электронная
100
печатная A5
383
16+
Герои без лавров

Бесплатный фрагмент - Герои без лавров

Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-3225-3
электронная
от 100
печатная A5
от 383

ПАМЯТИ МОЕГО ДРУГА И СОАВТОРА К. СИЗОВА


ПРЕДИСЛОВИЕ

Герои древней Эллады. Нет, наверное, человека, который хоть что-то о них не слышал. Ясон — знаменитый мореход, который совершил путешествие к берегам далекой, малоизвестной и по тем временам почти сказочной Колхиды. Тесей — победитель страшного чудовища Минотавра, обитавшего в жутком лабиринте на острове Крит. И, наконец, непревзойденный в своей славе, отваге и… популярности, любимец всей Греции — Геракл, совершивший двенадцать подвигов, которые не просто не под силу обычному смертному, но он даже и представить себе не может, что такое возможно совершить!

На протяжении многих веков об этих легендарных личностях писали историки и поэты, их биографии исследовались как античными авторами, так и современными историками, о них слагали стихи и целые поэмы. Они запечатлены на античных вазах, их лица смотрят на нас с древних скульптур и лучших полотен, созданных самыми известными живописцами более поздних эпох. Их популярность пережила века — до сих пор этих героев можно увидеть на театральной сцене, о них снимаются фильмы и… мультфильмы, пишутся книги для детей и взрослых. И даже тот, кто никогда не интересовался историей и мифологией слышал их имена. Например, овсянку под названием «Геркулес» уж всякий в детстве попробовал. А ведь название-то придумано в честь нашего героя — Геракла (римский вариант его имени) — мол, будешь кашку «Геркулес» кушать — вырастешь таким же сильным и здоровым.

Словом, наши герои давно уже увенчаны лавровыми венками победы и славы. Напомним, что такие неувядаемые венки вручались самым-самым-самым. Вручались за победы, за отвагу, за выдающиеся достижения, за особые заслуги. Например, лавровыми венками награждались в Древней Греции победители олимпийских игр.

Так что уж такие знаменитости, как наши герои, вполне заслужили своими подвигами лавровый венок прославленного победителя. Ну, если не в прямом смысле, то уж, во всяком случае, в переносном точно. Мы имеем в виду те дифирамбы, которые воспеваются веками в их честь.

Но в нашей книге эти герои — без лавров. И вовсе не по той причине, что этот обычай — увенчивать лавовым венком за выдающиеся достижения, возник позже того времени, когда жили наши герои — ведь точное время установления такой традиции неизвестно. И не потому, что современники не догадались увенчать их лаврами. И не потому, что наши герои были слишком скромны (вот уж чего не было!), чтобы, совершив свои подвиги, отказаться от заслуженной награды. А все потому, что далеко не всегда они этих самых лавров заслуживали. В том числе и когда совершали те подвиги, которые их так прославили.

Почему? А давайте разберемся вместе!

Ясон — предводитель аргонавтов

Ясон приносит золотое руно царю Пелию. Изображение на античной вазе

Ясон (Язон) — предводитель аргонавтов. Аргонавты — это, как сейчас сказали бы, — «экипаж» корабля «Арго», состоящий из самых прославленных героев Греции. Под предводительством Ясона аргонавты совершили плавание к берегам Колхиды за легендарным золотым руном.

Предыстория этого путешествия следующая.

Золотое руно появляется задолго до рождения Ясона — главного героя событий.

Афамант, сын фессалийского царя Эола и царь племени миниев в Беотии правил городом Орхоменом. Он был женат на нимфе неба и облаков Нефеле. У них было двое детей Фрикс и Гелла. Однако, супруги расстались — небесная нимфа не могла жить во дворце под крышей. Впоследствии Афамант женился на Ино, родившей ему двух сыновей. Мачеха невзлюбила детей мужа от прошлого брака и решила их погубить. Ино сожгла семена пшеницы, чем вызвала неурожай, а затем подкупила послов от дельфийского оракула и те объявили, что для прекращения неурожая нужно принести в жертву верховному богу Зевсу Фрикса и Геллу. Однако, нимфа облаков Нефела спасла своих детей. Она окутала Фрикса и Геллу тучей, которая сдала их невидимыми для Ино. и послала им златорунного барана (то есть барана с золотой шерстью), чтобы тот отвез их в Колхиду (царство на территории современной Грузии).

