электронная
360
печатная A5
522
18+
Головоломка

Бесплатный фрагмент - Головоломка

Объем:
248 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-0193-1
электронная
от 360
печатная A5
от 522

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Вы опять мне снились. Смешно, сон свой совсем не помню, помню только, что в нем были Вы…

Знаете, я загадал, если мы когда-нибудь снова встретимся, я расскажу Вам одну историю, которой не решился с Вами поделиться… Думал, не поймете, побоялся, что осудите. В общем, струсил, одним словом…

Глава первая

Вы улыбаетесь, и Вы так спокойны? Почему Вы не кричите?

Я кричу, только Вы не слышите.

Эрих Мария Ремарк

Эпизод 1 — Знакомство

6 июня 2008, Ноттинг Хилл, Лондон


Лето выдалось прохладным. На дворе стоял июнь, а дождь моросил по-осеннему, весь день, покрывая тротуары и крыши домов мелкой россыпью.

Я вышла из метро, раскрыла зонт и, торопливо цокая каблуками, зашагала по главной улице района Ноттинг Хилл. Остановившись у входа в кафе-бар, где мы, за несколько дней до этого, договорились встретиться, я легонько толкнула стеклянную дверь и зашла внутрь. В кафе, как и на улице, было пусто. Вдоль стен выстроились ряды небольших столиков. Я выбрала тот, что был ближе к барной стойке и, положив зонтик на пол, в нерешительности присела на стул.

Я всего-то опоздала минут на пять, подумала я, неужели он уже ушел. При этой мысли меня обдало горячей волной. Я скинула плащ и огляделась. И только тут заметила, что в кафе отсутствовали не только клиенты, но и официанты. Что за странное заведение, удивилась я и, снова сев на стул, попыталась принять более удобную позу.

Прошло несколько минут, показавшихся мне вечностью. За окном все также продолжал моросить дождь. Я достала из сумочки мобильник и положила его на столик. В голове тут же роем закрутились дурацкие мысли. Чтобы отвлечься я стала изучать меню.

Внезапно, откуда-то из неведомых глубин кафе, появился в синей футболке и потёртых джинсах официант.

— Что будем заказывать? — нарушил он густую тишину кафе.

Оторопев от неожиданности, я молча на него уставилась.

— Я ещё не выбрала, — наконец, произнесла я.

Он нервно пожал плечами и удалился, оставив меня опять в полном одиночестве.

Я отложила меню и посмотрела на часы. С момента моего прихода прошло уже полчаса. Может, я время или дату перепутала?

Взяв со столика мобильник, я набрала его номер.

— Абонент временно не доступен, — тут же услышала я в трубке.

Эпизод 2 — Электронное сообщение

24 декабря 2010, Лондон


За окном, кружась в волшебном танце, тихо падали снежинки. В огромных окнах старинного особняка напротив виднелась высокая, украшенная в викторианском стиле, ёлка. На её изящно выгнутых лапах искрились золотистые яблоки и орехи, висели сплетенные из фольги корзиночки, наполненные печеньем, а на огромных красных бантах красовались небольшие свечи. Переливаясь и поблескивая, она весело мигала мне своими разноцветными огоньками.

Неожиданно раздавшийся звон церковных колоколов заставил меня вздрогнуть. Выйдя из задумчивости, я отошла от окна. В доме пахло хвоей, легким ароматом апельсинов, и праздничным настроением. В сумерках гостиной мерцала украшенная мной к Рождеству ёлка.

Забравшись на диван, я укуталась в плед и, в который раз, стала рассматривать развешанные на ней игрушки. Мой взгляд упал на огромный шар с виртуозно выписанной сценкой из жизни зимнего Нью-Йорка. Я вспомнила о друзьях в разных концах земного шара, так по-разному готовящихся сейчас к празднованию Рождества.

Открыв ноутбук, я быстро пробежала глазами новые сообщения, в основном пожелания хорошо провести праздники. Среди них мелькнуло письмо с именем отправителя, показавшемся мне знакомым.

Я нажала на виртуальный конвертик. На экране развернулось послание, но в этот момент раздался звонок в дверь.

«Николас!»

Я отложила ноутбук и побежала в холл открывать Николасу дверь.

