электронная
80
печатная A5
357
18+
Герой

Бесплатный фрагмент - Герой

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-5279-2
электронная
от 80
печатная A5
от 357

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Обезвредить Героя

Пролог

Эта страна была погружена во тьму. Государство Убоне нуждалось в спасителе, в человеке, способном вернуть былые покой и свет. Люди верили, что такой придёт, надеялись на помощь. Знали, что свет, который покинул каждый уголок Убоне, когда-нибудь вернется. И спаситель появился, им оказался семнадцатилетний мальчик, мечтавший спасти родину от несправедливой власти. Парень собрал команду, которая помогала простым жителям. Спасатель назвал себя «Героем», а может, простой люд его так прозвал, но главное — это прозвище знали все, о мальчишке слагали легенды и песни, народ обожествлял человека, не боящегося самого короля. Ведь простой мальчишка из бедной семьи посмел бросить вызов тирану-властителю. Началось повстанческое движение. У Убоне появилась надежда…

Время шло, вскоре парень вырос. На протяжении восемнадцати лет он спасал страну, помогал бедным жителям, боролся со стражей. Он возвращал мужчин из тюрем короля, совершая набеги, давал бездомным кров, оголодавшим — пищу. Но ничего не вечно. И доброта Героя не была такой. Он много убивал и разрушал, чтобы спасти людей, и вскоре эта жестокость направилась в другое русло. Тьма одолела мужчину — он стал злодеем. Теперь его слава изменилась. Он стал человеком, внушающим ужас, да пострашнее, чем армия короля. Одно его упоминание, и вся деревня прячется в подпольях. Теперь Герой не хочет спасать мир — он хочет его захватить. Раньше он хотел изменить строй страны, спасти умирающих от голода граждан, вернуть свободу мужчинам, которые не смогли уплатить налоги, но теперь Герою нужно убить короля, только чтобы занять трон.

Команда Героя расширилась. Теперь его владения достигали целой области, и людей в распоряжении было около ста тысяч. Крепость злодея была огромна — большой темный неприступный дворец. Окна в решетках, пики на башнях, серость камня лишь подчеркивала настроение, витающее внутри. Несколько этажей для прислужников, воинов и многочисленных наложниц. А сколько комнат было на нижнем ярусе под землей! Все они служили тюрьмой для стражников короля, для неугодных крестьян, а также для подростков, которых он собирался перевоспитывать для своих темных целей.

У Героя были верные агенты-шпионы, они жили в каждой области, контролируя территории, докладывая о каждом шаге каждого человека, иногда предпринимая по приказам командира невероятно страшные вещи. И приближенные служащие — жили с ним в одной крепости, помогая придумывать кровожадные планы и пути их воплощения.

У Героя так же была помощница, ученица, которая никого не щадила, у неё не было стыда и сострадания, она убивала ради него. Появлялась из ниоткуда и исчезала в никуда. Её знали все, в лицо не многие, но о её похождениях слагали ужасные легенды. Она была тьмой, говорят, превращалась в монстра, ходили слухи, что помощница Героя глотала людей не жуя, вырывала у них сердца, головы отлетали во все стороны от одного взмаха ее крыла. А что она делала со стражами, служащими королю, страшно сказать! Это чудовище называли «Winged Wolf», в переводе «крылатый волк». Те немногие, кому удалось выжить после ее нападения, говорили, что прекрасная с первого взгляда юная дева в мгновение ока превращалась в пушистого черного волка невероятного размера. За спиною раскрывались темные могучие крылья, способные поднять ее за считанные секунды высоко к Луне. Ярко-желтые светящиеся глаза могли заметить любое движение во мраке. А волчий слух улавливал тихий шепоток на другом краю деревни.

При произношении этих двух слов — Winged wolf, у людей появлялись мурашки на коже, пульс увеличивался в три раза и они ждали смерти, ждали своей страшной участи. Но «Крылатый волк» обычно уничтожала не всех, только кого приказывал убить Герой, лишь изредка под удар попадали невинные свидетели, которые так неудачно оказались на поле боя оборотня и ее жертвы.

Герой и его ученица — два пожирателя смерти. Они были тиранами. И не только они, наравне с ними стоял король Лоренс Филинс, который унаследовал темный характер у своего, не менее безжалостного отца, заполучившего трон, истребив наследный род предыдущих правителей.

В стране Убоне ад начинался ещё до смерти.

Посланница смерти

Наконец, я остановилась в старой забытой деревне. Стражи короля здесь появляются редко, это и хорошо. Я не была здесь четыре года, а ничего не изменилось. Но самое главное, никто тут не видел Winged wolf, сейчас я хожу только по таким деревням.

Я зашла в знакомую таверну с немудреным названием «Золотой фазан», заказала светлого пива и села за свободный стол. Здесь было довольно грязно. Видимо, денег нет платить уборщице, а у самих руки не доходят. Впрочем, так было почти во всех тавернах.

