электронная
144
печатная A5
429
18+
Гельвеция

Бесплатный фрагмент - Гельвеция

Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6483-9
электронная
от 144
печатная A5
от 429

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Die Soldaten

Барсуков вел своего двухколесного коня «в поводу». Ноги крутить педали отказывались. Подъем на 1500 метров полностью изнурил велосипедиста. Пока поднялся до этой отметки, три раза отдыхал, и все равно — язык на плечо. Пришлось идти пешком.

А швейцарцам хоть бы что. Едут себе и едут, обгоняя Барсукова. Да не просто едут, а едут с разговорами, смеются. А Барсукову не до смеха. Бутерброды съедены, вода выпита, а впереди еще тридцать километров пути. Правда скоро дорога пойдет на спуск. Поедет с ветерком.

Барсуков шел и любовался природой. Слева внизу сквозь верхушки елей блестело озеро. Там проходили гребные гонки. Музыка, команды, крики болельщиков доносились наверх в виде легкого шороха.

Справа, тоже сквозь верхушки елей, белели снега. Было начало лета и зимние гостинцы еще не успели растаять. Они сверкали не солнце и от них исходила прохлада.

А вдоль дороги пестрели неброские горные цветы, красовались папортники. Со скал свисвли какие-то ползучие растения. Дорогу перебегали олешки.

Вдруг внизу в лесу раздался шум и треск. Барсуков приостановлся: в чем дело? Через некоторое время из леса стали выскакивать солдаты. Они пересекали дорогу и устремлялись в лес, в гору. Пробежало их около взвода. Все обвешенные разными грузами и с автоматами.

«Куда это они прут, — подумал Барсуков, — неужели на ледник. Ну, лоси! Нашим содатикам такой „марш-бросок“ был бы не под силу.»

Начался спуск. Барсуков оседлал велосипед и покатил вниз, в долину. Спускаясь, он обогнал еще одну группу солдат. Те бегом везли по дороге большой миномет. Очевидно швейцарская армия проводила какие-то учения. В горах слышались пушечные выстрелы, автоматные очереди. В воздухе моталися вертолеты.

Вскоре Барсуков спустился к озеру и въехал в небольшой городок. Он сразу же причалил к супермаркету, приобрел воды и пищи, и устроился за столиком под зонтом от солнца.

К магазину подошли несколько солдат. Распаренные, красные, явно страдающие от жары. Они купили по бутылке местного лимонада и уселись прямо на асфальт у стены заведения. И тут случилось нечто непривычное для Барсукова. Многие женщины, выходившие из маркета, подходили к воякам и одаривали их то чипсами, то йогуртом, то конфетами. При этом между ними шел веселый разговор.

Барсуков понял: швейцарцы свою армию любят. До этого он ничего не знал об армии Швейцарии. Теперь же ему захотелось ликвидировать этот пробел. По прибытие домой он сразу же полез в поисковики с вопросом: «Что есть Швейцарская армия?» Поисковики ответили.

В Швейцарии действует всеобщая воинская обязанность. Все здоровые мужчины от студента до президента проходят через казарму. И никаких льгот, отсрочек, отмазок. «Белобилетники» платят трехпроцентный налог на содержание армии.

Швейцарская армия (одна из самых больших в Европе) построена по милиционной системе. Поэтому все здоровые мужчины от 20 до 50 лет — военнослужащие, бойцы, готовые в любой момент с оружием в руках выступить на защиту своей прекрасной родины. «Альтернативщики» вместо военных упражнений убирают муниципальную грязь. Срок их службы в два раза больше солдатского.

В солдаты призывают на 90 рабочих дней, в течение которых новобранцев обучают в школах рекрутов. После окончания учебы каждый солдат приписывается к войсковой части по месту жительства Перед убытием домой ему отдают его оружие (карабин, автомат) с двумя полными магазинами, три комплекта формы на все времена года, снаряжение, бронежилет, каску. Все это он хранит у себя дома.