Однако, до Колхиды добрался только один Фрикс. В пути Гелла упала в воды пролива и утонула. Пролив получил в ее память название Геллеспонт — море Геллы (ныне Дарданеллы). Фрикс же добрался до Колхиды, где принес волшебного барана в жертву Зевсу, а шкуру его повесили на дубе в священной роще бога войны Ареса. Считалось, что золотое руно приносит процветание Колхиде. Молва о волшебном руне, приносящем изобилие и благоденствие, разошлась по всему белому свету.

Фрикс и Гелла. Античная мозаика

Древнегреческий историк Диодор Сицилийский (I век до н.э.) толковал миф о Фриксе и Гелле, более реалистично, он считал, что брат и сестра пересекли море на корабле, носовая часть которого украшена головой барана, а Гелла, которой стало дурно из-за морской болезни, упала в море и утонула.

А для любителей счастливых концов была и более оптимистичная версия мифа: баран уронил Геллу, но Посейдон — бог морей спас её и она родила ему сына (25).

Как бы то ни было Фрикс один добрался до Колхиды.

Когда Фрикс стал взрослым, то царь Колхиды Ээт, сын бога солнца Гелиоса, женил его на своей старшей дочери Халкиопе и стал считать наследником, поскольку сыновей у него самого не было. Потом, однако, у Ээта родился сын Абсирт (Апсирт), и Фрикс сделался помехой. Ээт даже стал его опасаться и повелел ему покинуть Колхиду. Надо сказать, что Ээт вообще отличался повышенной подозрительностью — ему всюду мерещились опасности, угрозы для его жизни, а главное — заговоры с целью отнять у него трон.

Фрикс согласился на изгнание, но потребовал своё руно. Ээт, разумеется, сказал: «Не отдам!», и в завязавшейся ссоре тесть убил зятя. Умирая, Фрикс проклял руно как причину своей смерти и прибавил: «Да будет оно источником горя для всякого своего владельца!». Так что золотое руно, практически с самого начало оказалось проклятым. Однако, из-за этого желающих его заполучить меньше не стало.

Что касается Ино — виновницы бегства Геллы и Фрикса, то она была наказана богиней Герой. Однако, вовсе не за то, что собиралась принести в жертву невинных детей, а за то, что взяла на воспитание Диониса — сына Зевса (мужа Геры) и Семелы (сестры Ино). Гера наслала безумие на Ино и её мужа Афаманта. В результате Афамант убил одного из сыновей, а Ино, спасая второго, прыгнула с ним в море, превратившись в нимфу Левкофею, которая однажды спасла Одиссея, когда тот отплыл с острова Калипсо и его плот был разбит (25).

И вот, примерно через поколение после описанных событий появляется наш герой — Ясон.

С ним тоже не все просто.

Ясон был сыном царя Эсона и внуком основателя иолкского царства и города Иолка. Эсон по происхождению был эолийцем — то есть одним из потомков царя Эола. Отцом же Эсона был царь Иолка — Кретей.

У Кретея помимо сына Эсона был еще пасынок Пелий, рожденный его женой от бога морей Посейдона (по крайней мере, так считалось, что от Посейдона). Хотя по праву наследования иолкский трон должен был перейти к Эсону, Пелий отнял у него власть. Видимо, у Эсона не нашлось должной поддержки, что называется, не было своей партии в Иолке. И ничего особенного — вся история человечества пестрит такими событиями: трон — штука привлекательная, много желающих на нем посидеть.

