электронная
36
печатная A5
278
16+
Глазами юными на мир смотрю

Бесплатный фрагмент - Глазами юными на мир смотрю

Сборник стихов

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-7329-9
электронная
от 36
печатная A5
от 278

Разрушенные города

Разрушенные города,

Превращенные в прах души,

Что-то мне говорит,

Что меня этот плен удушит.

И, держа глубоко внутри,

Что-то важное под запретом,

Закрываешь глаза, как во сне,

Начинаешь бредить об этом.

И темнейшей из темных ночей

Ты проснешься от холода, крика,

Что пробудит в твоей пустоте

Нечто старое, что позабыто.

И тогда лишь откроешь глаза

И увидишь, как правильно было,

Что себя ты боялась сполна,

Ведь давно уж в душе тьма сокрыта.

Лоскутки

Лоскутки из души твоей

Собери и свяжи в один,

Чтобы жизнь наконец вернуть,

Оставляя другим узлы.

Покидая последний дом,

Не забудь в нем свои мечты,

Двигай вдаль ты последний том,

Он не нужен пока, шери.

И спеша убежать от проблем,

Захвати и меня с собой.

Надоел социальный мне плен,

Я хочу отыскать путь домой.

Каково это быть бессмертным?

Каково это быть бессмертным?

Видеть, как погибают народы,

Каково это быть бессмертным?

Полюбив, хоронить все годы.

Как ты сможешь смотреть счастливо,

Если знаешь, что все гибнет,

Только ты неизменно молод,

Глядишь вдаль, будто кругом холод.

Сколько ты сумеешь пытаться,

Самого себя разбивая,

Убивать смерти страданья,

Заливая их горьким напитком правды.

Это так хорошо, видно,

Что теперь ты к смерти в гости

Возжелал придти с миром,

Принести в дар свои кости.

А она и слушать не хочет,

Говорит, мол Богу нужно,

Чтобы смена росла в мире,

Чтобы он наконец был свободен.

И тут понимаешь ты, милый,

Что смерть забирает слабых,

А ты хоть и был сильным,

Но хочешь вернуть славу.

Вот кости свои собираешь,

Клянешься, божишься и молишь,

Что больше не будешь клянчить

У смерти иной воли,

Но годы несутся так скоро,

Ты вновь начинаешь теряться,

Ух скоро ль, ну скоро?

Сдержит Бог свое обещанье?…

_______________________

Каково это быть бессмертным?

Думать, ждать, что станешь ты богом,

Но в итоге понять — верно

Он совсем заработался в воле.

И не хочет он стать смертным,

Ощутить эти радости жизни,

Потому что, наверное, болен,

Потому что любит убийства…

Я бегу!

Знаешь, кто я? Пустое место.

Вот такой вот простой ответ.

Пусть я мертвая, но неизвестно,

Как закружится стрелок бег.

Как откроются новые дали,

Что меня позовут за собой,

Может мне и не вручат медали,

Но, быть может, я стану живой!?

И, наверно, смогу примириться

С злою участью всех не земле,

Вот тогда и сумею открыться,

Разрывая оковы в душе.

Не останется боле границы,

Что меня удержала бы тут,

Я бегу, оставляя гробницы.

Я бегу! Я бегу! Я бегу!

Извечная борьба

Погрязнув в алочных делах,

Забыв о счастье снова,

Мы губим души, а в мозгах

Не остается слова.

И каждый-каждый божий день

Мы начинаем так,

Как будто время не идет,

А ступорится. Мрак.

И этот мрак и днем, и ночью,

Как темный ангел на землей

Кружит и очень сильно хочет

Забрать побольше душ с собой.

Но если и найдется смелый

Властитель света среди тьмы,

То ты хватай его, не думай,

Не то замерзнешь средь весны.

И пусть останется с тобою

Его частица навсегда,

Ведь тьма не дремлет, над Невою

Давно идет ее битва.

Горящие мосты

Оставь потоки брани,

Она итак с тобой,

И хватит себя ранить,

Ведь ты еще живой.

Беги, друг, что есть мочи,

Беги, пока в тебе

Горит огонь трескучий,

Пылающий в войне.

Беги, и сколько силы

Не надо было б нам,

Мы верим, что ты сможешь

Быть самым бравым там.

Беги, не глядя, милый,

Беги. Горят мосты,

Не хочется ведь верить,

Но их поджог сам ты.

Мы все умрем когда-нибудь

Мы все умрем когда-нибудь.

Уйдем бесследно, безвозвратно.

И улетучится вся ртуть,

Что вместо крови вены обжигала.

Уйдут и вдаль печали наши,

Тела сгниют в могильном рве,

И даже кости в мертвой чаше

Не сохранятся, в тишине

Покинут голову дурные мысли,

Ах, если б мы пораньше вышли…

Уже б давно пришли сюда,

Куда ведут людей года.

В небытие, в прекрасный мир,

Что темным садом охраним,

Здесь нет ни зла и нет добра,

Здесь только наша пустота.

Пустота

Ты унесешь сомненья вдаль,

Развеешь прах над черным морем,

А что останется? Печаль?

Меня томящая в неволе.

И кажется, вот будто только

Раздался чей-то буйный крик,

А ты уже несешься: Кто там?

Смелее всяких. Тонок черный лик.

Но нет ни страха, ни отваги,

Один ответ — здесь пустота —

Царица правит этим балом,

Так праведно, издалека…

Какая есть…

Мне не с кем поделиться болью,

Да и не этого хочу.

Хочу быть просто с ветром вольной,

Сбежать в далекую страну.