Я успела отхлебнуть только несколько глотков, когда моё настроение резко испортилось, и никакое пиво не могло его теперь поднять. Входные двери распахнулись, и в зал вошёл громила лет тридцати. Он подошёл ко мне, и я сразу узнала его гнусную рожу. Это был Зак.

— Ааа, Элиз!… Не знал, что тебя уже выпустили из тюряги. Эй, мне кружку пива, — обратился старый знакомый уже к официанту. Он никак не изменился за это время, такой же несуразный: накаченная грудь и худощавые ноги. Мышцы лица неестественно перекосили его левую часть, бегающие глаза глубоко посажены, пухлые щеки выдавали отлично живущего в наше время человека.

Меня распирало от злости, но я просто ответила правду.

— Меня и не выпустили!

— Как? Сбежала? Это же Могильная крепость. Самая страшная тюрьма. Люди умирают после первой пытки или от голода. Там сотни тысяч страж, и ты сбежала?!

— Да.

— И почему тебя там не убили?! Хоть стражи, хоть заключенные… Теперь ты опять будешь всё рушить.

— Слышь, остынь, это ты всё рушил, не я.

— Ах так, ладно! — он допил своё пиво, встал из-за моего стола и пошёл к выходу, обернувшись, добавил. — Я скажу Герою, что ты на свободе.

Я ничего не ответила. Знала, что он скажет. Сплетник без стыда и совести, каждую мелочь докладывает своему хозяину. Ну и пусть идёт докладывать. Я сбежала из самого охраняемого объекта в Убоне, после дворца, конечно, и от Героя сбегу. Тоже мне, противник.

Но Зак далеко не ушел, стоял у входа, прислонившись к дверному косяку.

— Брось, Элиз, я же пошутил! А то еще поверишь, убьешь меня, чтобы я Герою ничего не рассказал. Но мы-то друзья! Тебя закладывать я не стану. В нашем злобном мире нужно держаться друг за друга.

Ну да, как же, не сдаст. Не верится что-то. Но пачкать руки о его кровь я сейчас не намерена. Надеюсь, и правда такой дурак, что не заложит меня. Кто его знает. Черт с ним! Пусть живет пока, если что — позже сочтемся.

Я не стала ничего ему отвечать. Вышла из таверны, наконец-то утолив жажду. В тюрьме ведь и правда, воду давали один раз в три дня. Около трёх лет я была в Могильной крепости. Картинки, наполненные болью, страхом и кровью мгновенно всплыли в памяти. Мои ужасные воспоминания прервал душераздирающий крик. Сразу подскочив, я ринулась проверить…


* * *


В давно разбитое окно влетело чудовище, огромный двухметровый волк с черными, как ночь, крыльями. Он приземлился на пол заброшенного магазина около драки, если можно это так назвать.

Мгновенно волк превратился в прекрасную девушку. Красивую брюнетку в чёрной кожаной одежде. Ее глаза прищурились и зло заблестели, отчего черты лица стали жестче, словно она не молодая дева, а повидавшая жизнь женщина. Волосы растрепались от ее резких движений, когда она встала в стойку для борьбы. Мускулы перекатывались по телу, видно было, что девушка усердно занималась, чтобы добиться такого результата на столь худом теле. Мышцы напряглись на руках, костяшки пальцев, сжатых в кулаки, побелели. Такая хрупкая… Она вовсе не внушала ужас, в отличие от ее второй ипостаси.

— Не трогайте её! — закричала она.

— Будем мы тебя ещё слушать… — несколько мужиков держали красиво одетую девочку за руки.

Она была богата, видно было по дорогому шёлковому платью и валяющейся на полу шляпки, обшитой бисером.

— Последний раз говорю, отошли от девчонки!

На это мужчины оголили ножи, и четверо бросились на отважную девушку в черном кожаном костюме, напоминавшем одежду людей Героя. Она не растерялась, одного ударила ногой, другого кулаком в нос, третьему в челюсть локтём. Она делала это так, будто всю жизнь дралась. Двое мужиков отпустили богатую девочку и убежали из магазина с воплями: «Winged wolf вернулась». И это была чистая правда.

Девочка поднялась с пола, отряхивая платье. Маленькая, с рыжими косичками, завязанными на затылке, милые веснушки усеяли еще совсем молоденькое личико. Просто сама невинность и доброта! Дрожащим голосом, заикаясь, «девочка в шляпе» начала разговор:

— Это ведь ты — тьма, которую все боятся?

— Да, — ответила спасительница.

— Но зачем ты меня спасла?

— С чего ты взяла? Такая жертва мне и самой нужна… Зачем отдавать её каким-то хулиганам?

Девочка начала плакать, и Winged wolf стало жалко её, неужели в ней ещё живет это чувство?

— Да ладно тебе, я же пошутила! Сдалась ты мне.

— Мне нужно найти брата.

— И?

— Он где-то в городе. Наша карета остановилась, брат пошёл куда-то, а я осталась. И эти невежи напали на меня и притащили сюда.

— Что им было нужно?