Однако, править безмятежно Пелию было не суждено. Оракул дал Пелию два предсказания (или два оракула, как иногда говорили в Древней Греции). Одно из них гласило, что Пелий погибнет от руки потомка Эола. Пелий, недолго думая, перебил всех мало-мальски известных эолийцев (потомков Эола), которые попали к нему в руки. Пощадил он лишь Эсона, — все-таки сводный брат (наверное, матушка просила за сына), но стал держать его пленником при дворце, силой заставляя отказаться от наследства.

Когда у Эсона родился сын, названный им Ясоном, то Эсон, опасаясь за жизнь своего единственного ребенка, отдал его еще во младенчестве на воспитание мудрому кентавру Херону. Кентарвы — существа с телом лошади и головой человека. Они обладали, как считалось, и человеческим разумом. Но их лошадиная природа также брала свое и кентавры часто отличались буйным нравом и малой вменяемость, особенно, если, следуя человеческим порокам, переборщат со спиртным. Однако, кентавр Херон был, можно сказать, исключением из общего правила. Отличался он мудростью и рассудительностью, так что не только герои, но и сами боги обращались к нему за советом.

Но как же быть с коварным Пелием? Как объяснить ему куда подевался новорожденный сын Эсона? Есть предание, что мать Ясона, собрав своих родственниц, оплакала ребенка, как мертворожденного, чтобы обмануть Пелия. И Ясон рос вдали от Иолка в пещере кентавра. Когда же Ясон вырос, он вернулся в Иолк и потребовал, чтобы Пелий передал власть ему, как законному наследнику.

Второй полученный Пелием оракул предупреждал его, чтобы тот боялся человека, обутого на одну ногу,

Пелию сказано было, что ожидает в грядущем

Лютая доля его: погибнуть от человека,

Кто однообутым придет к нему в землю Иолка. (7)

А Ясон по дороге в Иолк как раз и потерял одну сандалию — она увязла в грязи, когда он переходил ручей. Это случилось в тот момент, когда он переносил через ручей старушку — ей никто не хотел помочь перейти на другую сторону. Однако, как только Ясон взвалил себе на спину дряхлую бабку, так чуть не рухнул под ее тяжестью, но, тем не менее, старушку все же на другую сторону ручья перенес. Как оказалось, старушкой на самом деле была богиня Гера, которая таким образом решила испытать Ясона.

Надо сказать, что такую непомерную тяжесть божества часто упоминают античные авторы. Так, например, когда богиня Афина, собираясь на битву всходит на колесницу, то под ее тяжестью прогибаются оси колес (52). Такое явление было связано вовсе не с физическим, так сказать, телесным весом, а отражало силу и мощь, которым обладало божество.

По мнения Геры, Ясон прошел испытание. После этого богиня стала покровительствовать и помогать ему.

Небольшое отступление. Существует интересная версия истории с одной сандалией. «Одна сандалия, в которой появился Ясон, говорит о том, что он был воином. Этолийские воины были известны тем, что в походе обували только левую ногу (Макробий V.18—21; Схолии к „Пифийским одам“ Пиндара IV.133). Этот же способ во время Пелопоннесской войны применяли платейцы — так легче было идти по грязи (Фукидид III. 22). Остается только гадать, почему нога со стороны щита была обутой, а со стороны оружия — голой. Быть может, потому, что во время рукопашной левая нога была выдвинута вперед и могла быть использована для удара противника в пах. Тем не менее левая нога считалась „плохой“, и с нее никогда не вступали на крыльцо дружеского дома. Кроме того, в современной Европе сохранился обычай, согласно которому солдаты всегда начинают маршировать с левой ноги» (21).

Вообще-то лично нам такая версия представляется маловероятной. Попробуйте-ка промаршировать в походе с одной обутой ногой! Особенно по полуденным раскаленным дорогам Греции. Скорее всего, ваш поход закончится на первом же достаточно остром камне, в изобилие валяющимся на грунтовой дороге. А если вообще шагаешь не по дороге, а по пересеченной местности, изобилующей сломанными ветками, колючками и различными остатками жизнедеятельности? Но это мы отвлеклись.