С улицы пахнуло холодным воздухом. На пороге стоял Николас в зимней шапке-ушанке и с бутылкой вина в руках.

— Привет, ты чего-то рано.

— Нет, во время, как и договаривались, в семь, — ответил он, протягивая мне бутылку.

— Спасибо. Должно быть, я размечталась и не заметила, как время пролетело.

— Счастливые часов не наблюдают, как сказал кто-то из ваших русских, — стягивая шапку, произнес он и зашел в дом.

— Ты, наверное, имеешь в виду Грибоедова?

— Ну да, Грибоедова. Эта фраза досталась мне в наследство от бывшей русской девушки, любительницы классической литературы.

— А шапка? — улыбаясь, спросила я.

— И шапка тоже…

Я оставила его в холле раздеваться, а сама направилась на кухню.

Эпизод 3 — Девушка

24 декабря 2010, Монте Карло


Из окна моей комнаты, выходившей на море, виднелось небо, затянутое иссиня-свинцовыми тучами. Было слышно, как резкие порывы ветра хлестали в стекла дождем.

На столе, рядом с компьютером, горела свеча, придавая окружавшему меня полумраку оттенок интимности. Снизу доносился торопливый топот прислуги — ожидалось какое-то невероятное количество гостей на предрождественский ужин.

Очередной бзик моей maman. По мне, так гори они все синим пламенем. Опять придется сидеть три часа за столом и говорить ни о чем с девицами её знакомых теток, делая вид, что меня несказанно интересует чушь, которую они будут нести.

Пытаясь перевести мысли на что-нибудь более приятное, я набрал уже ставшее таким родным имя в поисковой системе Google и пробежал глазами заголовки статей, выданных на первых двух страницах. Одна из них показалась интересной. Я нажал на линк.

Внезапно открылась дверь, и в комнату вошла maman.

— Мама, я же просил стучать! — возмутился я, быстро удаляя с экрана интересовавшую меня страницу.

— Что за дурацкая привычка сидеть в темноте? Ты испортишь себе глаза, — сказала она и включила свет.

Залив комнату, он ослепил меня, и я зажмурился.

— Chéri, почему ты еще не готов? Через полчаса начнут прибывать приглашенные, а ты еще даже в душе не был.

— Мама, меня меньше всего интересуют твои нудные приглашенные, — ответил я, осторожно приоткрыв глаза.

— Эти, как ты выражаешься, нудные приглашенные являются самыми влиятельными семьями Монако. В твоём возрасте, я уже была помолвлена, а у тебя даже приличной девушки нет!

— Не понимаю, при чём тут девушка? — ответил я и, встав, выключил свет.

— При том, что всё, что ты делаешь, это целыми днями пялишься в свой дурацкий компьютер и слушаешь музыку, — сверкая бриллиантами, негодовала она.

Ну прямо как рождественская ёлка, подумал я. Мне стало смешно. Еле сдерживая смех, я отвернулся к окну.

— Льюк, ты меня совсем не слушаешь!

Эпизод 4 — Дьявольское число

24 декабря 2010, Лондон


— Ботинки снимать? — услышала я из холла голос Николаса.

— Нет, не надо, а вообще как хочешь, у меня тапочки для гостей есть, если что…

— Тебе помочь? — зайдя на кухню, спросил он.

— Спасибо, я сама. Домработница еще днём всё приготовила. Сказала только подогреть, когда садиться за стол будем.

— У меня для тебя небольшой подарок, — произнес он, протягивая мне красный блестящий пакет, перевязанный золотой ленточкой.

— Спасибо, у меня для тебя тоже кое-что есть.

Я отнесла подарок в гостиную и вернулась на кухню.

Устроившись за барной стойкой, располагавшейся в центре кухни, Николас увлекся изучением своего отражения в до блеска начищенных кастрюлях.

В ещё неостывшей духовке красовалась запеченными боками утка. Я достала из шкафа блюда Императорского Фарфорового Завода и стала выкладывать на них бланшированные овощи и картошку в масле.

— Слушай, Николас, ты что-нибудь слышал о дьявольском числе? — спросила я, раскладывая французские сыры на очередном блюде.

— А тебе зачем? Ты что, в оккультизм ударилась?

— Нет, просто слышала от одного человека. Длинная история. Будет время расскажу.

