электронная
90
печатная A5
573
16+
Герои на дороге не валяются

Бесплатный фрагмент - Герои на дороге не валяются

Волшебные хроники


5
Объем:
508 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-6935-1
электронная
от 90
печатная A5
от 573

БАЛДА СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ
ГЕРОИЧЕСКИЕ ЛЕТОПИСИ ЗАПОВЕДНОГО ЛЕСА

ЧАСТЬ 1 ЯВЛЕНИЕ ГЕРОЯ НАЧАЛО

Глава 1 Герои на дороге не валяются

Обширны, почти бескрайни славянские земли. Всего много было на бескрайних землях, и в заповедном лесу, а вот героя своего как не было прежде, так и теперь не бывало.

— Но если героя нет, то его просто не нашли пока, значит должен кто-то напрячься и найти героя, — размышлял кот Баюн, беседуя с Домовым, — этим надо только озадачиться и заняться.

А так как никто этим до сих пор не занимался, то выбор Яги пал на ее любимого ученого кот. Решила Яга: хватит ему прохлаждаться, надо хоть что-то полезное для заповедного леса сделать. Совсем Емели и Иваны царевичи одолели, с ними и до конца света недалеко: все, что было можно — украли у соседей, Серого волка загоняли совсем, если кто-то здесь жили и не тужили, только черти полосатые. Вот на них управа и должна была найтись. Срочно нужен был славянскому миру герой — веселый, хитрый, любимый всеми, с которым никакие беды не будут страшны, все будет ладиться и складно получится.

Серый Волк, который присутствовал при этом моменте, с ней согласился. Коту осталось только подчиниться и исполнять пожелание, а оно пострашнее любого царского указа будет. Он и подчинился. С этого тогда все и началось.

Кот Баюн долго искал подходящего героя. Конечно, ему помогали черти. Они были все подняты, отправлены в разные места со строгими наказами- найти героя.

Баюн прослушал всех чертей до одного. Те прибегали к нему с докладами, когда возвращались из разных мест. Они говорили торопливо о том, кого и где они повстречали, кто и где с каким Змеем сражался, кто от битвы прятался. Ничего от чертей не укрылось. Но кот только лапой разочарованно махал. Никто ему не нравился, ни один не подходил и все, хоть в лепешку расшибись.

— Широки земли наши, необъятны они, а героя как не было, так и нет, — говорил потом Яге кот Баюн.

— Кто ищет, тот всегда найдет, — отвечала Яга.

Кот тяжело вздыхал.

Но потом кое-что все-таки изменилось. Яга никогда ни в чем не ошибалось, сбывались все предсказания, сбылось и это.

Глава 2 Кот ищет, кот найдет

А начиналось все однажды на рассвете так.

Черти были подняты по тревоге ни свет не заря, чему очень сильно удивились, и решили, что сама Яга их зовет.

Летучие мыши, за ними посланные, изъяснялись туманно — понять что-то было очень трудно. Когда они собрались под дубом в назначенном месте, то к ним кот и вышел, и сообщил, что он должен найти героя.

— Настал такой момент, нельзя нам больше без него, — говорил Баюн и на чертей внимательно поглядывал.

— А что, у нас парней мало тут бродит? — поинтересовался черт Кондрат, — только что Ивана царевича воскресили да проводили, и от Емели отбиться никак не можем. Он все пристает к нам, то с одним, то с другим дурацким заданием.

— Как стал царем, совсем с ним никак не управиться, — жаловался черт Прохор.

— Вот то-то и оно, — согласился кот, — а мне герои нужен, чтобы было потом о ком сказки рассказывать, и в пример ставить. Многому ли Емеля да царевич их научат? Настоящий герои должен быть у нас, и его пока нет. С копыт сбейтесь, но его найдите.

— Пойди туда не знаю куда, приведи того, не знаю кого, — вздохнул черт Захар, да так тягостно, что коту жалко его стало, но от своего Баюн не отступал.

Кот строго на него поглядел.

Черт напоминал ему его же собственную сказку. Но это не освобождало его от поисков.

И вот теперь, когда черти возвращались назад, они только разводили руками, били в нетерпении копытами землю и ничего больше сказать не могли.

Героя нигде не было — ни слуху, ни духу, как сквозь землю провалился.

Глава 3 Опустела без тебя земля

Герой пока не появлялся.

Это было видно даже слепым и слышно глухим, а что об остальных говорить?

