электронная
400
печатная A5
697
18+
Флаер в Рай

Бесплатный фрагмент - Флаер в Рай

Эффект Трикстера


5
Объем:
502 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2515-0
электронная
от 400
печатная A5
от 697

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«То, что даёт смысл нашим поступкам, всегда для нас нечто тотально неведомое»

«Невыносимая лёгкость бытия»

Милан Кундера

Новый хранитель

Мужчина выбежал из здания небольшого отеля и помчался к тёмной машине. Но не успел он завести двигатель, как из окна высунулась девушка:

— Сандер! Ничего не забыл? — звонко смеялась она, держа над головой увесистую кожаную папку, — Давай назад! Думаешь, мы не заметили, что ты сбежал?

Он вмиг оказался под окном.

— Наир! Скинь, милая! Я и так три дня с вами прошляпил!

— Поднимайся!

— Ржавый ёжик! Наира! Меня ж уволят, ещё и не утвердив!

— Оох, ладно, — она бросила папку. — Не будешь отмечать раньше времени!

— Благодарю, звезда моя! — почти у земли Сандер подхватил папку, комично послал Наире воздушный поцелуй и побежал обратно к машине. — Люцифер уроет, к чертям!

Ругаясь на всех языках, какие знал, он гнал по дороге, причём объектом злости была собственная глупость: уже два дня, как он должен был поступить в распоряжение городового Санкт-Петербурга. И он даже приехал сюда, но очаровательный дом в пригороде приманил и не отпускал. Сандер настолько загулялся с друзьями, что вспомнил о встрече, только когда прозвучал тост в честь его назначения на должность.

Судя по всему, его предшественник — Айдар отличался терпением. Но скорее, демон, служивший хранителем Петербурга с начала двадцатого века, не собирался портить приятельские отношения с Люцифером. Дьявол по дружбе пообещал подобрать кандидата на смену. Несмотря на то, что обычно демон должен искать себе замену (логика проста — «тебе надо — ты и делай»), Люцифер сам всё устроил и всех предупредил. А Сандер опоздал на два дня, и уже представлял, как разнесёт его дьявол за подобный саботаж.

Благо в их распоряжении хорошие машины — уже через полчаса демон прибыл в Петербург. Остановившись перед гостиницей, где Айдар жил последние месяцы, он оставил машину и вышел на улицу. Декабрьская слякоть отвратительно зачавкала под ногами и Сандер снова выругался.

— Ну, точно сейчас по шее получу! — обречённо ворчал он, на ходу просматривая папку в поисках человеческих имён — своего и начальника. — Что за день, чёрт, что за день!

Сам не заметил, что уже вошёл в холл гостиницы. Имена всё ещё оставались загадкой, когда из сосредоточенных поисков его выдернуло звонкое и доброжелательное:

— Здравствуйте! Я могу вам помочь?

Демон поднял глаза и тут же расплылся в улыбке: из-за стойки регистрации на него смотрела красивая девушка со статью балерины и учтиво ожидала ответа.

— О! Здрасте, — Сандер вмиг понял, что поиски можно сделать приятнее, а то и вовсе обойтись без них. — Я ищу человека, мужчину, высокий такой, чернявый… — начал он, и заметил, как в лице девушки мелькнула печаль.

— Простите, — вежливо ответила она с нотками грусти в голосе, — Мы не даём информации о постояльцах.

— Ах, какая жалость, — Сандер не переставая улыбаться, облокотился на стойку и наклонился к девушке. — Может быть, вы мне тогда просто поможете найти документы?

Она уже собиралась присоединиться к поискам, как вдруг подошла её коллега.

— Добрый день, — приветливо, но строго по делу обратилась она к посетителю, — Вы на встречу? Будьте любезны, ваш паспорт.

— Да! На встречу. Паспорт! Паспорт.… Вот как раз его и ищу, он был здесь, — демон снова стал рыться в папке, — Впопыхах собирался, на самолёт чуть не опоздал.… О! Пожалуйста.

Он протянул документ девушке, но строгая перехватила, быстро глянула в паспорт и вернула со словами:

— Номер 163, вас ожидают.

— Ух. Как строго тут у вас, — удивился Сандер, отстраняясь о стойки. — Благодарю.

Демон сгрёб все бумаги обратно в папку и, подмигнув доброй девушке, помогавшей ему, попятился к лифту.


— Запомнила, в каких случаях вопросы решать вместе?

— Что там помнить-то! — возмутилась девушка и, загибая пальцы, начала перечислять, — Если ваши в отчёте по косякам напортачат: там лишнее припишут или листов будет не хватать, если спорная душа. Если проблема крупная и надо с верхушкой связываться, то сначала извещаем вас и Сашок с вами…

— Не со мной, — устало поправил её демон.

Айдар сидел за рабочим столом, откинувшись в кресле, и водил пальцами по лбу, уставившись на угол стола. Во всей позе было видно, как его выматывает происходящий диалог.

— Ну, с тем, кто на месте вашем будет! — притворно раздражаясь, проговорила она, — Короче, едет к Асмодею, Сатане, Каспарушке…

— Каспару. — снова перебивая, поправил демон. — Он демон убийства, а ты его пшёнкой какой-то обозвала.

— Айдар, не придирайтесь! Короче, едет к главному по греху, и с ним уже разбираются, насколько всё запущено, и можно ли повернуть к лесу задом…

Демон устал от её звонкого голоса и быстрой речи, а девушка тем временем продолжала мельтешить от стены к стене. Айдар, не дождавшись преемника на месте встречи, отправился к себе и решил, что есть время проверить и проконсультировать помощницу ангела. Но эксцентричность и громкость девушки за какие-то два часа уже неимоверно утомили его.

— Хорошо. Далее, — сказал он, — Когда вы не должны вмешиваться?

— Когда идёт проверка.

— Точнее, — сказал он, понимая, что вызывает этим ещё больший поток слов.

— Если вы проверяете человека. В это время всё хорошее, что делает человек, вплоть до отказа от дурного, и всё плохое, даже мимолётная мысль, фиксируется у человека на подкорках; демоны искушают, но ангелы не имеют права вмешиваться, — со вздохом раздражения пояснила она и добавила, — Это кстати, нечестно!

— Не тебе решать. Мы проверяем их, а не вас. Что будешь делать, если заметишь, что…

Раздался стук, одновременно открылась дверь, и показался Сандер.

— Разрешите?

Айдар жестом пригласил войти, однако не оторвался от разговора. Ангел прослушала вопрос — отвлеклась на высокого симпатичного брюнета, с некоторой наглостью в походке и безмерным обаянием в улыбке. Сандер тоже не оставил без внимательного изучающего взгляда девушку: средний рост, аккуратная женственная фигура, игривая стрижка-каре, большие, подведённые глаза с длинными ресницами. Глаза безумно красивые, Сандер даже не сразу заметил, что девушка сейчас рассмеётся тому, как он изучает её.

— Юлика! — прикрикнул Айдар, пытаясь вернуть внимание девушки.

— Ась? — отвлеклась она от нового предмета.

Демон решил, что познакомив будущих коллег, ему будет легче вести разговор.

— Юлика, это Сандер. Возможно, именно он будет вместо меня, — представил Айдар. — Сандер, это Юлика, она помощница ангела, с которым ты будешь работать, возможно, — снова подчеркнул он.

— О! Так ты ангел? Прикольно! — улыбнулся Сандер, глядя на девушку.

— Ааа! А ты тот раззвездяй, который опоздал на встречу? — усмехнулась она, когда демон склонился, чтобы поцеловать ей руку.

— Ой! — отрешённо глядя вниз, с неизменной улыбкой проговорил он, — Я, кажется, оглох на одно ухо.

Юлика звонко рассмеялась, и демон решил, что второй орган слуха тоже повреждён.

— Вернёмся! — строго сказал Айдар. — Что будешь делать, если заметишь, что кто-то нарушает правила общения с людьми?

— Пф! Извещаю Александра и, возможно, этого. А в моменте сама подзатыльник влеплю.

Айдар вздохнул, но продолжил:

— Далее. Отчёт?

— Отчёт раз в год ответственному по стране, затем в архив, лично Берии, — со вздохом ответила Юлика.

— Баалбериту… — поправил демон. — Что в отчёте?

— Все основные или содержащие важные изменения события города, прорывы в знаниях, подвижки в достижении общей цели, ну и косяки ваши, наши и человеческие.

Сандер, молча, наблюдал за ними. Девушка показалась ему яркой личностью, а также громкой и несколько неуравновешенной, за что мгновенно причислилась к списку очень нежных и чувствительных особ.

Айдар продолжал задавать ангелу различные вопросы, и она на все отвечала без запинок, со знанием дела, хотя и речью далеко не ангельской. Демона, судя по всему, устраивали её ответы. Сандер сидел на диване и осматривался. Айдар занимал номер в гостинице, в несколько комнат, обычный люкс на одного. Несколько окон и балкон выходят на канал. В комнате, где они находились, большой диван, пара кресел и письменный стол, заваленный бумагами, работу над которыми, судя по всему прервали; несколько высоких шкафов с затемнёнными толстыми стёклами, явно не входившие в изначальную обстановку, говорили о том, что помещение арендовано на длительный срок.

— Всё, — сказал Айдар. — Проблем не вижу. Иди.

— Да? Окей, счастливо! — Юлика не заставила себя упрашивать, резко развернулась на каблуках-шпильках и, махнув на прощанье вскочившему Сандеру, вышла за дверь.

Айдар поднялся из-за стола, прошёлся по комнате, потянулся. Он выглядел лет на пятьдесят, может, даже больше, высокий, но слегка сутулый брюнет, без тени улыбки на смуглом скуластом лице. Они не были знакомы лично, и Сандер пока не понимал, как вести себя, так что просто молча стоял в ожидании момента. Злить возможного предшественника хотелось меньше всего — достаточно и опоздания.

— Теперь ты, — Айдар повернулся к демону

— Я! — по-армейски откликнулся Сандер.

— От Люцифера что-нибудь есть?

— Нет, ничего не передавал.

— Странно, обещал характеристику твою, но ещё не прислал. Ну, хорошо, — он будто скинул с плеч невидимую тяжесть и продолжил разговор, — Что знаешь о людях?

Сандер подозрительно посмотрел на демона.

— То же, что и все.

— Конкретнее, — несколько раздражённо сказал демон, — Я не буду передавать свои дела неизвестно кому. Я должен понять, подойдёшь ли ты. Думал, если тебя рекомендовал Люцифер, я проверять не стану?

— Всего делов! Я-то думал…

Айдар понял, что кандидат той же породы, что и Юлика, и приготовился обращаться к неприкосновенным запасам своего терпения.

— Итак, люди.

— Этап эволюции живых организмов на планете. Похожи на нас внешне, но с нюансами. Они мало восприимчивы к энергиям и, как правило, не могут работать с ними, вследствие чего, их жизнь циклична и после пика развития они начинают деградировать и разрушаться.

— Хорошо. В чём заключается наша работа с людьми?

— Помогаем им понять и исправить свои ошибки на пути осознания своего истинного назначения и места в мире.

— С людьми общался?

— Доводилось, — ответил Сандер.

— Значит, в курсе, по каким правилам играем с ними.

— Конечно: без крыльев и фокусов, выходящих за рамки физических законов, знакомых им.

Демон кивнул. Все так. Айдару понравилось, как молодой демон отвечал на вопросы: быстро, чётко и фактически не задумываясь.

— Думаю, твоё обучение много времени не займёт, — сказал он, доставая телефон.

— Значит, я принят?

Айдар кивнул; он сделал пару безуспешных попыток дозвониться до Люцифера и снова вернулся к улыбающемуся преемнику.

— Ещё мы не должны изменять мироздание, — блеснул Сандер.

— Да, — негромко согласился Айдар. — Подойди, — он достал из ящика стола ключ, затем вместе с Сандером направился к большому шкафу.

Увидев несколько десятков старых толстых фолиантов, демон присвистнул. Айдар взял одну из книг и раскрыл.

— Смотри, — начал он, — Одна книга — один год. В ней указываются люди, наиболее отличившиеся. То есть…

— Замеченные с какими-либо нарушениями.

— Да. Вносить новую информацию и изменения могут только хранитель и его помощник, то есть ты. Информацию тебе будут доставлять другие демоны, те, что живут среди людей. Работают они исправно, но не вникай — там всё чисто и чётко, хотя и очень непросто. Твоя задача — хранить эти книги…

— Здесь больше сотни! На каждый год пребывания в должности?

— Да, — ответил демон, недовольный тем, что его перебили. — Каждый год сравниваешь с Александром количество своих штрафников и его — у него аналогичная библиотека, но на радующих индивидов. Если у тебя меньше или немного больше, то всё остаётся, как есть.

— А если больше?

— Тогда отправляешь в отпуска искусителей, пока ангелы не нормализуют каналы энергий и не восстановят баланс. То же самое после проверок: человека не трогать, пока ангел не восстановит его контакты с миром.

— То есть, если у него намного превосходит, то это нормально?

Айдар внимательно посмотрел на демона.

— Знаком термин «баланс»?

— Ну?

— Ну вот. Поработаешь с ангелами, много нового узнаешь. Это те ещё вселенские добряки и угодники! Дай им волю, они всё за людей делать будут. А людям вредно расслабляться, как ты знаешь, — ответил демон, захлопнул книгу и поставил обратно. — Процедуру сравнения мы с Арисом — это Александра предшественник — проводили в июне, вы можете договориться по-своему. Ещё есть журнал ведения отчётов. Его будет вести Юлика. Девчонка она шустрая и смекалистая. Кстати, мы вели книги, — он указал на шкаф, — а она всё с две тысячи третьего года вбивает в компьютер. Возьми на заметку, теперь всё к цифре идёт… Ещё полезный и допустимый момент: сам ты всё не потянешь — возьми помощницу.

Сандер, удивившись, посмотрел на него.

— Зачем?

— Чтобы отдыхать, — вздохнул он. — Не забывай возвращаться в Хадес и отдыхать от всего этого! Иначе будешь становиться похожим на людей. Пять-шесть дней в месяц, только не подряд. Это можно, ничего страшного за это время не случится, помощник вполне сможет проконтролировать. Лучше брать женщин.

— Почему?

— Могут подсказать неординарные идеи. Дальше! После того, как ты с Александром составляешь отчёт за год, там буквально лист и приложение по особо тяжким. — Айдар вздохнул, — Уже как прокурор говорю… — негромко пробурчал он и устало потёр глаза. — Так вот, после этого сдаёте Баалбериту отчёт. Дальше его работа. В сложных ситуациях иди к главному по нарушению, но часто к ним не обращайся: их мало, а проникаться своей работой они любят. Асмодея помнишь?

— Ещё бы! — широко улыбнулся Сандер, вспомнив демона разврата, но мысль быстро вернулась к работе, — Момент, как быть с перебежчиками?

— С кем?

— С этими… слово забыл… ну, с теми, кто из страны в страну.

— С эмигрантами, — подсказал демон, — Демоны следят за тем, что происходит в городе. Если петербуржец уедет с концами в Париж, то он тебе больше не нужен, а лист его нарушений передают в другой город по требованию. Но требования эти, как правило, приходят посмертно, чтоб всё разом в архив отправить. Это не твоя работа. Ты ведёшь город, а не людей.

Сандер кивнул, и тут у него громко заурчало в животе. Айдар обернулся.

— Есть и спать не забывай, — криво улыбнулся он, — Прячешь крылья — становишься человеком, а человеческие тела плотнее.

— Ну, да, помню.

— Предлагаю продолжить в ресторане, — сказал Айдар.

Сандер охотно согласился. На выходе из гостиницы городовой сделал демону замечание, заметив, как тот оскалился девушке в приёмной.

— С земными женщинами лучше не связываться, — сказал он, поднимая воротник пальто, когда они вышли.

— Почему?

— Сам подумай, вечно-молодой любовник не может остаться незамеченным.

— Я аккуратно, — хитро улыбнулся Сандер.

— Люцифер как-то тоже думал, что аккуратно.

Сандер усмехнулся, поняв намёк относительно антихриста. Они вышли на проспект, и Сандер понял, что раньше не замечал количество человек на метр в этом городе.

— Напрягает? — спросил Айдар, заметив поведение спутника.

— Нет, — быстро ответил тот, и добавил, провожая глазами ноги в высоких сапогах и джинсовой юбке, — Глаза разбегаются!

— Шею не сверни, — проговорил демон со вздохом. — В это время так постоянно: «час пик» называется. Полно людей, все куда-то спешат. И так пять дней в неделю, в выходные спокойнее. Не абсолютный покой, но проще. А в праздники наоборот, несмотря на общий позитив, люди умудряются такие вещи творить, что нам часто и работы больше. Если не нравится, ещё есть время отказаться.

— Нравится! — запротестовал демон, а сам подумал: «Ага, прошляпил время, ещё и отказом Люцифера подставить!» — Всё прикольно.

От Айдара не укрылась эта мысль, но он решил, что у Сандера есть остатки совести. К тому же, он спросил из вежливости: не радовала идея искать преемника за короткие сроки.

— С Люцифером давно знаком? — спросил он, и, получив, неопределённый ответ, добавил, — На время отчётов и собраний жаргон свой забудь.

— Понял.

— Предупреждаю, потому что он любит Питер проверять. Но, это уже с ним… — демон задумался, вспомнив что-то. — Он тебе даст задание, разберёшься.

Они пришли в недавно открывшийся ресторан; Айдар уже бывал здесь и прошёл к столу у окон, Сандер сел напротив и только теперь в полной мере увидел, насколько устал его предшественник.

За обедом Айдар рассказал о людях, о том, как изменилось население за последние сто лет, условия жизни и напомнил правила их существования в мире. Большую часть Сандер знал, но его порадовали новые факты отношений человека с религией. Последние поколения абсолютно не боятся дьяволов, демонов, стало гораздо меньше мифов и легенд о нечисти, в которые люди маниакально верили раньше. Сейчас всему ищут обоснование, оправдание, объяснение. Хотя, крайне трудно искоренить воспоминания о том, что живёт рядом тысячелетиями, хоть и бездоказательно. Люди по-прежнему верят в демонов, в ангелов, но появись те средь бела дня, усомнятся. Все живут ожиданием обмана, и то, что недоступно пониманию, большинство называет «фокусами».

Как и прежде, никакой власти над мирозданием у демонов нет: вносимые изменения ограничиваются тем, на что они могут вдохновить людей. Человечество по-прежнему творит окружающий мир своими силами, а демоны лишь наблюдают за ними, проверяют и по согласованию с ангелами, наказывают. За проступки человек карается ещё при жизни. После смерти же, если все испытания он прошёл с достоинством и научился на своих ошибках, демоны могут забрать его к себе, так сказать, принять в свои ряды. Таких людей очень мало — за всю историю человечества всего несколько десятков.

— Вроде бы, всё сказал, обо всём упомянул… — задумчиво проговорил Айдар, — Как у тебя с историей Петербурга?

— Неплохо, не попадал в неё, — улыбнулся Сандер.

— Давай так, даю тебе, скажем, три дня. За это время просмотри историю города…

— А что там смотреть-то? Триста лет.

— В наших архивах, — договорил демон.

— А-а… ну, если только так.

— Изучишь, какие методы применяли в отношении людей, что было, чего ещё не было. Голова у тебя свежая, сможешь проявить творческий подход. И по пригородам посмотри: Пушкин там, Красное село, Колпино…

— Клопино.

На лице Айдара отразилось, как сильно его сегодня утомили.

— Оставляй телефон и иди, займись делом. Документы ты в номере оставил? Пусть там и лежат. Никуда не денутся.

Они обменялись телефонами. Как только ушёл Сандер, демон с облегчением вздохнул.

— То ли я, действительно, от всего устал, то ли смена пошла такая активная. Чёрт возьми, один Александр адекватный! — проговорил он, оставшись один.

Через некоторое время к Айдару подошли двое мужчин; один примерно его возраста, а другой раза в два моложе. Старшие тепло поздоровались, молодой вежливо приветствовал демона.

— Забавно, а вы откуда?

— Юлика сказала, что ты здесь, — ответил старший ангел, — Вот, привёл тебе на краткий курс… — тут он заметил мученическое выражение лица демона, — Не вовремя?

— Разве для них есть «вовремя»? — проговорил Айдар и повёл ладонью в сторону Александра, — Забудь, Арис. Присаживайтесь.

— Вас, полагаю, Юлика утомила? — спросил Александр.

— У неё талант болтушки! — добавил Арис. В отличие от демона, он не выглядел столь утомлённым работой. Айдар вздохнул, искренне позавидовав ему.

— Согласен, — ответил демон. — Но у меня и после её визита была не менее горькая пилюля. Люцифер прислал протеже на моё место.