— Они сказали, что все дворяне должны умереть, их надо истребить… Ах, кто же тогда предоставит им работу?!

— Так ты дворянка?!

— Да, сейчас мы ехали во дворец.

— Понятно. Ну, езжайте дальше, мне нужно выпить чего-то крепкого, — девушка в темной блестящей коже ушла по направлению к уже знакомой таверне.


* * *


Я уже успокоилась, пришла в себя, расслабилась, как двери «Золотого фазана» распахнулись, и сюда вошла уже знакомая мне дворянская девчонка.

— Как ты меня нашла?! — изумилась я.

— Я шла за тобой… — скромно ответило милое дитя.

— Отлично… Зачем?

— Я подумала, раз ты меня спасла, может, поможешь найти брата… — она засмущалась и опустила свои ярко-голубы глазки в пол.

— Может, но сначала выпью этот чайник с кофе. Будешь?

— Нет, благодарю.

— Ну, рассказывай, что вы забыли во дворце?

— Я Элен Батторсон, дворянка знатного рода, мне четырнадцать лет, родители отправили нас с братом к принцу во дворец. Принц ищет невесту, его советники настаивают на свадьбе.

— Ахах, зачем же ему такая малолетка? — меня рассмешила эта ситуация.

— Я не малолетка!

— Хочешь поспорить?

— Я не знаю, зачем, — согласилась собеседница. — Я и сама не хочу никуда ехать. Я боюсь, очень. Там сейчас собираются все дворяне, самые знатные люди, и мне боязно опозориться.

— Да не парься. Эти люди, все до одного, не видят ничего дальше своего носа. Им плевать на всё. Так что не переживай.

— А ты? Почему ты такая злая?

— Я? Злая? Нет, я не злая! — права ли она? Такой меня видят все остальные? Монстром? Никому не интересно, что скрывается внутри.

— Ты убиваешь всех, сегодня например, ты так била этих мужчин, в твоих глазах была жестокость… и смерть.

Мерзкая девчонка. Да как она смеет? Я… Правда, я ведь и правда была злая… Но я же теперь другая, другая Элиз… наверное.

— Думаешь это легко? Быть такой? — спросила я, между глотками крепкого кофе.

— Это идёт от души. Люди рождаются или добрыми, или злыми. Их не изменить…

— Возможно, ты права… Знаешь, а я ведь не всегда была такой. Когда-то, совсем давно, я была обычной маленькой девочкой, жила с родителями и младшей сестрой. Мне было десять. Люди Героя напали на наш дом. Сестру не забрали, ей было всего пять. А меня увезли. Тогда я последний раз видела свою семью.

— О боже…

— Герой предоставил мне выбор, когда меня притащили еле живую в его крепость: или я буду рабыней: стирать, мыть и готовить, чистить стены его жилища, каменные и покрытые плесенью, которые уже как шестьдесят лет пахнут сыростью; или буду его наложницей, об этом я промолчу, сама понимаешь; или его агентом, шпионом, пожирателем смерти. И знаешь, что я выбрала? Из всех этих унижений я выбрала самое ужасное, тогда я не знала, каково это. Меня избивали, кидали в меня ножи, вкалывали иголки под ногти… Зачем? Они учили сдерживать боль. Это глупо и ужасно. Мне пришлось переносить невыносимые пытки, но знаешь, они помогли. Я стала лучшей из лучших агентов. У меня было всё: еда, одежда, своя комната в его крепости; но не было воли, я подчинялась только приказам, ни шагу без его слов. Была такой же рабыней, только вместо стирки — убивала. В обмен, Герой обещал больше не посещать мою деревню. Вот почему я это делала, понимаешь, ради семьи! Потом, в шестнадцать, я стала волком, превратилась в оборотня, правда, не знаю почему. В семнадцать ушла от Героя, сбежала. Это было глупо. Мне пришлось воровать, чтобы выжить, и на мелкой краже стражи короля поймали меня. Узнав, кто я, отправили в самую страшную тюрьму нашей страны. Там, в Могильной крепости было даже хуже, чем у Героя, поверь, такое не забудешь никогда.

— Боже, как ты всё это вытерпела? И живешь после этого?!

— Да я живу только ради одного, чтобы увидеть семью, чтобы вернуться домой, хоть на час. А потом можно и умереть, со спокойной душой.

— Не надо умирать… — тихо прошептала девочка, все еще благодарная мне за спасение.

— Так будет лучше, такая грешная душа не должна жить на этом свете, он и без того тёмный.

— Но ты можешь искупить грехи, убей Героя, тогда ты спасёшь сотни, даже тысячи жизней.

Я уже не слышала дворянскую девчонку. Картинки прошлого всплыли у меня в голове, эти ужасные моменты моей страшной жизни. И правда, как я живу после такого, как тело и душа двадцатилетней девушки смогли всё это вытерпеть?

Я взяла чайник, собираясь наполнить опустевшую чашку, но кофе больше не осталось, тогда я пришла в себя. Дворянка просто молча сидела и смотрела на меня печальными глазами. На что мне её сочувствие?! Она не поможет мне вернуться домой, посмотреть в глаза матери, это невозможно, после всего, что я натворила…

С дворянской девчонкой мы вышли из таверны.