— Он сквозь землю провалился, — то ли шутил, то ли издевался кто-то из духов, на чертей заморенных поглядывая..

— Что, при вашей шустрости, вы нигде и никого отыскать не могли? — удивлялся кот.

Черти копошились, переминались с копыта на копыто.

— Идите и ищите снова, не может быть, чтобы его не было.

И снова упрямо молчали черти, понимая, что он не успокоиться и пошлет их подальше. Кот же им всем говорил одно:

— Кто ищет, тот всегда найдет. А вот если копытами не шевелить, то точно ничего не будет, такая народная примета есть, хорошая примета, всегда исполнялась

И немного успокоенные черти, снова мчались и сбивались с копыт, выли от усталости и бессилия.

Они бежали незнамо куда, но искали героя, хотя и не представляли себе, каким он должен быть. Не была древняя Русь героями богата, но ведь все когда-то начинается.

Они примерно догадывались, каким он быть не должен, но это им не помогало в главном деле — поиске героя.

— Кто ищет, тот всегда найдет, — повторяли они слова кота, когда валились с копыт, засыпали до утра в тревожном сне, только легче им не становилось. Сон был кратким и тревожным. Совсем не хотелось просыпаться, но кот опять поднимал им, даже волков грозил привести, чтобы он помог ему с ленивыми чертями справиться.

И все-таки все когда-нибудь начинается, и кончается однажды тоже, только черти до того счастливого момента боялись не дожить. Хотя. От усталости забыли, что оставались бессмертными, и не грозила им сметь, нечего и мечтать о таком.

И если бы они могли себе представить, что в итоге случится, то, вероятно бы умерили свой пыл немного — растянули удовольствие пожить на свободе без героя.

Но черти пока ничего такого не знали и не представляли себе, какая у них жизнь начнется, как только герой появится, а потому были беспечны и слегка легкомысленны.

Глава 4 Горыныч и кот Баюн

А начиналась эта история так:

Кот посмотрел внимательно на Змея и произнес сказочную фразу:

— Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что.

— И что я там забыл? — возмутился Змей.

Потом немного покапризничал, и стал спрашивать, что же надо все-таки принести. Знал ведь, что кот от него все равно не отстанет.

— Принеси Царевну Лягушку, и ты свободен.

— Кот, а ты мухоморов не объелся или просто издеваешься, я девиц терял, в полете в лапах удержать не мог, как же я с лягушкой управлюсь, ведь она поменьше любой девицы и даже черта рогатого будет значительно мельче, мне ее не удержать, особенно если вырываться станет.

— Ну ты и Змей, — возмутился кот, — хочешь, чтобы наш Иван царевич холостым и бездетным оставался, царя Гороха хочешь наследников и будущего лишить. Так это прямо заговор против царя нашего, а что еще от такого Змея можно ожидать?

— Да ничего я такого не хочу, чего раскипятился — то, я говорю, что Серый волк с этим лучше справится. Забыл, что он давеча и птицу, и девицу, и коня раздобыл, да что достал, и сберег даже, как ему сам царевич тогда не мешал, а у меня это плохо получается, вон хоть у Лешего спроси, если мне не веришь, не мастак я по части девиц, а лягушек и подавно.

Змей показал лапой в сторону избушки, где обитал Леший.

— Вот волк и будет беречь, а тебе украсть у Кащея лягушку надо и сюда в целости доставить. Больше пока ничего не требуется.

Какой упрямый у них кот, понял Горыныч, что лучше согласиться, ведь все равно заставит.

Но никогда не мог угадать Змей, хотя и мудрым слыл, что на самом деле кот Баюн задумал.

Полетел наш Горыныч туда, не знаю куда, чтобы принести то, не знаю что.

Так и жили тогда и сказки складывали потом Змей с котом.

Глава 5 Змей и Балда

Когда Змей отпускался к заповедному болоту, то тьма на землю упала. Потом это стали Затмением называть, а ему просто показалось, что в один миг ночь наступила.

Чудеса да и только, но когда летишь за лягушкой для царевича, то ничему удивляться не станешь.

Змей успел разглядеть то, что ему нужно было — дальше действовал в темноте и таинственной неизвестности.

Не ждать же пока свет вернется, а может он не вернется никогда. А что потом?

Змей вдруг понял, что даже для царевны, не говоря уж о лягушке, ноша его тяжеловата будет. Видать промахнулся он в темноте и что-то не то схватил.