Ангелы переглянулись и Арис с улыбкой проговорил:

— Неужели Люцифер издевается даже над своими друзьями?

— Не то, чтобы издевается, — проговорил демон, — но чувство юмора не потерял.

— Всё так плохо?

— Нет, просто я подустал. Жаль, не знал, что вы придёте, он минут десять, как ушёл. Я направил изучить предыдущие работы.

— Правильно, — согласился ангел, — Пусть сначала свою область изучит, а потом уже… а потом уже Александр сам ему объяснит, как они будут сотрудничать!

Айдар уловил бодрость в голосе ангела. И, правда, предчувствуя скорое освобождение от должности, Арис едва не выдавал своё неземное происхождение.

— В смысле?

— Если ты проинструктируешь его сегодня, то я ему зачёл завтра.

— Ты сейчас не во временах русского языка запутался, верно? Арис, в силу своего происхождения, напоследок я обязан подбрить тебе крылья, — колюче улыбнулся демон, — Пусть придёт через пару дней.

— Может, сейчас ему всё расскажешь? Айдар, он сообразительный! За час успеете!

Демон вспыхнул:

— Где, чёрт возьми, твоё ангельское терпение и вообще! Я сегодня двоих маньяков общения инструктировал! Знаешь, в каком состоянии мой мозг!? Я невероятно хочу банально насладиться тишиной!

Арис с понимающей улыбкой выслушал его тираду; он немного расстроился, но пообщаться с двумя Юликами за день не пожелал бы и врагу.

— Жаль. Ну, ладно, тогда он придёт к тебе завтра, — согласился он.

— Пойдёт. Ты, кстати, не хочешь с моим побеседовать? — спросил демон.

— Александр сам справится! — уверенно произнёс Арис.

— Пойди выпей что-нибудь? — демон попросил молодого ангела оставить их и спросил, когда тот ушёл, — А ты вообще собираешься его проверять? И как, если не секрет?

— Представится случай, — уклончиво ответил ангел.

— Есть предложение, может, объединим их экзамены?

— Александра я уже несколько месяцев обучаю. Уверен, что твой справится? — спросил он.

— Сандер быстро учится, — заверил Айдар. — К Новому году будет готов. А в это время экзамены устраивать — милое дело. Наверняка, что-нибудь стоящее подвернётся.

Ангел задумался, передёрнул плечами и ответил:

— Ну, смотри. Жираф большой…

— Арис, надоел этой поговоркой! — перебил его Айдар.

— Пристало! Прости, — извинился тот, — Я подумаю, но, если честно, я бы хотел уже закончить это всё. Сам помнишь, какие события нам выпали.

— Да уж… — вздохнул демон. — Но проверять обоих сразу будет вдвойне интересней.

— Не спорю, это стоящее зрелище. И обещаю, подумаю.

— Если подумаешь хорошо, беру на себя отпуск, — продолжал уговаривать Айдар, — Отдохнём по-человечески!

Ангел рассмеялся; за проделанную работу им полагался продолжительный отдых. А если его берётся организовать демон, то он обещает быть ещё и незабываемым.

Знание — сила

Сандер отправился в Хадес, столицу демонического мира. Хотя, столица — это слишком громкое название. Весь Хадес или, как его ещё называют Пандемониум, это закрытый от случайных глаз густыми лесами и хребтом высоких гор дворец-отель, площадью с Эрмитаж и высотой в два. В одном здании расположено всё необходимое и не очень для демонов, включая жилые и рабочие помещения. Здесь есть даже крыло отведённое под не слишком нужную им медицину — демоны не подвержены большинству болезней, их иммунитету позавидуют тараканы — этот раздел науки им нужен только для понимания, как взаимодействовать с другими живыми существами. От ран и физических повреждений организм каждого демона лечит себя сам, если же необходимо ускорить процесс, то в Хадесе есть свой доктор — Уфир, разумеется, со штатом наимилейших подчинённых, один вид которых работает лучше всякой анестезии.

Также в главном здании находится кабинет Маммона — демона, ведущего все финансы жителей Хадеса. Маммон не приверженец классики и не особенный поклонник архитектуры, он — единственный, чьё рабочее место абсолютно не выглядит обителью демона. Но не всем нравится пустая, бездушная обстановка его кабинетов, это его личный способ сосредоточиться на работе — к Маммону приходят исключительно по делу.

На каждом этаже есть ресторанные помещения — обитель Дагона. Вероятно, это единственный кулинар в мире, занимающийся пищей со всей душой и к всеобщему удовольствию. Несмотря на то, что демонам еда необходима только, когда они принимают человеческий облик, рестораны Дагона никогда не пустуют.

Истории демонов не могут существовать отдельно от истории мира и человечества, поэтому отдел, создающий легенды каждому, проживающему среди людей расположился ближе к архиву. Архив находится на втором этаже, точнее здесь вход в него и кабинет Баалберита; вся история Земли, от первых стоянок людей до современных мегаполисов, от записи о первой драке кроманьонца за самку, до хронологий вековых подковёрных войн хранится здесь. Посетителей обычно мало, и тихо, как в библиотеке.

Сандер прошёл вдоль высоченных книжных шкафов, поискав взглядом раздел России, и мысленно поблагодарил весь мир, увидев Доминика. Мужчина на вид лет двадцати семи, с наиприятнейшей открытой улыбкой, раньше был человеком. До безумия любил истории, за литературу, что называется, мог, душу продать. А демоном стал относительно недавно — лет пятьсот назад. Баалберит понимал, что история не может считаться объективной, если ведётся лишь одной стороной, поэтому все труды человечества от карт и рукописей до книг, также старался сохранить. По примеру большинства демонов, заведующих основными направлениями в их деле, он взял себе помощников. И надзирателем за продуктами интеллектуального человеческого труда выбрал именно Доминика, зная земные заслуги того. И, действительно — во всём Хадесе не сыщешь никого, ориентирующегося в библиотеке Пандемониума так же хорошо как молодой демон.

Доминик сосредоточенно что-то искал в толстом фолианте и не заметил посетителя, поэтому Сандеру пришлось обратить на себя внимание:

— Привет!

Демон отвлёкся от книги:

— О, здравствуй! — он поправил едва заметные очки.

— Не подскажешь, по Питеру информацию, где найти?

— Тебе их историю или нашу?

— Обе, — обречённо ответил Сандер, понимая масштабы предстоящего чтения.

Доминик провёл его вглубь зала, откуда уже не было видно выхода, и указал на огромный шкаф с сотнями книг. Демон нервно сглотнул.

— Санкт-Петербург, Россия, верно? Тебе по работе? — вдруг уточнил Доминик.

— Ага. И вот теперь понимаю, почему меня так часто спрашивали, уверен ли я, что готов к этой должности! — протянул Сандер, не отрывая взгляда от полок, — Жесть!

Молодой демон рассмеялся:

— Сказал бы сразу, что новый городовой. Идём.

— А что, есть вариант? — спросил с надеждой Сандер, следуя за ним.

— Конечно, не перечитывать же тебе всю эту литературу, — улыбнулся Доминик.

Они вышли в другой зал, похожий на читальный.

— Садись, — сказал демон Сандеру.

Тот рухнул на красный диван, оглядывая обстановку. Вдоль трёх стен стояли всё те же исполинские шкафы с приставными лестницами, а четвертая вся состояла из витража, пропускавшего лишь необходимое для чтения количество света. Резные колонны, уходящие высоко под потолок, полы, мебель — всё из тёмного дерева; под ногами восточные ковры; низкие столики, различные диваны, кресла, несколько письменных столов, всё в одном стиле. Богемная библиотека.

— Держи. — Доминик принёс ему девять или десять книг разного объёма.

— Ага, то есть, читать всё-таки придётся…

— Не без этого. Но, согласись, — он кивнул на книги, — это гораздо меньше.

— Согласен. А что за картина? — Сандер кивнул на витражные окна. — Что-то знакомое, вспомнить не могу.

— Погоди, — сказал Доминик, снова метнулся к шкафам и через минуту вернулся с внушительных размеров фолиантом.

— А словами не мог объяснить?! — возмущённо воскликнул демон. Сандер открыл и пролистал книгу с середины. — Так бы и сказал, что Ветхий завет! Знаю, — он отложил фолиант подальше на диван. — Спасибо.

— Ты перепутал! Это наша хроника, с комментариями Баалберита и Алкиона, как связать вашу историю с любой религией мира. Петербург многоконфессиональный город, так что просвещайся! — демон исчез в дверях, спрятанных между шкафов.

Сандер ещё раз поблагодарил библиотекаря, взглянул на стопку литературы, взгрустнул и завалился на диван, взяв в руки первую брошюру. Это оказался отчёт одного из его предшественников. Прочитав его, Сандер задумался, глядя на яркие цвета витражной картины.

— Пару веков наблюдать белые ночи — не самый плохой вариант, — он открыл статистику и, заметив, как сократилось население в периоды войны, добавил, — Хороший способ снизить уровень шума. Жестоко, но что поделаешь. Будем надеяться, Юлика не расстроится. Красивый город. Интересный, чистый… Хотя, люди те ещё упыри… но где иначе… Нда, по ходу, работать мне в основном с Маммоном. Но добра в них всё же больше, и вера крепка. Вера… Тишкина моя жизнь! Сколько в этом городе религий! — Сандер бросил взгляд на фолиант, вздохнул и открыл большую тетрадь.

— Ух ты! Наши. — Он наткнулся на списки демонов живших в городе ранее.

Помимо возможности появляться в мире, они могут также, и жить человеческой жизнью — заводить семьи, работать. Недолго — пока не вызывают подозрений. Главный над ангелами, Михаил, счёл, что таким образом можно научиться понимать людей, их ценности, желания. Люциферу это не понравилось: несмотря на то, что всё, что перенимают от людей, отшлифовывают до идеального состояния, от этих предметов и вещей появляется зависимость и, соответственно, риск, что истоки забудутся. Даже не принимая в расчёт то, что демоны бессмертны, у них не бывает смен поколений, и каждый из них обладает безграничными познаниями и возможностями памяти, угроза есть всегда. Но быть противником прогресса не в интересах дьявола, а потому большая часть человеческих технологий и изобретений есть в обиходе каждого демона. Главным инноватором справедливо считается антихрист — единственный ребёнок в Хадесе.

Демон снова взглянул на картину: россыпи цветного стекла изображали несколько основных сюжетов из библии. Точнее, от сотворения мира по настоящее время, включая падение Люцифера и демонов. Легенда, подогнанная под человеческое восприятие. Когда Люцифер с Михаилом сочиняли этот эпос, он состоял лишь из историй явления чудес среди людей.

Чем дольше Сандер смотрел на витраж, тем интереснее тот становился. Что вначале показалось падением Люцифера, стало визитом с дарами знания, изгнание людей из рая, обернулось встречей Михаила с Деймосом и Лилит, а всемирный потоп — грандиозным весенним паводком Нила. Утопическое обретение царства небесного оказалось объединением всех демонов под началом Люцифера и созданием Пандемониума — места, ставшего «штаб-квартирой» и домом демонов, где можно просто жить, безо лжи и поправок на человека.

До того как Сандера рекомендовали Айдару, он, как и большинство демонов, искал явления и причины, способные родить в умах людей ещё больше злобы, чем есть. Это давалось ему легко и совершенно не отягощало существование, благодаря характеру. В силу этой же причины, чаще всех идеи от Сандера получал Асмодей. Несмотря на то, что теперь его ждёт совершенно новая область работы, Сандера нисколько не печалил факт смены деятельности.

— Медитация на ложь, — подумал вслух демон.

— Чего ж на ложь? — послышалось из-за спины. — Я тебе чтения добавлю, — и Айдар протянул ему ещё одну книгу. — Это за последнее столетие. Не напугали объёмы работ?

— Только население.

— Будь готов, это ещё демографический кризис считается, правда, это ненадолго. Заметь, я тебе все минусы говорю.

— Так уж и все? — прищурился Сандер.

Какой начальник, желающий поскорее передать дела, будет говорить все недостатки и проблемы. Айдар только улыбнулся и сел в кресло рядом.

— Обучением я тебя напрягать не стану — почти всю суть работы я тебе рассказал. Сделаем так: Александр объяснит тебе мелочи сотрудничества, а я буду на связи, на случай вопросов. Если всё в порядке, в апреле-мае закончим.

Сандер был не против такого плана.

— Там много информации… — Айдар кивнул на принесённый отчёт, — город за последние сто лет трижды переименовывали. Много нового появилось: аэропорты построили, метро, мостов прибавилось.… А, вот ещё: за девяностые наши в отпуске, до востребования. Переусердствовали. Человек морально ослаб.

Новый хранитель безразлично скривился и уставился на узоры ковра.

— Да. Едва не забыл, — Айдар достал из кармана пиджака небольшую записную книжку и протянул демону, — Это список людей, которых сейчас испытывают в Питере, информацию по ним тебе будут сообщать демоны, результаты проверишь в июне, вычеркнешь имена отсюда, добавишь в отчёт и сообщишь ангелам, чтобы возвращали их хранителей. Проверять эти «докладные» достаточно раз-два в неделю. Как именно тебе будут сообщать — решай сам, — он достал ещё один блокнот, только зелёный, и стал говорить тише, — Здесь список одержимых.

Сандер взглянул на демона.

— Одержимых, — проговорил демон, просматривая список. — Шестеро. Как получилось?

— Возможно, соблазнил вариант пожить за счет других. Редкие случаи, когда опасения Люцифера оправдываются. Четверо безопасны — влюблённые. Месяц-другой и сами вернутся в Хадес. Другие хуже, они сводят человека с ума.

— А что ангелы?

— Эти люди — наша проблема.

— То есть, хранитель человека не смог его защитить, а мы решаем проблему. Очень справедливо, — тоном критика сказал Сандер.

— Мы допустили. Потом, ты же знаешь, ангелы не должны думать за людей, лишь создавать условия, чтобы те приходили к нужным выводам.

— Называется «логично отмазались».

Айдар неопределённо кивнул, безусловно оценив характеристику положения дел. Он ещё не мог с точностью определить, каким хранителем будет Сандер, но уже понял, что демон надёжен, и в своей работе халтуры не допустит. А опоздание? Ну, с кем не бывает.

— Я наткнулся на списки наших ребят в предыдущих отчётах, — упомянул Сандер, — Сейчас живёт кто-нибудь, как человек?

Демон естественным движением огляделся и снова понизил голос.

— Будучи на должности тебе придётся знать очень много чужих секретов, — начал он, — Некоторые такие, что их даже записать нельзя. В Питере сейчас только четверо. Трое официально — Август, Лана и Максим, знаешь их?

— Макса помню, — проговорил Сандер, — он праздники в Хадесе устраивает. Август, по-моему, по искусствам. А вот Лану не знаю.

— Может, позже узнаешь. Четвёртый — Деймос. Он убедительно просил, чтобы его существование не разглашали.

— Почему?

— Потому что предыдущий раз, когда он жил человеком, и об этом знали, Люцифер постоянно жизнь ему портил. Заклятые друзья. Теперь Деймос уже научен, меняет места, и Питер — третий, возможно, не последний город. Человеческие имена и данные их в зелёной книжке, с середины, карандашом.

— Понятно.

— Ещё вопросы есть?

Сандер пожал плечами.

— Список проверяемых, список одержимых и наших это тоже форма отчётности?

— Только список проверяемых. Остальное — наше внутреннее. Одержимых Баалбериту сдашь посмертно, а наших в свободной форме, когда угодно.

— Понятно. Больше вопросов пока нет.

— Отлично. Тебя где прописали?

— Ещё не прописали. Алкионовы халтурщицы вообще в другой город меня запихнули!

— Не беда, — сказал Айдар, — Значит, пока нет человеческого алиби в Питере, поживёшь в гостинице по тем документам, что есть. Говори, что командировка. Это вообще у людей волшебное слово. А у девчонок уточни, они все алиби существования на земле сочиняют. Когда будешь в Питере, тебе придётся быть и человеком и демоном — и для людей, и для своих. Главное, не перепутай.

Сандер внимательно слушал наставника, просматривая книги и отчёты, так что ни один, ни второй не заметили появления Люцифера. Дьявол, учтиво не нарушая беседы, подошёл к ним, Сандер оглянулся и вскочил.

— Здравствуйте! — выпалил он.

— Добрый, — сказал Люцифер, опуская продолжение фразы, и пожал руку мерно поднявшемуся демону. — Инструктаж?

— Объясняю детали, — проговорил Айдар.

— Детали — наше всё. Не помешаю? — дьявол сел в кресло возле Айдара и, смерив взглядом Сандера, сказал ему, — Что подскочил? Садись.

Айдар улыбнулся, демон послушно сел обратно.

— Присмотрелся уже? Пойдёт тебе такой?

— Полагаю, главное, чтобы он Вам подошёл, — ответил тот, — В конце концов, я сейчас дела сдам и уйду, а Вы с ним будете мыкаться. Мучиться, в смысле.

Дьявол улыбнулся тому, как Айдар исправился в своих словах и искренне пожалел его — нельзя не заметить, насколько демон устал среди людей. Затем он оглядел Сандера и остался доволен своим случайным выбором, Айдару необязательно знать, как именно дьявол нашёл ему преемника, да тот и не особо стремился овладеть этой информацией.

— Он дал повод к подобным мыслям? — спросил дьявол.

— Пока не довелось, — ответил Айдар.

И Сандер почувствовал себя тем самым дарёным конём. Ощущение неловкости усугубилось — вроде бы, и встревать в подобный разговор не рекомендуется, но с другой стороны, хочется заверить в своей надёжности. От Люцифера не укрылась его растерянность, хотя демон умело маскировал её.

— Город достаточно молод, много возможностей развития, много людей, — проговорил Люцифер, обращаясь к Сандеру, — Как считаешь, потянешь?

— Асмодей на мою работу никогда не жаловался, — сказал демон, — думаю, с одним городом сумею справиться.

— Сумеешь, — задумчиво проговорил Люцифер. — Серьёзные проблемы в городе есть?

— Нет, так, мелочи, — обыденно ответил Айдар. — Для начала подойдёт.

— Посмотри на него, — усмехнулся дьявол, — Смекалка, как у старого еврея — ему можно сразу теорему Ферма подсунуть.

— Не можно, — проговорил Сандер, понимая, что Люцифер вполне способен устроить что-нибудь подобное.

— Шучу я, расслабься, — успокоил дьявол и обратился к Айдару, — Надолго здесь?

Тот взглянул на Сандера и окружившие его стопки книг и ответил:

— Полагаю, я могу оставить его в этой надёжной компании.

— Прекрасно. Пойдём, ты мне нужен. — Люцифер поднялся, бросил Сандеру «Удачи», и направился к выходу.

— Встретимся в Петербурге. Зарегистрируйся в той же гостинице, — сказал Айдар и вышел следом.

— Как город? — спросил Люцифер, шагая по галерее в сторону золотой винтовой лестницы.

— Стоит, что ему сделается.

— А люди?

— На мой взгляд, породу теряют. Эмигрантов много.

— Это мелочи, — отмахнулся Люцифер, — Питерскую породу ничем не выведешь.

— Дай Бог, — согласился демон и откашлялся, — Ещё неделя среди людей, и с крыльями я прощаюсь. Сегодня десять минут вспоминал, как к нам лететь.

Дьявол с сожалением взглянул на него: Айдар даже несколько сутулился, при том, что привычка прямой осанки есть у каждого в Хадесе — крылья перевешивают, когда распускаешь.

— А теперь не при ушах, ты, действительно, думаешь, что Сандер справится сам? — спросил дьявол.

— Да. Сейчас несложно, и там Александр со стороны ангелов заправляет, подскажет, если что. Да и связь никто не отменял.

— В таком случае, я настоятельно советую тебе отдохнуть здесь от человечества, — улыбнулся Люцифер, кивнув за окно.

Демон с некоторой тоской скривился.

— Да мы, пожалуй, как-нибудь там…

Входя в ресторанный зал, дьявол изумлённо оглянулся на него:

— Не понимаю твоих перепадов, петербургская погода так тебя изменила?

— Я обещал Арису устроить нам отпуск. Сами знаете, сказал — сделай.

— Ну, коли обещал, то рекомендую тихое местечко где-нибудь на экваторе планеты, — сказал дьявол. — Скажем, Канарские острова.

— Да мне сейчас всё подойдёт, где народу мало. Арис, полагаю, со мной солидарен, — проговорил демон.

— С Асмодеем сам договоришься?

Айдар горько усмехнулся:

— С Асмодеем? Думаете, мой Арис согласится на эротический загул с Лилит?

— Лилит не дам, — улыбнулся Люцифер, — но его подопечные в твоём распоряжении.

