электронная
120
печатная A5
329
0+
Глаза Неба

Бесплатный фрагмент - Глаза Неба

Стихи

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4490-2381-0
электронная
от 120
печатная A5
от 329

Цикл «Глаза Неба»

Глаза Неба

Посвящается моему брату Сергею

«Небеса проповедуют Славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» Пс. 18.2

Мы делили и радость, и боль, и беду,

И конфеты, и корочки хлеба.

Мне лет шесть тогда было, двенадцать — ему:

Два ребенка под куполом неба.

Детских тех впечатлений забыть не могу:

Запах сена, сверчков стрекотанье,

Как на горной вершине — вдвоем на стогу —

Мы пытались постичь мирозданье.

А вокруг только небо, куда не взгляни,

Звезды плавились в липком эфире.

Мне казалось тогда: мы остались одни

В этом жутком неведомом мире.

Брат показывал звезды, скопленья планет,

И земля из-под ног уплывала…

Мир ярчайших созвездий, летящих комет

Я впервые тогда открывала.

И, кружась в хороводе небесных плеяд

На мерцающей глади нетленной,

На себе ощутила я въедливый взгляд

Бесконечной разумной Вселенной!

И Вселенная двинулась прямо на нас

Океанской безбрежною бездной,

Будто звезды — не звезды, а тысяча глаз

Любопытной Дружины Небесной.

Мне хотелось исчезнуть, сползти, убежать

Или полностью в сено зарыться,

Но от страха могла только крепче сжимать

Руку брата, боясь шевелиться.

И мы слышали наше биенье сердец

В осознанье немого бессилья,

А в чудесных твореньях был явлен Творец

Всемогущий, прекрасный и сильный!

Мы забрались сюда, чтобы тайну узреть,

И не знали, что в Небе утонем,

И не знали тогда, что окажемся здесь

Перед Богом мы как на ладони!

Столько лет пронеслось, но сейчас как тогда

Я страшусь со Вселенною слиться,

Понимая, что нам ни за что, никогда,

Никуда от Небес не укрыться!..

Март, 2015г.

Путь титана

памяти Роберта Рождественского

Ты жил как хотел: светло и легко,

Над бытом парил высоко-высоко.

Простой человек с непростою судьбой

Свое поколение вел за собой.

Шел в поисках Правды всегда впереди

С пламенным сердцем в великой груди.

Эпоху свою воспевая в стихах,

Баюкал весь мир на могучих руках!

Мгновенья ценил и в людей верил ты,

На плечи взвалил боль потерь и нужды.

Но сила титанов порою слепа:

В Атланта1 тебя превратила Судьба!

А годы шли, и показало

Время,

Что груз Небес —

мучительное бремя!

По пеплу войны нес свой Крест, не спеша,

От горя людского болела душа.

Ты правдою бредил, и, ярко горя,

Нам песни светили твои как заря!

О совести пел и о трудной судьбе,

О счастье бродить по родимой земле.

О жизни страны рассуждал глубоко

И жить не умел для себя одного.

Душа разрасталась от вечных забот,

Она надрывалась от боли, и вот…

Тебе стало тесно на этой Земле,

Ты к новым мирам устремился во мгле!

Но у Бессмертных не смолкает

Лира:

Ты Песней стал правдивой

всего Мира! 2

1 Атлант — «нести», «талант» (древнегреч.); один из титанов, сын Зевса, брат Прометея. Боги в наказание заставили Атланта держать небесный свод. В литературе — символ выносливости и терпения (Википедия).

2 В стихотворении использованы некоторые яркие выражения из произведений Роберта Рождественского.

Март, 2015г.

Мои знакомые коты

Я животных люблю из гуманных идей. Что с того, что они беспородны?!
На породы делю злых и добрых людей

А зверюшки всегда благородны!

Моя дорога непроста:

Площадка. Арка. Два хвоста?!

Ой, не хвоста, а два двора…

Дорожка. Школа. Детвора.

Вот возле урн сидят коты:

Шипят, фырчат, раскрывши рты,

Шерсть дыбом — бедным не до сна…

Что с ними сделала весна!

А вот и Муська под кустом

Жестикулирует хвостом.

— Привет, Мусена! Как дела?

Из-за тебя идет война?!