— И где вы остановили карету?

— Возле гостиницы «Четте».

— А, знаю, где это. Пошли.

Как ни странно, карета была именно там, слуги и богато одетый парень стояли рядом с ней, громко разговаривая, наверное, о пропаже Элен. Слава Богу, наконец-то, я избавлюсь от этой ходячей проблемы.

— Удачи тебе встретить принца и повеселиться во дворце. Я не пойду ближе, чтобы не было проблем.

— А тебе удачи увидеть маму, папу и сестру. Спасибо, что спасла меня.

— Обращайся, — засмеялась я вслед уходящей «барышне в шляпке», — и никому не говори, что видела меня.

Я долго смотрела, как шестнадцатилетний мальчишка обнимал сестру. Потом они сели в карету и поехали далеко-далеко, во дворец.

А мне предстоял долгий путь домой. Но я хоть кому-то высказалась, и пусть это была всего лишь маленькая дворянка. Зато мне стало легче, и я поняла, что не все богачи плохие, по крайней мере, в детстве.


* * *


Прошло четыре часа с того времени, как дворянские отпрыски покинули деревню. Такая темнота на улице, не видно ничего, хоть глаз выколи. Полночь была не за горами. В нескольких километрах от деревни шёл страшный монстр. Он смотрел на поднимающуюся луну. Вдруг, крылья его расправились, и он поднялся в небо, высоко-высоко, к большому желтому шару. И полетел черный волк к себе домой.

Дом, милый дом…

Начало светать. Полчаса назад я ограбила проезжающую мимо карету, забрала одежду и золотые монеты. Сверху на свой кожаный костюм надела голубое кружевное платье, на голову нацепила синюю дамскую шляпу. Давно я не носила подобные вещи, целых десять лет прошло. Впрочем, сейчас это мало меня интересовало. Почему? Да потому что я наконец-то рядом со своей давней целью, в своей родной деревне, в Катийниках!

Я шла по давно забытым улицам, прохожие крестьяне недружелюбно на меня косились. Возможно, из-за броского богатого наряда. Но мне всё равно. Совершенно всё равно. Моё сердце билось, как никогда прежде, слёзы текли по лицу, руки дрожали… Я вышла на свою улицу. Ещё три дома, и будет мой, родненький. Я уже видела тот же дом с красной крышей, ту же зелёную калитку, то же голубое крыльцо…

Я остановилась у забора, потом подошла к калитке и замерла…


* * *


Девочка непрерывно смотрела в окно из своей комнаты. Потом она вышла на крыльцо, посмотрела оттуда и снова забежала в дом. После побежала на кухню.

— Мама, мама! Эта девушка стоит возле нашей калитки уже два часа, сделай что-нибудь.

— Хорошо, я сейчас выйду, поговорю с ней, — женщина надеялась, что «попрошайка» уйдет. Она ведь не знала, что та так богато одета. Мало ли кто заходит в их деревню.

Женщина надела пальто, старое, всё в заплатках, и вышла из дома. Она шла по направлению к девушке. Уже в метре от неё материнское сердце подсказало ей, что это она, это Элиз. Её любимая дочка, которую она не видела уже десять лет, которую она ждала, каждый раз смотря в окно. И вот она здесь, перед ней, стоит рядом, всего в паре метров. Может, это сон?

— Элизабет!… — женщина открыла калитку и в слезах бросилась девушке на шею.

— Мама…


* * *


Поверить только, после стольких лет я снова её вижу! Господи, спасибо тебе… Мечта, мучавшая меня на протяжении трех тысяч шестисот пятидесяти трех дней, наконец-то осуществилась.

— Мама, я не должна была приходить, мне жаль, что всё так случилось, прости. Я не смогла прийти раньше, да может оно и к лучшему. Мама, я тебя люблю, очень-очень сильно!…

Я впала в истерику, не могла успокоиться. Мне было стыдно, за всё…

Мама привела меня в дом. Тут ничего не изменилось. Всё на своих местах.

— Миранда, солнышко, посмотри, кто пришёл, — кричала мама на весь дом, тоже в слезах.

Пятнадцатилетняя девчонка выбежала ко мне навстречу. Мы долго стояли и смотрели друг на друга. Сложно поверить, что она уже так выросла… Красавица, длинные русые косы до пояса, статная фигура, которой позавидует любая, даже старый, миллион раз зашитый балахон, который должен быть платьем, не скрывал ее женской созревшей красоты. Большие карие глаза смотрели на меня, открывая всю палитру чувств, бурлящую у нее внутри. Там были и смятение, и недоверие, и, возможно, радость.

— Миранда, это Элиз, помнишь её?

— Элизабет!!! — закричала девчонка и бросилась ко мне на шею. Я обняла сестру, мне так не хватало её. Меня не обнимали уже десять лет, и последней, кто это делал, как раз была сестра.