Демон обречённо вздохнул:

— Конечно, мало что звучит заманчивее отпуска от Асмодея, — проговорил он, — но лучше я обращусь к Серги, чтоб окончательно в людской грязи не замараться.

— Как знаешь.

Люцифер согласился с демоном. Нужна колоссальная выдержка, чтобы не терять себя, чтобы помнить законы мироздания, играя по правилам людей. Последние полгода, Айдар не покидал Петербург, ни одного дня не провёл в Хадесе, и сейчас каждая минута наполняла его лёгкостью и спокойствием. Тем не менее, отпуск — личный выбор каждого.

Когда демон уже собрался возвращаться, Люцифер негромко спросил:

— С ней всё в порядке?

— В целом, да. Не считая подростковых проблем: влюбилась, — коротко сообщил демон и тут же отмахнулся, — ничего серьёзного. Сандеру сказать?

— Нет. Я сам скажу, а ты теперь, забудь о ней, — дьявол улыбнулся.

— Уже забыл.

Элизий

Изящной лёгкой походкой Юлика с потрясающим настроением приближалась к невысокому зданию казарм.

— Да ё ж моё! — прокомментировала она свой забавный пируэт у скользкого порога, и, выпрямившись, продолжила путь. Если к регулярной смене дня и ночи она привыкла, то к капризам местной погоды адаптироваться, пока не удавалось. В отличие от демонов у ангелов нет возможности возвращаться «домой», и тем из них, кто был призван к работе с людьми, приходится жить среди своих подопечных. Юлика не сильно печалилась этому факту: скучать — бессмысленное занятие, а скучать по бездушному космическому пространству, когда рядом кипит жизнь, так и вовсе глупо. К тому же всегда можно найти приют в Пандемониуме. Ангел познакомилась с жителями земли около семисот лет назад. Тогда же посчастливилось завести связи среди демонов, если можно так сказать о её участии в небольших кампаниях Лилит по спасению европеек от неадекватной политики церквей. Когда шумиха от гонений на ведьм поутихла, Юлика оказалась в группе ангелов, отправленной для ознакомления с архивами Хадеса. А недавно Михаил отправил её на новую должность — помощницы хранителя города.

Миновав затхлый тёмный подъезд, Юлика поднялась на второй этаж и, шикнув на дежурного солдата, вошла в кабинет. Светлая обстановка резанула глаза, и ангел слегка прищурилась.

— Привет! — бодро сказала она, увидев своего коллегу.

Александр сидел за столом, что-то сосредоточенно печатая в ноутбуке.

— Привет.

Она бросила сумку на широкий подоконник в метре от пола, и порхнула к серванту. Взяв вазочку с конфетами, ангел снова развернулась к начальнику.

— И всё? Ты что, не рад меня видеть?

— Чего ж, рад, — он всё так же не отрывался от монитора, — Подожди, сейчас дела закончу и попрыгаю.

Иной раз ангел так просто эти слова бы не оставила, но сейчас перед носом горячий фруктовый чай и целая ваза конфет, поэтому она села на подоконник и уставилась в окно на снегирей, шатающих тонкую рябину, в борьбе за ягоды. Однако Юлика и длительная тишина — вещи несовместимые.

— Саша! — заговорщицким шёпотом позвала она и, когда тот перевёл на неё взгляд, спросила, — Ты что делаешь?

Александр отвлёкся от ноутбука и тяжело вздохнул.

— Ты чудо с переулка. Зачем Айдара выбесила?

Вместо ответа Юлика показала ему язык.

— Молодец. Очень по-взрослому, — проговорил ангел в ответ на её жест. — Я мог уже вчера выслушать его инструктаж, а теперь неизвестно, когда он снова будет в Питере.

— А знаешь, кого я видела?

— Мм? — он продолжил своё занятие.

— Демона, с которым ты работать будешь.

Александр снова поднял на неё глаза. Отвлекать Юлика умеет.

— Сандера, что ли? — спросил ангел, и она мило закивала, подув на горячий чай, — Айдар о нем не слишком хорошо отзывался, — добавил Александр.

— Странно, — Юлика передёрнула плечами. — А на мордаху симпатичный.

— А на результат?

— Ты спросил! Хотя ответственности в нем, судя по всему, не слишком много. Опоздание на два дня, но пока что, это его единственный промах. Слышала, сам Люцифер его рекомендовал.

— Мм, — без интереса снова промычал ангел, — А чем он раньше занимался?

— Как большинство, искал грехи. Выискивал мотивы и намёки, толкающие людей на преступления. Креативил, в общем, — и добавила с превосходством, — Что, думал, я не подготовлюсь?

— Ясно, то есть парень с фантазией.

— И с юмором!

— Ну, было бы странно, если демон, рекомендованный на должность, с которой ближайшие сто лет не расстаться, был без чувства юмора, — заметил Александр, и вернулся к делам.

— Что ты там строчишь? — спросила Юлика, наморщив нос.

— Прошу Тиану, разобраться с нашими финансами. Если ты забыла, мы здесь от демонов зависим, по крайней мере, пока живём среди людей. Она не первый век с Маммоном работает, — не отрываясь от монитора, ответил Александр, и добавил тоном без намёка на шутки, — Обещаю, если станем отшельниками, будешь завхозом огорода и скота.

Юлика забавно фыркнула и продолжила пить чай.

— Ты узнала, кого нам сейчас не трогать?

— В смысле?

Александр изумлённо посмотрел на неё:

— Ты зачем к Айдару ходила? Список проверяемых.

— Блин, нет, конечно! Он меня уболтал своим собеседованием!

— Хорошо начала! — строго констатировал ангел. — Возвращайся.

— Что, сейчас?

— Сейчас же, — ответил он с ударением и внезапно его осенило: — Проклятье! Куда ты пойдёшь, он же в Хадес отправился.

Юлика недовольно вздохнула.

— Ну, спрошу у Божены. — спокойно сказала она.

Александр вспомнил о помощнице демона.

— Что сидишь?

— Чай допью и пойду, не жужжи, — раздражённо прошипела ангел и снова уставилась на птиц.

Александр незаметно вздохнул; нет, ангел не считал ошибкой или злой шуткой, что она досталась ему в помощники, и не сомневался в способностях Юлики, но его печалил факт, что нужно иметь под рукой пресловутую вожжу. Невысокая сладкоежка была послана ему за свои широкие связи — полезно иметь возможность в любое время обратиться к лицам, обладающим информацией или способным устранить проблему щелчком пальцев, а не искать решения с пеной у рта. К тому же Юлика, несмотря на свою взбалмошность, умеет виртуозно сглаживать конфликты, не оставляя у спорщиков даже неприятного осадка.

— Пока ты ещё здесь, давно виделась с Лилит?

— Пффф… чтоб я считала встречи. Ну, можно сказать, недавно виделась, а что?

— Она в каких отношениях с Люцифером?

— В половых! Откуда я знаю!

— Давай посерьёзней. Я бы хотел знать ситуацию «кто-кого-когда-откуда и с каким пером поджидает». Люцифер, насколько я помню, заменил её на пьедестале поклонения, матриархат на патриархат и так далее.

— Ой, да это когда было! — махнула Юлика. — Ли только рада, что пинки за косяки начальника получает кто-то другой! Девочкам в Хадесе такое раздолье! Вроде и влияние и возможности сохранили, а ответственности в сто раз меньше. Да и Лилит никогда бы не согласилась работать по правилам и рекомендациям Михаила.

— То есть то, что она по-прежнему занимается науськиванием женщин…

— Слова выбирай! Где «Лилит» и где «науськивать»!

— Хорошо. То, что она открывает тайны мироздания женщинам, учит их шаманству и ведовству, это не латентная агрессия в сторону Люцифера и Михаила?

— Сань, ты — сексист.

— Люля…

— Что «Люля»! Лилит супер! Девочек в обиду не даёт, в беде не оставит! И не только демониц это касается! К нашим девочкам она тоже с открытым сердцем! И чтоб ты знал: со своей метлой в чужой монастырь она никогда не суётся первая, только по просьбе! По обращению! Человеческие женщины сами хотят знаний, которые им может дать природа. Люцифер не против, а с Михаилом она как-то сама договаривается. Наверное, абсентовым сорбетом его подкупает, их повар поставляет ей божественный сорбет! Я ничего подобного в жизни не ела!

— Не переводи тему.

— Я тебе как-нибудь принесу! Будешь мне ноги целовать!

— Звучит, как угроза.

Ангел прищурилась на пару секунд, и расплылась в улыбке. Земные сладости и правда, уверенно заняли место в её сердце. Юлика никогда не была против приобретения нового опыта. Пожить среди людей, испытать радости доступные демонам — вполне неплохое времяпрепровождение для бессмертного существа, появившегося на задворках вселенной. Жизнь ангелов не скучна, насыщена событиями и возможностями; в отличие от демонов в их распоряжении вселенная, любая планета, любые звезды, всё пространство. Да, Михаил с Люцифером затеяли эту «кампанию» с развитием людей, да, помогать — истинное назначение ангелов, но ничто не запрещает иметь свои особенности, свои желания и воплощать их. Среди ангелов много интересных лиц, один Люцифер чего стоит, но люди с их безответственностью, названной «свободой воли», совсем другой сорт. Александр исключительная личность, хотя его строгость порой обескураживает и выбешивает, но именно за своё усердие и ответственность он и был избран на этот пост. Юлику раздражала его обязательность, желание, чтобы всё было точно выверено и просчитано до мелочей. Она понимала пользу такого отношения к делу, но, чуткая к настроениям окружающих, не могла оставаться в стороне, когда «кнут» опережал свой выход на сцену. Поэтому, как могла, ангел пыталась смягчать требования Александра к людям и коллегам, иной раз, даже подставляя себя.

Демоны — не люди — гибнут не за металл

Ангел шла по пустым холодным коридорам, серый цвет стен ещё больше портил настроение, а эхо от каблуков по гладкому чёрному полу утверждало ощущение полного одиночества. Девушку не слишком радовало предстоящее общение с финансовым владыкой, но ничего не поделаешь — работа — есть работа. Ещё двадцать метров и вот она, цель, — железная дверь кабинета главного финансиста. Ангел вздохнула и постучала дважды.

— Добрый день, разрешите? — спросила она, не получив приглашения.

Демон сидел за большим столом из чёрного стекла, работая с бумагами. Он поднял глаза на показавшуюся в дверях светлую головку с оригинальной стрижкой, и снова опустил взгляд на документы.

— Тиана, — произнёс он, одновременно уточняя, — Входи.

Ангел прошла к столу, демон кивком головы предложил ей присесть. Маммон не спешил переключать своё внимание на неё, поэтому посетительница, зная не понаслышке особенности демона, стараясь шевелиться, как можно меньше, глядела в окно. За спиной демона огромное стекло на всю стену, открывало вид на заснеженный лес, где-то на горизонте угадывался силуэт горной гряды. Широкий подоконник на высоте чуть меньше метра от пола служил одновременно и столешницей и спальным местом, судя по эбонитовой кружке и скомканному клетчатому шотландскому пледу в углу окна. Под подоконником располагались ровные ряды сейфов для хранения. На столе — тонкий монитор компьютера, чуть заметная клавиатура, мышь, всё цвета чёрного агата, и пять высоких белых стопок документов исписанных аккуратнейшим почерком. Ничего лишнего. Не то, что ни пылинки, ни единого отпечатка на глянцевой поверхности.

Маммона, наконец, закончил с документом и отложил его в отработанную стопку.

— Слушаю тебя.

— Я за деньгами, — проговорила она, — Наши ребята уже оформились и обитают на земле.

Демон поднялся, подошёл к стеллажам у стены, достал оттуда один ящик и вернулся к столу. Ангел называла фамилии и места, согласно списку, Маммон вытащил шесть конвертов, открыл файл на компьютере и поправил данные.

— Карты не терять, в каждом конверте инструкция, разберётся любой, — он протянул девушке белые конверты.

— Действуют везде?

— Везде: в любой стране, в любом месте, где допускается оплата картой.

— А по поводу налички?

— По поводу наличных связывайтесь с бухгалтерией. Но если след неважен, то с карт снимать можно в любом банкомате.

Девушка убрала конверты в свою папку.

— С каждым разом в Вас всё больше земного… — проговорила она. — Тяжело, наверное?

Маммон пустым взглядом следя за тем, как она складывала карты, и расписывалась в журнале, бесчувственно ответил:

— Нет.

— Не устали от этого? — спросила она, собираясь уходить.

— Тиана, есть вещи, от которых, даже если устанешь, не откажешься, — ответил демон.

— Понятно. Могу идти?

— До свидания.

Ангел вышла из кабинета; будто гора с плеч. Сандер, всё это время тихо сидевший в кабинете, наконец, осмелился нарушить тишину.

— А кто это был?

Демон посмотрел на него:

— Точно, — сказал он сам себе, и ответил, — Ты ещё. Это? Тиана. Ангел из той бухгалтерии.

— У них отдельно, разве?

— Я из ума выжил, по-твоему? Эти накосячат, а мне разгребай? Вся бухгалтерия подо мной.

— Ясно, — кивнул Сандер, несколько разочарованно, что девушка его не заметила. — Что там со мной? Не прислали ещё?

Маммон глянул на монитор компьютера.

— Прислали, — проговорил он, просматривая дело Сандера. — Александр Медведь. Забавно.

— Что? — Сандер резко вскочил с дивана, на котором до этого спокойно себе лежал, и подскочил к демону. — Кто? Что за дела?

— Расслабься, эти девочки меня всегда радуют чем-нибудь подобным, — ухмыльнулся Маммон, уже перенося информацию в свою базу.

— Подожди, распечатай мне, будь другом? — попросил демон. — Вот овсянки! Фантазёрки…

— Давай, ты с ними потом разберёшься, — строго предложил Маммон, отправив на печать, и протянул ему красный конверт — Держи. Здесь карта и инструкция.

— У них — белые, у нас — красные?

— Инструкции разные. Ну, и возможности, кое-где, — хитро улыбнулся он.

— Отлично, — довольно проговорил Сандер, — А с их бухгалтерией мне ничего не надо? Ну, там, отметиться, или ещё что?

Маммон несколько изумлённо посмотрел на него; понял, чего хочет демон, но решил, что уже достаточно хорошего сегодня сделал для него.

— Нет, не надо.

Сандер сник, поблагодарил Маммона и вышел из кабинета. Демон ухмыльнулся, давно не видел, чтобы от него уходили с мыслями не о деньгах, а о женщине.

Сунув в карман конверт, Сандер зашагал по коридору, просматривая присланную информацию на себя. Взял на заметку, что недурно бы и лучше ознакомиться со всей той кипой документов, что выдали ему алкионовские девушки. На заметку взял, но из головы не шла яркая ангел из бухгалтерии.

Ещё не дойдя до середины коридора, демон уловил бодрую походку и поднял глаза.

— Салют! — звучно поздоровался антихрист, и со звонким хлопком, пожал руку демону. — Кошель у себя?

— Привет, — несколько растерялся Сандер, — Маммон? Да, у себя.

— Отлично, Константин! — и Демьян продолжил свой путь.

Сандер, не совсем уразумев ситуацию, проводил его взглядом.

— Здоров, Мошнатый! — громко приветствовал Маммона антихрист и нагло ввалился в кабинет, откуда только что вышел демон.

Различие отца и сына спровоцировало небольшой когнитивный диссонанс в мозгу демона.

Не откладывая в долгий ящик то, что должен был сделать ещё три дня назад, Сандер устроился в ресторане Хадеса, чтобы изучить свои данные. Для начала хватит информации из распечаток от Маммона. Возраст, города, где раньше жил, происхождение.

— Рядовая родословная и тэ пэ., — устало проговорил он.

Сандер отложил папку на стол, и в мыслях возник недавний образ ангела, встреченной у Маммона. В сердце ёкнула обида — она даже не заметила его. Скрипнув зубами, Сандер продолжил изучать своё дело и уже через десять минут злее чёрта шагал по коридорам Пандемониума. Впервые за всё своё существование демон не только комментировал руганью, но и думал ею. Он направлялся в архивы.

Найти девушек не составило труда — их всегда выдаёт звонкий смех. Конечно же, неразлучная троица по самые кончики симпатичных ушей в работе. Лишь однажды взглянув на них, начинаешь завидовать вкусу их начальника — Алкиона, которого они мило зовут Аликом. Виолетта, высокая, стройная красавица с волосами цвета мёда. Её Алкион нанял первой, поведясь на придуманные ею сказки, и не прогадал: девушка на ходу сочиняет истории, не то чтобы не противоречащие реально случившемуся, но даже подтверждающие его. Подруги ласково зовут её Лето; это больше подходит девушке — лёгкая, всегда тёплая и приятная в общении, совсем как лето. Вторая, Ника, славится другим талантом — ей безоговорочно верят. Вмиг, на слово и без всяких вопросов. Да и сложно не верить таким искренним и вечно-сияющим голубым глазам. Из всей троицы она более всех походит на фарфоровую куклу. Третья — Рин, как и Лето, обладает безграничной фантазией под «рыжей гривой», как выражается антихрист. Но в отличие от солнечной блондинки, от одного взгляда Рин леденеют руки — столько безразличия в жёлтых глазах ещё не встречалось. Всех троих объединяло одно — чувство юмора. Вот, в чём им не откажешь.

Виолетта и Рин сидели на диване, Ника стояла, облокотившись на спинку кресла; одна заполняла большую тетрадь, а другие комментировали. Сандер подошёл к ним и, оперевшись на спину стоявшей демонессы, заглянул в журнал.

— Так, кто это тут такой борзый!? — возмутилась Ника, но, обернувшись, увидела серьёзные карие глаза, — Ой, здравствуй Сандер.

— И вам не хворать! — звучно ответил демон, — Кайтесь, грешницы! Какого чёрта я военный?

Комнату наполнил переливчатый смех в три тона.

— Любимый, из всех демонов, лишь ты идеально смотришься в форме! — ответила Рин.

— И синий тебе так к лицу! — поддакнула Ника. — Взгляните, какой красавец! А звезды!

— Поненавязчивей ничего не могли придумать? — продолжал возмущаться демон, уже начиная отвлекаться от проблемы, которая вдруг стала терять в весе, — И к Питеру это место, кстати, не ближний свет!

— Милый, не заморачивайся, через годик другой переедешь в сам Питер, — отмахнулась Лето.

— Да я всё понимаю, но почему военный инженер? — голос демона стал спокойнее, а взгляд уже не отрывался от возмутительно облегающих брюк Ники.

— Скотина… — проговорила девушка, отойдя к бару. Не то, чтобы невербальные комплименты Сандера ей противны, но надо ведь сохранить имидж куколки.

— А что ты имеешь против? — спросила Лето и добавила, — Если честно, спросила из вежливости, Алик уже одобрил твою предысторию.

— Да я уже, собственно и не против… — протянул демон, разглядывая кружево корсета, интригующе выглядывавшее из-под прозрачной блузы Рин.

— Так! Опять за своё!? — вспыхнула демонесса, выпрямившись и, поправляя одежду, встала с дивана и отошла от демона.

— Конечно! Я не жадный, можешь тоже подержаться! — поддакнул он под весёлый смех.

— Скотина, — надув губки тихо повторила Ника.

— Сами так придумали! — ответил демон.

— Котик, чего ты придираешься… — начала Рин, возвращаясь с тремя бокалами шампанского.

— То скотина, то котик… Я не котик, я — медведь, вашими стараниями, — перебил Сандер.

— Ну, медвежонок! — улыбнулась та, — Не понимаю, чем ты недоволен? Девочки любят мальчиков в форме, спроси Лилит. Это тебе только в бонус! Видишь, как мы позаботились о твоей личной жизни. Кроме того, три обоснованных праздника в году тебе, — подойдя вплотную к демону, она настойчиво сунула ему под нос бокал. — А кто как не ты, способен пить с русскими офицерами и строить зелёную солдатню.

— Гусаром я уже был, — попытался возразить Сандер, отпивая шампанское и провожая взглядом Рин, — Хорошо, но почему сапёр?! Хотите почаще меня видеть?

Он переместился за спину Виолетты, которая по-прежнему полулежала на диване.

— О, перестань! Войн в ближайшее время не намечается, — сказала Лето и, подумав, добавила, — С Россией. Ну, с участием Питера точно! Каспар так сказал.

— То есть, бабушка надвое… — поправил Сандер. — Вы же вечно не его слушаете, а на мордаху его смотрите. Если на мордаху. — Ника снова вспыхнула румянцем, Рин закатила глаза. — Ладно, я, собственно, не к вам шёл. Но насчёт историй, в следующий раз спросите хотя бы!