Как бы там ни было, а увидев человека в одной только сандалии, Пелий понял, что ему грозит опасность. Особенно он утвердился в этой мысли, когда понял, что перед ним сын Эсона и он требует вернуть ему трон Иолка. Тем более, что требования Ясона решительно поддержали его дядя Фер, царь города Феры, и Амифаон, царь Пилоса, которые в этот день, так некстати для Пелия, пришли в Иолк, чтобы принять участие в жертвоприношениях Посейдону. Заметим в скобках, что по какой-то причине, эти родственники не поддержали в свое время законные притязания на трон самого Эсона — отца Ясона.

Во всяком случае, Пелий побоялся отказать Ясону и с виду согласился, но при условии, что тот докажет каким-нибудь героическим поступком свою способность царствовать, а именно — добудет знаменитое золотое руно, которое находилось в Колхиде у царя Ээта. По приказу Ээта золотое руно, как мы уже знаем, было повешено на высоком дереве в священной роще бога войны Ареса, а сторожил его дракон, который никогда не смыкал глаз. По всеобщему убеждению, завладеть золотым руном было практически невозможно. Известно, что уже сам путь в Колхиду изобиловал бесчисленными опасностями. Если бы кто и сумел пройти этот путь, он имел бы дело с могучим войском царя Ээта. Но даже в случае победы над Ээтом, руно надо было еще добыть — ведь одолеть страшного дракона, который его охранял, и который никогда не смыкал глаз, было и вовсе невозможно. Кроме того, выяснилось, что Пелия преследует тень Фрикса, бежавшего поколение назад из Орхомена верхом на божественном баране, чтобы избежать принесения в жертву. Мало того, что его убил собственный тесть, так и после смерти ему было отказано в должном погребальном обряде. Дельфийский оракул предупредил Пелия, что страна Иолка, где поселилось много минийских родственников Фрикса, не будет знать процветания до тех пор, пока тень Фрикса не доставят на корабле на родину вместе с золотым руном.

Пелий, скорее всего рассчитывал, что Ясон либо откажется от такого условия, либо погибнет в пути или в самой Колхиде от рук царя Ээта или его дракона. Однако, Ясон принял это условие. Есть даже вариант мифа (21), по которому Ясон сам предлагает Пелию добыть золотое руно в обмен на трон. И Пелий принимает это условие, будучи уверенным, что так или эдак, а из такого похода Ясону никак не вернуться.

Почему же Ясон сделал такую глупость — сам вызвался отправиться в опасный поход, сам, можно сказать, сунул голову в петлю? Оказывается, богиня Гера вложила ему в уста эти слова. Гера была рассержена на Пелия за то, что тот не приносил ей жертвы, вот и решила пошатнуть под ним трон и оказать помощь конкуренту в борьбе за власть. И действительно, согласно мифу, Гера то и дело вмешивается в ход событий, помогая аргонавтам.

Нужно сказать, что миф об аргонавтах очень и очень древний даже по древнегреческим меркам Он считался древним уже во времена Гомера — он упоминает аргонавтов, как нечто общеизвестное. И как любой очень древний миф, он сохранился в многочисленных вариантах, часто противоречащих друг другу. Так же противоречивы и события, которые происходят в мифе. И не только события — география, хронология, судьба отдельных героев.

Например, считается, что в самом древнем из вариантов мифа фигурирует не Колхида, а только город Ээта, — Эя (например, у поэта Мимнерма, 7 в. до н.э.).

А вот где этот город находился?

Как это где? Всем известно — в Колхиде, а это Кавказ. А вот Диодор Сицилийский — древнегреческий историк и мифограф, живший в I в. до н.э., так не думал (23, XL); «Отправившись из Фракии и переплыв Понт, они (аргонавты) пристали к Таврической земле, не зная о суровости её жителей. У варваров этой страны был обычай приносить в жертву Артемиде Таврополе чужестранцев, которые приставали к их берегам».