— Наверно, ты и не помнишь меня, Миранда? — спросила я, вытирая слёзы.

— Элиз, я помню тебя, но совсем чуть-чуть.

Я улыбнулась самой искренней улыбкой. Но моя радость резко исчезла.

— Мам, а где отец?!

— Доченька, эм… Стражи убили его, через три месяца, как тебя увезли.

— Что?! — моё сердце остановилось на несколько секунд, дыхание замерло, по спине пробежал холодок. Как же так? Я не всех уберегла! Все это время я считала, что отец заботится о них… Как они жили одни в такое голодное время!

— Но как? Зачем?!

— Не важно, доченька. Пожалуйста, прекрати плакать. Ты, вернулась к нам, а значит, всё будет хорошо.

Я промолчала, потому что знала, что уйду. Мама и так немного расстроилась, не нужно мучить её еще и моим твердым решением покинуть их сразу после появления.

— Не хочешь сходить в ванную, я пока приготовлю что-нибудь, — предложила мама. Ванна? Ох, Боже, я совсем не помню что это!

В большой кастрюле Миранда принесла мне горячую воду, потом подоспел и чайник. Все это я вылила в ванну, наполненную ледяной водой, тогда ее температура стала нейтральной. Окунулась с головой, жаль не помещаюсь в полный рост. Какое блаженство! Перед этим я сняла мерзкое голубое платье, положив на видное место. А свой кожаный костюм, напоминающий о грозном прошлом, спрятала в ведре грязного белья. Надеюсь, мама не надумает сейчас стирать, ведь блудная дочь вернулась спустя декаду лет… Вода словно впитывала мою боль и страдания прошедших годов, забирала отчаяние и горе, очищала душу. Конечно, вряд ли это вода, просто сама эта домашняя обстановка действовала на меня умиротворяюще. Как жаль будет снова покидать это родное место. Я вылезла из остывшей ванны и принялась надевать чистое платье, которое мне принесла Миранда.

Мы пошли на кухню. Мама положила всем жареной картошки.

— Элиз, расскажи, что с тобой было все эти годы!? Хотя о чем речь, это же Герой… всё должно быть ужасно… Элиз, не молчи, скажи что-нибудь! — мама не на шутку волновалась, одновременно желая знать всю правду, но и боясь её.

— Мама, мне стыдно тебе это говорить! Поверь, мне лучше помолчать. Ты возненавидишь меня, если узнаешь, — я прокручивала в голове все моменты прошедших лет. И не было в них ничего положительного, что бы я могла рассказать семье.

— Да брось. Ты говоришь глупости. Как же я могу тебя возненавидеть?! — мама всегда относилась к нам, как к небесному чуду, словно мы ангелы, сошедшие с неба, считала её, благословил Бог, подарив таких красивых добрых дочерей. И что я ей скажу? Я Winged wolf, мама… Да ни за что на свете!

— Мам, даже не пытайся. Я тебе всё равно ничего не скажу. Так будет лучше для тебя и для меня. Для всех, — я кинула взгляд на притихшую сестру, которая еще и ложки в рот не взяла.

— Боже мой, что же там такого страшного?! Я всё равно буду любить тебя! Неужели ты думаешь, что если побывала в руках злодея, то я перестану считать тебя своим лучиком света!?

— Мама… Я ничего не расскажу.

— Хорошо, тогда иди, отдохни, милая.

— Ладно, — я еще раз взглянула на маму. Она так постарела, плечи осунулись под гнетом забот, ведь отца нет уже десять лет, значит, она тянула себя и Миранду, надеюсь, сестра ей помогала. Время не пощадило мамино лицо, оно покрылось сеткой морщин, руки были лишь обтянуты кожей, ни грамма мяса. Такая тощая, волосы наполовину седые, словно совсем старуха, а ведь еще молодая! Всё из-за меня…

Я пошла в нашу комнату, за мной последовала Миранда. Здесь по-прежнему только две кровати. Моя была на том же месте, как и прежде, даже накрыта моим покрывалом, которым я укрывалась в детстве. Всё было, как в тот день… Как будто ничего не изменилось, будто и не было этого времени, будто всё здесь застыло и ждало моего возвращения. Мама положила мне руку на плечо и шепотом начала говорить:

— Я ждала тебя, каждый день, каждый час. Всё ночи молилась, чтобы с тобой всё было хорошо, и ты выжила и вернулась к нам. И ты вернулась. Я не переставала надеяться, ни на секунду. Каждое утро выглядывала в окно, надеясь, что ты будешь там стоять. В некоторые моменты я думала, что Герой убил тебя, но Бог сохранил мою дочку и вернул домой, правда, спустя десять лет, но вернул…

И вот через десять долгих лет кровать снова была расправлена и я сладко заснула, укрывшись моим любимым одеяльцем. Первый раз можно было спокойно свернуться калачиком и не ждать удара в спину, не ожидать оклика стражи тюрьмы, не вовремя вошедшего Героя. Всё это было позади. Здесь я могла спать спокойно, пока что…

Обед прошёл. Близился вечер. Я проснулась. Слышались приглушенные голоса. Мне было страшно открыть глаза. Я боялась, что всё это был прекрасный сон, что сейчас снова проснусь в Могильной крепости, и меня снова будут пытать…

Я потихоньку открыла глаза, к моему безмерному счастью, я была в своей прекрасной комнате. Я надела предложенную мамой одежду, а костюм решила постирать потом, когда никто не увидит. И вообще не стоит в нём появляться в Катийниках. Ведь это одежда людей Героя, а я больше ему не служу.

