электронная
108
печатная A5
243
16+
Генрих и Генриетта

Бесплатный фрагмент - Генрих и Генриетта

Объем:
16 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1252-4
электронная
от 108
печатная A5
от 243

Генрих Валентинович скучал. То ли депрессия одолела, то ли кризис среднего возраста замучал. Ничто его не радовало. Ни любимый сериал «Нудные дядьки-3» по НТВ, ни крепчайший сладкий кофе в поллитровой кружке.

Интеллигентный мужчина громко отхлебнул ароматный обжигающий напиток, закусил его мятным пряником и тяжело вздохнул.

— М-дя! Вот оно как! Вот так все сложилось… Судьба-индейка! Или, скорее, зебра. Черная полоска — белая полоска. Только черных, почему-то, в два раза больше получается!

Прошло почти полгода с того момента, как он вернулся из кругосветного путешествия в пустую квартиру. Надо сказать, поначалу, Кружкин очень обрадовался возвращению домой.

— Дом, милый, дом! Родительские стены! Альма, так сказать, матер! — промолвил Генрих Валентинович, пуская скупую мужскую слезу.

Он без труда открыл, знакомую до боли, обшитую коричневым дерматином, дверь запасным комплектом ключей, пролежавших те два года, что он отсутствовал, у соседки тети Тамары.

Генрих осторожно вошел в прихожую и удивился: все осталось по-прежнему, даже пыли, как ему показалось, было не больше, чем обычно. Мужчина прошел в гостиную и снял огромные, словно байдарки, остроносые ботинки, давая свободу усталым, вспотевшим ступням. Генрих скинул всю одежду — было жарко, и остался лишь в узких обтягивающих плавках. С удовольствием посмотрел на свое отражение в большом старинном зеркале на стене.

— М-дя! Мужчина хоть куда! Даже сам себе завидую. Не берут меня года! Не властно время надо мною! Все такой же стройный и подтянутый, словно шестнадцатилетний юноша, — сказал он вслух, любуясь своим коричневым, иссохшим тельцем, напоминающим египетскую мумию.

Потом он улегся на диван, лицом вниз, в красивую бархатную подушечку, когда-то, в лучшие времена его жизни, сшитую заботливыми Машиными ручками, и крепко уснул.

Первые несколько дней Генрих отдыхал, наслаждаясь покоем и домашним уютом. Он выходил лишь раз в сутки, утром за продуктами, причем покупал в супермаркете «Чунга-Чанга» все самое дорогое и экзотическое. Не отказывал себе ни в чем. Поэтому деньги, которые Демид Уколович выделил Кружкину на первое время, почти сразу закончились.

Нужно было устраиваться на работу. Попытался вернуться в кукольный, но не получилось: на его должность, понятное дело, уже взяли нового бутафора. А все места монтировщиков сцены оказались заняты.

Магазин «Интерьер», за время его отсутствия, окончательно разорился и трагически закончил свое существование.

Помыкавшись около месяца, Кружкин все же сумел устроиться, не без помощи старого приятеля Панаса Жука, в недавно открывшийся магазин хозтоваров и стройматериалов «Еврострой».

Генриху Валентиновичу тут же выдали новенький синий комбинезон и бейсболку с фирменными логотипами. Такой наряд ему очень понравился, и первое время, Генрих Кружкин ходил с гордо задранным носом. На расспросы соседей и знакомых отвечал, что работает в «Евроспорте». Поэтому все думали, что Кружкин устроился на телевидение и очень завидовали.

Но эйфория вскоре прошла, и наступили нудные и тяжелые трудовые будни. Работа грузчика в стройтоварах — грязная и трудная, да к тому же малооплачиваемая. Целыми днями Генрих таскал увесистые мешки с цементом, ящики с кафельной плиткой, пачки пластиковых панелей. К вечеру выдыхался и уставал настолько, что едва доползал до дому. Интеллигентный мужчина выпивал свой любимый кофе с пряниками и ложился спасть. Нормально поесть, не всухомятку, удавалось лишь по выходным. Да и то, особого удовольствия от пищи он не получал. Готовить нормально Кружкин не умел даже при помощи кулинарной книги. У него обязательно что-нибудь недоваривалось или подгорало. А сходить в кафе или ресторан пообедать — казалось слишком накладно. Было из-за чего впасть в депрессию.

Так вот, в тот самый судьбоносный вечер, Генрих сидел в мягком кресле. По телевизору шли «Нудные дядьки», в кружке остывал вкуснейший крепкий кофе, но, ничто его не радовало…

Вдруг раздался долгий звонок в дверь.

— Кого еще черти принесли? — Генрих, злобно ругаясь, встал с кресла и попытался нащупать огромными босыми ступнями домашние тапки. Никак не удавалось, а в дверь продолжали тревожно и пронзительно звонить.

— Иду, иду! Уже бегу! Кто ж там нетерпеливый такой! — Кружкин злобно отмахнулся рукой на тапки и побежал открывать, громко стуча босыми черствыми пятками по холодному линолеуму коридора.

Генрих крутанул слегка заедающую вертушку замка и распахнул дверь.

На пороге стояла высокая худая женщина средних лет, в очках и с копной всклокоченных светлых волос, почти как у Пьера Ришара. Она приветливо улыбалась широченным лягушачьим ртом. Генрих был готов поклясться чем угодно, что никогда раньше не видел этой особы, но лицо ее, странным образом, показалось ему знакомым.

— Дама, вам кого? — немного смущаясь, оттого что был в одних трусах, спросил Генрих Валентинович.

— Не узнаешь меня, милый? — неприятным скрипучим голосом радостно спросила женщина и попыталась заключить Генриха в костлявые объятия.

— Извините, что-то не припоминаю! Давайте без фамильярностей! — сухо ответил Кружкин, ловко увернувшись.

— Что так и будешь рОдную сестрицу на пороге держать? В дом не приглОсишь? — с упреком в голосе спросила женщина, пытаясь прорваться в квартиру. Она неправильно, по-деревенски, ставила ударения, что очень раздражало Кружкина.

— Извините, дамочка. Вы, очевидно, ошиблись. У меня никогда не было сестры. Я единственный сын своих родителей, — строго сказал Генрих, выталкивая самозванку обратно на лестничную площадку. Только теперь Генрих Валентинович заметил, что позади гостьи стоят два объемистых чемодана.

— Что? Мамка тебе так и не рассказала? — спросила женщина, подставляя огромную, обутую в красную туфлю-лодочку ступню, дабы попрепятствовать закрытию двери.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 243