электронная
90
печатная A5
340
16+
Голос Души

Бесплатный фрагмент - Голос Души

Стихи

Объем:
92 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-5265-6
электронная
от 90
печатная A5
от 340

Сон про Дракона

Расправив крылья,

Сорвусь с обрыва.

И вдаль умчусь

На вдохе ветра…

Земля растаяла внизу.

Я поднимаюсь выше, вдаль…

И просыпаюсь… Снова сон…

Как жаль…

Смотрю в окно — там новый день.

Вчерашний день лишь тень оставил.


Сомкнув глаза, я вижу сон:

Туман окутал там рассвет —

Прекрасней в мире места нет.

Как явен и желаем он…


В нем я — Дракон,

Величественный странник.

Свобода… Радость… Жизнь и праздник…

На век веков останусь здесь,

Кто я на этом свете есть.

Волшебный мир, и в нём вся прелесть,

Ушла в реальный мир вся серость.

Размах. Прыжок. Полет. И Вечность…

Перекрестье Путей

Твоё имя — боль, твоё имя — жалость.

Ступала вперёд ты, не зная усталость.

Дорогой забытой, дорогой жестокой

Вела всё меня ты звездой одинокой.


На перекрестье душевных путей

Терзала меня ты дорогой своей.

Выбор мне был уж совсем не велик:

Скрываться во тьме, иль раскрыть всем свой лик?


Одиночества крест на пути скрытой фальши?

Иль оковы любви на дороге, что дальше?

Мой выбор, казалось, был сущий пустяк,

На самом то деле, совсем всё не так…

Дорога любви шлёт немало сюрпризов,

Пройдёшь и судьбы ты немного капризов.

Всю жизнь ты обязан на ней провести,

Лишь счастье найдя, ты с неё мог сойти.

Одиноким путём же всё кажется проще:

Гуляй ты себе по берёзовой роще,

Скитайся по линии жизни своей,

Ведь вновь ты придёшь к перекрестью путей…


Расплата же будет за это жестока:

Клеймён одиночеством ты злой волей рока.

Бесчувственной тварью ты быть обречён,

Несчастьем ты станешь всю жизнь приручён…


Любой из живых и живущих людей

В итоге придёт к перекрестью путей…

Любому из нас предначертан свой путь,

Но с дороги любви мне теперь не свернуть!

Посланники Света

Мы посланники Света — пришли к вам с советом,

Навеки сроднив тень и день под крылом.

Мы посланники Света — и истиной этой,

Как каждый поэт, просветленье несём.


Яркой Лилии Чёрной погасший цветок

Стал лишь горсткою мрачного праха.

Но вновь возродившись, он смерть превозмог

Белой Лилией, без чувства страха.


Он предвестником стал тех,

Кто в наш мир пришёл.

Он цветёт, обнажая их душу.

Он укажет на всех, кто с собою привёл

Грусть и тьму, не желая нас слушать.


И отныне он символ наш, спутник и суть

Чистых помыслов, истины, блага.

Мы рассказом своим, или выдумкой, путь

Вам укажем из бездны и мрака.


Наша жизнь коротка, но мы можем в стихах

Сохранить наш посыл для потомков.

Наши строки несут отпечаток в веках,

Не сбивая наивный люд с толку…

Кровавая Среда

В забытой деревушке жил один чудак.

Казалось — что такого? Только всё не так.

Лишь только ночь ступила за его окном,

Как тотчас в лес пошёл, покинув старый дом.


На дерево в избушку влез, что в том лесу была,

Но эта странная изба дурной молвой слыла.

Закрыв дверь на засов, он безделушки взял,

На старом и гнилом столе мудрёно расставлял.


Но вдруг игрушки засверкали чудака все вмиг,

И в глазах его пустых укрылся алый блик.

Бренным телом впредь своим он больше не владел —

Наивною душой своей совсем окаменел.


Из тех каменьев древний дух в сей миг в него вселился,

И в тёмной голове его он праздно веселился.

Лишь силой мысли снёс с петель дубовую он дверь —

Проснувшийся из тьмы веков в крови объятый зверь.


Сметя всё со стола в карман своей накидки рваной,

Он вышел на порог своей походкой рьяной.

Утробным голосом своим повсюду он гласил:

— «Восстаньте, мертвецы, скорей вы из своих могил!»


На своде бледная луна откуда-то взялась,

И вдруг из-под надгробных плит вся нежить выбралась.