Я направилась на шум голосов. Мать с сестрой что-то бурно обсуждали на кухне.

— В чём проблема? — поинтересовалась я.

— Элиз, ты же понимаешь… Отца нет уже почти десять лет. А женщины здесь не работают… Вот мы и едим, что вырастет у нас на грядках, растягиваем пропитание, чтобы на дольше хватило. Денег нет совсем… — мама стыдливо опустила глаза, будто признавалась в чем-то, хотя я отлично понимала, здесь нет ее вины. Всё король и его жестокие приказы.

— Так у меня есть! — воскликнула я. У меня и правда было сто золотых. Зиму на эти деньги смело можно прожить. Я их взяла по пути сюда. Ограбила карету. Да, я изменилась, стала добрее после тюрьмы, но деньги нужны всё равно, а мне, «Winged wolf», деньги бесплатно отдадут, да и ещё что-нибудь, лишь остаться в живых.

— Где ты их взяла? — спросила мама.

— Не важно… — я беззаботно улыбнулась, — мы с Мирандой пойдём в магазин, да?

— Конечно! — обрадовалась сестра.

Я взяла с собой две золотых монеты, остальные отдала маме. Мы поспешили уйти, чтобы мама не успела нас догнать и расспросить о деньгах, ее явно заинтересовало, откуда у меня сто золотых.

— Элиз, расскажи, тебе было сильно плохо? — спросила Миранда по пути в магазин.

— Зачем тебе это знать, сестрёнка? Я жила мыслью вернуться сюда, у меня была цель, поэтому все трудности мне были не страшны.

— Но такого не может быть! У Героя всегда ужасно… Он всегда ворует детей и делает из них армию. Он само зло.

— Здесь я спорить не стану…

— И что? Он мучил тебя? Пытал? Издевался? Элиз…

— Он учил меня жить… Учил чувствовать боль, учил драться, учил никого не щадить, быть безжалостной и жестокой.

— У него получилось?

— Да… — я остановилась. Увы, но у него, и правда, сначала получилось! — Я была его правой рукой и убивала для него. Он думал, что сделал из меня машину смерти, истребителя, и говорил об этом мне. А я верила ему. Но потом меня заперли в одном месте, я была там три года, было время подумать. И тогда поняла, что у него всё-таки не получилось искоренить во мне добро. В душе я всё-таки осталась доброй. Потому придется скрываться от Героя, иначе он убьёт меня. А если найдет вас — будет меня шантажировать.

— То есть ты уйдёшь от нас?!

— Да. Только маме пока что не говори. Я ещё вернусь, обещаю. Буду давать вам денег, гостить у вас. Но мне нельзя тут жить. Я подвергну вас большой опасности.

— Не уходи, прошу.

— Я побуду тут ещё недельку. И всё, Миранда, умоляю, не надо. — Просила я, когда увидела в глазах сестренки начинающиеся слезы. — Иначе мне будет сложно уходить. А мне надо…

Мы и не заметили, как деньги растратились, а мы были загружены четырьмя пакетами еды и несколькими мешками с одеждой на зиму. Куплены были и мясные деликатесы, и ореховые десерты, и различные крупы. Хватит на две недели. Вот и хорошо. Одежду маме купили наугад, а теплые сапожки для Мирандды были прелестны и очень ей шли. Так же приобрели пару летних платьев. Полагаю, давно они не покупали себе одежду. Со счастливыми лицами мы вернулись домой. Но я знала, что Миранда не забудет наш разговор.


* * *


— Многоуважаемый… Герой… — протянул Зак, войдя в покои хозяина.

Огромный мужчина с мускулистыми плечами, метра два ростом повернулся к нему лицом.

— Молись, чтобы причина твоего визита была мне полезна.

— Господин, я уверен. Знаете, кого я видел несколько дней назад? Я видел нашу Элиз, вашу любимую слугу.

— Как?! — разозлился злодей. — Почему же она ещё не вернулась ко мне?

— Господин, я так понял, она не собирается возвращаться.

— Ты не знаешь, что говоришь! Сопляк… — Герой, разозлившись, ударил кулаком в стену.

— Но господин, я думаю, если бы она хотела вернуться к своему хозяину, была бы уже здесь.

— Возможно, ты прав! Направь отряд в Катийники. Она должна быть там. Из-под земли её достань, но чтобы её жалкая физиономия побыстрее была здесь.