— Ясно. Ну, насколько я помню, это связанно с особым числом, под которым скрыто имя апокалиптического зверя, то есть нумерологическое воплощение ставленника сатаны. Например, профессор Гецель считал, что Наполеон Бонапарт есть апокалиптический зверь, так как численное значение французского начертания его имени равнялось этому самому числу.

— А само число?

— Что, само число? — не понял он.

— В нумерологии, какими цифрами представлено это самое дьявольское число?

— Цифрой 6 в троекратном сочетании.

— То есть 6—6—6?

— Да.

Эпизод 5 — Честное пионерское

24 декабря 2010, Монте Карло


После стычки с maman, времени идти в душ не оставалось. Я почистил зубы и попытался придать своим непослушным волосам-кудрям что-то наподобие прически в духе традиционной элегантности. И сделал только хуже. От геля волосы стали липкими и какими-то слишком зализанными. Я чертыхнулся и стал натягивать смокинг. Накрахмаленный воротничок рубашки стоял колом, хищно впиваясь мне в шею.

Я схватил бабочку и, на ходу её завязывая, стал спускать по лестнице в освещенный огромной хрустальной люстрой холл.

Maman, сама элегантность, расплываясь в очаровательной улыбке, приветствовала прибывающих гостей. Я попытался незаметно проскользнуть мимо неё, но её всевидящее око засекло меня на полпути в зал.

— Льюк, chéri, поздоровайся с бароном Фон Витте, он так давно тебя не видел, — нараспев произнесла она.

Я развернулся и нехотя подошёл к группе только что прибывших гостей. Обменявшись рукопожатием с бароном, я хотел тут же смыться, но maman молниеносно спикировала на меня.

— Что у тебя с головой? — отведя меня в сторону, прошипела она мне в ухо.

— По-моему, у меня с головой все в порядке, в отличие от некоторых из твоих приглашенных, — ответил я, бросив взгляд на одну из дочерей барона.

— Не дерзи! Пообещай, что будешь вести себя прилично.

— Даю честное пионерское.

— Какое честное пионерское? Ты что с ума сошел?

— Мама, расслабься, — начал я.

Но, тут зашла очередная группа гостей, и ей пришлось удалиться обратно к парадному входу. С облегчением вздохнув, я одернул смокинг и прошел в банкетный зал, открытый и убранный к торжеству. Жаром играя на лицах гостей, в огромном старинном камине страстно полыхал огонь. В дальнем углу стояла высокая ёлка, на пушистых зеленых лапах которой, сверкая и переливаясь в свете свечей, висели разноцветные шары. Смешиваясь с запахом сигар и хвои, в воздухе витал аромат дорогих духов.

Поймав одного из официантов, разносившего шампанское гостям, я схватил с подноса два бокала и залпом их осушил. Настроение у меня заметно улучшилось.

Приободрившись, я стал рассматривать гостей. Всё одни и те же лица, ничего стимулирующего воображение, с тоской подумал я.

— Простите, — услышал я за собой едва уловимый шепот.

Обернувшись, я встретился взглядом с глазами худющей девушки в каком-то нелепом платье от очередного кутюр.

— Да? — вопросительно уставился на нее я.

— Вы не будите возражать, если я сниму Вас на свой мобильник? — умоляюще нудно пролепетала она.

— Нет, не буду, — соврал я.

Эпизод 6 — За любовь

24 декабря 2010, Лондон


Мы сели. На столе горели свечи, на блюдах красовались приготовленные домработницей рождественские «яства», а у наших тарелок белели накрахмаленные той же домработницей белые салфетки. Просто и уютно, подумала я.

Николас решительно взялся за бутылку вина.

— А что это ты в этом году решила Рождество в одиночестве справлять? — спросил он, энергично вкручивая спираль штопора в пробку.

— Почему же в одиночестве? Я с тобой его встречаю, — ответила я.

Он поднял глаза и вопросительно на меня взглянул.

— Флиртуешь?

— Нет, подтруниваю, а, вообще, если серьёзно, то просто захотелось для разнообразия провести Рождество в Лондоне.

— Ну, а на Новый Год, в Россию поедешь?

— Нет, не угадал, на французскую Ривьеру.

— Что, к друзьям? — продолжал любопытствовать он.