— И кого это я украл интересно, — вслух на лету размышлял Горыныч.

Тишина и темнота стояла вокруг. И вдруг голос человеческий рядом услышал Змей.

— А с чего это я летать начал, — раздался поблизости приятный мужской голос.

— Еее-мое, — возмутился Змей, — вроде мужик у меня в лапах. И что теперь с ним делать?

— Тащи назад, туда, откудова взял, — потребовал тот, услышав голос Змея, и догадавшись, что летит все-таки он не сам. Хотя крылья и мастерил, но это не они его видать в воздухе держали, а лапы Змеевы. Какое разочарование. Завертелся парень в лапах, того и гляди, упадет, а то и помрет. Хотя, судя по его шустрости, помирать он не собирался еще лет сто.

Именно так Змей и хотел поступить, да только не успел, какая-то стрела каленная вонзилась ему в бок.

Змей покачнулся и стал камнем падать вниз, так больно было это внезапное ранение, терпеть эту адскую боль он никак не мог.

Падал Змей прямо в заповедный лес, ломая деревья и кусты, чуть на кота не шлепнулся, тот едва отскочить в сторону успел.

За это время лапы его сами собой и разжались, из них Балда и выпал. Не удержал его все-таки Горыныч, как ни старался.

Глава 6 Кот и Балда. Знакомство

Как только Змей вместе с Балдой упал на поляну, и появился мгновенно свет. Да такой яркий был свет, что они сначала даже зажмурились.

— Если это девица, — рассуждал кот, то я Серый волк.

— Это не девица, — согласился Змей, — даже не ведаю, как он у меня в лапах оказался. Здесь без колдовства не обошлось, сначала вроде нормальная лягушка была, а это что такое?

Змей стал сокрушаться, искоса поглядывая на парня, кот его от всей души утешал:

— Да ладно, не печалься сильно, украл так украл, чего после драки лапами махать. С тобой и не такое, помнится, случалось.

Но о чем-то догадавшись по плутоватому виду кота, Змей подступился к нему и в ярости замахал лапами:

— Кот, только не говори, что ты к этому похищению не причастен, лучше не ври мне, паразит, ведь если узнаю, а я узнаю, тебе плохо будет.

Парень с другой стороны молча приблизился к коту, словно хотел услышать, что же тот скажет. Ведь все-таки его, а не чужая судьба решалась.

— Я? — искренне удивился Баюн, — да как ты смеешь, Змей ты наглый, на ученого кота лапу поднимать и голос повышать? А в чем это ты меня обвиняешь. Люди тоже все свои косяки на чертей списывают, только со мной такое не пройдет, говорю не причастен, значит не причастен.

Но Балда так на него взглянул, что кот решил особенно не отпираться, только отпрыгнул в сторону.

— Виноват, не виноват, какая разница, исправлюсь, ишь двое на одного. А если не нравится, то отправляйся назад в лес, Змей тебя украл, он и вернет.

Кот выкрутился и быстро перешел в наступление.

Балда остановился, такого отпора он от кота не ожидал.

Кот не сомневался, что парню не хочется снова остаться в одиночестве в дремучем лесу.

Кот же давно усвоил, что нападение и есть лучшая защита.

— Горыныч, отправляйся с ним обратно, будем исправлять свои ошибки.

Балда резким движением остановил Змея.

— Не суетись, успеется, мне торопиться некуда. Раз уж притащил, надо здесь осмотреться, а то чего туда-сюда мотаться, только крылья бить. Да и говорят берегини, что против судьбы не попрешь все одно.

Горыныч вертел центральной головой, он смотрел то на одного, то на другого героя и никак не мог понять, что же ему делать, тащить или не тащить.

— Что-то я не понял, мы летим или не летим, вы уж решайте быстрее, дел у меня много, некогда тут с вами рассиживаться да разговоры говорить.

— Да я и сам не пойму, кого ты нам приволок, — тяжело вздохнул кот, — но если он так хочет, то пусть пока остается.

Балда хранил молчание.

Глава 7 Баба Яга и Леший о текущем моменте

Яга из своей избушки наблюдала за тем, что происходило на лесной поляне.

Она хорошо видела и во тьме, но теперь все было освещено солнцем.

Когда к ней заглянул Леший, чтобы спросить, что это было за затмение, она только улыбнулась:

— Вот тебе Змей, кот и черт — вся компания в сборе.