Рин осадила его морозным взглядом:

— Мы никого никогда не спрашиваем! Бери, что дают, — и немного смягчившись, облокотилась слева от него на спинку дивана, — В любом случае, судьба отличная, и к характеру твоему идеальна!

— Я не против, просто светиться везде буду. В подобных учреждениях учёт людей жёсткий.

— Справишься.

— Да? Вы в меня верите? — улыбнулся он, приобнимая вернувшуюся Нику.

— Верим, конечно же, верим! — и девушка встала на цыпочки, чтобы дотянуться губами до его щеки.

— О! — хищно оскалился Сандер, — вот теперь даже я в себя поверил! Зафиксируйте-ка эту идею, девочки. Ещё вернёмся к ней. Ладно, мне нужно ещё по делу…

— Совесть есть!? Два подарка сразу! — возмутились девушки, ощутив себя наказанными, причём наказанными очень халтурно.

— Нет, у меня забрали совесть и выдали форму! — ответил демон и, довольный своей проделкой поспешил вниз.

Но не успел он спуститься к выходу, как на лестнице его заставил остановиться смутно знакомый голос.

— Стой! Ты Сандер? — ангел с волосами цвета пшеницы, спешно подошла, что-то ища в своей сумке.

Демон кивнул, впрочем, его хищная и немного кособокая улыбка не вязалась с растерявшимся взглядом, что повеселило ангела.

— Тебя Юлика ищет. Знаешь такую? — она быстро царапала ручкой адрес на обратной стороне визитки.

Сандер снова кивнул.

— Зайди к ним в Питере, — она сунула ему карточку, — И обменяйтесь уже телефонами!

— Так передай ей мой номер… — нашёлся внутренний Казанова демона.

На что ангел, усмехнувшись, ответила:

— Ээ нет, ребят! Разбирайтесь сами — я здесь чисто по делу.

И она поспешила к выходу из главного здания, оставив Сандера проклинать себя за приступ столбняка.

Хранители

Слишком поздно мозг стал с выдавать варианты сближения с заинтересовавшей особой. Ощущение незавершённости будоражило и не давало привести в порядок мысли. Поэтому, поспешив откликнуться на вызов Юлики, демон чтобы прочистить голову хотя бы ветром, добираться обратно в Петербург предпочёл на своих. Приземлившись в одном из дворов-колодцев, он спрятал крылья и направился по адресу.

— А не смутило, что ночь на улице!? — раздался недовольный голос Юлики, вперемежку с клацаньем замков на двери.

— А ты разве спишь? — спросил Сандер и добавил, оглядев девушку, — Прости, похоже, спишь. Зайти попозже?

— Пойти подальше! — парировала она, распахивая дверь шире, — Входи уж! Купи календарь! Там такие циферки разноцветные нарисованы, так вот красные циферки — это выходные! Завтра выходной, и я собираюсь выспаться!

Демон ещё раз извинился и последовал за ней на кухню.

— Я решил, что срочно, раз ты за мной ангелов послала!

— У тебя корона не упала, пока сюда летел? «Ангелов послала» — подружку попросила по пути маякнуть. Дела не такие уж срочные, могли и до утра подождать, — проворчала она и затянула потуже пояс махрового халата. — Брр. Кофе будешь?

— Даже несмотря на то, что ты в пижаме, буду!

— О, вторая ночь в городе, а у нас на кухне уже левые мужики сидят, — раздался мужской голос, — Молодец Люля.

— Начинается, — протянула Юлика.

Сандер поднялся и поздоровался с вошедшим.

— Александр, — представился ангел.

— Сандер. Почти тёзки, — оптимистично заметил демон. — Вы, значит, здесь живете? Или это типа штаб-квартиры? Уютно.

— Потому что я тут! — ввернула ангел, поставив на стол бутерброды и печенье, и продолжила варить кофе.

— Это временно, — поправил Александр, сев за стол напротив демона, — Жил тут один спокойно три месяца. И свалилась мне на голову…

— «Свалилась!» — возмущённо передразнила она, — Сам просил! Ничего-ничего! Съеду — ещё скучать будешь!

— Кофе! Ну, Люля…

Ангел всё-таки успела снять, уже собравшийся сбежать от этой беседы, кофе и разлила по трём чашкам горячий напиток.

— То есть вы не вместе сюда прибыли? — спросил демон.

— Не-а. Сначала этого направили, а потом ему меня подарили, — ангел поставила перед ними чашки.

— Понятно. А ангел что мне адрес передала тоже твоя помощница? Или помощник помощника? Или над вами?

— Всю Кама сутру перебрал?

— И не начинал! — сказал Сандер, принюхиваясь к напитку, — Ты ж в пижаме.

— Тиана типа нашего финансиста, — ответила ангел, снова проигнорировав слова о внешнем виде, — А ты пока один?

— А есть предложения?

— Работаешь один, дурень? — опустила его на землю Юлика.

— А. Да. Пока один. Самому бы разобраться, а то женщине ещё объясни…

— А вы нашли друг друга, мальчики! Два сексиста! — возмутилась ангел.

— Так, девушка, — изображая строгий тон, сказал демон, — я последние двести лет на Асмодея работал! Ты при мне такими словами не бросайся!

— Да она ж пижаме, — напомнил Александр.

— А. Ну да, — осел тот.

— Да что не так с моей пижамой!? — взвизгнула девушка, едва не опрокинув свою кружку.

— Ничего, Люля. — успокоил ангел, — Анекдот есть такой, про пижаму…

— Да-да. Только про пельмени и чулки, — кивнул демон и спросил, — Кофе, конечно, божественный, познакомиться тоже очень приятно, но зачем меня позвали?

Ангел, судя по всему, обиделась и предоставила разговор своему начальнику.

— Да, по работе. Айдар ещё не передал тебе дела?

— В процессе, утром я должен быть у него.

— У тебя сейчас информация по проверяемым? Кого нам пока не трогать?

Сандер похлопал по карманам свою куртку, в поисках записной книжки Айдара, одновременно восстанавливая события в голове.

— С собой не взял. Но если тебе только информация, то могу фотку скинуть.

— О! Адекватный демон! А то всё талмуды… — вставила Юлика. — Давай мне. Я дальше донесу.

— Юль, мы тут все присутствуем, можешь не выслуживаться, — сказал Александр.

Но девушка уже с мобильником в руках настоятельно повторила:

— Мне давай! Этот прошляпит, а у меня учёт!

— Зайцы! — бодро сказал Сандер, — Я вам что угодно отправлю, только дайте уже контакты, куда слать!

Александр улыбнулся, Юлика, забавно ворча, продиктовала демону номера и адреса, и записала его. Передав список, Сандер сказал:

— Но херувимов если что, присылай — мне льстит.

— Ой-ой-ой! Обойдёшься, павлин.

Александр устало вздохнул, чего, впрочем, не заметили ни Юлика, ни гость, и спросил демона:

— Айдар объяснил тебе, как работать с этими людьми?

— Лично я с ними работать не буду. Кому из демонов подопытный попадается, тот и доставляет мне информацию, — ответил Сандер, — Им теперь калиграфить в фолианты не надо — скидывают в книгу косяков каждого человека свои наблюдения и решения, а мы с тобой потом проверим. Сейчас там порядка двухсот человек. Проверка заканчивается в июне.

— Так, это список проверяемых. А одержимые есть? — перебила ангел.

— Есть. Тоже скинуть?

— Не принципиально, но, давай. Пусть будет — подстрахую тебя, пока своей надзирательницы нет… — проговорила Юлика. — Кстати, не тупи, выпиши себе халдейку поскорее.

— Да, в процессе.

Александра насторожило повторившееся словосочетание.

— И много чего у тебя все «в процессе»?

— Ну, как говорится, приятный процесс можно и продлить, — пошутил демон, — Но если ты о работе, то не волнуйся, если будет новая информация, касающаяся вас, сообщу сразу, — он взглянул на Юлику, — Если, конечно, это будут не красные дни календаря.

Ангел с непониманием посмотрел на свою помощницу.

— Остряк, — прошипела Юлика. — Я ему сказала в выходные не соваться.

— Она пошутила, — сказал Александр, сверля взглядом помощницу, — Важное сообщай в любое время. А ты не расслабляйся, — обратился он к Юлике, — не на курорт приехала.

Ангел фыркнула.

— Не злись, тебе не идёт, — она поднялась. — Ладно. С вами хорошо, мальчики, но я хочу спать, — и, бросив «Чао», ангел направилась вон из кухни.

— Ты только по списку хотел поговорить? — уточнил демон.

— Да. Мне по проверяемым информация нужна была. Контакты, наконец, есть, но если что, я в основном либо здесь, либо на работе. А тебя где искать?

— Мне ещё устроиться надо, планирую пока в гостинице обитать, где Айдар.

— Через неделю Новый год! Давай с нами встречать? — послышалось из коридора.

— Да ты ж спать пошла, — сказал Александр.

— Не дошла, — ответила девушка.

— Ты в коридоре лежишь?

— Здесь восхитительный потолок! Но серьёзно, Сандер, давай с нами? Будут наши, будут ваши, будут люди — будет весело!

На словах «Будут наши» Сандер уже был согласен. Но для виду помычал с пару секунд, изображая активную умственную деятельность, после чего согласился. Он поднялся и надел куртку.

— Пойду.

— Не споткнись, она, кажется, и правда, лежит в коридоре, — сказал Александр, собираясь проводить гостя.

Они вышли из кухни, Юлика действительно лежала на полу, закинув ноги на стену и глядя в потолок. Сандер, недолго думая, лёг рядом, уставившись в том же направлении.

— А ведь и правда, восхитительный потолок, — сказал демон.

— Простые радости? — спросил Александр.

— Попробуй. Знаешь, как спина отдыхает!

— Когда придёшь в себя, закрой за гостем дверь. Счастливо, Сандер.

Александр скрылся в комнате. Демон, не покидая горизонтальной компании, попрощался.

— И как оно? — вдруг спросил он через минуту, — Сильно от вашего космоса отличается?

— Оо! — протянула Юлика, — Нет. Те же яйца, только в профиль.

Сандер улыбнулся её словам.

— А ты и Александр откуда? Далеко от нашей планеты обитали?

— Знаешь, тут в сувенирных на Невском видела такие игрушки симпатичные: стеклянный шарик с какой-нибудь фигуркой, водой и белой крошкой, его, когда трясёшь, кажется, что снег идёт. Вот представь, мы вот тут лежим на полу этой квартирки, а через две стены — улица, а через четыре улицы Исаакиевский собор, и в какой-то из сувенирных лавок рядом с ним стоит в витрине снежный шар. Большой, красивый, словно самый великий художник вложил в него через всё своё мастерство душу. Такой мне эта планета и показалась. Не знаю, как объяснить, далеко или близко…

Демона такое сравнение даже несколько заворожило, пока не вернулась привычная речь ангела.

— Вот, если принять что Питер — это весь космос, то я с балкона пришла, а Саня с кухни. Только он сразу сюда, а я со средневековья тут болтаюсь. Вот теперь тусуюсь в этом снежном шаре с самым красивым городом на планете. На самом деле, я не в курсе, есть ли сейчас ещё лучше города.

— Лучше нет. Есть другие. Тоже красивые, но со своими историями и тайнами.

— То есть как снежные шары?

— Типа того, — согласился демон, — И как тебе это занятие?

— Прикольненько, если честно, мне по-барабану, что было в голове у начальства, когда они всё это затевали, но дело интересное.

— А потолок тебе, чем приглянулся?

— Да ничем. Просто захотелось тут полежать.

Сандер мысленно согласился с Айдаром относительно экстраординарности женских решений.

Дверь снова открылась, и Александр рухнул на пол рядом с ними. Сандер неизменно улыбался. Юлика сдержала женское «яжеговорила».

— Хранители одного из прекраснейших городов на планете валяются на полу питерской квартиры. И пялятся в пустой белый потолок, — сказала она. — А где-то нож с очередным Цоем встретился…

— Да Люля, блин! — простонал ангел, рывком поднимаясь с пола.

— Всё сломала, как всегда. — Сандер тоже вскочил на ноги.

— А нечего расслабляться, — зловредно прохихикала она, и, попрощавшись, закрыла за гостем дверь.

Правила существуют для всех

— Честно-честно? — с надеждой, какую нельзя разочаровать, Наира смотрела в каре-зелёные глаза с подлой усмешкой.

— Конечно! Никаких проблем!

Девушка радостно запищала, Демьян шикнул на спутницу и гротескно раскланялся, проходя мимо отца. Люцифер только проводил их раздражённым взглядом. Уникальный талант антихриста заключался в умении регулярно выводить из себя дьявола.

Демьян, собственно, забыл суть очередного конфликта едва сел в машину с Наирой. Девушка до сих пор не могла унять идиотскую улыбку радости. И вовсе не от того, что рядом один из самых харизматичных мужчин, которых она когда-либо встречала, а от того, что этот благодетель исполняет давнюю мечту.

— А Сандер говорил, что нельзя.

— Нельзя, — подтвердил водитель, не отрывая взгляда от дороги.

— Так, а почему? Я уже тысячу лет тут кукую! — возмутилась она. — Просто потому, что я тоже была человеком?

— Да. Если ты однажды сделала выбор остаться с нами, оставайся. Человеческие существа слабы; ностальгия, воспоминания — это лишнее. Сама подумай, если даже мы уже так привыкли к человеческим благам, что пользуемся ими поминутно, то, что говорить о вас, — разъяснил мужчина и добавил, — А от вас, девчонок, вообще одни проблемы.

— Ты сволочь.

— Я знаю.

Он очаровательно улыбнулся, и Наира ещё раз убедилась, так улыбаться, способен только антихрист.

— А вы с ним похожи.

— Да ладно? — удивился он тоном полным сарказма, — Может это гены?

— Гены? А вы что, братья? — по-настоящему удивилась девушка.

Демьяна передёрнуло. Что с ней? Есть ли в Хадесе хоть кто-то, кто не знает, что он сын дьявола. Или у неё память отшибло?

— Так, стоп. Может мне тебя, тупенькую не надо к людям водить? Кто это тебя так качественно полюбил? — спросил он.

— Что?

— Кто тебе все мозги выдолбил? Какой Люцифер мне брат, к чёрту!

— А он тут причём? — искренне изумилась Наира, — Я про Сандера! И не груби мне!

«Женские мысли, я за ними никогда не поспею» — вздохнул антихрист и спросил:

— Чем это мы похожи?

Наира внимательно посмотрела на водителя.

— Ну, хотя, да… Не слишком… Но что-то есть! Лыба, что ли подленькая…

— А может отношение к тебе?

— Вряд ли! Сандер галантный — он при девушках не выражается.

— Ох, а то тебе противно! — рассмеялся Демьян. — Разбаловал тебя Сандер?

— А ты его не знаешь, что ли?

— Знаю, и не знаю. Виделись пару раз. Не заметил в нем особенного джентльменства.

— Не знать родню… — несколько осуждающе протянула девушка.

— Какую родню? Наира, не тупи.

— Ну, смотри: во-первых, вы похожи, а во-вторых, твой отец, хорошо устроил его без проволочек с нуля на хранителя второй столицы России…

— Нет, зайка! После меня отец открыл для себя контрацепцию.

Наира звонко рассмеялась, и антихрист улыбнулся, хотя понимал, что не убедил девушку и сплетни о родстве с хранителем Петербурга ещё погуляют по Хадесу.

— А куда мы едем?

— В Питер! Через два часа там будут праздновать новый год.

— Иии!!!! Надо позвонить Маргарите, чтоб подтянулась!

— Хватит пищать! — с мольбой в голосе попросил Демьян. — Уши закладывает! Лезь назад, и переоденься.

Демоница оглянулась, впечаталась поцелуем в щеку водителя и по-кошачьи скользнула на заднее сидение.

— Не пищать!

Он вовремя предупредил, но когда девушка открыла коробку, радостный визг всё равно раздался.

— Размер твой? — спросил он.

— Сейчас узнаем!

На этот ответ Демьян развернул зеркало, чтобы не пропустить процесс.

— Развратник. А чего ты с собой коробку с женским платьем возишь?

— На всякий случай, — улыбкой ответил Демьян, — Вдруг попадётся красота, а одета, как попало.

— А размер?

— Я же говорю, красота.

— Подлый, циничный развратник, — с усмешкой поругала она водителя, — Отверни зеркало!

— Я честный и справедливый развратник! Не отверну.


Яркие огни гирлянд украшали окна и стены клуба, искусственный снег валил, не прекращаясь из-под потолка, в руках и бокалах тут и там искрились бенгальские огни, музыка наполняла радостью и лёгкостью обещаний новизны. Атмосфера создавала настроение праздника, и подвыпившие, раскураженные люди были согласны забыть, что выходить из этого филиала северного полюса придётся в питерскую слякоть. Крики «Ура!!!» оглушали со всех сторон, хотя, что антихристу, что Наире было всё равно — сами кричали не тихо, и, пользуясь одной из европейских традиций, Демьян перецеловал половину людей в клубе — женскую.

Но любовь и восхищение прекрасным полом, привитое Асмодеем, в этот раз сыграло с ним злую шутку. Разговорившись с очаровательной красавицей у бара; он сразу почуял, что девушка не из людей, но ему всё не удавалось перевести разговор на нужную ему тему: такой полет мысли в совокупности с женской логикой даже для антихриста был открытием. Она буквально притягивала, хотя речь девушки так и искрила жаргонными остротами. Вскоре к ним подошёл Сандер.

— Девушке нужна помощь? — вежливо обратился он к ней, уже протягивая антихристу руку для приветствия.

— Вдвоём на одного? Может, ты лучше мне помощь предложишь? — пошутил Демьян, пожимая ладонь.

— Не подеритесь, мальчики.

Девушка рассмеялась, заражая весельем двух павлинов, распустивших хвосты. Демьян уловил, как Сандер уставился в толпу и затем перевёл раздражённый взгляд на него.

— Что это? — строго спросил демон, понизив голос.

— Где? — Юлика не теряла бдительности.

— Потом расскажу. Сделай вид, что тебе показалось? — очаровательно улыбнулся Демьян, игнорируя интерес девушки.

— Юлёк! — Наира тоже заметила их и подошла поприветствовать подругу; Юлика тут же покинула мужчин и направилась навстречу.

— Сложно будет, — сказал Сандер. — У тебя особый пропуск на неё? Или правила подзабыл?

— Не психуй, — отмахнулся Демьян, — Повеселится девчонка и назад…

— Юлика видела, — кивнул демон на весело рассмеявшуюся девушку.

— Кто? — не понял Демьян.

— Та, которую ты тут склеить пытался.

— Склеивают ласты. А кто она? Среди наших девчонок я её не видел… — и вдруг его мысль пошла дальше, — Ять….

— Не Ять, а ангел, — поправил демон.

Демьян с обречённым выражением лица задумался.

— Да что ж за день-то у меня сегодня! — проговорил он, но быстро взбодрился, — Ангела уговорить труднее, но вполне возможно, — на его лице показалась масляная улыбка.

— Этот способ не сработает, — помотал головой Сандер, — она секретарь городового ангела и про тебя всю подноготную знает.

— Блин! — выругался Демьян и, поправляя воротничок, продолжил, — Ладно, где бессилен секс, там работает шоколад! Что мы, в бабий пэмээс не договаривались!

Хмурость слетела с лица демона, и он рассмеялся — он полностью разделял мнение антихриста относительно общения с женщинами.

— Ну, хорошо, — согласился Сандер, — Я никого не видел, с Юликой сам разбирайся. Но поторопись, потому что её начальник тоже здесь, а язык у девчонки стремительный.

— Насколько? — сально ухмыльнулся Демьян.

— Ты удивишься!

Они попрощались, и Демьян пошёл в толпу, искать ангела. Демон же вернулся к столу, где оставил Александра.

— В порядке всё, это наш. Приставать не будет, — успокоил он. — А с чего это ты решил понаблюдать за ней?

— На всякий случай. Тут грязи, как в канаве… — на лице Александра отразилось омерзение. — А найти толкового секретаря не так просто.

— Волнуешься за неё?

— Контролировать надо, — несколько раздражённо ответил тот, — Женский мозг…

Сандер кивнул с усмешкой.

— И все ваши девчонки в контроле нуждаются?

— А ваши, будто, нет. Конечно, есть адекватные, но Юлика в их число не входит.

— Уверен, что не придираешься к ней?

— Она мой помощник, её работа помогать, а не подкидывать проблем.

— Согласен. Кстати, а сегодня здесь все ангелочки?

— Нет, конечно, — ответил Александр, — Некоторые не любят подобные сборища, кто-то уже засемейнился… А с кем это она? — ангел увидел в толпе свою подругу и насторожился.

Демон перегнулся через перила.

— Где?