Узнала, лапочка, меня:

Мы видимся уже три дня.

Она — царевна здешних мест,

И нет красивее невест!

Иду дорожкой меж домов.

Здесь тоже знаю я котов.

На первом этаже живет

Василий — благородный кот.

У Васьки грустные глаза,

Ему на улицу нельзя.

Он сыт и спит не под дождем,

Но клеткой стал хозяев дом.

А вот Степаныч за углом.

— Опять голодный? Ну, пойдем,

Тебе гостинец припасла,

Да не забыла, принесла…

Ну, что орешь? Да не мешай,

Мне брюки лапой не марай!

Дай, рыжик, ухо почешу!

Как жаль, что очень я спешу.

Мы б поболтали дольше тут,

Но ехать надо в институт

И слушать там учителей

Как правильно учить детей!

Не торопись ты, доедай,

Меня, смотри, не провожай!

На остановку мне пора.

Прощай, дружище! До утра!

Апрель, 2015г.

Прощание с осенью

Журавлиный плач в небе слышится.

Мне свободно сегодня дышится.

Спрячу в памяти как наследие

Теплой осени дни последние.

Прелых трав ковер в поле скошенном,

Мелким дождичком припорошенный.

Листопадный рой закружит вокруг,

Колеса времен замыкая круг.

Замыкая круг, замедляя бег…

В чистом полюшке ляжет белый снег,

Пролетит листва над угрюм-рекой.

Вслед я осени помашу рукой.

Октябрь, 2015г.

Загадочная Осень

Для кого-то ты яркая, страстная.

Для кого-то — угрюмая, грустная.

С взглядом серого неба ненастного,

С ароматом рассола капустного.

Может быть, ты смешная блондиночка

В ярком платье с походкой летящей?

Паутины натянутой ниточка

Между будущим и настоящим.

Или дева с красой увядающей,

С неопрятными ржавыми космами,

Иль румяная баба-хозяюшка

С караваем и русыми косами?

И какая ты есть настоящая

Нам не нужно единого мнения:

Красоту и плоды нам Дарящая

И в избытке — часы вдохновения!

Октябрь, 2015г.

Чертонаир окутан тьмой

Чертонаир1 окутан тьмой,

Заметены пути.

Сюда нехоженой тропой

Без карты не дойти.

Здесь диких сов пугает крик,

Тревожит волчий вой,

А лес, как пологом, накрыт

Завесой снеговой.

Стволы серебряных берез

Скрипят как леших бред.

В чирым2 скучающий мороз

Вморозил рысий след.

Сегодня он особо зол —

Не разглядеть ни зги:

«Буран»3 таранил снежный дол

Средь девственной тайги.

Мороз изранил все кусты

И в злобе изнемог:

В окне охотничьей избы

Теплился огонек.

Чертонаир — таежная река на Севере Омской области.

Чирым (от «чир» м. сиб.) — застывшая после оттепели корка снега.

«Буран» — название снегохода на гусенице.

Октябрь, 2015г.

Не проклинайте ваших матерей…

(моим любимым детям посвящаю)

Не проклинайте ваших матерей,

В роддоме вас оставивших однажды.

Они себя осиротили дважды,

Лишившись замечательных детей.

Они не знали ваших первых слов

И колыбельных песен вам не пели.

Ни первых ваших жизненных шагов,

Ни горьких слез увидеть не сумели.

На плечи их заботы не легли

О тех, кого они лишили счастья,

Быть сиротой бездумно обрекли,

Оставив без поддержки и участья.

Закрыли счастью путь в свое жилье:

Отрезав жалость вместе с пуповиной,

Они познали жизнь наполовину,

Своим проклятьем сделали ее.

В кроватке со штампованным бельем

Вам пальчик заменил и грудь, и ласку.

Вас пеленали санитарки в масках,

А дом казенный стал родным жильем.

Не матери жалели в час ночной,

Лечили вас и врачевали раны —

Вы воспитателя с открытою душой

В часы такие называли мамой.

Они укладывали вечерами спать,

На праздники подарки вам дарили,

Учили беды преодолевать,

Слова участья в горе говорили.

Не проклинайте ваших матерей —

Они себя позором заклеймили,

Но помните своих учителей,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 329