Открыть глаза — увидеть море,

Закрыв, увидеть океан.

Да только я того ли стою,

Чтоб был великим мой обман?

Ох, нет, конечно, глупо… глупо

Искать ответ на мой вопрос,

Но, если искренне возможно,

То я прошу, оставь же лоск.

И в глубине прекрасных далей

Ты не найдешь меня, поверь,

Ведь я сольюсь с сотней развалин,

Я буду там — какая есть.

О, звезды великие, где же вы, где?..

Стремящийся к свету и очищению

Воспаленный разум

Глядит на меня, открываясь экстазу.

Он смотрит, сжигая меня изнутри,

Прошу не бросай меня.

Лишь посмотри.

В его темном царстве

Я новая тень.

Сбиваю всю спесь, точно сломленный день.

Меня не осталось, я уничтожена.

Взглянула на небо чуть настороженно.

Прошу, не оставьте меня в темноте,

О, звезды великие, где же вы, где?..

Моя дорогая Марго

Моя дорогая Марго, я покидаю подвал,

Лишь бы тебя уберечь, от боли моей и ран.

И я не прошу простить, я умоляю понять,

Слезы твои остры, острей, чем любой кинжал.

Моя дорогая Марго, я помню твои слова.

Они горячи, как огонь, где рукописи сжигал.

Их пепел был для меня лекарством от боли всей,

Марго, без тебя мой мир опустошен и бел.

Моя дорогая Марго, я вроде безумен стал,

Отныне моя душа мечтает вернуться в подвал,

Ах, повернув время вспять, ну разве простишь меня?

Моя дорогая Марго, ты лекарь иль мой обман?

Моя дорогая Марго, я так полюбил тебя,

Что вечность с тобой вдвоем — единственно верная.

О, как же я долго спал, но ты пробудила меня.

Моя дорогая Марго, моя королева, да…

Та женщина

Та женщина.

В губах ее кроваво-красных

Всегда мой отражается закат,

Что не приносит радости напрасной.

Что превозносит в рай иль все же в ад.

Та женщина.

Ее глаза — алмазы,

Их блеск все ж ярче звёзд,

Больнее метастазы.

Та женщина.

Она иль дар, или проклятье,

Несется будто ураган,

Душ не сыскать покатей.

Та женщина.

Богиня, точно. Мелом ее очертано лицо.

Прошу, не нужно слов уж больше.

Та женщина — и все, и ничего.

Пропал…

Никого нет вокруг — пустота.

Вроде так и привольно, свободно,

Только рвется из тела душа,

Разбивая в осколки ребра.

Голова — словно камень надгробный —

Все хоронит… хоронит меня,

Отбиваюсь нещадно, но к добрым

Тьма всегда снисходила сама,

И тогда, все блуждая во мраке,

Я себя потихоньку съедал.

Я не знаю: был ли голодный,

Но я был, а теперь я пропал…

Мы с тобой остановим время

Мы с тобой остановим время.

Я клянусь, и где бы я не был,

Я приду вновь с бутылкой вина,

Чтоб влюбиться, пока ты пьяна,

А потом, погибая в ночи,

Ты кричи, ты кричи, ты кричи!

Чтобы тьму отогнать от нас,

Потому что фонарь погас.

Мы с тобой остановим время,

И клянусь, не уйду, пока трезвый,

Так что пьяными будем всегда,

Ведь я твой, ну а ты… ты — моя.

Мои грехи — мое богатство

Мои грехи — мое богатство.

Уж столько лет я не у дел.

А дьявол правит, правит царством,

Где жизнь кипит, бурлит без тел.

И больше праведников всуе

Кричат, что бог их — молодец,

А что же, что же делать тем, кто

На дьявола одел венец?

Мы верим, что и тьмы без света

Не будет вовсе никогда,

Ведь шпага тонким силуэтом

Коснулась самого творца.

И больше горечи не будет,

Вина допит последний куп,

Прощай-ка, мир, не обессудьте,

Но мне пора покинуть труп…

Серое месиво

Растворителем старым размазали

Краску серого этого дня,

Попытались стереть то, что в базовых

Сохранилось настройках тогда.

Но, увы, бесполезное месиво —

Этот наш современный народ,

Каждый, кто не прогнулся, а с песнею —

Так, наверно, кретин иль урод.

Может, это, конечно, беспечное —

Верить в чудо, в спасение, в свет,

Но единственно бесконечное,

Что осталось в душе — это бред.

А потом, среди сотен обыденных,

Ты находишь себя самого,

Понимая, что серое месиво

Поглотило беднягу всего.

Невозможно

Мир, погрязший в дерьме и апломбах,

Загибается медленно, тихо,

Кто меня ненавидел долго,

«Подыхайте вперед» — вам крикну.

И останусь смотреть, как сдохнут

Те поганцы, желавшие смерти,

Капли водки с их губ обсохнут,

Поцелуи их станут терпки.

А когда наконец до дела

Вдруг дойдут, разорвав одежды,

Я им крикну: «Давай, быстрее!»

Всем плевать, что вы с кем-то нежны.

И, попробовав вкус осторожно,

Стали вдруг они безмятежны,

Обнаженные миром суровым

Их тела поглотили надежды.

И явили они друг другу

Развращенные жизнью души,

Сгинул прах, сгинул дух и боже,

Вдруг остались они без кожи.

Оголенные, словно нервы,

Тут слились они воедино,

Убивали они друг друга,

Потому что любили игры.

Потому что не верили боли,

И боялись увидеть правду,

Растерзали свои осколки,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 278