Горные стрелки

Демобилизовывают солдата в 50 лет. До этого он проходит в своей части 12 сборов по 2—3 недели каждый. Не следует обольщаться краткостью сроков службы. Эта краткость возмещается рациональностью и напряженностью военной подготовки.

Швейцарский солдат не занимается строительством, не убирает картошку, не разгружает уголь, не красит заборы, не моет посуду и даже не ходит в караулы. Всем этим занимаются сервисные и охранные частные компании. Курорт!

Однако, подъем в шесть часов и дальше сплошная война — стрельбы, марш-броски, строевая подготовка, физпподготовка, рукопашный бой, вождение, обслуживание техники, кроссы, отработка наступательных и оборонительных действий. Отбой в 23.

В Швецарской армии нет подлой «дедовщины», дезертирств, самоубийств, членовредительства и устаревших видов оружия.

А есть в Швейцарской армии отличная обученность и организованность, высокий боевой дух и патриотизм при первоклассном современном вооружении.

Во как! Даже президент пороходит службу. Барсуков с саркастичкской усмешкой представил наших упитанных чиновников и их надменных сынуль совершающих марш-бросок в полевой форме. Представил и понял, что если бы такое дело имело место быть в России, то не было бы в Российской армии «дедовщины», дезертирств, самоубийств, членовредительства и устаревших видов оружия. Не расстреливали бы солдатики своих сослуживцев и цивильных грждан, включая детей.

Конечно, не все в Швейцарии любят армию. Часть граждан хотела бы её ликвидировать. Но на такие хотелки существует в Швецарии референдум.

  Пацифисты из Женевы

Замутили ерунду.

Мол, зачем скучают девы

И парней со службы ждут?

Мол, зачем нам танки, пушки?

Не нужны они совсем.

Все соседи — просто душки

И за нас сам дядя Сэм!

«Хорошо, — сказали власти, —

Мы объявим плебисцит».

Крикуны раскрыли  пасти:

«Голосуй как бог велит!

Мир, любовь послал нам Боже,

Завещал нам: «Не убей!»

Обижать Отца негоже.

Голосуй за «голубей»!».

«Нет! — сказали дружно свисы, —

В мире «ястребы»  не спят».

На народном плебесците

Голоснули за ребят.

За ребят, что в форме дружно

С пушкой лезут на ледник,

За ребят, что если нужно,

Разнесут вражину в миг.

Брат Клаус

Брат Клаус

Высокий мост («Hohe Brücke») — это красивое деревянное сооружение, снабженное крышей. Он перекинут через глубокое ущелье, по дну которого бежит ручей. Барсуков уже пару раз проезжал по этому мосту на велосипеде и оба раза удивлялся наличию на его перилах венков.

Местные жители объяснили природу такого явления. В народе этот мост называют Мостом самоубийц. С его перил регулярно сигают в пропасть нсчастные люди (в большинстве случаев — девушки). И хотя власти натянули с обеих сторон моста над пропастью стальные сетки, это не стало заметной помехой для желающих расстаться с жизнью.

Барсуков последовал к Высокому мосту вовсе не для того, чтобы заглянуть через перила в манящую глубь темной пропасти и не для того чтобы опробовать прочность стальной сетки. Вовсе нет!

Он знал. что от Высокого моста имеется путь (weg) в деревню Флуэ, которая считается святым местом. Там около 500 лет тому назад родился, жил и почил св. Николай Флуэзский (Св. Николас из Флуэ). Соотечественники звали его и до сих пор зовут Братом Клаусом.

Личность Св. Клауса была симпатична Барсукову, поэтому он решил посетить места, где жил и проповедовал этот святой.