— Да нет, так, к знакомым, — ответила я.

Он резко рванул пробку и пролил вино себе на джинсы. Я кинула ему салфетку через стол. Поймав её, он стал быстро растирать вино, делая пятно еще больше.

— Ты соль сверху насыпь, лучше будет, — посоветовала я.

— Да уж. Прямо как в песне: соль на рану, — грустно отозвался он.

— По-моему, в песне поётся «не сыпь мне соль на рану».

— Ладно, не будем о ранах, давай лучше выпьем за что-нибудь хорошее, — разливая вино по бокалам, перевел он разговор на другую тему.

— Полностью согласна. Давай, за блеск в глазах и трепет в сердце, за нежные поцелуи и жаркие объятия, в общем, за любовь, такую, чтобы была божественно прекрасная, почти неземная, но от этого не менее реальная.

— Красиво сказала, мне добавить нечего.

Наши бокалы встретились в звонком хрустальном поцелуе.

Эпизод 7 — Старый знакомый

24 декабря 2010, Монте Карло


Зал быстро заполнился гостями, и, вскоре, прозвучало приглашение к ужину. В свете свечей, поблескивая бриллиантами и мигая красноватыми огоньками сигар, гости стали рассаживаться по своим местам.

Я нашел карточку со своим именем и сел за стол. В этом году, слава богу, «почетное» место рядом с дочками Фон Витте досталось кому-то другому.

Место слева от меня пустовало. Я в тайне надеялся, что оно так и останется незанятым. Тем не менее, решил проверить имя на карточке, так, на всякий случай: «Мадемуазель Дю Монд».

По правую руку от меня сидел пожилой господин с сигарой во рту. Я бросил взгляд и на его карточку. Поймав его, мужчина улыбнулся и произнес:

— Позвольте представиться, Жак Моро.

— Очень приятно, Месье Моро, — ответил я.

— А Вы, я так понимаю, сын хозяйки торжества, Льюк Эдвард Аллен? — спросил Месье Моро, пожимая мне руку.

— Да, а откуда Вы знаете? — удивился я.

— Во-первых, Ваше имя написано на карточке, а во-вторых, Вы очень похожи на свою маму, Розалинду Аллен, которую я знаю много лет.

— Странно, она никогда о Вас не упоминала, — пробормотал я.

— Ничего странного в этом нет, — произнес он. — Некоторые вещи родители стараются не слишком афишировать своим детям.

— Например?

— Например, Розалинда сочла не нужным заострять Ваше внимание на нашей с ней многолетней дружбе.

— Но, это же можно приравнять к вранью! — возмутился я.

— А вот, тут вы ошибаетесь, молодой человек. Это называется не враньем, а личной жизнью вашей мамы.

— Зачем же она тогда посадила меня рядом с Вами?

— Наверное, потому, что хотела, чтобы мы с вами познакомились, — выпустив струю сигарного дыма в потолок, произнес Месье Моро.

Обслуживающие ужин официанты стали обходить гостей, разливая красное и белое вино по бокалам. Под их звон за столом начали раздаваться радостные возгласы и рождественские тосты.

— Давайте выпьем за самое главное, без чего наша жизнь была бы пустой, — поднимая бокал с красным вином, обратился ко мне Месье Моро.

— Давайте. Только что это, то самое главное? — решил уточнить я.

— Это любовь, мой милый Льюк, — ответил он.

Эпизод 8 — Вопрос

24 декабря 2010, Лондон


Уплетая очередной кусок пудинга, я подумала о том, как, все-таки, хорошо, что Николас смог принять мое приглашение. А то бы сидела сейчас одна, давясь всеми этими приготовленными домработницей кулинарными изысками.

Вдалеке послышались гулкие, отдающиеся долгим эхом, удары церковных часов. Полночь. Надо же как быстро время пролетело, удивилась я.

— Оставайся, чего тебе домой сейчас ехать, — предложила я Николасу, растянувшемуся на диване перед камином.

На лице у него заиграла довольная улыбка. Он сладко зевнул и молча кивнул в ответ.

Я постлала ему постель в комнате для гостей, выдала полотенце и, пожелав спокойной ночи, вернулась в гостиную. Потушив свечи, я подошла к окну и бросила взгляд на особняк напротив. Дом был окутан в темноту, по всей видимости, его обитатели уже давно спали.