— Вон, у колонн. Кто это?

— Да где? Одна она танцует!

— Ты слепой что ли? Вот, в оранжевом платье, брюнетка, явно с ней! Кто это?

— Откуда я знаю.

— Потому что это не человек и не ангел.

Сандер понял вдруг, что притворяться дальше бессмысленно, но сдаваться не собирался.

— Проверю.

— Кто-то из ваших привёл.

— Скорее всего, демонесса. — попытался выкрутиться Сандер, всё ещё не понимая, каким образом ангел так скоро вычислил Наиру.

— О чём сплетничаете, девочки? — Юлика появилась так же неожиданно, как и ушла полчаса назад.

— Тебя там ищут! Поболтала с новым ухажёром? Охомутала парня! — заметил Сандер.

— Пф! Чего там хомутать-то? Павлин блин!

— Люля, может тебя к Асмодею в штаб отдать? — сердито заметил Александр, — Как с мужиками флиртовать, так ты первая!

— Ещё один павлин, е-моё! — раздражённо вздохнула ангел.

— Форточку закрой.

— Фу, чего ты с ней так грубо? — улыбнулся Сандер.

— Да! Чего ты со мной так грубо? — подхватила ангел.

— Ничего! — отмахнулся тот. — С кем ты, кстати, там была?

— Это? Это Наира, из Хадеса. — просто ответила ангел.

Сандер понял, что антихрист не успел решить проблему, а Юлика, несмотря на всю свою осведомлённость о правилах демонов, почему-то закрыла глаза на один из главных запретов.

— Демон?

— С недавних пор. А что?

Александр молча кивнул, представляя, что он должен сделать в подобном случае. Сандер обречённо закусил щеку. Юлика помахала Наире и Маргарите, уходившим с Демьяном из клуба.

— Он привёл? — спросил Александр, проследив взглядом жест помощницы.

— Ага, — без задней мысли ответила девушка, — Ещё и меня склеить пытался.

— Что ещё от антихриста ждать…

— От антихриста? — Юлика изменилась в лице, но ненадолго.

— А то ты не знала.

— Я что, каждого должна в лицо знать? — прошипела ангел, — С кем работаем, тех знаю. Ну, теперь и Демьяна знаю.

— Значит, докладывать самому… — задумчиво проговорил Александр.

Сандер, молчавший всё это время, спохватился.

— А надо?

Ангел с удивлением уставился на него.

— Ну, я в том смысле, что это будет выглядеть как… — демон постучал по столу. — И потом, у него, скорее всего, разрешение есть. Папино.

— Разрешение? А они существуют? Может, догонишь его и спросишь? Это кстати твоя работа следить за подобным.

— Саш, что ты злой такой? — вмешалась Юлика, — Ну, вывели разок девчонку погулять… Новый год, всё-таки.

— Форточка, — коротко перебил он.

На этот раз девушка обиделась, злобно глянула на ангела и проговорила:

— Ладно-ладно, я с тобой потом разберусь, — взяла коктейль и откинулась на диванчике рядом с Сандером.

— Вывели! Давайте ещё всех ваших подопечных приведём сюда? Итак, завтра мы с тобой идём к Люциферу.

— Не договоримся? — негромко спросил демон.

Александр с пару секунд помолчал.

— Сейчас договоримся и что потом? Хочешь начинать с подобных косяков? — спросил он, — Неизвестно, что последует за этой «прогулкой». Ведь Айдар ещё не ушёл, а это он тебе точно засчитает за проверку качества работы.

Сандер задумался: если ухудшение отношений с Люцифером и его отпрыском было маловероятным будущим, то конфликт с ангелом уже стал настоящим. Демон решил, что мудрее отступить; в конце концов, Александр прав, и в начале карьеры, лучше показаться гиперответственным, чем халтурщиком.

— Я договорюсь, — согласился он. — Но не думаю, что Люцифер «пойдёт навстречу», надо будет лететь в Хадес. Был там?

— Нет. Координаты скинешь, сориентируюсь.

Услуга

Договориться об аудиенции с Люцифером не составило труда, демон даже немного расстроился. Сандер стоял в коридоре возле внушительной дубовой двери и ждал, когда прибудет коллега. Ангел почему-то задерживался. Сандеру крайне не хотелось докладывать на Демьяна. Всё-таки, проступок можно приравнять к нулю: Наира уже тысячу с лишним лет как с ними, свои долги отдала и никогда не нарушала никаких законов и правил в Хадесе. Которых, кстати, не так уж и много. Но единственный, из рождённых людьми, кому позволено запросто являться в любую точку земли — Демьян. Бывшим людям назад путь закрыт. Память никогда не исчезает полностью.

Из мысленных лабиринтов Сандера вырвал весёлый хохот, точнее сказать, дикий ржач нескольких мужчин, прозвучавший из кабинета, а через минуту из дверей вышел смеющийся антихрист.

— О, привет, Саня, — воскликнул он, наткнувшись на демона.

— Привет, — несколько мрачно, ответил тот и спросил, кивнув на дверь, — В хорошем настроении?

— Ага! Деймос проспорил… а, ладно, потом расскажу. Бежать надо. А ты к отцу по делу?

— Да… — кивнут тот, — только дело неприятное…

— Странно, когда к папе по приятному делу идут! Увидимся! — Демьян хлопнул его по плечу и убежал по коридору.

Сандер проводил его взглядом, вздохнул и прислонился к стене. Ему приходится докладывать на самого позитивного парня во всём Хадесе. Демьян даже хамит так, что хочется посмеяться вместе с ним.

— Идиоты! — резко распахнулась дверь, и выскочил ангел. Рассерженный мужчина прошёл мимо, вскоре после него вышел Фобос, сообщив, что дьявол ожидает, и в тот же момент показался Александр.

Когда городовые вошли, Люцифер, успокаиваясь от смеха, поставил стакан на стол:

— Перетравить полгорода… йодом!

— Да, беру назад свои слова насчёт отсутствия фантазии! — усмехнулся Деймос, — Я честно думал за валерьянку, ну, валидол там… но йодом!

Дьявол предложил вошедшим сесть.

— По какому вопросу? — спросил он.

— Мы по поводу Демьяна, — начал Александр.

— Не совсем Демьяна, — перебил Сандер, — Не то чтобы…

Деймос опустил голову, чтобы усмешка была не так заметна — не первый раз видел, как доносят на непутёвого антихриста. Люцифер тоже уже догадался про характер разговора.

— Суть? — осёк демона Люцифер. — Что он сделал?

Сандер выпрямился, вдохнул поглубже и отчеканил:

— Вчера в Питере праздновали Новый год, и Демьян привёл в один из клубов демоницу.

Люцифер удивился: появляться среди людей демонессам не воспрещается, кроме пола, они ничем не отличаются от демонов. Однако эти двое нашли её появление в Питере нарушением; он с непониманием взглянул на Деймоса, но тот ничего не знал про выходку Демьяна.

— Так, и в чём же проблема? — спросил он.

Здесь снова вступил Александр:

— Проблема в том, что девушка раньше была человеком.

Люцифер снова коротко переглянулся с Деймосом, тот скептично двинул бровями.

— Могу позвать, — нехотя произнёс демон, достав мобильный телефон из кармана.

— Не надо, — задумчиво проговорил дьявол и спросил, — Кто-нибудь ещё их видел?

— Только моя помощница, — заверил Александр.

— С помощницей сам разберёшься, — произнёс Люцифер, не глядя на ангела, и замолчал.

Сандер с тревогой наблюдал за ним.

— Предложения? — коротко спросил дьявол.

— Я предлагаю меня расстрелять! — громко выпалил Сандер.

— Я предлагаю расстрелять Демьяна, — проговорил Деймос.

— Это не поможет… — равнодушно принял участие в шутке Люцифер.

— Зато это весело, — продолжил друг. — Кстати, как зовут девчонку?

Дьявол глянул на друга:

— Да она-то тут причём?

— Спрос с обоих. Не силой же он тащил её к людям. — Деймос поднялся и, не прощаясь, скрылся за дверью.

Дьявол не обратил на это внимания, спокойно поблагодарил посетителей за информацию и отпустил. Хранители уже выходили, когда снова раздался голос дьявола:

— Сандер, останься. Есть дело.

Люцифер подождал несколько минут прежде, чем начать разговор. Жуткие минуты для Сандера. Мысль «Ну вот и до свидания!» не покидала голову, наравне с мелодией из советского фильма про шпионов. Что сделает? Разжалует? Или через свои словесные игры вычислит то, в чём ещё сам демон не планировал себе признаваться, и оставит себе этот козырь.

— Айдар не говорил тебе о нюансах работы?

Сандер решил, что под «нюансами» дьявол подразумевает выходки и причуды антихриста.

— Поступок Демьяна не особенно страшен, я бы и не стал его афишировать и тревожить вас по таким пустякам, если бы Александр не заметил его.

— Я не о том, — отмахнулся дьявол, — Покрывать оплошности Демьяна не обязательно, но речь пойдёт не о нем. — Люцифер стал говорить тише, — Айдар, будучи на должности, выполнял для меня кое-какую работу, неофициально. Готов ты или нет — не обсуждается. Совмещать придётся с основной деятельностью, но в строжайшей секретности. Ни Александр, ни его помощница, никто из ангелов или демонов не должен знать об этом.

— А Данель и Баалберит? Эти двое знают всё по долгу службы.

— Предупреждены.

Сандер передёрнул плечами и выпрямился:

— Ну, раз не обсуждается, жду указаний!

Дьявол улыбнулся его выправке.

— Ничего криминального. Идём.

Вслед за Люцифером демон прошёл в соседнее помещение, дьявол выбрал на карте точку, затем открыл стеклянную дверь, и они вышли в следующую комнату. Сандер сразу почувствовал, как изменилась атмосфера — они были уже не в Хадесе. Дьявол вышел на балкон высотного здания, расправил крылья и взлетел над городом; демон узнал архитектуру доверенного ему Петербурга, тоже принял свой естественный облик и направился следом. Вскоре они прибыли к стандартному многоквартирному дому в пригороде, и приземлились на крыше невысокого здания во дворе.

— Значит, суть заключается в следующем: присматривать за девушкой, — начал Люцифер, взглядом пересчитывая этажи дома.

Сандер помолчал, выискивая подвох; они стояли в тени, прикрываясь крыльями от ветра. На седьмом этаже здания загорелся свет, Люцифер поманил демона за собой, и они поднялись. Заглянув в окно, Сандер увидел девочку лет пятнадцати с книжкой на кровати.

— За ней?

Люцифер молча кивнул, не отрывая взгляда от девушки. Демон посмотрел на дьявола, затем на предмет его интереса, связи не увидел, но Сандер не горел желанием рыться в архивах в поисках биографии объекта, а потому выбрал альтернативный вариант получения информации.

— Можно вопрос?

— Ну?

— Зачем?

— Если ещё немного подождёшь, сам увидишь.

Ждать пришлось недолго: видимо, сильно утомившись за день, девушка вскоре уснула.

— Да ладно? — изумился демон, когда из-за спины девушки показались белые ангельские крылья. — Ангел?

Люцифер отрицательно помотал головой.

— Она рождена людьми, и у ангелов нет информации о ней. Неизвестно, как так получилось, но я пока не хочу, как ты выражаешься, афишировать эту находку. Сам за ней приглядывать я не могу, — они оглянулись на движение в комнате, и дьявол отстранился от окна, — Она почему-то остро чувствует меня.

Девушка поднялась и сонная, вышла босиком на холодный балкон. Сандер пригнулся, и она, посмотрев с минуту за стекло, вернулась в комнату.

— Так всё, спать, — пробормотала она и залезла под одеяло, крылья легли поверх. Сандер отметил, что крыльями движет не девушка.

— Она о них не знает, что ли? — спросил Сандер, с непониманием посмотрев на Люцифера.

— Нет.

— И я должен за ней следить. Понял. Сколько ей? Пятнадцать? — хитро улыбнулся Сандер.

Люцифер едва заметно поморщился и продолжил:

— Желательно, чтобы она о тебе не знала.

— Настоятельно «Желательно»?

— Приказ, — несмотря на слова, дьявол говорил так, что невозможно было угадать какую-либо эмоциональную заинтересованность в деле, — Если что-нибудь случится, сразу сообщай мне.

— Из разряда? — уточнил Сандер. — Если ноготь сломает или ногу?

Дьявол вздохнул и начал перечислять наиболее вероятные варианты:

— Если она начнёт связываться с кем-то из наших, или её найдут ангелы, если у неё будут большие неприятности или с ней самой случится нечто серьёзное. В общем если её существование станет слишком заметным, сообщай мне. В любое время, в любой ситуации, но только мне и никому другому.

— Даже Демьяну?

— Лично мне.

— Понятно. Но если вдруг придётся вас искать через кого-то?

— У тебя есть мой личный телефон, — сухо ответил дьявол.

Сандер кивнул, посчитав глупым сомневаться в ответственности Люцифера. Дьявол ещё раз взглянул в окна на девочку и предложил продолжить беседу в другом месте, ибо, по его словам, «холодновато для крыльев».

— Как устроился? — спросил Люцифер, уже продолжая вечер в баре.

— Отлично. Спасибо, что Россия. Тут девушки самые интересные…

Дьявол тихо рассмеялся:

— Знакомый подход. Смотри, чтобы юбки не мешали работе.

— Работе может помешать только отсутствие юбки!

— Айдар ещё не утвердил тебя?

— Нет. Работаю на птичьих правах.

— Это нормально, все так начинают. Посмотрит с полгода, справляешься ли, — объяснил Люцифер. — По твоей истории всё в порядке?

— Да. Могло быть и лучше, но всё решаемо. Мелочи.

— Наши в Петербурге сейчас есть?

— Есть. Трое, — ответил он, через секунду.

— Макс и Лана, — добавил Люцифер. — А третий?

— Август, по-моему, — припомнил демон, — Точно. Август.

Люцифер задумчиво кивнул, погладил пальцами подбородок:

— Больше никого?

— Официально больше никого. Из тех, кто живёт, как человек.

— А «не официально»? — дьявол не сводил глаз с подчинённого.

— Стал бы я так подставляться с первых шагов? — серьёзно ответил демон.

Дьявол помолчал, снова кивнул и улыбнулся. «Вряд ли, — подумал он, — Либо ещё не в курсе».

— Хорошо, — протянул дьявол.

Сандер хотел ещё раз уточнить у дьявола рамки привилегий антихриста и демонов.

— По поводу, Демьяна… — начал он. — Как мне быть в ситуациях, как сегодня? Наира с нами уже давно, чтобы считаться своей… — в глазах дьявола мелькнуло недовольство, и Сандер это вовремя уловил, — Конечно, бывшие люди отличаются от нас, но поступок Демьяна не кажется мне таким уж страшным…

— Наира — всего лишь следствие. Она не виновата, а глупости Демьяна не надо покрывать. Он ничем не отличается от других, — сухо сказал дьявол.

— Какие его поступки принимать за «глупости», а какие посерьёзней? — уточнил Сандер.

— Смотри по ситуации, — махнул рукой дьявол. — Кто-то из городовых сам с ним разбирался, не доводя до меня.

Люцифер дал ему ещё несколько простых указаний по поводу сына и покинул демона.

Сандер никогда не встречался с главой демонов лично, и сейчас его поразило безграничное доверие дьявола. То как он выбрал демона на пост, как выслушал донос на своего сына, как теперь поручил секретное задание, говорило об абсолютной уверенности в своих подчинённых. Подобное отношение могло быть по двум причинам: либо дьявол действительно доверяет им, либо в его власти при надобности уничтожить всех и каждого. Но скорее всего, и то и другое.

О Люцифере Сандер знал не больше остальных — дух, посетивший нашу планету и оставшийся здесь, сочтя её интересной; принявший облик, наиболее привлекательный по своему мнению, и сохранивший за собой возможности взаимодействия с тонкими материями природы. Внешне дьявол мало отличался от демонов, его выдавала только стать — пресловутый свет, рвущийся от него, заставлял Люцифера быть первым, вести за собой и объединять под своим началом.

После личной встречи Сандер убедился: Люцифер не имеет ничего общего с человеческим представлением о дьяволе, как о воплощении зла.

Дьявольский мажор

Сандеру недолго пришлось мириться с фактом «предательства» хадесского золотого ребёнка — Демьян сам договорился с ним о встрече. Демон нашёл его у бара в одном из ресторанов в центре города. Всклокоченный, в костюме, надетом только ради заведения, улыбающийся во все тридцать два зуба, антихрист ждал, пока симпатичная барменша готовила коктейли.

— Ты только что из дома? — Сандер пожал ему руку.

— Я только что из душа! — ответил Демьян, — Но вообще, да. Вашими стараниями, я за этот год налетал больше, чем министр обороны за прошлый! А ещё новогодние праздники не кончились!

— Не держи зла. Я должен был сообщить, — сказал Сандер.

— Да ладно! — бросил Демьян, протягивая демону треугольный стакан с прозрачной жидкостью, — Морду мне девки ещё не раз расцарапают, а от отца я нового ничего не услышал.

Слова антихриста несколько успокоили демона, а запах можжевельника из стакана взбодрил разум, который в последнее время всё больше начинал походить на питерское небо.

— А морда причём? — спросил демон с недоумением.

Демьян в свою очередь посмотрел на него, в глазах промелькнуло воспоминание.

— Значит, это не из-за тебя… Забудь! — он дал барменше плотный свёрток купюр и указал на один из столов; уводя демона вглубь ресторана, он продолжил разговор, — Лучше скажи, а можно сделать так, чтобы некоторые белокрылые счетоводы не знали о кроликах с плохой родословной?

Демон уловил идею.

— Теоретически да, если кролики будут вести себя прилично и не выделяться, — ответил он.

— А как нам сделать, чтобы не сильно выделяться?

— Известить владельца полянки! Он расскажет, где пастись без палева.

— Дивно! — Демьян довольно чокнулся с демоном, отпил и добавил, — Я с дарами!

Официант, незаметно обойдя их, поднёс коктейли трём девушкам, уютно устроившимся на диванчиках у окон.

— С дарами? — ухмыльнулся Сандер, уловив кошачьи кокетливые взгляды.

— Знакомимся! — бодро сказал Демьян, — Девушки — Александр, Александр — девушки!

— Польщён, — только и успел проговорить демон, увлекаемый двумя красавицами в центр уютного дивана.

Демьян устроился напротив, обласканный третьей представительницей очаровательного эскорта. Сандер ещё раз изумился различию отца и сына. Впечатление, что перед ним сидит психанувший и пославший всё к чертям Люцифер, уходило очень нехотя.

— Асмодей по тебе уже скучает! Видел его недавно в Италии, со своей Лукой носится… — Демьян вдруг уловил опасающийся взгляд, — Что? А, расслабься, они из Польши. По-русски не понимают, — он ласково потрепал волосы красотки, устроившейся у него под рукой. — Абсолютно чистые головы! Мы им так же безразличны, как они будут нам завтра.

Сандер, наконец, уловил речь длинноногих пташек и немного успокоился.

— Старому развратнику при случае привет передавай, — сказал демон.

— Разумеется! Как тебе попурри из старушки-Европы?

— Город? Прекрасен.

— То есть устроился нормально?

— В целом, да. Если б ещё овсянки Алкионовы не накосячили с городами, был бы вообще в шоколаде.

— Ну, ты ведь понимаешь, девочки такие — всегда работают на износ. — Демьян сопроводил слова пошлой усмешкой, глядя на кошку, потянувшуюся за коктейлем и вернувшуюся под заботливое плечо антихриста. — Напутали, с кем не бывает. По-моему, отец позволил девушкам работать на нас, исключительно с целью устроить нам интересную жизнь. Возможно, только Божена идеальна, как работник.

— Божена?

— Секретарь Айдара.

Сандер не заметил никого при своём предшественнике и даже не подумал узнать.

— Кстати, а нет ли у тебя кого-нибудь на примете вроде этой Божены?

— Нужен помощник?

Сандер кивнул, умиротворённо глядя на брюнетку слева, выводившую ногтями узоры на его рубашке. Демьян подумал с минуту.

— Эй, Дон Жуан! Пока у меня не пропала идея, послушай, — со смехом позвал он демона, — Диана подойдёт.

Имя приласкало слух, но демон быстро опомнился и переспросил.

— Диана. Какая? Не помню…

— Которая в Греции на Артемиду откликалась. Брюнеточка, красотка, косы по ямочки на пояснице. Насколько помню её в деле, чёткая и не без шарма. Одним словом — Тигрица.

— Тигрица мне в самый раз. Где её искать?

— О, расслабься! Я всё устрою. А сейчас хочу предложить переместиться в более неприличное место. Тут недалеко, но для девочек мы вызовем такси. — Демьян сделал жест администратору подать машину.