В христианском лексиконе есть несколько понятий обозначающих значимых, почитаемых персон:

— великомученники — это те, которых за веру обезглавливали, распинали, скармливали львам (Св. Георгий Победоносец, Св. Пкраскева Пятница),

— страстотерпцы — это добродетельные люди, которых злодеи лишили жизни (Св. Борис и Глеб, Св. Николай Второй),

— подвижники — это странные люди, которые либо стояли на столбе, либо питались насекомыми, любо носили не теле цепи (вериги) и т.п., то есть, сами себя мучали (Симеон Столпник, апостол Петр),

— преподобные — это святые, угодившие богу своим монашеским подвигом (Серафим Саровский, Евфросинья Полоцкая),

— праведники — это смиренники, ведущие праведную жизнь (Праведник Иаков, Праведница Мариам),

— блаженные — это святые которые лицезрееют Бога на небесах (Блвженный Августин, Симеон Блаженнвй).

Однако ни одно из этих понятий невозможно было применить по отношению к Клаусу.

Николас жил в деревне Флуэ, что над Зарненским озером. Он был зажиточным крестьянином, уважаемым членом общины (исполнял должность судьи). Жил себе да жил. Нарожал десять детей. А в пятьдесят лет что-то щелкнуло у него в голове.

Он оставил семью, соорудил в лесу хижину и стал вести отшельническую жизнь. Однако, в отличии от классических отшельников, он не порвал с миром, а наоборот. Он регулярно приходил в семью и принимал участие в сельскохозяйственных работах. Он с охотой общлся с паломниками, которые шли к нему не переставая.

Николас не совершал чудес, не исцелял больных, не пророчествовал. Он внимательно выслушав беды того или иного поломника, давал умные советы.

Скит Клауса с часовней, построенной крестьянами.

Однажды его совет спас Швейцарию от развала. Кантоны шибко переругались и решили разделиться. Встревоженный Николас написал письмо съезду представителей кантонов. После заслушивания письма кантоны пришли к соглашению и больше не ссорились.

Святой Николас считается покровителем Швейцарии, защитником кантона Обвальден и патроном папских гварддейцев.

Барсуков побывал во Флуэ, где сохранился дом в котором родился и жил святой, затем спустился к его скиту, состоявшему из хижины и чвсовенки, а затем отправился в Заксельнскую церковь, где покоились мощи святого.

В Заксельне чтят память святого. Там имеется «Музей брата Клауса», на центральной площади установлен над оригинальным водоемом бронзовый портрет св. Николаса в виде большого барельефа. Книги, брошюры, открытки.

Полностью выполнив запланированную туристичкстую программу, Барсуков направился домой.

Он шел через темно-зеленые луга, которые в сплошную покрывали горные склоны. Фермеры их косили не менее трех раз за лето. После каждого сенокоса они, используя специальные машины, разбрызгивали, рзбрасывали на луга все, что скопились на скотных дворах. От такого мероприятия над Средней Швейцарией двое суток витал запах коровьего хлева.

Он шел через чистые, ухоженные деревни с добротными трехуровневыми домами, с окон которых свисали красные и оранжевые цветы. Во многих дворах были установлены мачты с флагами либо Швейцарии, либо кантона Обвлальден. Порядок и благоустроенность. Зелень и цветы.

Дорога пошла в гору. Сердце стало гулко бухать. Баосуков шел и мучительно вопрошал сам себя: «Господи! Что же нужно сделать, чтобы Россия жила хотя бы в половину так как Швейцария!?»

Сердце бухало все сильнее и в такт его буханию сначало невнятно, а затем все четче и четче зазвучала в голове ритмичная речёвка:

«Немцев учит немец, свисов учит свис,

Только русских учат понзер и сваниз»

И снова:

«Немцев учит немец, свисов учит свис…»

Барсуков затряс головой, чтобы странная речевка отлипла, но она не отлипала. «Что за наваждение, — подумал наш турист. — Уж не Брат ли Клаус дает мне намек? А на что?»

Барсуков стал размышлять. Наконец до него дошло: не должны инородцы учить Россию как ей жить. Не должны вещать со всех экранов. Не должны определять, что издавать, что нет. Пусть этим занимаются свои умники.