— Хорошая компания — твой Змей совсем ополоумел, кот сам себя перехитрит, а если этот парень герой, то я Царь Морской. Но я скорее Владыкой морей стану, а он никакой не герой.

— Знаешь что, милок, что хорошо смеется последний, а потому не дели шкуру неубитого медведя, сколько раз я тебе о том говорила, а ты все меня не слушаешь никак, потом все время и оказываешься в проигрыше.

— Ну ты даешь, Яга, да что у нас своих царевичей мало, приволокли неведомо кого и носитесь с ним, как с писанной торбой. Стоило чертей столько гонять, чтобы появился герой, которого зовут Балда — умора.

— Царевичей полно, столько, что на них твоих волков не напасешься, и Змеев и Девиц не наберешься. Но не героические они вовсе, а чего из худших лучшего выбирать? С этим даже царь Горох согласился. Нам нужен герой, чтобы быть примером для царевичей, уму-разуму их научить, чертей, чтобы в чувства привел и порядку научил, ведь пока это никак не удается, (Яга намекнула на то, что сам Леший с чертями никогда сладить не мог, особенно после того, когда те затеяли бунт) вот кот и расстарался.

— Может царевичи наши и не храбрецы и не забияки первые, зато добрые да хорошие будут — это точно. Младший даже лягушку из болота забрал и жениться на ней собирается, сам от Болотного знаю, а тот никогда не врет. Все только и в лесу и в царстве о том говорят.

— Вот балбес. Так это кот ему сказку про царевну, Кащеем заколдованную, поведал. А он и поверил, какой доверчивый попался, сколько я ему твердила: ты кота слушай, а сам не плошай, ничего не слушает, уже и Яга ему не указ. Ничего, кот его доведет до Пекла, не только до болота, вот хитрюга рыжий, и все бы ему над царевичами глупыми издеваться.

Леший насторожился:

— А что, лягушка не превратится в царевну, хочешь сказать?

— И ты туда же? Нет, давно надо кота в погреб посадить, чтобы ни слуху, ни духу его больше в лесу не было, а сам царевичей и леших не баламутил. Если дальше так пойдет, то всех лягушек и перетаскают от безделья и глупой доверчивости своей наши царевичи, и лягушек погубят, и у царя болото настоящее будет, это же тихий ужас, до чего могут сказки довести.

Леший слушал, да только головой качал.

Яга никак не могла уняться:

— Ничего, когда царь Горох узнает, что вы тут с котом творите, он вам покажет. И ладно царевич безголовый, такой же как и батюшка его, но ты — то вроде мудрый у нас, да и кто ученый, чего удумали.

Долго еще Яга бушевала и возмущалась, расходилась на этот раз сильно…

Глава 8 Пропавшая царевна

Как только Леший вышел из избушки, сразу изловил черта Стаса — самого сообразительного и расторопного из них, чтобы выяснить хоть что-то, из того, что в мире его происходило.

— Догони скорей царевича, укради у него лягушку и верни ее назад.

— А на что отбирать, — поинтересовался черт, — у нас, что все лягушки перевелись, эта последняя осталась? Так она и царевичу вроде нужна. А мы без нее обойдемся как-нибудь, да и характер у нее не подарок.

— Ты будешь исполнять, что следует или языком чесать? — спрашивал Леший.

— Я знать хочу, на что тебе эта лягушка.

— Мы с котом его кажется, обманули, он думает, что наша лягушка в царевну превратится, а это все сказки. Женится на ней царевич, а она так лягушкой и останется, вот почему нельзя этого допустить, пусть она лягушкой и остается в своем болоте, а то привыкнет к царской жизни, отвыкать еще труднее будет.

— Так значит, она не превратиться, бедная лягушка, — черт Стас готов был расплакаться, едва сдержался.

— Превратится, — заверил Леший, — когда ты Перуном станешь.

Он тяжело вздохнул и огляделся вокруг.

Но черт Стас уже исчез, ему хотелось спасти бедную лягушку. Ведь она ни в чем не виновата.

И все это сказки, царевичи, коты, а лягушка потом страдай.

Он даже про нее былину потом сочинил, поэт все-таки. Хорошая получилась былина.

Царевны восхитительной черты.

Прозрачное болото бытия.

Царевна ты, а вот лягушка ты.

И в том и в этом вечно суть ея.

В стихах поэта снова ожила.

И одинока, страшно и признаться.

