электронная
60
печатная A5
268
12+
Фотография

Бесплатный фрагмент - Фотография

фантастическая повесть

Объем:
42 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-7586-4
электронная
от 60
печатная A5
от 268

Глава 1. Торговец мечтами

— Какая же у него была профессия? Никак не вспомню.

— Бухгалтер?

— Да нет… Почему сразу — бухгалтер?

— Может, менеджер? Те часто с ума сходят.

— Вот, точно! Только не менеджер, а продавец. Нет, не продавец… торговец, да, торговец!

— И чем он торговал? — Лялька поставила на блюдце допитую чашку чая.

— И не вспомню даже. Что-то нереальное продавал, нелепое — то, что и продать нельзя.

— Поняла — он шарлатан, что ли? Какой-нибудь новоявленный потомственный колдун, эдак в двадцатом поколении? Сейчас их много развелось. Напридумывают себе всякого потустороннего, а потом крыша едет.

— Знаешь, Лялька, я тоже сначала так подумала — странный он такой. И потом — нельзя же торговать мечтами. Вот! Вспомнила! Он был торговцем мечтами.

— Мда… Точно шарлатан. Или ещё чего хуже — мошенник, что, в принципе, одно и то же…

Лялька с трудом подняла из кресла грузное тело килограмм в сто двадцать и, переваливаясь на больных, испещрённых варикозом ногах, побрела на кухню, захватив фарфоровый чайник:

— Новый заварю, ещё попьём.

Я сижу, разглядываю Лялькину гостиную — мне у неё нравится — всё так стильно обставлено — с потугой на барокко — креслица и диванчик такие резные — голубой габардин и белое дерево с позолотой. Опять же сувениры на полочках стоят со всего света, где она побывала. А у меня дома сплошной «хай-тек» — дизайн, на который пришлось согласиться по настоянию моих мужчин. И что теперь? Они разлетелись по всему свету, а я осталась жить в аскетичном обилии стекла, пластика и металла, словно в казарме.

Я вздохнула — как домой не хочется.

— Эля, ты же никуда не торопишься? — тут же донёсся из кухни голос Ляльки, словно чувствуя мой вопрошающий взгляд через стену.

— Нет, до работы ещё восемь часов. Я может, вообще у тебя переночую. Если ты не против.

Конечно же, Лялька не будет против — она же моя старшая сестра. И хотя ей уже пятьдесят, и она из хрупкой девушки превратилась в огромную мадам с короткой стрижкой блондинистых волос, с полным боевым комплектом — мужем и двумя детьми, для меня она всё равно остаётся Лялькой.

Сын и дочь сестры благополучно выросли, выучились, женились, обзавелись своими детьми и покинули родину — Яна умотала на ПМЖ в Чикаго, а Станислав — во Флоренцию, также навсегда, подальше от родной страны, чем оба очень печалили Ляльку.

Муж, правда, никуда не делся, но, как подобает натуре художника, вечно пребывал в творческом кризисе, и, ожидая пришествия Музы, лежал на диване в детской, глядя в потолок, а чаще — блуждая по социальным сетям в планшетнике. Временами Муза возвращалась в лице возмущённых заказчиков, напоминающих о срывающихся сроках, и он уносился в мастерскую, которая находилась на мансардном этаже этого же подъезда, и писал картины одну за другой, выдавая если не шедевры, то вполне приличные картины, радуя обеспокоенных отсутствием заказанных картин галеристов. И когда банковские карточки взбалмошного семейства пополнялись приличными суммами гонораров, глаза Ляльки начинали томно блестеть сытой поволокой, движения её становились величественней, и она отправлялась в различные круизы, путешествовать по миру, непременно навещая своих детей.

И каждый раз, приезжая домой, она обнаруживала своего мужа на диване в бывшей детской, выдохшимся от фонтанирующего вдохновения и последующего затем беспробудного пьянства в её отсутствие. Пьянство пресекалось, Лялька ставила благоверному капельницы, чтобы избавить его от белой горячки, ибо по профессии она тоже врач, как и я.

Вся её жизнь состояла из периодов — от кризиса, до кризиса. Разве можно в такой нервной обстановке работать?

Лялька и не работала. Вообще никогда. Ибо быть женой талантливого художника — это уже великий труд.