Так что, согласно Диодору, получается, что Колхида находилась у берегов Крыма!

О том, что, войдя в Черное море, аргонавты развернули свой корабль в северном направлении и причалили у берегов Тавриды, упоминается у других античных историков.


Кроме того, на портале ludov-history.ru›. Исторический портал — Статьи: Аргонавты. (29) дается интересный анализ местонахождения Колхиды.

«Любопытно, что место на южном берегу Крыма, под названием Бараний Лоб, к которому приставали Фрикс, Геракл и аргонавты принадлежало „холодной Скифии“ и находилось в непосредственной близости от Колхиды. Причём Псевдо-Плутарх дополнительно указывает на то, что оно располагалось в непосредственной близости от Танаиса. Что же касается Аполлония Родосского, то он помещает Колхиду в стране Киммерийцев, но опять же на берегах Танаиса. Диодор, помещая столицу колхов на берегах Танаиса, дополнительно указывает на то, что зятем колхидского царя Ээта был его сосед — скифский царь, с другой же стороны колхи граничили с негостеприимными сарматами. …Естественной границей между скифами и сарматами был Дон, в устье которого и располагалась когда-то, легендарная Колхида».

Так что, легендарная Колхида, получается, действительно, находилась в Приазовье, а не на Черноморском побережье Кавказа, вернее, в Грузии?

Но и здесь не все так гладко, как хотелось бы. Авторы той же статьи вынуждены признать:

«Все приведённые выше аргументы отчётливо свидетельствуют о том, что легендарные аргонавты искали Золотое руно именно на берегах Дона, а не Риони (река в Грузии, куда приплыли аргонавты в конце своего путешествия за золотым руном). Но, не смотря на все наши успехи, мы не смогли пока преодолеть последнее препятствие на пути обоснования теории по которой царство Ээта располагалось в Приазовье. Причиной этому, является то обстоятельство, что в эллинистический период, практически все античные историки и географы называли Фазисом реку Риони, а не Дон. В то же время даже самые архаические формы мифа об аргонавтах указывают на то, что Золотое руно хранилось на берегах Фазиса (то есть в современной Грузии — примечание наше)».

А вот такой авторитетный исследователь древнегреческих мифов как Р. Грейвс, вообще отказывается помещать Колхиду в Черное море. У него на этот счет имеется своя версия:

«В минийской легенде земля Ээта не могла располагаться на дальнем побережье Понта Эвксинского (то есть Черного моря); наиболее древние свидетельства говорят о том, что она была на севере Адриатики. Считалось, что аргонавты плыли по реке По, около устья которой, на другой стороне залива, лежал остров Кирки Ээя, называющейся теперь Луссин. Потом аргонавты были схвачены колхами Ээта у истока реки Истр, а не Дуная. Как полагал Диодор Сицилийский, это была небольшая речка Истр, которая дала название Истрии» (21).


Кроме того, традиционно считается, что миф об аргонавтах появился тогда, когда древние греки стали предпринимать первые попытки проникнуть в Черное море. На берегах Кавказа они искали золото, которое местные жители добывали в небольших речках и ручьях. Прямо в русло они укладывали бараньи шкуры, выдерживали их по несколько часов, а затем вычесывали золотые песчинки. Символ бараньей шкуры, полностью покрытой золотом, и был назван Золотым руном.

Исходя из этого, предполагается, что одна из экспедиций древних греков к берегам Кавказа и стала основой мифа об аргонавтах.

Однако, Р. Грейвс считает, что Колхидой по ошибке могла быть названа Коликария в низовьях реки По. Это был город, стоявший на Янтарном пути. Янтарь — камень Солнца, Ээт — сын Гелиоса — бога солнца, а в одном из вариантов мифа появляются Дочери Гелиоса, льющие янтарные слезы, как только приближается корабль «Арго». Грейвс даже высказывает предположение, что греки отправились добывать не золотое руно, а янтарь!