— Слушаюсь, — и Зак, довольный своей пакостью, покинул комнату Героя. Теперь он стал правой рукой своего повелителя.


* * *


Эта неделя была прекрасной. Я, оказывается, уже и забыла, как это — жить с семьей. Давно мне не было так хорошо. Но всему есть предел. Я прекрасно знала, что люди Героя уже в пути. Они неотступно идут сюда, за мной. Времени нет. Сегодня ночью я должна уйти. Мама будет останавливать меня, и сестра тоже, но выхода нет. Глупо будет остаться и снова оказаться в руках Героя. Сколько бы планов я не придумывала, все они вели меня из Катийников. Winged Wolf не место здесь. Но как сказать об этом маме?

Наступил вечер. Начало темнеть. Мы сели ужинать.

— Мам, ты знаешь? Мне надо уйти…

— Куда? Уже вечер!

— Не в этом смысле. Мне нужно уйти из дома, хотя бы на месяц. Потом я вернусь, обещаю.

— Что ты такое говоришь? Ты опять бросаешь нас?

— Мама, как ты не поймёшь, Герой просто так не отпустит такую, как я. Куда он без меня… — грустно усмехаюсь, — пришлёт сюда людей. Если меня не будет здесь, они должны уйти. А если я останусь, вы будете в опасности, они будут мной манипулировать с помощью вас.

— Какой кошмар! Всё настолько плохо?!

— В тысячу раз хуже, чем ты представляешь. Мама, прости… — по моим щекам потекли слёзы, мама, смотря на меня, тоже начала плакать. — Мам, я вернусь. Совсем скоро. Вы даже не заметите. Я обещаю. Ведь по-другому никак.

Я поела и ушла из кухни. Ночь уже давно наступила. Я долго думала, в чём лучше уйти: в платье или в кожаной одежде. В платье неудобно драться, а в костюме все узнают, что я служу Герою, от этого проблем только прибавится. Поэтому я надела одежду отца. Она была на меня немного великовата, но смотрелась неплохо.

Я слышала шаги за дверью. Это была Миранда. Она вошла и закрыла за собой дверь.

— Мама плачет…

— Сестрёнка, я ничего не могу поделать. Ты же знаешь, я должна уйти.

— Ты никак не можешь остаться?

— Миранда, я же сказала, что вернусь! Больше я ничего не могу сделать.

Я легла полежать и заснула, правда ненадолго. Проснувшись, я увидела, что мама все это время сидела около моей кровати. Сейчас она крепко спала, положив голову на мою подушку. Я встала, поцеловала её в щеку и увидела, что Миранда смотрит на меня.

Было уже полчетвёртого утра. Скоро встанет солнце, поэтому нужно торопиться. Сердце сжималось от боли, как же тяжело уходить!

— Прощай, сестрёнка. Я обещаю, мы ещё встретимся. Скажи маме, что я безумно её люблю.

— Можно я проведу тебя?

— Не стоит, Миранда. Прощай!

— Прощай… Элиз!

Я, в полностью тёмной комнате, видела, как слезинки катились по её лицу. Она уткнулась лицом в подушку и помахала мне.

Наконец-то мне удалось уйти. Сердце бешено колотилось. Я потихоньку открыла калитку, боясь, что она скрипнет и разбудит маму и вышла. Каждый шаг я оборачивалась и пыталась запомнить дом. Раньше я была уверена, что вернусь, но теперь уже нет. Слезинки всё катились и катились, оставляя на моем лице мокрый солёный след, ветер бушевал, и поэтому лицо примерзало.

Я переступила границу деревни, возможно навсегда.

Моё тело начало меняться, иссиня-черная шерсть покрыла полностью всё тело. Я превратилась в волка, опять. Раскрыла крылья и взлетела в темное манящее небо.

Со стометровой высоты мой дом казался крохотным, но в моём сердце ему уделялось самое большое место. Ему, маме, сестре, отцу…

И я улетела в никуда, во тьму, в новый ад…

Герой продолжает «геройствовать»…

Рассвет приближался, и мне пришлось остановиться. Я приземлилась у деревни Дубринка. Здесь небезопасно, но выхода нет, я же не могу лететь днём. Я решила передохнуть и набраться сил, зашла перекусить в местную харчевню. Видимо я так устала, что уснула на лавочке за столом. Это нормально, здесь все устают, днём и ночью работая на короля. Меня разбудили вопли и шум.

— Я видел их! Я их видел! Вы понимаете! — кричал в испуге мужик. — Я вспахивал поле и видел их!

Я встала из-за стола, и подошла поближе к нему. Все спрашивали, кого же он видел, но он не мог собраться с мыслями, чтобы ответить.

— Это были люди Героя. Они шли тут несколько дней назад! Но мне никто не верит! Прошу, поверьте! Что-то надвигается!

Я боялась этого больше всего. Я схватила его и спросила:

— Куда они шли? Куда?

— Они шли по дороге в Катийники. Все в коже и с ружьями. Их было несколько десятков. Это страшное зрелище! Страшное!