— Не уверен, что мне это удобно сейчас.

Демьян вздрогнул, словно собеседник сообщил, что заражён бубонной чумой, и Сандер поспешил сослаться на работу.

— Да брось ты! Тоже мне работа, присматривать за пыльными клопонакопителями… Скинь всё на флешку, а эту библиотеку сожги к чертям!

— Так это ты подал идею в Александрии? — усмехнулся демон. — Знаешь же, что не могу. Все эти клопонакопители я должен передать в архив.

— Не в курсе вашей волокиты, — отмахнулся Демьян.

— Кстати, давно хотел спросить, чем ты занимаешься?

— Я? Да так, то тут, то там. По отцовским мелочам. Ответственных вопросов он мне не поручает, так что просто живу. Наслаждаюсь дарами природы и цивилизаций, — и он шутливо прикусил тонкое плечо блондинки.

— И не скучно?

Антихриста снова покоробил вопрос.

— Парень! Ты в Питере чуть больше месяца, а уже пропитался этим свинцом! — воскликнул он и, окунув пальцы в стакан, окропил крестным знамением Сандера, — Изыди, депресняк! Серьёзно! Тебя, может, спасать пора?

Демон, смеясь, потянулся за салфеткой, чтобы утереть брызги виски с лица, но язык сидевшей рядом быстрее добрался до алкоголя на его щеке. От Демьяна не укрылось, как Сандер слегка поморщился, инстинктивно отстранившись от девушки.

— Аа. — многозначительно протянул Демьян.

— Что?

— Да так, — антихрист решил не углубляться в тему сразу, спросил только: — Хоть, не земная?

Во взгляде демона мелькнула благодарность, и он, уставившись куда-то за плечо собеседника, кивнул:

— Неземная.

— Это хорошо. Если бы одного из самых выдающихся инкубов соблазнила обычная человеческая девка, я был бы вынужден принять меры! Как минимум, познакомиться с ней лично. Знаешь, — сказал Демьян, — наверное, это единственный город на этом континенте, где мне не довелось влюбиться. Может, я не в то время попадаю, или место тут такое…

— Тут слишком мрачно для тебя, — улыбнулся демон.

— Точно. Но я работаю над собой! Все ж меняются. Видела б тебя сейчас Наира! Представь каламбур: она надумала себе, что мы с тобой родственники! Видите ли «лыбы» у нас похожи, и отец тебя пристроил по блату.

— Пф! Хорош блат.

— Кстати, как случилось?

— На глаза попался вовремя. Я у Асмодея был с новыми идеями. Жду. Тут твой отец, конечно, я его пропустил вперёд. Мне время не поджимало… А выходили они уже вместе, и Люцифер просто спросил «Тебе этот нужен?», тот «Нет», «Ответственный?», «Да вроде». А потом мне говорит, «Зайди в Питере к Айдару. Сменишь его». Все. Дальше уже девчонки Алкиона встречу назначили и легенду дали.

— Прекрасный карьерный прыжок! — расхохотался Демьян. — Эх, знаешь, истории о подобных выходках отца мне прям бальзам в уши! А то строит из себя гиперответственного, суперправильного… Ладно. Ох, иди! Перед девками стыдно! Я им обещал горячего парня, а тут сфинкс полудохлый. Иди уже по своей работе. Диану приведу.

Сандер поднялся, с некоторой неуверенностью, на которую Демьян отреагировал незамедлительно:

— Да не скажу я никому. Только дохлым сфинксам нужны невские корюшки! Иди, — и он с размаху пожал Сандеру на прощанье руку.

Демон покинул соблазнительную компанию и вышел из ресторана. Прокручивая в голове список нерешённых вопросов, он пытался понять, какой из них нагоняет тоску, совсем для него не характерную. Ведь ещё несколько месяцев назад, он бы ни за что не упустил возможности повеселиться в подобном обществе, но сегодня отчётливо почувствовал некий барьер. «Старость подкралась незаметно, — подумал он, и кивнул нескольким демонам возле моста, приветствуя, — Возможно, Демьян прав, это город так действует». Скрывшись в переулке, демон расправил крылья и поднялся в небо. Ощущение чего-то утраченного засело внутри, набросив пелену на глаза и притупив природную остроту восприятия. Сандер не находил ответа своему состоянию. С той же смутой внутри, демон направился в пригород и прилетел к седьмому этажу знакомого дома. От сильного запаха свечей демон пришёл в себя.

— Так, а здесь я что забыл? — спросил он сам себя, глядя на любимицу дьявола, пытавшуюся поскорее проветрить комнату от дыма. — Ну да.

Когда она скрылась за дверью, демон вошёл в комнату и сел на диван, созерцая обстановку. Судя по всему, девушка только что гадала. Свечи, карты, жжёные бумажки — стандартная мелочь.

— На парафине не гадают, — сказал Сандер вслух, когда она вернулась.

— Я знаю, — ответила она, вновь приняв голос за свои мысли.

Сандер улыбнулся: «Потешная» — все, что приходило на ум при виде её. Девушка закрыла окно, закуталась в серый свитер и достала большой пакет и альбом для рисования. Сандер лёг на диване и закрыл глаза, слушая подобие музыки из приёмника.

— Дурак, — послышалось из-за стола. — Чего мне тебя ревновать. Глупость какая. Зачем мне ревновать, если ты других любишь. Люби себе на здоровье… Просто хочу помочь. Блин, почему я так хочу уберечь тебя? Что тебе угрожает?

Девушка тихо говорила сама с собой, и Сандеру слышалась неземная обида в её голосе.

— А может, любишь? — лениво предположил он.

— Может, немножко… совсем чуть-чуть. Как сестра, — снова ответила она на свои мысли. — Зачем я ему сказала, что я его ангел… дура… — проговорила девушка, — Он, наверное, решил, что я сумасшедшая.

— И правда, дура, — согласился демон.

— Это бред, — сказала она, — Всё слишком сложно, а правильные вещи всегда просты.

С этой мыслью Сандер не мог не согласиться: то, что запуталось сейчас в его существовании — слишком сложно, но слишком желанно, чтобы быть неугодным судьбе.

— Правда, неправильный путь — тоже путь… — добавила она. — Всё так относительно.

— Заткнись, мелкий философ, — проговорил демон, взглянув на неё.

Девушка сидела за столом, рисуя что-то. Сандер встал с дивана и подошёл. Не из любопытства — демону сейчас везде как на иголках. Только иголки все в голову — мысли о ней. И почему такая несправедливость? Почему когда нет серьёзных чувств, всё доступно, а чуть намёк на нечто грандиозное, так начинается хождение по пресловутым мукам.

Хранитель2

Время в Питере летело незаметно; работа городового оказалась не столько сложной, сколько скрупулёзной. Но ответственные за людей демоны настолько качественно и исправно выполняли свои обязанности, что Сандеру оставалось только позаботиться о «хвостах», оставленных его предшественником. Все книги он закрыл и передал на хранение в Хадесские архивы, и его квартира сразу напомнила, что неплохо бы обставиться, чтобы более походить на человека. С помощью Юлики организовал работу через удалённую сеть, чем немало порадовал демонов и заслужил уважение. Оставалось лишь дождаться от ангельского секретаря обещанной базы, с полной информацией об истории города и его населения. И он занялся одержимыми. Четверо, действительно, оказались просто влюблёнными — и Сандер их даже понимал — Питерские девушки весьма лакомый кус. Но двум удавалось скрываться, и он не мог на них выйти, как ни старался. Однако они и не докучали настолько, чтобы решать проблему немедленно. Два одержимых человека на, можно сказать, столицу, сущие пустяки. Поэтому, освоившись со своей должностью, Сандер решил познакомиться с жизнью, что приписали ему очаровательные помощницы Алкиона.

— Охренеть! — звонко рассмеялась ангел и, раскинув объятия, прыгнула навстречу демону.

У Сандера в очередной раз заложило уши. Он, конечно, тоже был удивлён встрече, но не настолько — всего лишь до нервного хихиканья.

— Ты чего здесь?

— Я? А ты чего? — в свою очередь спросил он.

— Я тут типа работаю. Вон, гляди! — и Юлика с шутливой гордостью показала армейскую шапку с восьмиконечной звездой.

Демон сдержал смех, криво сложив губы.

— Я, типа, тоже.

Она снова рассмеялась и запрыгала, обнимая его. Они прошли через пропускной пункт.

— Ты где, ты кто? — бодро спросила она.- Мы с Сашко в первом спасательном. Ты заходи! Спасём от скуки!

— Александр тоже тут?

— Ага! Рад?

— Как утопленник! — кривая усмешка не слезала с его лица.

Юлика вскоре убежала, под предлогом, что опаздывает, и Сандер тоже поспешил спрятаться от февральского холода на рабочем месте. Он пребывал в крайнем удивлении, что помощницы Алкиона определили ему то же место работы, что и Александру с Юликой. И это при том, что предыстории и биографии ангелам и демонам сочиняют разные отделы.

— Созвонились, точно… — ворчал он, разбирая почту. — И придумали же! В МЧС! Блин… надо было им конфет подвалить… Сапёр, какой из меня к чёрту сапёр! Не могли что-нибудь поспокойней придумать! Хотя… — он задумался, просматривая грамоты и фотографии на стенах, — хотя, судя по всему, хороший сапёр. А коли ещё живой, так вообще молоток.

В двери показалась приятная, хотя и немолодая женщина:

— Са-аш, там тебя начальник ищет.

— Ага. Сейчас подойду.

Дверь закрылась, Сандер ещё раз пролистал папку со своей историей и отправился к местному начальнику. После встречи, он заключил, что не всё так плохо, и с этим можно жить. Демон решил, зайти к Александру.

— Юлика уже, наверняка, растрепала ему, что я здесь.

Поднявшись на второй этаж здания, где, как ему сказали, должен быть коллега, демон вошёл в дверь и снова оглох:

— Смирно!

Сандер нахмурился — солдат на тумбочке стоял на совесть.

— Где… — тут он понял, что не знает земных имён своих коллег, — начальство, где?

Солдат указал на дверь со стёклами. Он заглянул в кабинет: кроме ангелов внутри никого не было.

— Мне сказали, тут есть мёд! — пошутил он, заходя.

— Не-а! Но сгущёнки завались! — рассмеялась Юлика, не отрываясь от монитора, — Привет! Я ему не сказала!

Сандер наткнулся на удивлённый взгляд.

— До меня тут доехало, что я не знаю ваших имён, местных, — пошутил он.

— Здравствуй… — ответил ангел, всё ещё ошарашенный новостью, — Недалеко: эта пришибленная — Люля.

— А этот павлин — Сашко! — сострила Юлика.

— А по-человечески, видимо, Юля и Саша? — улыбнулся Сандер.

— Типа того, — улыбнулась девушка, и вдруг выругалась, — Аагррр!!! Долбаный сапёр!

— Что, подорвалась? — спросил Александр. — Тогда подорвись нам кофе сделай! — добавил он, когда она уже и так встала.

— Дай я! Я тут дипломированный сапёр! — усмехнулся Сандер, садясь за компьютер ангела.

— Да ну? Сапёр, реально? — переспросил Александр.

— Ага. Мало того! Ещё и медведь.

— Не косолапь на работе! — пошутила Юлика и в подтверждение своим словам услышала «Ба-бах» из колонок. — Ха! Не попал!

— Да скорей наоборот!

— Помои будешь?

— Что? — недоумевающее спросил Сандер.

— Кофе растворимый. Она его помоями называет, — пояснил ангел.

— Обоснованно! — согласился демон. — А тебя кем сделали?

— По воспитательной работе. А это, — он кивнул на ангела, — механик-радиотелефонист. Может подкрутить радио и поговорить по телефону.

Юлика насупилась, разливая кипяток в чашки; взяв две, она по пути отдала одну кружку Сандеру, а со второй уселась на подоконник.

— А мне? — спросил Александр.

— Сам поднимись, а то хвоста давно не видели.

Сандер ухмыльнулся милой перебранке.

— Итак, мы хранители города во всех смыслах и ипостасях… — подытожил он. — Ты закончила обновлять систему? Покажешь?

— Заведи себе халдейку! Хитрый! Я на него ещё работать должна!

Юлика поругалась для виду, стуча ложкой в чашке, подошла к компьютеру и стала диктовать адрес, потом облизала ложку и взбесилась на то, что демон так долго ищет папки.

— Ну, сядь сама ищи!

— Вставай! — она ткнула его в плечо, но Сандер не двинулся, а только откинулся на спинку стула; Юлика бодро села к нему на колени, решив, что два места, лучше одного. — А чего коленки костлявые!?

— Люля, это для баланса, — заметил ангел, взяв свой кофе, — Если где-то убыло, значит, где-то прибыло.

Юлика не ответила, сосредоточившись на поисках.

— А, блин, я ж на флешку всё скачала. Где флешка? — она оглянулась в новом поиске, — Саш, я её у мужика положила! — она обшаривала полку с бюстом русского писателя.

— Это Макс!.. — сухо ответил тот, — Мужики в поле пашут.

Она что-то прорычала и отправилась на поиски в другой кабинет.

— Это что было? — тихо спросил Александр, когда ангел вышла.

— Что? — удивился демон.

— Ты с ней флиртуешь?

— Запишешь? А что, девушка хорошая, красивая, бесхозная… — пошутил Сандер.

— Занята. Замужем она.

— В смысле? Вы женитесь тут?

— А ты думал в подобных структурах все девушки бесхозные?

В этот момент вернулась Юлика с флешкой.

— Обо мне болтали, девочки?

— А что тем других нет? — снова съязвил Александр.

— И почему «девочки»? — добавил Сандер.

— Потому что вы, мужики, когда о бабах говорите, хуже баб! А бабам не говорите, что вы о них говорите! — она села за свой компьютер.

— Люля, ты снова взорвала мой мозг, — через минуту сказал ангел.

— И мой, — подтвердил демон.

— Зато пошевелила! — не глядя на них, ответила она и поманила к себе Сандера, — Иди сюда.

Около часа она показывала, объясняла демону, содержание программы. Сандера очень радовала мобильность и доступность: библиотечная романтика хороша, когда нет нужды таскать это всё с собой.

— Наконец-то. — Александр посмотрел на экран мобильного телефона и ответил.

Сандер продолжал обсуждать с Юликой систему, и вдруг ощутил, как резко остановился мозг, а вслед за ним и сердце. Дальше он воспринимал только телефонный разговор.

— Тиана звонила, — сказал ангел, закончив разговор, — Я в бухгалтерию, если что — звони.

— А здесь и бухгалтерия есть? — спросил Сандер, — Мне тоже надо, а то сапёр, спонсируемый только Хадесом - так себе начало.

— Опасаешься прослыть буржуем? — усмехнулась Юлика.

— Поверь, эти средства не внесут серьёзных изменений в твои финансы, — заметил Александр.

— Ну, хоть номинально, — настоял демон. — Покажешь где?

— А система? — напомнила о себе Юлика, — Я тебе десять раз объяснять не буду!

— Мы вернёмся, Люля, не волнуйся. Скинь мне пока на флешку свои схематозы. — сказал Сандер, и поспешил за ангелом. Юлика что-то проворчала им вслед про лень и поверхностное отношение к работе, в просторечных русских выражениях.

Бухгалтерия оказалась в соседнем невысоком здании, Александр дважды стукнув в дверь, вошёл только после ответа. Демон несколько изумился, что тот спросил разрешения войти, если его до этого сами позвали, но, войдя в кабинет, понял, осмотрительность своего коллеги.

— Сань! Я бегать за тобой должна?! — женщина в военной форме, строгим голосом, с порога стала отчитывать вошедших, — Если тебе деньги не нужны, так я найду им применение! Что, думаешь, тут долго ждать будут? Охренели совсем. Расписывайся. — Она бросила перед ним журнал учёта и перевела орлиный взгляд на второго посетителя. У Сандера похолодело под рёбрами, но человеческое тело сообразило вперёд разума — выпрямившись в струну и козырнув ладонью, демон, опережая вопрос, выдал:

— Медведь!

— Ааа. Вот ты какой, хрен с Камчатки! Тань, выдай ему карту, и организуй, чтоб в личном деле всё заполнено было. Я этого косячника месяц вылавливаю!..

Неизвестно, сколько бы ещё Сандер «наслаждался» голосом, познавшим не одну тысячу сигарет, если бы не телефонный звонок. После короткого разговора, женщина, не прекращая браниться, направилась из кабинета.

— Тебе, кстати, тоже к мудрому, — бросила она, проходя мимо ангела.

— Сейчас?

— Да. Успей, пока у него собрание не началось.

— Хорошо, — кивнул Александр и обратился к демону, — Зайди к Юле, она подготовит по системе и ждать будет. Найдёшь дорогу?

— Да-да, — рассеянно кивнул Сандер, не отрываясь взглядом от изящных кистей, проставлявших галочки в журнале.

Он глупо улыбался, пытаясь заставить девушку, поднять глаза на него, но она была поглощена работой. Наконец, она положила перед ним журнал, личное дело и конверт.

— Расписывайтесь, где галки. Карта и код в конверте.

— Ручку дайте.

Девушка протянула ему ручку, и аккуратно вывернула свою кисть, словно предугадав, что он хотел сделать.

— Не эту ручку я хотел.

— Милый, тут таких Казанов с полсотни, не считая, солдат, думаешь, я не поняла?

— То есть здесь, ты — Таня? — перевёл тему мужчина.

Она устало посмотрела за окно, дождалась, пока документы будут заполнены и, взяв папки, поднялась.

— Чего стоишь? Я тебя одного в кабинете не оставлю, — она остановилась в узком коридоре у выхода.

Её забавное возмущение не остудило демона, он подошёл ближе к ней, взялся за ручку двери, но вместо того, чтобы открыть, он резко наклонился к ангелу и коснулся бархатной щеки.

— Ты идиот? — она упёрлась в него папками, не в силах оттолкнуть, и помелькала перед его глазами правой рукой, — Недавно среди людей? Повылазило?

Сандер, наконец, заметил кольцо на пальце, но не счёл этот факт достаточно серьёзным препятствием или хоть немного значимой причиной, чтобы отодвинуть свои желания на второй план.

— Я подумал…

— Подумай ещё! — осекла она, и попыталась выйти, но демон не убрал руки, и ей не удалось открыть дверь, получилось лишь подержаться за тёплую мужскую кисть. Тиана вскинула голову и, остановив взгляд на его улыбке, тихо произнёсла, — Ты серьёзно?

— Более чем. — Сандер снова склонился к ней, но не за поцелуем, а просто коснулся лбом светлой чёлки, неотрывно глядя на голубые глаза, полуприкрытые длинными ресницами. — Ты меня зацепила.

— Я серьёзно, — холодно сказала она, уходя от недолгого прикосновения, — Я собиралась прожить спокойную жизнь, мне хватает приключений при работе на два фронта! И дополнительные трудности не нужны. — Сандер улыбнулся, от него не укрылось, как дрогнул её голос, но ангел и сама это заметила и решила укрепить стену. — Ты думаешь, я не в курсе, чем ты занимался до этой работы? С таким послужным списком, люди медкомиссии годами проходят, и я принимать участие в этой эстафете не собираюсь.

— То есть у меня ни малейшего шанса хотя бы на свидание?

— Стань майором, там и поговорим.

— Вот как? Значит, мне нужно лишь отвечать определённым условиям? — обрадовался Сандер, и осмелел, — Не огласите полный райдер?

Тиана устало посмотрела на него.

— Даже если я и решу связаться с демоном, то ты вряд ли будешь даже в первой десятке. Пропусти.

Сандер, подчиняясь строгому тону, снял оборону, ангел проскользнула мимо, и он вышел следом.

— Всего доброго, — бросила она и скрылась в кабинете в другом конце коридора, оставив демона с неприятным чувством голода в клетке рёбер.

Помощник

Бешеный ветер вынес с улиц города всю грязь и пыль, высушив каждый поребрик, опустошив все крыши Петербурга, очистив город и представив его безразличным наблюдателем. Сандер шагал, втянув голову в плечи, пытаясь найти, на чём можно оторваться. Здесь на проспекте ещё был шанс встретить какого-нибудь преступника или злоумышленника, но проклятый ветер загнал всех людей по домам, не оставив демону ни одной возможности отвлечься от зыбучих мыслей, затягивающих его в яму уныния.

— Неужели это не работа, а ссылка? — подумал он вдруг, скрываясь от грозы под навесом при холле в гостиницу. — В этот город, действительно, приходят умирать.