Теперь был именно тот момент, когда Лялькин муж написал несколько картин, принявшись за следующую, а галеристы, выдохнув с облегчением, продали картины заказчикам, переведя на счёт семейства солидную сумму. В общем, деньги появились, и сестра пригласила меня в гости на тортик, отметить её отъезд в Италию, где у неё родился второй внук. На тортик, так на тортик. Тем более выходной, а дома пусто.

Я, как и Лялька, практически одинокая сорока …летняя мадам. Нет, муж и сын у меня есть — всё как положено. Я построила дом, то бишь квартиру, увязнув в ипотеке, вложив немереные средства в строительство жилого комплекса для военнослужащих, желая увеличить положенные бесплатные квадратные метры; вырастила сына; посадила возле подъезда дерево. А перед этим намоталась с мужем по гарнизонам, пока он поднимался по карьерной лестнице офицера ФСБ. Сын пошёл по стопам папочки. И вот теперь уже мой возмужавший ребёнок уехал со своей молодой женой, проходить службу на краю света, в гарнизоне под Уссурийском. Муж уже несколько месяцев в Сирии, где обострились боевые действия… В общем, одно расстройство. После института я не закончила ординатуру — мужа срочно вызвали в часть на Дальний Восток — так и осталась с неоконченным высшим медицинским. Но всё же работала по специальности урывками, во время вечных переездов.

И когда осели в родном городе — тоже было полно дел — с обучением сына, со строительством квартиры, с её обустройством, и было как-то не до работы.

Но вот мои мужчины разъехались, и я от тоски прямо на стены полезла. Чтобы время шло быстрее, решила устроиться по специальности — врачом. Пошла в «контору» мужа, откуда направили меня на закрытый объект — нашлась вакансия младшего врача в психиатрической клинике, которая на деле оказалась секретным научно-исследовательском центром. Заставили меня подписать множество документов о неразглашении, об ответственности, об отказе от претензий и так далее, и тому подобное…

Почему меня допустили до работы на сверхсекретном объекте? Наверное, оттого, что у меня была безупречная репутация, а ещё потому, что я многие годы была под колпаком у спецслужб, которые, конечно же, неустанно отслеживали моральный дух офицеров ФСБ и их родных.

***

Вот то, что я сейчас буду рассказывать — не для слабонервных. Если вы мне не поверите — без разницы. Даже вижу, как вы у виска пальцем крутите. Ну, да и ладно. Может, и хорошо, что не поверите. Я просто хочу душу отвести. Сама до конца не верю, что подобная история со мной произошла.

***

Приступив к работе в клинике, я сразу поняла, для чего столько предосторожностей. Психушка оказалась не совсем обычной. Да абсолютно необычной! То есть, там содержались не совсем люди. Да что там — даже не знаю, как и назвать эти странные существа, которые были заключены в человеческую оболочку.

Как мне объяснили — определённые структуры отлавливают среди людей инопланетян, иномирных существ из параллельных измерений, тварей пекельных миров и так далее — тех, кто, маскируясь под человека, преследует свои личные цели — кто питается плотью людей, кто их чувствами, мыслями, энергией, а кто и вообще пытается захватить планету или уничтожить земное человечество…

В общем, выловленных тварей обезвреживают, не давая им выйти из телесной оболочки, которая мгновенно становится для них тюрьмой. А затем помещают в «клинику». Консилиум учёных врачей определяет дозы транквилизаторов для того, чтобы тварь не вырвалась из тела, и чтобы её можно было спокойно изучать. Как правило, существа не идут на контакт со следователями из структуры — люди для них неразумные твари — мы ведь тоже не понимаем язык медуз или пауков, и…

Сначала я, конечно, была в шоке, но видя, как обыденно ведут себя сотрудники клиники, постепенно перестала ощущать страх и недоумение. В мою компетенцию входил ежедневный терапевтический осмотр тварей — их телесной оболочки, чтобы та не подвергалась простейшим заболеваниям.

Я делала обход в самое спокойное для них время, когда основные инъекции были сделаны, а опыты ещё не начались.

Большинство «пациентов» сидят в своих палатах, накачанные транквилизаторами. Но даже убойная доза сдерживающего «успокоительного» лекарства не скрывает их чудовищную сущность. Большинство из них похожи на людей, но некоторые…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 268