Царевною прекрасною была,

но как могла лягушкой оказаться?

Все колдовство, и чары бытия,

богиня не осилила однажды.

Царевна и лягушка — суть ее.

Она молчит, и он стоит на страже.

Царевич доставался ей в мужья.

Она ждала, она еще терпела

Но вот болото, скрыло от тебя

прекрасное ее, святое тело.

И больше нет возврата в этот мир.

Но шкура сожжена ее до срока.

Тоскует муж, он так порою мил.

И ненавидя, любят он глубоко.

Растаяли прекрасные черты,

в болоте боль извечная повисла.

Но кто же ты, куда укрылась ты.

И эта шкура будет ненавистна.

Во мраке, в одиночестве заснуть.

Не бойся, царь найдет себе другую.

Кувшинки белизной свой блеснут.

Проснется ветер и поднимет бурю


Вот эту былину в который раз потом рассказывал, а то и распевал черт Стас, всем лягушкам, которые хотели, да так и не стали царевнами.

Глава 9 Жизнь продолжается

Черти искали героя, носились, сбивались с ног, ничего не помогало.

А нашелся герой сам. Никто из них потом не мог сказать, что это его заслуга — никто не мог заслуженную похвалу от Баюна получить..

А было дело так.

Когда грустный кот Баюн поджидал на поляне чертей и нехорошими словами их и мир поминал, потому что если на таком огромном просторе героя одного-единственного черти никак не отыщут, то дело дрянь. Он и не думал, что придется развести лапами и согласиться с тем, что нет у них героя.

Вот в тот самым момент, когда приуныл кот Баюн, а черти сбились с ног, шум и свист раздался, кот отпрыгнул в сторону, потому что решил, что кто-то из богатырей забавляется и булаву вверх подкидывает, или стрелу царевич выпустил, чтобы невесту себе найти.

Правда, кроме Яги других невест тут нет. Но лягушек развелось видимо-невидимо, и каждая из них может оказаться заколдованной царевной, а потому надо быть осторожным.

Ведь она может ею и не оказаться. Сам он сказки рассказывал, а если не окажется, да лягушкой останется, то царевич ему спасибо не скажет — это точно.

Но что же произошло на этот раз?

Уже издалека, (кот был осторожен, и будешь таким, когда столько времени в лесу провел), кот заметил, что упала не стрела, лягушки могут пока отдыхать. И это было что-то тяжелее и больше булавы богатырской — точно.

На самом деле с неба упал человек, из лап Горыныча выскользнув.

Были такие времена, когда люди еще падали неожиданно с небес. А потом и поговорка появилась, как с неба упал.

Парень лежал неподвижно, и можно было подумать, что Дракон кого-то потерял по дороге, или тот сам из его лап вывернулся и убился.

Кот смотрел издалека на неподвижное тело. Приблизиться он никак не решался. Дракона над головой не было, нечего на Горыныча пенять. Тогда вообще непонятно. Одно точно — упал этот парень не с дерева — летел далеко.

Но кто же его бросил?

Даже Соловья не было поблизости, а он бы точно стал уверять, что свистом своим убил это залетного парня, вот он и свалился замертво. Соловей любит так себя показывать и мир пугать. Но не повезло ему на этот раз.

По всем соображениям Баюна незнакомец должен быть мертвее мертвого, конечно, если он…

Кот мысль додумать не успел. Раздался то ли стон, то ли просто голос оттуда.

Парень был жив и невредим, он пошевелился и застонал снова.

— Балда, — вырвалось невольно у сердитого кота.

— Что, Балда, я уже 20 лет, как Балда, и кто меня тут знает, — услышал кот и ушам своим не поверил даже.

— Значит, ты Балда и есть, вот и познакомились.

Глава 10 Тяжело только в начале

Кот Баюн приблизился к залетному парню. Должен же он был его получше разглядеть. Спросить надо, откуда он взялся, чего голову ломать да гадать, знать надо все заранее.

Тут уже подоспела Яга, кто-то из чертей прибежал, и все они окружили Балду, гадая, кто и откуда мог его сюда привести. Но даже попытку не предприняли черти себе приписать чужие заслуги. Ни один не заикнулся, что это он Балду разыскал и сюда доставил, что видел прежде, и только случайно Горыныч их опередил ненароком.

Но кто теперь будет родителем героя считаться? Это стали сразу же выяснять черти. Но никак не могли решить, что и как им нужно делать с героем дальше. Какими же они нерешительными оказались в самый ответственный момент.