Я понеслась домой со всех ног. Мне просто нельзя превратиться в волка на людях. Бежала долго и непрерывно. Прошло два часа, а я была только в несколько километрах от Дубринки. До дома оставалось еще слишком много километров! Я не успею их опередить. Страх сковал меня. Ноги не слушались, отказывались бежать, в голове царил хаос. В любом случае мне не догнать злодеев, как это не печально. Но я постараюсь!


* * *


Моя скорость постепенно снижалась. Я уже перешла на шаг. Ясно уже, что пешком я не успею добраться вовремя.

Моё лицо превратилось в морду, тело покрылось шерстью, крылья расправились. Winged wolf снова поднялась в воздух. Я летела высоко над деревьями, так, чтобы только самый зоркий стрелок мог видеть меня. Убить меня просто невозможно, ни одна стрела и пуля не преодолеют это расстояние. Значит, пока что я в безопасности, чего не скажешь о маме и Миранде. Люди Героя как раз направляются к ним, за мной. Возможно, они уже там. Если я не успею, то они сделают одну из двух вещей. Или убьют их, или заберут с собой в крепость Героя, и не как трофей, а как приманку. Ведь Герой знает, что я приду спасти их и сделаю всё, чтобы они остались живы.


* * *


Осталось около двух часов до деревни. Я летела, как могла. Почему-то силы куда-то улетучивались. Куда делась моя стойкость, моя выдержка? Меня учили этому всю жизнь. Хотя верно, я же всеми силами пыталась это забыть, вот и результат.

Полдень уже прошёл. День шёл на убыль. Геройские бойцы уже давно достигли Катийников. Возможно даже, уже направлялись в крепость Героя. А мне ещё час лететь, ещё целый час. Но я успею! Я спасу их!

Этот час был одним из самых долгих в моей жизни. Казалось, прошла целая вечность.

И вот я уже в деревне. Осталось пройти две улицы. Я шла, затаив дыхание, прислушиваясь к каждому звуку, но не происходило ничего. Даже птицы не чирикали, пули не свистели, люди не кричали. Будто все вымерли. По дорогам лежали трупы, почти все из них — мужчины. Выжившие, наверное, были в домах, в подвалах, они боялись выйти.

Калитка моего двора была выломана. Дверь в дом распахнута. В своём человеческом обличии я вошла внутрь. Здесь не было никого, ни души. Следовательно, они забрали их, повезли к Герою в логово. О боже, лучше бы они их убили… Там им будет ещё хуже… Миранда слишком молодая, она не должна пережить, то что пережила я.

Я проверила весь дом. Нет ни одного знака, ни одной записки, ни одной зацепки. Нельзя медлить ни минуты, я должна перехватить захватчиков, потому что потом будет слишком поздно.

Я постучалась в дом к старой соседке Дафне. Ей было около восьмидесяти, и она была почти слепой.

— Бабушка Дафни, откройте! Откройте, пожалуйста! Это я! Это Элиз! Элизабет Фаер!

Дверь медленно отворилась. Из щели показался один глаз, старушка убедилась, что это я, и впустила меня.

— Ты жива?! Мы все думали, что ты умерла.

— О, бабушка Дафни, я ведь жила тут целую неделю.

— Ах, правда? Меня ведь как раз не было.

Куда такая старая могла ездить, да ещё и на целую неделю?!

— Вы видели? Здесь были посланники смерти? — спросила я, не желая терять ни секунды на разговоры.

— Да. Да так быстро ворвались. Пулей влетели, обшарили несколько домов, Бог благословил, в мой не зашли, и мигом исчезли. Прямо как, пойди, шаровая молния. Боженька милый, я теперь уже и выйти боюсь, как там? Нет их уже совсем?

— Нет. Ладно. Спешить мне надо!

— Да куда же, дитятко?

Эх, бабка, бабка.

— Да бабушка Дафни, маму спасать надо. Нет их с сестрой дома. Знать, эти чёртовы нечисти с собой прихватили.

— Да куда же ты пойдешь? Солнышко! К самому лорду смерти что ли? Совсем девчонка чокнулась!.. — бабушка Дафни покачала головой.

Мне некогда слушать бабуську. Они ушли давно. Мне вряд ли удастся их догнать. Но ведь выхода нет. Я вылетела на своих ногах из бабкиного дома, вырулила на улицу, оглянулась на свой милый родной дом, покинула деревню, сменила облик и улетела.

Мне удалось пролететь шесть часов. Начало темнеть. В сон клонило жутко. За несколько суток я спала только три часа. На горизонте не было даже намёка на людей Героя. Они шли быстро. Добираться до крепости надо около нескольких дней. Я не успею их нагнать! Подо мной было поле, большое и мягкое. Я ничего не видела перед собой. Мозг отключился, и я рухнула вниз.


* * *


— Мой злейший король, мой властелин тьмы, у меня для вас наипрекраснейшее известие… — начал было Зак.

— Ты опять беспокоишь меня по мелочам, сволочь?! — заорал Герой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 357