Гремя костями, окружили с духом тем избу

И склонились перед ним в кровавую среду…


Лишь выйдя из хибарки той, он на земь наступил,

И сразу своей скверною в лесу он всех убил.

Пред мертвецами восходя, распространяя мор,

На деревушку чудака он хладный кинул взор.


Под яростный звериный клич орды всей неживой,

В неистовстве забился Лич, издав протяжный вой.

Бессмертных воинов костяных, весь в ярости и злой,

Повёл он следом за собой на деревушку в бой…


По той деревне обречённой мальчуган гулял.

Как вдруг, услышав странный шум, к воротам побежал.

Увидев страшную напасть, мальчишка побледнел —

Король личей сравнять с землёй деревню повелел.


На крик парнишки мужики у входа собрались,

И, взявши вилы, топоры, терпенья набрались.

Но ведь не ведали они, кто шёл из тьмы на них,

А между тем, бессмертный враг внезапно что-то стих…


Сквозь щели тонкие ворот зелёный свет сочился,

И не на шутку люд простой в дерене той смутился.

Но вдруг в преддверии беды настала тишина —

И вновь гитарной голова струной напряжена…


Зелёный дым врата окутал хладною змеёй,

И мановением руки Король их снёс долой.

Неупокоенных орду он подле врат собрал,

У смертных и живых людей он души брать погнал.


Схватив покрепче топоры, помчались на врага,

Но только участь их была уж очень то горька.

Как только не пытался бить костлявых сельский люд —

Прекрасно понимали, что на смерть друг друга шлют.


Бессмертных полчища карали каждого и всех.

Сердца из плоти вырывали, издавая смех.

Но парень, в руки себя взяв, в лачугу побежал,

В кой древний старец мирно проживал.


Парнишка, двери отворив, челом упёрся в пол,

И тут взмолился он на взрыв, чтоб с ним старик пошёл.

И старец внял его мольбам. Взволнованный мальчишкой,

Накинув робу, на порог с златой он вышел книжкой.


Увидев страшную резню и тех, кто с ними бился,

Старик мгновенно побледнел, ведь к миру он стремился.

А мальчик посох, между тем, скорей ему принёс,

И так умчался на парах, что чуть его не снёс.


Но вдруг из нежити толпы пронёсся алый блик,

И сердце кровью облилось у старца в тот же миг —

Узнал он внука-чудака средь мёртвых своего,

Но это тело впредь и ныне было не его…


Король-Лич зверско ликовал, побоище творив,

Тела на части разрывал, ни капли не щадив.

И вспыхнул яростью слепой, увидев старика.

— «Сравнять здесь всё, к чертям, с землёй!» — скомандовал войскам.


Но не спроста он разъярился, после встречи той —

Его старик пленил однажды давнею порой.

Когда Король был юным магом, встав на тёмный путь,

Он мог могуществом своим весь мир перевернуть.


Своею старческой рукою книжицу открыв,

Он посох вскинул над главою, светом тьму закрыв.

На перебой слова из книжки стал мудрец читать,

На непонятном языке невнятно бормотать.


Озарилась ярким светом местность вся вокруг,

И зелёные скелеты вмиг погасли вдруг.

распалась тёмная орда, костьми на земь упав,

Но не сдавался Лич-король, всё зверский клич бросав.


Шаг за шагом к старику он яро подползал,

Но от ярости и злобы изнутри сгорал.

Взяв покрепче посох свой с насаженною пикой,

Он сердце Короля пронзил с душевной болью дикой.


И с оконченным сим делом на колени пал.

Зарыдал старик над телом — внука потерял.

Из плаща Лича каменья с рунами достал,

И с глубокого презренья быстро растоптал…


…Каждый знает, что случилось той порой тогда —

Как Король Личей вернулся в теле чудака.

И запомнит люд навеки тот ужасный бой.

Этот день именовали Кровавою Средой…

Ошибки прошлого

Как много мы ошибок совершали,

Порою глупых, неудачливых совсем.

До настоящего мы их не признавали —

Теперь расплачиваться нам придётся всем…


Как хочется уйти во времени назад,

Вернуться в тот момент и всё начать сначала.

Не представляешь, как я был бы рад

Исправить всё, чего ты и не замечала…


Но не вернуть момент из жизни нашей,

И в сердце боль, и счастье гонит в дверь.

И не вернуть нам миг, столь счастья давший —

Мы настоящим жить намерены теперь.


Ошибок прошлого никак не изменить,

Нельзя поправить их, или забыть…

Всего лишь на всего их надо нам простить

И жизнью вместе новою зажить!!!