Для этого следует законодательно определить, что ответственные должности в СМИ, в издательствах, в средней и высшей школе дожны занимать люди титульных российских наций: татары, русские, карелы, башкиры и т.д., и не додпускаться на эти дожности люди, имеющие историческую родину за пределами России: французы, грузины, евреи, украинцы и т. д.

Конечно, это никакое не новшество. Например, в Грузии на указанных должностях все сплошь грузины, в Эстонии — сплошь эстонцы, на Украине — сплошь украинцы. Не пора ли и России перенять эту прогрессивную тенденцию?

Тогда наверняка сойдет на нет злобная сталинофобия, откровенное проамериканское жополизство, наглый антируссизм. Тогда наверняка будут крепнуть связи между нациями, населяющими Российскую федерацию.

Так думал Барсуков. И мечтал:

«Вышел Ёся из тумана

Вынул молот из кармана.

Русофобам-горлопанам

Учинил большой облом.

Самым громким пустолайкам

Он открыто, без утайки

Врезал молотом по яйкам

И отрезал их серпом.»

Бронзовая память

Берн. Мать Гельвеция

В познавательных целях посетил Барсуков и Цюрих, и Берн, и Женеву, ну и Люцерн, само собой. Города, конечно, очень интересные. И старины в них полно, и занимательных новоделов. А многое просто изумляет.

Например, самый старый в Европе крытый деревянный мост со 111 картинами, расположенными под крышей на всем его протяжении, или в центре города большущее углубление, в котором живут бурые медведи, или многометровый деревянный стул со сломанной ножкой. А еще средневековые замки, башни, стены, соборы, фонтаны, монументы.

Кстати, о монументах. Барсуков обратил внимание на то. что монументов-то в швейцарских городах очень мало. В Люцерне только один — «Умирающий лев». В столице, в Берне монументов побольше, но тоже не густо: памятник основателю города герцогу Бертольду V, статуя Рудольфа, победителя в битве при Лаупене, аллегорический монумент Гельвеция, и всё. В других городах — та же картина.

Да! здесь Швейцарии далеко до России. Только в одной Москве столько памятников понаставлено, что просто глаза разбегаются. И поэтам, и клоунам, и танцорам, и водопроводчикам, и певцам, и попам, и т. п. То ли земли в Москве много, то ли бронза нынче дешёвая.

Ещё только 17 лет двадцать первого века прошло, а москвичи уже подсуетились и воздвигли в своем городе более 10 бронзовых монументов. Какие же великие личности удостоились такой чести? А вот какие:

1. Патриарх Ермоген — поп (2013),

2. Булат Окуджава — бард (2002),

3. Юрий Нликулин — клоун (2000),

4. Елена Гнесина — пианистка (2004),

5. И.А.Бунин — поэт (2007),

6. Братья Иканникий и Софроний — попы (2007),

7. Евгений Леонов — актёр (2001),

8. Александр Второй — император (2005),

9. Иосиф Бродский — поэт (2011),

10. М.И.Цветаева — поэтесса (2007).

Ну, очень феноменальные и исторически значимые персоны!

Александр Петрович, приятель Барсукова, скудность монументальной пропаганды в Швейцарии истолковал следующим образом:

— Скорее всего им ставить памятники некому. Дефицит достойных, знаменитых персон.

— Не скажите, Александр Петрович. Разнообразных известных творческих личностей, которым по московским меркам следует ставить памятники, в Швейцарии полно. Да, что там творческие личности?

Вильгельм Телль — легендарный народный герой. Тем не менее, на всей Швейцарии ему возведен только один памятник. В Альтдорфе. А великий математик Леонард Эйлер? Уроженец Базеля. В Петербурге стоит его бюст и в Берлине тоже, а в Швейцарии нет ни одного памятника Эйлеру. И Жан-Жаку Руссо нет, и братьям Бернулли, и Карлу Юнгу, Марату, Корбюзье. Все они — знаменитые швейцарцы. и все они обойдены вниманием скульпторов. Нет, здесь десь что-то другое.

— Что же это другое, уважаемый Алексей Георгиевич?