Так где же находилась Колхида?

Да. Загадка. Одна из многих в мифе об аргонавтах.

Синхронизация путешествия аргонавтом с другими мифами Древней Греции представляет такую же проблему — то есть совершенно непонятна последовательность действий и событий по отношению к другим событиям и персонажам греческой мифологии. Что удается установить с достаточной степенью достоверности так это то, что поход аргонавтов произошел задолго до Троянской войны примерно в XIII в. до н.э.

Такая же путаница и в событиях, которые изложены в различных вариантах этого мифа.

Чтобы разобраться во всех противоречиях, которые присутствуют в мифах об аргонавтах, требуется отдельное серьезное исследование. Такие попытки предпринимаются учеными–историками. В нашу же задачу входит внимательное знакомство с главным героем мифа — Ясоном.

Первый связный и цельный рассказ о походе аргонавтов принадлежит Аполлонию Родосскому (поэма в 4-х песнях «Аргонавтика», 2-я пол. 3 в. до н. э.). С тех пор поход аргонавтов в изложении Аполлония стал считаться классикой. Тем более, как справедливо указано в исследованиях Н. Чистяковой: «Для написания „Аргонавтики“ Аполлоний переработал огромное количество материала по географии, антропологии, этнографии и религии. Основой произведения служит многовековая общегреческая традиция, которая служила гарантией достоверности излагаемых в поэме событий» (58). Примеру Аполлония последовал в 1 в. н. э. римский поэт Валерий Флакк, однако свой эпический рассказ под тем же названием он не довел до конца. Поэтому, анализируя ход дальнейших событий мы будем, в первую очередь опираться на Аполлония Родосского. Так что и Колхида, согласно Аполлонию, у нас будет располагаться традиционно — на Кавказе.

Итак, идет подготовка к походу. Ясон, прекрасно понимая, что в одиночку ему с такой задачей не справиться, посылает гонцов во все концы Греции, созывая героев на подвиг (по другой версии сам объезжает города и веси). И герои откликаются. Еще бы! Подвиг же, как упустить такую возможность!?

Однако, дело обстоит вовсе так романтично, как кажется на первый взгляд. Как часто бывает, за внешней романтикой стоит банальный вопрос экономической выгоды.

Каждый город должен был иметь своего представителя среди аргонавтов, прежде всего для того, чтобы обосновывать свое право на торговлю в Понте Эвксинском (Черном море), грубо говоря, застолбить место. А поэты, подхватив инициативу, были не прочь вставить парочку имен в этот балладный цикл, чтобы протолкнуть «своих» кандидатов или любимцев своего города. Поэтому существует несколько основных списков аргонавтов, никак не совпадающих друг с другом. При этом все они основаны на том соображении, что корабль имел стандартный размер в пятьдесят весел (что в эту эпоху было уже вполне реально), стало быть, и гребцов должно быть никак не меньше. И несмотря на всю сказочность описываемых событий, даже самые большие скептики не сомневаются, что легенда имеет под собой определенную историческую основу.

Арг — лучший корабельный мастер того времени построил корабль, который назвали его именем — «Арго». В корму корабля был встроен кусок священного дуба из рощи Зевса. А на носу было вырезано изображение Афины — покровительницы аргонавтов.

Снова необъяснимы парадокс. Ведь покровительницей аргонавтов, вдохновивший их на этот поход, как мы уже знаем, была Гера, а вот сами аргонавты, видимо, больше доверяли мудрой Афине.

Предводителем аргонавтов участники похода собирались выбрать Геракла, как самого прославленного из героев, однако тот отказался от этой чести, сказав, что предводителем должен стать Ясон, так как именно ему и принадлежала идея похода.

Вам ныне выбрать придется того среди вас, кто достоин

Стать наилучшим вождем, обо всем заботиться сможет,

Ссоры улаживать, мир заключать с побратимами станет».

Так он сказал. На Геракла отважного все поглядели.