То, что это был тот самый, которого искали черти, они не сомневались. Вон кот как на него смотрел. Герой — у него это и на лбу даже написано. Такого ни с каким другим не перепутать.

Но многого они все-таки не знали. А если бы узнали тогда, то затрепетали бы от ужаса, еще неизвестно, чем все это бы для них закончилось тогда.

Но тогда черти пребывали еще в счастливом неведении, решили передохнуть после трудов тяжких да повеселиться от души.

Баба Яга сразу увела героя к себе, Банника заставила баню в неурочный час истопить, а когда он заупрямился, так на него взглянула, что желание с ней спорить сразу прошло. Побежал бегом Банник к своей бане.

Яга отвела для Балды одну из своих комнат, на житье определила, блином накормила. Даже кот удивился немало такой заботе и расторопности. Она, конечно, привечала всех, даже Ивана царевича, но тут особенно ласковой была и даже радовалась, что он к ним упал. Кот насторожился, даже лапой за ухом почесал удивленно, не зная, что и подумать. С чего бы это?

И черти немного успокоились. Кот их больше никуда не посылал. Герой нашелся. Хотя в это почти не верилось.

Они думали, что все хлопоты закончилось, наивные, только радовались рано — тогда все и началось на самом деле.

О том, что покой им только снился с момента падения Балды, они и не догадывались тогда вовсе.

Бедные наивные черти, какими веселыми и беспечными они были. Как быстро от веселия их ничего не осталось. Тогда они придумали поговорку о том, что хорошо смеется тот, кто смеется последним, и это всегда будет Балда.

Глава 11 А тем временем в лесу

Мы уже знаем, что Балда свалился с неба, и если бы кот Баюн вовремя не отпрыгнул в сторону, то свалился бы он, вероятно, на самого кота. Может, и раздавил бы, а может, и не раздавил, но только береженного Велес бережет. Кот Баюн это давно усвоил и правильно сделал.

Ничего страшного с нашим котом тогда не случилось, даже наоборот, он нашел то, что искал, и был это именно герой, без которого все так скверно на Руси в те дни было.

Только оставался еще какой-то срок для того, чтобы в том убедиться. Но сомнений у кота не было никаких.

Но хотя Баюн и не узнал, какой иноземный Дракон парня нес да выронил в дремучем лесу, откуда его наш Змей прихватил. Но он не сомневался, что так это и было. Правда, Балда отпирался, Драконы тоже помалкивали, но стало ясно и понятно, что к прошлому возврата больше нет. Жизнь в заповедном лесу с того дня резко переменилась. Теперь все разделили время на то, которое было до Балды, и после его появления на свет.

Хотели ли того черти, да и сам кот Баюн или нет, сказать трудно. Их об этом никто и не спрашивал. Но Балда засучил рукава, да и взялся тут же за дело.

Вот уж точно, что ни на одного из прежних героев ни капли он не был похож.

Сразу начал наводить в лесу порядки. И в прямом и в переносном смысле все переменилось в один миг.

Когда Леший уже умаялся с непослушными чертями, которые боролись за свою свободу и независимость, и пакостили не потому, что злы были от природы, а потому что никаких притеснений не переносили, сразу возмущаться начинали. А Леший, надо признать, подхода к ним найти так и не смог, как не старался, да и махнул на это рукой. Вот и делали они до сих пор, что им вздумается. Немного боялись рогатые только Бабы Яги. Коту подчинялись, когда тот с ними возился и наказать грозился, и все. В остальном были вольны и не укротимы, как и любые черти во всем мире.

Но Балда с первого же дня собирал всех чертей на поляне перед озером, пересчитал, переписал на берестяную грамоту, никого не упустил, никакого не забыл, да и заставил их дорожки почистить, ветки убрать, мох причесать — порядок в лесу навести. А объяснил им всем, а некоторым и не один раз повторил, что в уютном месте жить значительно приятнее самим будет. Тогда черти ему не поверили. А ведь говорил он очень убедительно.

№№№№№№№№№


Поверить не поверили, а работать все равно пришлось.

Если сначала они как-то отлынивали, и что-то делали наперекор по старой памяти, то быстро от своих пакостей отказались.

Око недремлющее Балды следовало за ними повсюду, и что совсем уж удивительно, за всеми сразу — куда бы они ни убегали, где бы ни прятались, на какие деревья бы не залазили — нигде теперь им спасения не было.