Ливень, не характерный для конца марта, спустился внезапно. Другой город демон бы сравнил с женщиной, спешащей отмыться от неудачного свидания, но у этого душа не женщины, и не мужчины. Петербург не чёрствый, не влюблённый и не сухой. Это город — сфинкс, с непостоянством бога. Он никогда не протянет тебе руку помощи и никогда не создаст дополнительных препятствий. Город просто откроет то, что уже наполняет тебя.

Сандера угнетало здесь всё: серое небо, жужжащий вездесущий транспорт, хмурые сутулые люди, спешащие от точки до точки, сдержанно гордые здания. Город прекрасен. Город невыносим. Демон отчётливо чувствовал, что Петербург забрал у него нечто очень важное, без чего он перестал быть тем, кем являлся на протяжении последних сотен лет.

Свежесть уходящего дождя располагала к размышлениям, демон добрел до дворцовой площади. Великолепные фасады, окружившие его со всех сторон, учтиво, хотя, скорее равнодушно, ждали его действий. Дождь разогнал всех людей по домам, и даже на главной достопримечательности города нет ни туристов, ни гуляк, но Сандер всё равно, оглянулся, прежде чем расправить крылья. Задумчиво шагая по зелёной крыше дворца, демон не отрывал взгляда от уже лениво беснующейся реки, запертой в граните. Камень не боялся мощи стихии, он словно был готов к наводнению в любой момент, и спокойно принимал её поведение. Как присутствие женщины вносит в жизнь мужчины новизну и не всегда приятные приключения, так и Нева была единственным, оживляло сейчас этот город.

Демон взлетел на колонну в центре площади и сел под бронзовой статуей. Он глядел разом на все потоки энергии, чувствовал их и проживал всю эту суету. Внезапно появилось осознание всего масштаба ответственности за этот город, за каждого жителя, за каждого пса, и вместе с тем пришёл покой, уверенность. Уверенность, что всё так, как должно быть, всё на своих местах. И он. Пока не на желанном пути, но уже рядом. И сердце его имеет право биться чаще и сильнее, при воспоминании о светлых глазах, и он имеет право быть любимым именно ею. Да, Тиана другой породы, другого склада, она знает другие истины, у неё другие обязанности и совершенно другое предназначение. Но, возможно, именно это ему и нужно: не слишком доступная, ещё и чужая, но, тысяча проклятий, такая манящая.

Пронзительный свист вырвал его из задумчивости, и он обернулся — на ансамбле, венчающем крышу Главного штаба, стоял и махал ему Демьян. Сандер слетел к нему.

— Тпррруу! — крикнул антихрист лошадиным изваяниям и спрыгнул с колесницы. — Гроза отступила, и я, по обыкновению, не с пустыми руками! — он махнул в сторону высокой стройной девушки и небольшого запечатанного ящика. — Знакомься: Диана. Богиня удачной охоты и талисман решения всех бюрократических проблем! Дианочка, — Демьян ласково подал ей руку и помог подойти ближе к ним, — это Сандер — Хранитель этого дивного города и его поэтически-неадекватного населения.

— Помнится, ты звал его «городом сфинксов и корюшек», — напомнил демон, поцеловав изящную руку демонессы.

— Всё меняется! — беззаботно ответил тот. — И прекрасная Диана вселяет в меня уверенность, что этот Мрачбург тоже не безнадёжен.

— Посмотрим, что можно сделать.

Сердце Сандера словно обволокло сладким мёдом от произнёсённых девушкой слов. Он улыбнулся и немного расстроился, что Диана отошла.

— Будешь меня проверять? — спросила она, очищая от опилок бутылку виски из второго дара антихриста, — Или поверишь на слово?

Сандеру не хотелось обижать недоверием никого из них, но все же решил уточнить, насколько девушка подкована относительно его работы.

— Кто записывает человеческие проступки в книгу Теней?

— Какую книгу? — переспросила девушка и тут же мягко рассмеялась, увидев, как демон с немым возмущением уставился на антихриста. — Кто из демонов косяк находит, тот и записывает.

— А где книга? — спросил он, отпивая из протянутого ею стакана.

— У Баалберита. С этого года вы решили между собой передавать информацию электронно, а создавать потом фолианты из ваших доносов — работа нашего главного архивариуса. Моя задача, проконтролировать, чтобы не записали лишнего, а вот недостача количества косяков по городу твоя проблема. Кроме того, ты контролируешь работу демонов, и имеешь право применять к ним все виды взысканий, и поощрений. Отчитываешься перед Айдаром и Люцифером, а как только первый окончательно оставит пост, подзатыльник тебе сможет дать только наш Светоносный. Но сотрудничество с остальными отделами никто не отменял, а посему, я искренне надеюсь, что у моего непосредственного руководителя хватка такая же железная, как глотка.

Сандер не заметил, как во время её речи выпил весь стакан с тяжёлым алкоголем, а Диана грациозным жестом снова наполнила его.

— Сойдёт? — ухмыльнулся Демьян, взяв из ящика вторую бутылку.

Демон перевёл на него взгляд.

— Я понял твою роль среди нас: ты искушаешь демонов! Что я тебе должен?

— За что? — изумился Демьян.

— За неё! Это же находка, а не секретарь!

— А. Не бери в голову, — отмахнулся Демьян, — Тебе нужна была помощь — я помог. Выпей со мной! За удачное стечение обстоятельств! Диана, присоединяйся.

Но девушка, по-кошачьи прилегла на одну из лошадей и мягко отказалась:

— Благодарю, милые, но мне ещё выпившего начальника везти до дома. Хорош виски?

— Прекрасней только ты, тигрица!

— Ну, после алкоголя так и должно быть, — промурчала она.

Демонесса, действительно, была редким бриллиантом — будучи красавицей модельной внешности, она обладала обширными знаниями в области как внутренней структуры Хадеса, так и его внешних связей, включая работу с ангелами. И вместе со всем этим речь девушки покоряла своей певучестью и чистотой. Сандер завидовал сам себе. Возможно, алкоголь всё же притупил его умение решать загадки, но он совершенно не обратил внимания на схожесть имён возлюбленной и демонессы. Демон легко отнёсся к словам Демьяна о бесценности услуги, в конце концов, всё их существование сводится к оказанию услуг — друг другу, людям, ангелам.

В этот вечер Диане выпал шанс продемонстрировать ещё один из своих талантов. Когда третья бутылка была дружески распита на двоих, а антихрист под свои гитарные импровизации горланил пятую песню Сплина, Сандер осознал, насколько проник в него этот город… и серые глаза. Диана наблюдала, как начальник выкрикивал с колесницы неизвестный стих, навеянный то ли Маяковским, то ли питерскими музыкантами, то ли стареньким виски:

— Сердце в груди точно освежёвано

Крылья свинцовые рвутся в небеса

Алкоголь уже не приведёт в порядок голову

Жизнь положу на то, чтоб ты была моя

Или я — не я…

Диана улыбалась: выпившие влюблённые мужчины — забавное зрелище. Но пьяные влюблённые демоны сравнимы разве что с детьми, читающими стихи на день матери.

— Кому сказать? — учтиво промурлыкала она.

Антихрист рассмеялся:

— Пока никому, милая! Сам пусть разбирается.

Демьян, ещё в прошлую их встречу изумился нестандартному поведению демона при соблазнительном подарке. И теперь считал своим долгом выяснить, какая птица так изменила Сандера.

— Ты в курсе, что впечатлительным инкубам, при смене деятельности настоятельно не рекомендуется связываться с человеческими женщинами?

— Конечно! Первое, что я прочитал на русском языке, был Колобок, а потом сразу все эротические разделы Уголовного кодекса. И даже не знаю, что понравилось больше.

— Как ты в Неве умудрился поймать золотую рыбку?

Алкоголь и дружелюбие антихриста располагали продолжать разговор, и демон решил, что ничего страшного не случится, если он признает, судя по всему, очевидный факт:

— Ещё не поймал.

— Но ясно видишь, котяра? Хотя среди корюшки сложно не заметить…

Сандер оскорбился:

— Какие корюшки! Глаза открой: здесь девушки одна краше другой! Любую приодень, и корону «мисс мира» возьмёт, играючи! Проведи здесь один день, и ты найдёшь в кого влюбиться.

— Это везде не проблема. Ты-то как остановился на одном экземпляре?

— А кто тебе сказал, что остановился? — оскалился демон.

В ухмылке Демьян различил подделку и рассмеялся.

— Диана, мы его потеряли! Молю тебя, богиня, присмотри за ним! Не дай никому обидеть нашего ранимого развратника. Асмодей им очень дорожит.

Красавица понимающе улыбнулась своему новому начальнику. Демона одновременно смутила и порадовала смекалка девушки; и всё ещё держась на плаву, сознание вынесло вердикт, насколько тонкой и злой оказалась месть антихриста за донос. Если Демьян не знает об ангеле, то Диану он привёл с целью напомнить о нетленной красоте демонесс, любая из которых заткнёт за пояс какую угодно человеческую женщину. Но если антихрист уже в курсе, то можно ли считать местью ловушку ежеминутных напоминаний, в которую он загнал демона. Ведь каждый раз говоря с Дианой, Сандер будет думать о недоступной Тиане.

Совпадения

— Хотелось… перехочется, — проговорила девушка сама себе, — Это же бывает? Бывает и не такое. Надо переключиться на что-то… это не любовь. Это бред, и я его переживу сама. Он это не поймёт. Я хочу только, чтобы он был счастлив. Неизмеримо много.

«Вопрос этикета: должен ли я докладывать Люциферу, что ты влюбилась?» — подумал демон, сидя на ступеньке в лоджию, — «Вряд ли, скорее всего, в курсе». Он вздохнул и достал из кармана завибрировавший телефон. «О, да. Кто ж ещё»

— Слушаю, — негромко ответил демон.

— Привет, занят? — спросил Александр.

— Не очень, — сказал он и спохватился, — Точнее, очень, но уже заканчиваю.

— Не сомневаюсь, половой злыдень. Сможешь подскочить к нам? Тут вопрос по поводу твоих маньяков.

— Моих маньяков? А конкретней?

— На месте конкретней объясню. Когда будешь?

— На работе или у вас?

— Давай на работе.

— Полчаса

«Отлично», — проговорил Сандер, закончив разговор, и поднялся. Потянувшись, он подошёл к столу, за которым сидела подопечная. Поверх неоконченного рисунка лежали две тетради, и девушка переписывала конспект. Закончив, она отложила в сторону обе, причём тетрадь с чужим почерком положила сверху, аккуратно поправив обложку. Демону бросилось в глаза имя; тетрадь, несомненно, принадлежит тому человеку. Имя запомнилось, потому что уже встречалось, да и необычное — Наум.

— И что у тебя в голове, что ты нас всё время рисуешь? — проговорил он, увидев рисунок. — У антихриста волосы короче. А Люцифер моложе лет на пятнадцать.

— Я не художник. В моей голове они другие, — ответила она своим мыслям.

Сандер вышел от неё с ещё более странным чувством: теперь к неопределённой апатии подмешалась непонятная тревога. Он приехал в штаб меньше чем через двадцать минут, Юлика тоже была здесь. По обыкновению сидела на подоконнике с чашкой горячего чая, и смотрела на плац. И тот факт, что ангел спокойно занимается обычными делами, несколько унял смуту в голове демона. Александр же за столом разбирал стопку с бумагами.

— Привет, что случилось?

— Здравствуй, ты своих демонов, которые сейчас с людьми работают, уже проверил? — спросил Александр.

— Да. Всё в порядке, — демон сел напротив, спиной к Юлике. — Данные вносят исправно.

Девушка слегка пнула его в плечо.

— Чай будешь?

— А шоколад есть? — улыбнулся он, поймав тонкую щиколотку.

— Какой там! Всё уже подчистила, — буркнул ангел.

— Есть печеньки. — сказала Юлика. — Я мучное сегодня не ем.

— Ну, давай печеньки. — согласился демон.

— Только шоколад она из них тоже выковыряла.

— Там был изюм, — заметила она, — соскочив на пол и поставив чайник.

— Но ведь его там уже нет! — заключил Александр.

Юлика обиженно посопела носом и отвернулась:

— Нудило! — проговорила она и лукаво улыбнулась, покосившись на горку мумифицированного винограда около своей чашки на подоконнике.

— Ближайшая проверка по итогам будет в июне… — произнёс ангел, вернувшись к своим записям.

При этих словах, неясная тревога, появившаяся у демона полчаса назад, заёрзала сильнее. Мысль крутилась вокруг чего-то, но он не мог понять, вокруг чего.

— А одержимых проверил? — спросила Юлика. — Или у тебя там только влюблённые?

И тут Сандер снова убедился, что без женщин нет жизни. Одной фразой Юлика напомнила, о преимуществе помощницы-девушки, но главное, помогла связать, наконец, эти неуловимые догадки. Имя на тетради — из списка одержимых.

— Ять… — проговорил демон, уставившись в одну точку.

— Забыл?

— Нет, другое. Но ты напомнила… — Сандер встал, посмотрел на часы. «Надо проверить этого Наума. Чем скорее, тем лучше», — Так, а в чём вопрос-то был, что я вам понадобился?

— По твоим одержимым. У пяти из них ангелов мы нашли. Они только недавно стали хранителями, так что понятно, почему твои так успешно прибрали людей. А где ещё один, мы не в курсе, и знаем только, что он последний раз отмечался в сентябре, за ним триста человек числится.

Всё это время демон стоял, уставившись на стену. Александру даже показалось, что его совсем не слушают.

— В шкафах смотрели?

— Сандер, не смешно сейчас, — заметил ангел.

— Серьёзно! — безразлично ответил тот, — Ищите бабу. Точно женщина виновата.

— С чего ты взял?

— Чую. Я сегодня как собака всё чую, — пробормотал демон, добавив про себя: «И песца уже наблюдаю…» — Поднимите его историю, если он недавно стал ангелом, может погиб насильственно и молодым, зуб даю, что из-за женщины. Слишком свежо всё, может энергия вспомнила. Не понимаю, зачем вообще вы сразу позволяете им возвращаться и служить ангелами!

— Я и так знаю, что погиб он из-за женщины, но эта информация не помогает мне найти его! — вспылил Александр.

— А ты её спроси, где он! — сказал демон, — Так, я проконтролирую этого демона, а вы ищите своего хрюпидона. Найдёте, будем решать

Юлика стояла возле закипавшего чайника и слушала разговор.

— А почему ты сразу не уберёшь эту пакость? Парень же мучается, — спросила она.

— Сама подумай, — ответил Александр. — Кто восстановит нанесённый ущерб? Это опаснее для человека.

— Хочешь сказать, парень без внешнего мозга не выживет? — спросила девушка.

— Если одержим, значит, не выживет. Юль, лучше мы проконтролируем его, чем он сам ещё что-нибудь выкинет, — сказал Сандер, — Демон сейчас за него держаться будет, как за жизнь, и ничего плохого ему не сделает; максимум — научит думать по-новому и сомневаться во всём

— Так это ж плохо! — воскликнула девушка.

— Нормально, — отмахнулся демон, — Всё равно потом вы этих шестерых проверять будете, насколько их подпортили. И подпортили ли вообще!

— Вот ты злыдень, — проговорила ангел и добавила, посмотрев на Александра, — Два злыдня!

Сандер не увидел серьёзной проблемы в ситуации. Точнее, он поставил её на второе место.

— Если никто не против, у меня появились срочные дела, — он отхлебнул чай из кружки на подоконнике, и они попрощались.

— Ну что? — спросила Юлика.

— Что, «ну что?»! — пожал плечами Александр. — Он прав. Поднимай свои связи — поищи эту женщину.


Выскочив на улицу, Сандер сел в машину и поехал обратно к дому девочки. Как только в поле зрения появилось её окно, взгляд демона уловил в тёмном небе быстро удаляющуюся от дома тень. Он, бросил машину у ближайшего переулка, сменил облик и молнией бросился к жилищу вверенной ему. Настежь открытое окно и беспорядок в комнате быстро сообщили ему, почему тень была велика для одного крылатого и частично слишком светлая. Сандер выругался, вылетел следом за похитителем и одновременно набрал номер Люцифера.

— Если её похищают, это считается «чем-то случившемся»? — спросил он.

— Что? Кого? — не сразу понял дьявол.

— Девчонку вашу только что унёс демон, — пояснил Сандер.

— Проследи. Но не вмешивайся. Она не должна о нас знать.

— Куда уж меньше!

— Проследи и сообщи, куда он направился. — Люцифер отключился.

Похититель был уже достаточно далеко, и Сандеру оставалось только не отстать и выполнить приказ. «Ничего себе, присматривать иногда! — думал он, — Она ещё и сказала, что она его ангел. Вот ведь безмозглый ангел! Чёрт!»

Он следовал за ними через лес, через бурые, местами всё ещё заснеженные поля. Грязно-серые цвета природы даже не намекали, что весна уже пришла. Они летели долго, леса и озера сменились уже несколько раз, демон уносил жертву на восток, в направлении Хадеса. Похищенная не сопротивлялась, и тревога Сандера усилилась. Наконец, демон завис в небе со своей ношей. Сандер, следуя указу Люцифера, незаметно подлетел ближе и скрылся в кроне сосны, наблюдая, как демон стал кружить над озером, словно что-то выискивая. Спустившись ниже, демон бросил девушку в едва заметную проталину и, снова взмыв в небо, умчался назад.

Как впоследствии вспоминал Сандер, он оказался у проталины быстрее, чем успел выругаться самым коротким и ёмким русским матом. Схватив за руку уже целиком погрузившуюся в воду ангела, он вытянул её обратно, и отнёс к деревьям, подальше от тонкого льда. Одновременно пытаясь согреть купальщицу, демон позвонил Люциферу, с сообщением, где они.

Вскоре показались двое. Сандер узнал их: демоны — Уфир и Верделет. Он махнул рукой.

— Здравствуй, — Верделет пожал руку Сандеру. — Мы за ней

— Давно? — спросил Уфир, сразу начиная осматривать потерпевшую.

— Минут двадцать.

Верделет расстелил на земле чёрную ткань. Пока Уфир занимался ранами девушки, демон снова подошёл к Сандеру.

— Люц велел, чтобы ты зашёл к нему на днях, — сказал он, — Дальше мы сами.

— Готово, — коротко сказал Уфир, укутывая девушку в ткань. — Только не тряси её сильно, когда понесёшь, а то в пути очнётся — не оправдаешься.

Уфир попрощался и исчез, Верделет взял на руки чёрный свёрток, похожий на кокон, и тоже поднялся в небо, в сторону Хадеса.


Озадаченный произошедшим, демон вернулся в штаб, но не отправился к коллегам, а, желая остаться наедине со своими мыслями, заступил на дежурство. Отчего-то появилось ощущение, что нынешнее положение дел ненадолго. Он не знал, к чему Люцифер отнесёт случившееся, и как это повлияет на его существование, поэтому хотел внести некоторую ясность в одно неоконченное дело.

И светловолосое «дело» явилось на работу непривычно рано. Сандер заставил себя подождать несколько минут прежде, чем зайти к ней.

— Доброе утро.

— Не для тебя, судя по всему. Что случилось? — она уже занималась рабочей суетой, но всё же посмотрела на него.

Он уловил в её взгляде некоторое беспокойство, но не смог с точностью сказать, искреннее оно или просто вежливое.

— Да. Похоже, я скоро не буду надоедать тебе.

— Тебя переводят в город?

— Возможно, дальше.

— В другой город? — предположила она, взяла стопку папок и начала расставлять их в шкаф, возле которого стоял Сандер, — Где логика, демон должен находиться там, за что отвечает.

— Думаю, что и работу придётся сменить.

— А что, у нас теперь каждый второй демон подходит на должность хранителя города?

Сандер с недоверием посмотрел на неё.

— Разве не рада?

— Когда я буду рада, ты поймёшь, — она повернулась к нему и попыталась разгладить якобы помявшуюся на его груди форму. Он криво улыбнулся наигранному жесту, но сдержался от колкого комментария. И внезапно потерялся в ясных глазах, глядящих, словно в самое сердце, и спасением от забвения в этом лабиринте серо-голубых лучей стал поцелуй. Мягкий, обещающий не столько счастье, сколько возможность счастья.

— Ну, ты продолжай стараться. Чем чёрт не шутит… — тихо произнёсла она.

Демон хмуро посмотрел, как она вернулась к работе.

— Что вы, ангелы, за народ такой?! — с искренним недоумением произнёс он, — Как в бонусах купался, так на хер не был нужен, а как в опалу попал, так сразу обласкали…

— Ты не в опале, — улыбнулась Тиана.

— Поверь, я в шаге от этого.

Тиана взяла телефон, Сандер решил, что она потеряла интерес к беседе, и просто глядел на неё, пытаясь запечатлеть себе на подкорках милый образ. Но вдруг она снова обратилась к нему:

— Никаких взысканий или замечаний в финансовом эквиваленте тебе нет. Если бы от тебя хотели избавиться, то мне бы уже об этом сообщили, — ангел с безразличием отложила телефон и уставилась в монитор.