— Я думаю, что здесь все дело упирается в отсутствии нобилитета.

— Не понял.

— Крестьяне да ремесленники памятники не ставят. Денег нужно много. Этим занимаются аристократы: князья, графья, цари, правители. Вон в Петербурге: «Петру Первому от Екатерины Второй» — всё ясно и понятно.

Швейцарцы же ликвидировали в свое время местных аристократов вот и некому стало заниматься возведением памятников. Правда, монументализмом, помимо аристократов, может увлечься и госудврство. и богатые люди: промышленники, купцы, банкиры. Такие люди в Швейцарии были и есть. Но швейцарцы — прагматичный народ: зачем тратить деньги на бесполезные для бизнеса затеи?

Здесь Алексей Георгиевич был не совсем прав. Так в 1999 году швейцарские банкиры профинансировали создание конного памятника Суворову и установку его в самой высокой точке перевала Сент- Готард. Что их подвигло на такой шаг трудно сказать. Есть мнение, что так они хотли повысить туристический интерес к бедому кантону Ури.

Автором памятника является скульптор Тугаринов, которого пригласила коммуна Сент Готтард. Тугаринов изобразил полководца очень реалистично.

На тощей лошади сидит иссохший от болезней и недоедания семидесятилетний старик. Немощность Суворова особенно видна на фоне коренастого горца-проводника, ведущего в поводу лошадь полководца.

Кроме этого монумента Тугаринов создал еше один конный памятник Суворову, который, благодаря местному жителю Штурму, установлен в Эльме.

Дополняют указанные мемории два бюста Суворова и несколько памятных досок.

И всё это, вместе с главным суворовским монументом у Чертова моста, двенадцатиметровым крестом, высеченным в 1898 заботами русского правительства прямо в скале, которую швейцарцы передали России, свидетельствует об исключительно уважительном отношении швейцарцев и к Суворову и к русским солдатам.

И это несмотря на то, что швейцарцам в начале века очень не повезло в России. Их корпус, в составе наполеоновской армии, храбро сражался с русскими. Именно швейцарцы держали переправу через Березину, обеспечивая эвакуацию французов из России. Из десяти тысяч швейцарских парней домой вернулись 400 человек

И все-таки финансирование возведения памятника Суворову на Сент-Готарде — это эпизод, случайность. Ни правительство, ни частные лица в Швейцарии монументоманией не заражены. Не то, что у нас!

Продолжая беседу, Александр Петрович отметил:

— У нас-то на монументы денег не жалели. Только Ленину столько памятников понаставили, что и не сосчитать.

— Почему не сосчитать? В Москве живёт Дмитрий Кудинов, большой специалист в вопросах ленинианы. Он сосчитал. Так по его данным только в Москве Ленину было воздвигнуто не менее 200 памятников. Сохранилось до нашего времени чуть более 100, — парировал Алексей Георгиевич.

Молодец этот Кудинов! Он собрал фотографии и описания 7000 российских памятников Ленину. Это очень здорово. Конечно, большинство скульптур можно отнести к типовым проектам, но кроме них имеется масса оригинальных и даже выдающихся творений. До рыночного периода многие города союзных республик тоже украшались статуями и бюстами Ильича. Так, например, на Украине их было воздвигнуто до 5 500 штук. Правла, к нашему времени сохранилось только 900. Их сносят. А может быть уже совсем все снесли.

И чем это Ильич не угодил хохлам? Вроде ничего плохого не делал, а наоборот: даровал государственность, прирезал Украине четыре русских области. А, вот подишь ты. Какие-то неблагодарные они, непорядочные.

В данном вопросе коренное отличие швейцарцев от нас. В Швейцарии за всю её многовековую историю не снесен ни один памятник.

Так что в деле монументолизации тщательнее нужно быть, товарищи, внимательнее.

     Идолов свергают, идолов взрывают

     Ах! Как некрасиво, дамы, господа!

     Это от того, что плохо выбирают

     Тех, чтобы стояли здесь и навсегда.

Будем как свисы

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 429