Стоя у окна в полумраке гостиной, нарушаемого лишь мерцанием огоньков на ёлке, я, в который раз, вернулась мыслями к нему. Вот уже второй год, мне не давал покоя вопрос, почему же он тогда не пришел на нашу встречу? Ведь он же сам мне её назначил…

Самое смешное, что ответ, наверное, до боли прост и, скорее всего, не стоит времени, затраченного мною на его тщетные поиски. Как всегда, решение загадки где-то под рукой, а я его до сих пор не нашла. Впрочем как и человека, который эту самую загадку загадал. Специально-то я его, конечно, не искала, но, почему-то, надеялась, что он в какой-то момент снова появится…

Тогда, после нашей несостоявшейся встречи, он написал мне довольно странное письмо, упомянул дьявольское число и больше на связь не выходил. Вот так, возник из ниоткуда и пропал в никуда.

А это дурацкое дьявольское число? Какое оно имело отношение к нашему свиданию, и зачем он его упомянул? Ну, хорошо, какой-то там библейский апокалиптический зверь, ну, предположим, число ставленника сатаны, и что? И, вообще, почему это меня до сих пор так интересует? Может, затолкать этот эпизод подальше в закоулки памяти и больше к этому не возвращаться?

За окном раздался бой церковных часов. На улице появились наиболее рьяные прихожане, расходившиеся по домам после рождественской ночной мессы.

Я еще немного постояла у окна, наблюдая за снежинками, кружившимися в свете тусклых лондонских фонарей, затем подошла к ёлке и вынула из-под неё подарок Николаса. В общем-то, я вполне могу его сейчас открыть, подумала я. Ведь Рождество уже наступило. Но немного повертев его в руках, решила этого не делать. В конце концов, мне же не пять лет, могу подождать и до утра.

Я положила подарок обратно под ёлку и пошла спать.

Эпизод 9 — Все, что можно и «нельзя»

24 декабря 2010, Монте Карло


Праздник был в самом разгаре, а место Мадемуазель Дю Монд слева от меня все еще оставалось незанятым.

Надо признаться, что если в начале меня это несказанно обрадовало, то в течение ужина моё отношение к этому факту диаметрально изменилось. Не знаю, то ли от выпитого количества вина, то ли от разговоров Месье Моро о любви, но у меня не на шутку разыгралось воображение, и я стал ловить себя на мысли «а что если».

— Дорогой мой Льюк, мне кажется, Вас что-то мучает весь вечер, — произнес Месье Моро, затянувшись сигарой.

— Это почему же? — спросил я, пытаясь сфокусироваться на крем-брюле, которое терпеть не мог.

— Наверное, потому, что Вы, разговаривая со мной, частенько бросаете довольно неоднозначные взгляды на пустующий стул слева от Вас.

Я густо покраснел.

— А Вы что, еще и мысли умеете читать?

— Нет, не думаю, но Ваши прочесть не трудно, они у Вас, как говорится, на лице написаны.

— Да? А я как-то был не в курсе, что являюсь для других настолько открытой книгой, — ковыряя крем-брюле серебряной ложечкой с вензелем нашей семьи, ответил я.

— Не для других, — улыбнулся Месье Моро, — всего лишь для меня.

— А чем Вы отличаетесь от других?

— Тем, что хорошо знаю Вашу маму, а Вы, как я уже говорил, очень на неё похожи, и не только внешне.

— Да? — оторвав свой взгляд от десерта, посмотрел на него я.

Встретившись со мной глазами, он сделал глубокую затяжку и выпустил две густые струи дыма из носа.

— Да, — кивнул он, откладывая сигару и берясь за чашку кофе. Сверкнув в свете свечи, маленький бриллиант его запонки заговорщицки подмигнул мне.

Он молча допил кофе, затем снова обратился ко мне.

— Если бы я был на Вашем месте, то непременно бы взял её карточку и разузнал бы о вашей таинственной гостье всё, что можно и, даже то, что и невозможно.

Он встал из-за стола и протянул мне руку. Поднявшись, я крепко её пожал.