Он в середине сидел; и все его криком единым

Выступить звали. Он, с места не двигаясь, руку

Сильную кверху простер и голосом зычным воскликнул:

«Пусть никто не воздаст мне чести такой! Не приму я!

Даже любого сдержу, кто сможет на это решиться.

Тот, кто собрал нас сюда, пусть теперь поведет нас!»

Так он гордо сказал. И все хвалили Геракла.

С места встал отважный Ясон и, радуясь втайне,

Слово желанное молвил,

(Аполлоний Родосский. «Аргонавтика»)

И вот поход начинается. А вместе с ним начинаемся и процесс развенчивания нашего героя Ясона.

В первую очередь следует сказать, что одной из заслуг Ясона считается то, что он на своем корабле чуть ли не первым проложил путь в Колхиду. Это не так. Путь, конечно же, был известен и, судя по всему, уже давно. Чтобы убедиться в этом достаточно обратить внимание на то как уверенно кормчий Тифий и впередсмотрящий Линкей ведут корабль к цели. Они не блуждают наугад по морю в поисках пути в Колхиду, но хорошо знают дорогу. Аполлоний Родосский также говорит об этом — аргонавты плыли «Опыту Тифия вверяясь». Кроме того, после гибели Тифия кормчим на «Арго» становится Анкей и ведет корабль так же уверенно, то есть и он явно хорошо знает дорогу. Некоторые источники также говорят о том, что Анкея впоследствии сменил Эргин. Стало быть, и он знал путь в Колхиду и обратно. (62)

А дальше?

Рассмотрим повнимательнее те опасности, которым подверглись аргонавты и те приключения, которые они пережили.

Первую остановку в пути аргонавты сделали на острове Лемнос. Выяснилось, что на этом острове проживают одни только женщины. Они перебили за измену всех своих мужей.

В те времена там был весь народ преступлением женщин

Жестокосердным взволнован. За год до прибытья героев

Жен законных своих мужья их с презреньем отвергли —

Жаркой любовью открыто они воспылали к рабыням,

К тем, что сумели добыть, разорив лежащую против

Землю фракийцев. Страшная ярость богини Киприды

Их посетила за то, что ей в дарах отказали

Жены несчастные, неукротимые в ревности злобной:

Ибо не только они мужей и наложниц убили —

Всех мужчин истребили, чтоб в будущем кары избегнуть.

(Аполлоний Родосский. «Аргонавтика»)

Однако, перебив всех мужчин, женщины вдруг сообразили, что в случае какой-нибудь напасти защищать их будет некому. А что же тогда делать? Да и вообще мужчина в хозяйстве всегда пригодится.

Вот они и обрадовались прибытию аргонавтов. Их пригрели, напоили, накормили, приголубили. Герои расслабились и совсем уж было, забыли о том, зачем они вообще в море вышли. И вознамерились остаться навсегда на гостеприимном острове. В том числе и Ясон. А что? Ему, между прочим, царский трон предложили. Так зачем же ему морока с какой-то там бараньей шкурой? Может, ее давно уже моль побила?

И только Геракл привел в чувство растаявших от обильного женского внимания героев.

День ото дня все длилась и длилась отсрочка отплытья.

Там пребывая, они бы еще помедлили долго,

Если б Геракл, поодаль от женщин собрав всех героев,

Их не стал порицать и бранить крутыми словами

(Аполлоний Родосский. «Аронавтика»)

Он-то, Геракл, на страже корабля остался, так что вниманием женщин оказался обделен, вот, наверное, и позавидовал. В общем, собрал Геракл героев, обратно на корабль притащил, невзирая на рыдания безутешных женщин, и отправились они дальше.

А дальше был гостеприимный остров Кизик, где проживали потомки Посейдона. На острове аргонавтов приняли как дорогих гостей, и они весь день пировали и веселились. Как видим, пока что наши герои просто не имели возможности показать и доказать свою силу и отвагу, то есть совершить те самые подвиги, на поиски которых они и отправились в плавание — везде их принимают и привечают.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 383