Оле

Есть в классе нашем белокурая красавица,

Голубоглазое создание небесных сих миров.

Улыбка милая её мне очень нравится —

Её заставить улыбаться я всегда готов.


Глубокий взор её красивых глаз,

Великих, цвета радужного моря,

Пленить способны парня в раз —

Смотря в них, ты не знаешь слово «горе».


Порыв веселья, радости и счастья

С ней ощущаешь ты, присутствуя вблизи.

С ней не страшны тебе душевные ненастья,

И полностью все беды позади.

Любовь

Любовь… Познание прекрасное себя —

Богатство, власть, с ней не сравнятся в мире.

И ты стоишь пред нею, Словно в тире

Мишени вместо, ожидая выстрела в себя.


Да будут люди прозрены,

Твердящие, что нет любви!

Покорен ей на свете каждый

И опьянён слепою жаждой,

Любить и ею быть любим.


Случается, что раз в сто лет,

Она рождается на свет.

Подобно ангелам, пророкам, иль богам,

Несёт в деснице счастье, радость нам.


И вот она среди людей,

Не зная праведных путей,

Идёт, уверовав в себя,

Надеясь, чувствуя, любя!

День и Ночь

Ночь… познать сей странный миг —

Миг звёздных вег, стихов и вдохновенья,

Луны хрустальной серебристый блик,

Рассеявшего мрак во тьме забвенья.


В момент, рассветный зверь когда,

Уставший, опечаленный, сражённый,

С небес уходит в никуда,

Ночною мглою побеждённый.


Свергая день, воссядет он на трон —

Ночной охотник поступью бесшумной;

Столь тих, невидим, лёгок он —

Владыка тьмы, луною поднят томной.


Он Вестник тьмы, но время на исходе —

Победной поступью взбирается заря.

Рассветный зверь у неба на подходе —

Остановить его никак нельзя.


Не раз он зареву грозил,

Свержённый натиском накала.

Укрылся в тень, набраться сил,

С закатом чтоб начать сначала.


И день за днём, за годом год,

Неся над головой свой знамень —

Закат, пленяющий восход,

Сплетались, словно лёд и пламень.


И вот, противник побеждённый,

Сражённый лезвием врага.

Он — ночь, луной благословлённый,

Способен День разить всегда.

Пророк

Покой. Свеча. Перо. Тетрадь.

Сидя один в хрустальной призме,

В пустой тетради рисовать

Он вынужден чужие жизни.


На свете есть Кристалл Судьбы,

Хранящийся в горах забвенно.

Пророк в нём заточён, чтобы

Вершить судьбу всех непременно.


Сидит и пишет свой роман,

Простыми смертными играя.

Роман его не знал обман —

Он правду жизни выбирая,

Писал картину мира сам.


Седой старик, пророк бессмертный,

Вершил судьбу чужих людей.

Его судьба есть плод запретный —

Он богом не допущен к ней…


В своей темнице обречённо

Присел он с краю на кровать.

Покой. Свеча. Перо. Тетрадь —

Он снова взялся рисовать…

Silence of Night

Я обожаю ночь…

Её усыпанный звездами небосвод,

И лунный свет на землю нежно снисходящий.

Кто говорит: не любит ночь — тот лжёт!

Тот не бывал в сей миг манящий.


Ночную обожаю тишину…

Молчание всего живого в этот миг,

В незабываемый миг… Познай же глубину,

В который ты осознаёшь сей лик,

Который так прекрасен и желаем…


Весь мир уснул… лишь мне не спится.

Решаю я исчезнуть прочь…

Мир вдохновенья там таится,

Куда иду я — то есть в Ночь.


Поэтам любо время дня,

Когда смеркается, и ныне,

Сидя один я подле пня,

Сидя, как буд-то бы в твердыне,

Пишу стихи день ото дня.


Тебя прекрасней никогда,

О ночь, мы вскоре не найдём.

Меня пленила навсегда,

Тобой одной я был ведом.

С днём рожденья!!!

Прекрасный миг, в году лишь раз

К тебе приходит во спасенье.

Пора несбывшихся прекрас,

Веселья, счастья, наслажденья.


Твои друзья о нём все помнят,

Да и тебе он дорог сам.

Желанья все твои исполнят,

И ты поверишь чудесам!


Рожденья день — Цветёт «Сирень»,

Цветёт и распускает цвет… —

«Прошу, подарок мой надень…»

Послышалось от парня вслед.


И в заключении скажу

«Я поздравляю с днём рожденья!!!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 340