В следующее мгновение карточка с именем Мадемуазель Дю Монд, выписанным золотыми буквами на черной бархатистой бумаге, оказалась у меня в кармане.

Эпизод 10 — Дежавю

24 декабря 2010, Монте Карло


В полночь гости стали разъезжаться по домам, и зал быстро опустел. Лишь оплавленные свечи, недопитое вино в хрустальных бокалах, да в беспорядке лежавшие на столе горки белоснежных салфеток напоминали об их недавнем присутствии.

Я поднялся к себе в комнату. Буря улеглась, и ветер больше не бросался в окна дождем. Сбросив пиджак, я развязал бабочку и, расстегнув воротничок рубашки, наконец, освободил шею от его накрахмаленных тисков.

Я включил настольную лампу, лег на кровать и достал из кармана карточку. Вновь и вновь пробегая глазами по имени незнакомой мне женщины, я не мог отделаться от впечатления, что знаю её. Но разве такое возможно, подумал я. Ведь, под этим именем, на предыдущих ужинах, обедах и балах, которые устраивала maman, я никого не встречал. Да, и вне торжеств, в моей повседневной жизни тоже, если только, не зная о существовании друг друга, мы где-то на мгновение пересеклись.

Я, конечно, мог бы спросить у maman, но как-то не очень хотелось привлекать её внимание к этой щекотливой теме. Сам разберусь.

Раздался стук в дверь. Я спрятал карточку в карман. Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула maman.

— Chéri, ты уже спишь?

— Нет.

Она зашла в комнату.

— Ты был просто умницей сегодня.

Я усмехнулся.

— Месье Моро от тебя в полном восторге.

— Я от него тоже. Кстати, а почему ты меня с ним раньше не познакомила?

— Не было подходящего случая. Он не часто бывает в Монако, все больше в разъездах…

— А-а-а, — протянул я, не глядя на нее.

Она подошла к кровати и чмокнула меня в лоб.

— Спокойный ночи, дорогой.

— Спокойной ночи, мама.

Я выключил свет. Прислушиваясь к тишине дома, я еще некоторое время думал о таинственной карточке и о незнакомом имени женщины, которая казалась мне знакомой, затем натянул на голову одеяло и провалился в глубокий сон.

Глава вторая

— Все ваши усилия — всего лишь капля в океане.

— Но, что есть океан, если не множество капель?

Неизвестный

Эпизод 11 — Санта Клаус

25 декабря 2010, Монте Карло


Я открыл глаза: через не зашторенные окна в комнату светило солнце, озаряя ее ярким светом. Потянувшись, я сбросил одеяло на пол и вскочил с кровати. В ванне на меня из зеркала глянуло заспанное лицо с взъерошенными и местами слипшимися волосами. Я тут же отвернулся и, стянув одежду, встал под душ.

В столовой, во главе огромного до блеска начищенного стола из орехового дерева уже сидела maman, конечно же, сама свежесть и элегантность. И как ей это удается, хотел бы я знать. По правую руку от неё сидел Месье Моро. Такое впечатление, что он не покидал нашего дома со вчерашнего вечера.

— Доброе утро, дорогой, — расплылась в улыбке maman, завидев меня у двери.

— Доброе утро, — ответил я и сел напротив Месье Моро.

Я почувствовал, что своим появлением, не желая того, вторгся в ход их интимной беседы. Избегая их взглядов, я молча налил себе кофе и принялся за яичницу с беконом.

— Как тебе спалось? — нарушила наше неловкое молчание maman.

— Merci, хорошо, — не поднимая глаз, ответил я.

— Я пригласила Месье Моро провести с нами Рождество, надеюсь, ты не будешь возражать?

— Наоборот, даже очень рад, хоть какое-то разнообразие.

— Льюк, дорогой, что ты имеешь в виду? — непонимающе уставилась она на меня.

— Скорей всего, месье Льюк хотел сказать, что гости вносят в чисто семейные праздники нотку непредсказуемости, тем самым делая их более интересными, — произнес Месье Моро.

Я кивнул ему в знак согласия.

После завтрака мы перешли в гостиную, где под пушистой елкой блестящей пирамидкой возвышались коробки с рождественскими подарками. Maman, закинув ногу на ногу, села на диван, я расположился в кресле напротив, а Месье Моро, попыхивая сигарой, встал у камина.

