

— Понял! Уходим!

Товарищи покинули двор незамедлительно. Пройдя несколько кварталов, они огляделись по сторонам, и решили перевести дыхание.

В/Ч

Молодые люди двигались на юг. Там не далеко от въезда в город находилась военная часть. Вот только военных там не было. В связи с реформой, проведенной местными властями. Все силовые ведомства и структуры были ликвидированы с целью экономии денежных средств на безопасность граждан. Всем жителям инъекционно были введены микрочипы. Теперь за каждым можно было вести слежку и управлять на расстоянии. Только сами жители этого не знали, ежегодно они прививали себя от всяких вирусных штаммов, и не подозревали, что могут быть напичканы чипами. За два года город превратился в микрогосударство со своей инфраструктурой, правительством и законами. Этакое идеальное общество просуществовало не долго, в один из обычных дней наступил хаос, и город превратился в то, что мы видим с вами сейчас.


Военная часть не представляла ничего особенного. С виду это был просто участок, огороженный бетонным забором обтянутым колючей проволокой. На территории этого участка были казармы, склады и все атрибуты военной части. Проникнуть туда не представляло никакой сложности. Там не было ни патруля, ни караула. По территории бродил призрак старой армейской жизни, которую помнят многие из тех, кто проходил службу в вооруженных силах.

— Странно в городе все перевёрнуто, а здесь ничего ни тронуто, как будто и ничего и не произошло — с удивлением сказал Кайра.

— Да же как-то не привычно. Ну да ладно, пойдём искать склады с оружием и боеприпасами.

Командирским тоном выпалил Джет.


Внутри казармы царил полный армейский порядок: Стены сверкали от чистоты, деревянный пол сиял стеклянным блеском, только в некоторых углах тонкой пленкой оседала пыль, как единственный признак всего забытого. Наших искателей интересовала комната дежурного, где возможно мог остаться ключ от «оружейки» или какая-то информация обо всех помещениях. Они долго бродили по пустому чреву длинного военного здания. Двери всех помещений были заперты, и на каждой из них виднелись таблички: « кубрик 1», «Канцелярия», «каптерка» и прочие знакомые названия, которые повергли товарищей по оружию в ностальгию. Джет повернул ручку двери, она оказалось заперта, тогда он нашёл булавку в кармане и попытался открыть. Дверь в канцелярию открылась. Все такие же не надёжные замки, как и в любой нашей части — подумал он, и вошел внутрь. Он пытался что-то найти: открывал ящики стола, двери шкафов, но ничего не было, но Джет не сдался и продолжил поиски. Сэм осмотрел антресоли бывших шинельных шкафов, но не нашел ничего кроме вещевых мешков и сумок с противогазами.

— И как можно жить здесь, в таких условиях

Донесся голос Кайры из коридора.

— Это же какая-то « спартанская общага»

Продолжил возмущаться лучший друг Сэма.

— Да. Это тебе не в лагере со студентками- практикантками в комнате валяться.

Донеслось из взломанной Сэмом каптерки.

Друзья продолжали перекрикиваться, и язвить друг другу, но тут неожиданно их перепалку прервал громкий крик из канцелярии.

— Мужики, нашел!!! Я нашел план, где расположены все склады, гараж, автопарк, и узел связи.

— Неси сюда!!!

В унисон ответили ему два голоса из разных помещений. Джет пошел им на встречу с заветным листком бумаги.

— покажи свой план.

Раздался громкий смех.

— Здесь показана территория, которую убирают солдаты.

— И что с этого? Сэм, когда ты научишься мыслить широко, здесь же указана вся территория, на которой отмечены складские помещения? — продолжал глумиться Джет.


Сэм смотрел куда-то в сторону и крутил в руках жетон с изображенным на нем оскаленным черепом спецназовца, и думал, как найти, и вскрыть дверные замки, на которые закрыты склады. Территория части была очень большая, на ней можно разместить все, что угодно. В автопарке может стоять военная техника: бронетранспортеры, либо тентованные автомашины «Урал», но очевидно аккумуляторы там разряжены, и поэтому ими нельзя будет воспользоваться. Он хорошо всё обдумал и ответил своему боевому товарищу:


— Тебя хлебом не корми, дай пофиглярить.

Отбивался от его шуток Сэм.

— Это сильнее меня. Я ничего не могу с этим поделать, такова моя сущность.

Приятели демонстрировали друг другу свое чувство юмора несколько минут, пока не поняли, что у них очень мало времени на поиски экипировки и оружия.

Полуденная жара сменилась легкой прохладой, принесенной с озёр, которые плотным кольцом окружали город. Компания молодых людей покинула казарму, при этом взяв в подсобном помещении нужные для взламывания инструменты, они разбились по одному и начали обшаривать складские помещения. Сэм подошел к складу, условно обозначенному цифрой один. Он приготовил все орудия взлома. Массивные двери нелегко поддавались взламыванию, но еще одного тяжелого удара кувалдой они не перенесли, дужка замка лопнула, и склад был открыт. Помещение было завалено деревянными ящиками, в них лежали портативные радиостанции. Сэм взял несколько раций и положил их к себе в рюкзак. Пройдя по складу в поисках еще каких-либо нужных вещей, он отправился помогать товарищам.

Джет нашел склад с оружием. Такого арсенала он никогда не видел, помимо стрелкового оружия, представленного от пистолетов до крупнокалиберных винтовок, здесь еще хранились гранатометы, реактивно-пусковые гранаты, огнемёты « рысь» и «шмель» и огромное количество выстрелов к ним. У Кайры был тоже не плохой «улов», он нашел экипировку: бронежилеты разных классов защиты, камуфляжную форму и крепкие армейские ботинки.

— Ну и что, как мы это все вытаскивать будем на себе?

— Хороший вопрос…

— А я думаю так: шмотки мы наденем на себя, бронежилеты тоже, а из оружия берем только зажигательные боеприпасы. Обычные патроны нам ни к чему.

— А я еще и приборы ночного видения нашел.

— Их тоже берем.

— Интересно, а что это за подразделение здесь находилось, экипировка у них явно не общевойсковая?

— Внутренние войска, спецназ. В общем, целая рота «краповиков»

— А вот про патроны ты зря сказал. Сколько в городе частей три или четыре?

— Четыре.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.