И как только какой черт сбивался с пути, и куда-то увиливал, длинная рука его тут же доставала и на место возвращала. Начинал он с того самого шага, где свернуть пытался и спрятаться. А когда все в третий и в пятый раз повторялось, то даже самые упрямые черти поняли, что никуда им не деться. И поговорка про то, что покорного судьба или Балда ведет, а упрямого тащит — она срабатывала всегда безотказно.

Более того, скоро они заметили, что интересная вещь получалось: когда все, кто не сворачивал, были на отдых и помывку отпущены добрым Балдой, нарушители продолжали свое дело творить, и теперь уже и не помышляли о том, как его испоганить можно. Правда, некоторые и со второго раза не понимали, что увильнуть и переложить на других им ничего не удастся, тогда Балда им объяснял снова по принципу: не умеешь -научим, не хочешь — заставим.

Глава 12 Друзья или враги, все смешалось в лесу

Кота Баюна Балда не трогал.

Герой почувствовал сразу, что того голой рукой не возьмешь. Кот приходил к месту их трудов незваный и непрошенный, чтобы понаблюдать, как все происходит. Очень ему нравилось смотреть, как Балда с чертями управляется. Было у него чему поучиться.

Кот предвкушал, что сказки напишет самые забавные. А вечером за ужином обо всем Яге рассказывал. Та только головой качала, но ничего не говорила. Появление кота во время трудового воспитания чертей только подливало масло в огонь, и чертям никак не могло понравиться. Но они терпели из последних сил, и, трудясь в заповедном лесу и его окрестностях в поте лица, понимали, что если Балда объединится с котом, то это будет настоящая погибель для всего чертова братства. И хотя черти не представляли себе, что такое для них смерть — это ведь только люди и животные знать могли, но тут именно о погибели своей они и стали задумываться все чаще в перерывах между тяжкими трудами. Наверное, именно от такой работы кони и дохнут, а черти порядком выдохлись. Зато на заповедный лес теперь было любо и дорого посмотреть. Когда случайно туда заглянул из соседнего дремучего леса Соловей, он так свистнул от удивления, что черти, как осенние желтые листья, разлетелись в разные стороны.

Однажды вечером, когда Балда развел костер, и Яга к нему подсела вместе с Лешим, кот Баюн тоже случайно поблизости оказался. Тогда и сообщил им всем троим Балда, что он отправляется к людям. Они переглянулись.

— С чертями все наладилось, они вполне приличными тружениками стали, все поняли, без меня будут трудиться еще лучше, чем со мной, но надо посмотреть, что там, у людей делается.

Сколько они не отговаривали его, Балда не собирался от путешествия к людям отказываться.

Кот загрустил немного, о Лешем и говорить нечего, он понял, что земля из-под ног уходит, спокойной его жизни снова конец пришел. И только черт Захар, услышав это, сначала ушам своим не поверил, долго уши чистил, убедившись, что там все в порядке, он не ослышался, а потом побежал сообщать остальным, что Балда от них уходит. Весть тут же понеслась дальше, теперь черти боялись только, что он возьмет да и передумает. Но свои решения парень принимал раз и навсегда, подчеркнув, что с их легкомысленными царевичами у него нет ничего общего.

Вскоре они сами могли увидеть, как, повесив котомку на плечо, уходил по знакомой тропинке Балда, наказав им, как надо работать, предупредил, что и оттуда все увидит и узнает. Если кто-то из них от работы будет отлынивать, на других ее переваливать, то потом всю оставшуюся жизнь, а у них бессмертие впереди вроде было, работать ему не переработать за всех своих братьев и сестер.

Но черти в это не верили и никак не могли сдержать своей невероятной радости. Они получили свободу, надеялись, что Балда не вернется никогда назад. Напрасно, надо сказать, надеялись черти — такие, как наш Балда, появившись где-то однажды, всегда возвращаются.

Глава 13 БАЛДА И ВАСИЛИСА Первая встреча

Пока Балда обживался в заповедном лесу, туда заявилась и царская дочь Василиса.

— Какой же ты хороший и пригожий, — воскликнула девица, а для меня женихов до сих пор не находилось, — призналась она, — они видно тебя для меня припасли.

— Ничего подобного, — возмутился Балда, — не хочу, чтобы без меня меня женили даже и на царской дочке.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 573