— Дорогая Розалинда, — обратился он к maman, — разреши мне сегодня сыграть роль Санта Клауса в этом доме.

— Да, конечно, обычно это приходится делать мне, — рассмеялась она.

— В таком случае, я хотел бы начать с месье Льюка Эндрю Аллена.

Эпизод 12 — Настоящая классика

25 декабря 2010, Монте Карло


Месье Моро приблизился к ёлке и вынул из-за нее продолговатую коробку. По высоте она почти доходила ему до груди. Обхватив её обеими руками, он подошел к моему креслу и торжественно поставил коробку передо мной.

— Надеюсь, мой милый Льюк, этот подарок откроет Вам дорогу в прекрасный мир искусства.

Я с любопытством осмотрел подарок и, нетерпеливо сорвав золотистую обертку, открыл коробку. Внутри лежала новёхонькая, еще пахнущая свежим лаком, электрогитара от Fender, настоящая классика.

Осторожно достав её, я положил гитару на колени и нежно провел пальцами по её лакированному корпусу.

— Огромное Вам спасибо, Месье Моро, я о такой давно мечтал, — в восхищении подняв на него глаза, произнес я.

Он широко мне улыбнулся и направился обратно к ёлке.

Вскоре персидский ковер перед камином покрылся обрывками разноцветной оберточной бумаги, а диван нашими развернутыми подарками.

— Ну, а теперь, самое время выпить по рюмочке шерри, — объявила maman и, встав с дивана, вышла отдать соответствующие распоряжения прислуге.

Оставшись один на один с Месье Моро, я решил немного полюбопытствовать.

— Месье Моро, а почему вы ко мне так добры?

— Во-первых, потому, что Вы сын Розалинды, а во-вторых мне приятно делать приятное, если так можно выразиться.

— То есть, Вы подарили мне гитару только из-за мамы?

— Нет, не только, — начал он, но тут в комнату вернулась maman.

В след за ней вошла служанка с подносом в руках, на нем стояли три хрустальные рюмки с золотисто-коричневым вином.

— С Рождеством! — подняв свою рюмку, пропела maman.

— С Рождеством! — в один голос, эхом отозвались мы с Месье Моро.

Эпизод 13 — Фотография

25 декабря 2010, Монте Карло


Одним махом выпив шерри, я взял гитару и пошел к себе наверх, тем самым освободив Месье Моро и maman от своего присутствия. У них, по-моему, и без меня было о чем поговорить.

Осторожно прислонив гитару к стене около письменного стола, я включил компьютер и проверил почту. С замирающим сердцем пробежал глазами строчки сообщений, но ожидаемого письма там не нашел. Не теряя надежду, я вновь прошелся по сообщениям, удаляя их одно за другим, но тщетно. Настроение у меня тут же заметно ухудшилось. Клацая по клавишам компьютера, я стал бесцельно прыгать между сайтами социальных сетей. На Facebook-е, зашел на свой профиль и черкнул пару строк о только что полученном подарке. Надо будет еще потом и фотку вывесить, подумал я.

Немного полюбопытствовав, как проводят Рождество мои виртуальные друзья, я уже собирался выйти с сайта, как моё внимание неожиданно привлекла фотография с тегом моего имени.

«Что за фигня?!»

На снимке я стоял в обнимку с худющей девушкой, которая так нудно умоляюще просила вчера на ужине разрешения сфотографировать меня на свой мобильник. Под фотографией была сделана надпись: «Мой красавчик Льюки. Вместе навеки». Снимок был явно обработан в фотошопе.

Меня прошиб холодный пот. «Какого черта? Она что, ненормальная?»

Я быстро проверил её профиль, но он был закрыт для «не друзей». Имя её мне тоже ни о чем не говорило. Я залез в поисковые системы и попытался найти информацию там. Девушка оказалась моделью, снимавшейся для среднего пошиба журналов и иногда попадавшая на обложки FHM. Не понимаю, зачем maman пригласила её на ужин, а я, дурак, зачем дал согласие на фотку?

Обхватив голову руками, я застонал. На глаза стали наворачиваться слезы. Я схватил куртку и опрометью сбежал вниз.

Из гостиной доносился приглушенный разговор maman с Месье Моро. Мне навстречу, виляя хвостом, выбежал наш любимый терьер, Домино.

— Мама, я с Домино прогуляюсь, — крикнул я в направлении гостиной и выскочил из дома, громко хлопнув за собой дверью.

Эпизод 14 — Маг

25 декабря 2010, Лондон


Мы допили кофе, и я радостно напомнила Николасу, что пришло время открывать подарки. В общем-то, их было всего два, его и мой.

— Ну что, кто сыграет роль Деда Мороза? — спросила я.

— Давай ты, — по-джентельменски уступил мне Николас.

— Хорошо.

Я встала и вынула из-под ёлки небольшой сверток.

— Вот, держи. По-моему, это в твоем духе, но я могу и ошибаться…

Он взял из моих рук подарок и, аккуратно сняв обертку, достал из неё коробочку с колодой подарочных «старомиланских» карт тарокки. На стол черным веером легли позолоченные изображения арканов, выполненных в стиле итальянского Ренессанса. Улыбаясь, он зацепил одну из наугад выбранных карт и, повернув её ко мне лицом, провозгласил:

— А вот, и твой аркан или, другими словами, тайное знание на следующий год.

Я посмотрела на карту. На ней был изображен маг в просторном платье. В поднятой руке он держал магический жезл. Над головой у него был нарисован символ бесконечности. Вместо пояса его талию обвивали две змеи, кусающие друг друга за хвост. У его ног цвели растения, а на столе перед ним лежало три предмета: кубок, меч и динарий.

— И что значит сиё изображение? — спросила его я.

Он перевернул карту и сосредоточенно начал её изучать.

— Это значит, что в следующем году тебе предстоит решить сложную задачу. Я не сомневаюсь, что ты с этим легко справишься, поскольку уверенности в тебе хоть отбавляй, но есть риск впасть в манию величия.

— Ладно, не издевайся, — отмахнулась от него я и достала из под ёлки второй подарок, предназначавшийся мне. Накануне вечером, рассматривая его и пытаясь угадать, что находится внутри, я пришла к выводу, что это книга.

Я сорвала с подарка блестящую бумагу. Моим глазам предстала обложка в бархатном переплете. Название гласило: «История Метафизики или Тайны Бытия».

Эпизод 15 — Моя дорогая…

25 декабря 2010, Лондон


Собрав карты тарокки со стола, Николас заспешил домой. Я проводила его до двери, чмокнула в щетинистую щеку и пожелала ему еще раз прекрасного Рождества. Он надел свою смешную шапку-ушанку и, оставляя полоску следов на свежем снегу, неспешно стал удаляться в сторону метро.

Я закрыла за ним дверь и, немного постояв в раздумье в холле, отправилась в гостиную убирать остатки нашего завтрака со стола. Расставляя тарелки в посудомоечной машине, я мысленно вернулась к предсказанию Николаса, сделанному полушутя, но, тем не менее, несшему в себе определенную долю правды. Моя интуиция нашептывала мне, что решением той самой сложной задачи будет ни что иное, как нахождение ответа на вопрос, не дававший мне покоя вот уже второй год.

Покончив с уборкой, я вдруг вспомнила, что так и не прочитала электронное сообщение, которое открыла вчера в момент прихода Николаса.

Я взяла ноутбук. Дисплей компьютера зажегся и, вскоре, на экране появился текст электронного письма. Датировано оно было 24-ым декабря. Я начала его читать, глаза заскользили по строчкам. Что это? Неужели… Нет, этого не может быть, этого просто не может быть. Я бросилась перепроверять электронный адрес, с которого было отправлено сообщение, а также подпись в конце письма.

Но почему сейчас? Почему спустя два года молчания он, наконец, решился мне написать?

Я снова принялась читать его письмо, спотыкаясь буквально на каждом слове.

Моя дорогая, снова думал о Вас, с любовью Л. Е. А.

Ничего не понимаю. Я еще раз перечитала его письмо, но от этого оно не стало более ясным. Каким это образом и почему это он снова думает обо мне? Мы же не общались с ним два года, да уж если быть предельно честной, то никогда и не виделись. Ведь он же сам в тот день не явился на нашу встречу…

Эпизод 16 — Шшш…

25 декабря 2010, Монте Карло


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 522