Сандер не ответил, и самому стало странно — ведь он ждал её появления с целью выяснить, насколько вероятен их союз. Стоит ли вообще биться за своё место. Демон увидел в ней участие, он почувствовал себя нужным. И теперь желание посвящать её в свои трудности резко испарилось. Он сделал шаг в её направлении, как вдруг на его спину резко напала дверь, и в следующий миг раздался голос начальницы ангела.

— Какого? Доброе утро! Что, в дежурке чайник сдох? Или конфеты пришёл тырить?

— Доброе! Я со своими леденцами! — по обыкновению, ухмыльнувшись, проговорил Сандер, и обратился к ангелу, — Ещё помощь нужна? — Тиана, улыбаясь, отрицательно помотала головой. — Тогда, я пошёл.

Надежда

— Санечка, скажи, а насколько адекватен твой коллега?

В квартире демона встретила дивная помощница.

— Вполне адекватен. А что?

Диана развернула к нему ноутбук и указала на данные таблицы. Сандер с шутливой жалобой простонал:

— Пожалей, богиня, я с дежурства!

На что девушка мягко щёлкнула его тонкими пальцами по уху.

— От Тианы к Диане. Тяжело тебе, наверное. Как справляешься с этой адской работой, — посочувствовала она, — Смотри, Константин вообще перестал выходить на связь с декабря, но пробелы в отчётах были уже с сентября.

— Какой Константин? — не понял демон.

— Ангел одержимого Темникова, — пояснила Диана, — Милый, только не говори, что я и за тебя работу должна перепроверять!

— А зачем ты перепроверяешь за Александром? — Диана передёрнула тонкими плечами, и Сандер понял, что сейчас в работе женская интуиция. — Ладно, ты нашла его косяки, умница, и что мне делать с этой информацией?

— Думаю, нужно сообщить им.

— Зачем? Как это поможет им найти проблемного?

— А так, — Диана пробежалась пальцами по кнопкам, поставив окна на экране рядом и с довольной улыбкой выпрямилась. Сандер просмотрел на пути, сходившиеся в одной точке.

— То есть, ты нашла причину его дезертирства?

— Грубо говоря, да. Эта причина как раз перебралась в Петербург в сентябре. Ты прав, это не сильно помогает в его поиске, но есть с чего начать.

— Согласен. Ты молодец! — Сандер внезапно омрачился, — Однако, это уже неактуально. Передашь эту инфу следующему городовому.

Диана возмущённо уставилась на него:

— В каком смысле? Что не так?

— Я сегодня должен встретиться с Люцифером, и вряд ли наши деловые отношения продолжатся.

— Да, знаю. Встреча в десять вечера. Я решила, что тебе нужно выспаться с дежурства и записала тебя на вечер. Я что-то сделала не так? Не подошла по работе?

— Что ты! Ты Чудо! Волшебница! Помощника лучше и придумать нельзя. Я проштрафился и, вероятно, понесу наказание за случившееся.

Диана, сдвинув брови, соображала, чем же мог провиниться её руководитель:

— С ангелами отношения не запрещены, опоздание на вступление в должность — ерунда, тягомотина в передаче данных в архив ликвидирована, из шести одержимых остался один, за выходки Демьяна дьявол никого никогда не наказывал, вверенную тебе девочку уже заменяет фантом.

Сандер смотрел на неё с восхищением в глазах. Демона изумляли её познания относительно его личных и рабочих планов.

— Из всех, с кем мне довелось познакомиться на этой должности, больше всего я буду скучать по тебе.

— Лжёшь, подлец, — проговорила она своим неповторимым мягким тоном, — В сердце у тебя слишком мало места на двоих.

— Я умею удивлять! — усмехнулся демон, но наткнулся на скептическую улыбку Дианы и вздохнул, — А ты думаешь, есть шансы?

Демонесса рассмеялась:

— Ох, можно мне немножко сюрпризов и неведения? — но сжалилась над ним, — Я верю в своего шефа! Для тебя нет невозможного.

Демон стоял с мордой кота в рыбной лавке.

— Как ты это делаешь?

— Пусть во мне останется загадкой хоть это, — промурлыкала демонесса, и, закрыв ноутбук, стала собирать свою сумку. — Ни о чём не беспокойся, иди отдыхать, я позвоню, напомнить о встрече.

— Не утруждайся, я овладел функцией будильника.

Проводив помощницу, демон попытался забыться сном, но, несмотря на насыщенность минувших суток, это оказалась непросто. Не успокаивали даже слова девушек, что нет никакой информации о том, что его ждёт нечто плохое. Сон пришёл только после того, как он решил, что сам виноват, проявив беспечность и приняв задание дьявола, как слишком простое. «В самом деле, что сложного в том, чтобы присматривать за замкнутым подростком? — мелькали мысли на грани забытья, — Девчонки проще нет — со школы домой, за рисование и книжки. Чего не догадался сразу проверить возможные угрозы… Аа, хрен с ним! Будь, что будет, а там разберёмся».


В большой светлой зале его ждал Люцифер. Обернувшись на вошедшего, дьявол взмахом руки приветствовал его, тем же жестом предлагая присесть. Сандер сел в белое кресло рядом с диваном. Люцифер выглядел несколько озадаченным, и, помимо приветствия, демон ничего не произнёс, не решаясь начинать разговор.

— За ней теперь следить нет надобности, я Демьяна к ней приставил, — негромко сказал дьявол, — А среди людей вместо неё фантом.

— О, кстати, — Сандер поискал в карманах и протянул распятие Люциферу. — Это её.

Дьявол рассмотрел бижутерию на ладони и положил на стол рядом.

— Да, игрушки, — вздохнул он, — Ты молодец. Если б вовремя не заметил, мы бы и не узнали ничего.

Сандер удивился неожиданной похвале, но всё же решил не расслабляться:

— Девочка сказала парню, что она его ангел. А он одержим.

Люцифер мрачно кивнул, Сандер закусил щеку, не зная, что ещё сказать. Дьявол поймал остекленелый взгляд демона.

— Я поговорю с Айдаром, проверок тебе никаких не будет, ты — Хранитель Петербурга. Ему звони, если какие вопросы. Но для соблюдения правил, подпишем документы о назначении через пару месяцев.

— Благодарю.

Демон постарался не подать виду, что удивлён, однако от Люцифера не ускользнуло лёгкое замешательство.

— Что-то ещё случилось?

— Нет, — поспешил ответить Сандер.

Люцифер криво улыбнулся.

— Не сближайся с людьми, — демон отрешённо кивнул совету, — Ты с ней говорил?

— С кем? — Сандер резко поднял глаза на дьявола.

— С ангелом. — Дьявола позабавила его тревога, и он уточнил, — С моим.

— Нет, — быстро ответил демон и снова стал искать, за что зацепиться взглядом. Но ничего не находилось. — Я приказы понимаю.

— Хорошо. Но, если, всё же, говорил, то сообщи Демьяну, что именно, чтобы не возникло противоречий. Хотя он всё умеет сглаживать.

Дьявол, не отрываясь, смотрел на Сандера; сразу видно — что-то крепко вцепилось в демона и никак не хочет отпустить. Примечательно, что и сам он это ни за что не отпустит.

— Если я ничем не могу тебе помочь, можешь идти, — сказал Люцифер, — И так как я тебя не отблагодарил за оказанную услугу, обращайся, если что-то будет нужно.

— Благодарю. — Сандер поднялся вслед за дьяволом и, попрощавшись, вышел.

Демон покинул Хадес с ощущением неоправдавшихся ожиданий: летел за наказанием, а возвращается с дьяволом в должниках. Зато именно теперь он знал, куда направиться.

Дьявольская сваха

Антихрист проснулся к концу дня. Существование последних месяцев сводилось к плавному переходу из пьянки в сон и обратно. Несмотря на то, что ночи часто скрашивались приятной компанией, Демьяну, страдающему вечным поиском проблем, как своих, так и чужих, это расписание надоело. Одевшись, он тихо покинул комнату, оставив спящих девушек.

На ходу застёгивая рубашку, он взглянул в окна галереи, по которой шёл: вдалеке лес чернел на фоне уже фиолетового неба с россыпями серебряных звёзд, в парке возле дворца кто-то запускал фейерверки, среди античных колонн на поляне веселились человеческие гостьи, у входа в лабиринт беседовали несколько его знакомых демонов. Демьян ухмыльнулся: в этом уголке мира царит вечная жизнь. Если захотеть, тут можно найти любого, кто нужен. Для демонов нет разницы между работой, жизнью и развлечениями. Отчасти поэтому их можно назвать счастливыми: счастлив тот, у кого обязанности — любимое дело. Вот и демоны редко отдыхают за ненадобностью передышек. Но есть и такие, у кого область власти приносит не слишком много радости, и дела огорчают настолько, что хозяин может пропасть надолго. Как правило, в таком случае искать демона бесполезное и неблагодарное занятие. Он может быть в любом уголке планеты.

Демьян дошёл до широкой лестницы, спиралью соединяющей все этажи, здания. Вид её напомнил о Данте, и тут же разум опроверг произведение фактом, что Люцифер обитает этажами выше. Пока антихрист спускался вниз, разум его, словно повторял высшую образовательную программу культурологии и архитектуры. Дворец поражал своей гармонией; человек, находясь здесь, не сразу соображает, что меняется обстановка, и из греческих оранжерей он входит в готические залы. Даже помещения одного назначения здесь выполнены в различных стилях: жители и гости могут выбирать места для отдыха согласно своему предпочтению. У людей демоны позаимствовали не только архитектуру. Полезность и прелесть некоторых вещей, пусть и изобретённых по их же, демонов, наущению, была признана даже Люцифером, поначалу запрещавшим приносить в их обитель человеческий хлам. Поэтому со временем и с развитием людей, Хадес стал похож на интерактивный музей достижений. Особым почётом всегда пользовались рестораны Дагона; искусство приготовления и подачи блюд уже здесь сродни представлению, способному отвлечь от тягостных мыслей и подарить наслаждение.

Пока антихрист шёл до бара на нижних этажах, встретил несколько знакомых, и ещё больше незнакомых лиц. Полусонным взглядом окинув зал, Демьян приметил единственную фигурку, с которой ему захотелось сейчас пообщаться. Девушка одиноко сидела на диванчике в полутёмном углу, забросив длинные ноги на стол, и пила коктейль, безразлично листая журнал.

— Скучаешь? — Демьян рухнул рядом.

— О, да.… Вообще тоска… — она поставила стакан и убрала ноги. — А ты чего так рано? Серги что-то устраивает?

Демьян скривился при упоминании организатора вечеринок, уже ставших едва ли не еженедельным трёхдневным ритуалом.

— Не знаю. Если да, то уже не пойду.

— «Грусть-тоска тебя снедает?» — переиграла она русского поэта.

Антихрист лениво посмотрел на неё и ответил:

— Больше, похоже, что она тебя жуёт. Что случилось?

Девушка расправила плечи, потянулась и со вздохом снова растеклась по дивану.

— А словами? — попросил он.

— Да скучно, Демьян.

— Скучно, — фыркнул он, — Ты ж вроде недавно статус новый получила? Работать на Деймоса не нравится?

— Да я ведь не работаю на него фактически, — ответила она. — Так, сотрудничаю иногда с одним из его чудил…

— Чудил? Да. Что-то, мать, тебе совсем дурно. — Чтобы коллег Деймоса называли «Чудилами» Демьян слышал впервые.

Она, надув губы, изобразила гримасу печали и покивала.

— Ладно, давай, приятное сделаю, — предложил он. — Что хочешь?

— Удиви меня! — она прищурилась и кокетливо подалась к нему.

— Детка, лучше направь! — в тон ей ответил он.

Она капризно простонала, настаивая на своём.

— Что? Ну, что? Хочешь, мороженым угощу? — издевался он.

Скучающая со стуком уронила голову на стол. Демьян засмеялся.

— Демьян! Я в мир хочу!! — наконец озвучила Наира своё желание.

— Пф. Нет, — сухо ответил он, всё ещё улыбаясь, и отпил пива из высокого бокала. — Хватит с меня.

— Я хочу к людям, там интересно, там те, кто не знает, те, кто чисты и открыты новому…

— Во-первых, нет, а, во-вторых, за чистотой и открытостью тебе точно не к людям.

— Но Демьян! — простонала она, и молитвенно сложила руки, — Ну, пожалуйста! Ну, хоть разочек.… Ну, на годик?

— Ты не офигела?

— Ну, на полгодика? Ну, пожалуйста. Ты ведь такой умный, такой хитрый…

— Наира! Умолять не прокатило, подлизываться начала? Нет, сказал! Меня отец за последний раз взгрел.

— Что, ремень с заклёпками под руку попался?

Антихрист смерил её взглядом «Оборзела, девочка?», хотя и так знал, что оборзела.

— Что замолчал? — обиженно спросила она.

— Жду извинений, — буркнул он.

Внезапно Наира смягчилась и прижалась к его плечу:

— Прости. Сам виноват.

— Согласен. Прощаю, — он махнул появившемуся в дверях демону, приглашая присоединиться.

— Здорово, — устало произнёс подошедший.

Демьян приподнялся и пожал руку гостю. Наира окинула демона изучающим взглядом: высокий, статный и, как она сама для себя охарактеризовала, «вкусно-рукастый». Она снова закинула ноги на стол и улыбнулась ему.

— Деметрий, знакомься, лучшие ноги Хадеса! — представил антихрист девушку.

Демон сухо улыбнулся шутке, однако взгляд его вначале изучил именно самую длинную часть новой знакомой, и, наконец, остановился на выразительных шоколадных глазах.

— Очень приятно, — сдержанно ответил он.

— Приятно будет потом! Присаживайся, — сказал Демьян, — Цветы на стол верни, — недовольно велел антихрист, заметив, что Наира убрала ноги.

Демоница весело прищурилась и уже не сводила глаз с гостя, рисуя в своей голове его портрет. Демьян прекрасно знал её характер: девушке скучно коротать вечность в одиночестве. За тысячелетие, что она с ними, Наира уже умудрилась омрачить жизнь паре его друзей; поэтому, Демьян и повёл её в человеческий мир — чтобы там наигралась, пока он не подберёт для неё вариант, при котором ущерб будет минимальным. Он всегда знает, что нужно другим. Наире, к примеру, нужен тот, кто не устанет напоминать кокетливой кошке, кто хозяин, игнорируя её строптивый нрав.

— Телефон, — Деметрий кивнул на замерцавший на столе мобильник антихриста.

— Ух ты! — воскликнул он, взглянув, на дисплей. — Ребятки, дальше сами. Счастливо, — сказал он и негромко добавил, обращаясь к другу, — Хватай и держи, того стоит! — хлопнул демона по спине и направился прочь.

Демон взглянул на девушку. Всё ещё погруженная в свои мысли, она даже вздрогнула, встретившись глазами.

— Итак, как обращаться к лучшим ногам Хадеса? — спросил он.

— Можно нежно и по имени, — кокетливо улыбнулась она, глядя в ярко-карие, почти оранжевые глаза, и протянула ему руку. — Наира.

— Учти, запомнил, — он поцеловал холодные пальцы, не отрываясь от карих глубин её глаз.

— Учту. Чем занимаешься? — спросила она, продолжая беседу.

— Западные ворота охраняю.

Наира с яркой долей флирта на грани откровенного желания, закусила губу, глаза её блеснули — вот тут она поняла, каким образом Демьян всё же исполнил её каприз.

— Да? — отойдя от новоиспечённой пары, антихрист ответил на звонок.

— Зайди ко мне. Быстро, — из телефона раздался голос отца.

— Ты у себя?

— Да, — коротко ответил голос и отключился.

Демьян оглянулся на пару и, удовлетворившись результатом, поспешил из ресторана.

Отцовское поручение

— Каждый раз, как прихожу к тебе, вспоминаю, какой ты у меня старый!

С этими словами антихрист вошёл в кабинет, на ходу застёгивая рукава чёрной рубашки. Отец сидел за письменным столом, подперев кулаком нос, он исподлобья посмотрел на вошедшего. Демьян упал в кресло напротив. Он понял, что отец не в духе, но это не стало поводом портить настроение себе.

— Что хотел? — спросил он. — Кто на меня снова настучал?

— А что, случай с той демоницей не последний? — поднял бровь отец, отвечая вопросом на вопрос.

— Ты о Наире? Или Маргарите? Или Лилит? — затараторил Демьян, наблюдая, как дьявол хищной манерой поднялся и прошелся по кабинету. — Хотя нет, Лилит ты не посмел бы назвать «демоницей», она же у нас Грааль удовольствий, колыбель уюта…

— Хватит, — не оборачиваясь прервал отец.

Антихрист выпрямился в кресле:

— Ладно. Давай к делу.

Люцифер, скрестив руки на груди, присел на стол и уставился на свою молодую копию: высокий упрямый лоб, выразительные брови, смеющиеся глаза, прямой нос и хитрая улыбка на красиво-очерченных губах. Ростом и телосложением не обижен. Внешностью и результатами сына Люцифер, конечно, гордится, но дерзость и хамство, сопровождающие каждое мгновение рядом с антихристом, и методы, которыми он достигает свои цели, выводят в ноль отцовскую гордость.

— Байконур, приём! — прервал молчание сын, желая избавиться от изучающего взгляда отца.

Левый край дьявольских губ слегка устремился вверх. Люцифер перевёл глаза на рисунок на ковре: в мыслях возникло пугливое чудо, существование которого он тщательно скрывал до сих пор даже от сына.

— Эй! — Демьян снова прервал мысли отца. — Если ты позвал меня, смотреть как ты медитируешь, то я лучше пойду.

В такие моменты дьявола посещает мысль заняться воспитанием сына. Но он в очередной раз проигнорировал возможность.

— Демьян, я надеялся, что разговор этот случится нескоро. Никогда не случится. Но, судя по всему, придётся…

— Наконец-то! Ты захотел поговорить со мной о половом воспитании? — комично обрадовался тот. Изводить отца — главный сыновний долг.

Люцифер тихо выругался.

В этот момент открылась дверь, и вошёл демон. Бесстрастный в лице он остановился в пяти шагах от Люцифера. Демьян взмахом пятерни и комедиантски натянутой улыбкой поприветствовал посетителя. Верделет, едва заметно скривив рот, кивнул в ответ. Демон — приверженец традиций, и контролирует собрания земной нечисти; он очень тщательно следит за временем. Отличительная его привычка — ношение часов; рукава рубашки всегда подкатаны, и каждый локоть украшает несколько часов. Из-за этого Демьян однажды назвал его Швейцаром. Намёк был на швейцарские часы, но после первого же подзатыльника от своего «няни», он принципиально стал употреблять другое значение прозвища.

Люцифер достал что-то из ящика стола и подошёл к демону.

— Уфир здесь? — спросил он.

— На подходе.

— Отправляйтесь к Белому озеру на западе. Найдёте там Сандера. Он передаст посылку. Пусть Уфир посмотрит, вдруг-что. Потом принесёшь сюда. Поторопись, но будь осторожен. Никому не говори что несёшь. И Уфир пусть не болтает. Иди.

— И если «вдруг-что» есть? — спросил демон.

— Уфир всё сам знает, пусть действует.

Демон кивнул и ушёл.

— Пока, Швейцар! — крикнул вслед Демьян.

Люцифер закрыл глаза, сжал губы и медленно выдохнул через нос, затем повернулся к сыну. На мгновение он усомнился в правильности своей затеи.

— На чём я остановился?

— Ты хотел рассказать мне о резинках.

Дьявол коснулся своего лба красивыми пальцами, подошёл и сел напротив сына.

— Выдержишь десять минут серьёзного разговора? — спросил он.

— Я предельно серьёзен!

Люцифер сурово уставился на него.

— Ладно. Понял. Говори.

— У тебя есть сестра, — отец уже приготовился выслушивать очередные остроты, и очень удивился, что тех не последовало. — Младшая. Очень младшая… с полгода назад, ей исполнилось шестнадцать.

— Окей! Выиграл. Ты не старый! — тихо рассмеялся Демьян и тут же осёкся, — Прости.

Люцифер заметил, что у антихриста уже скулы свело от сдерживаемого смеха. Чистую эмоцию сына в ответ на новость увидеть не удалось, но, судя по всему, информация его заинтересовала, и отец продолжил:

— Только, она слишком нежной оказалась.

— В смысле?

— Что может быть впервые в шестнадцать лет у начитанной романами и библиями девушки?

У Демьяна возникла идея, и он даже открыл рот, чтобы её огласить, но заметив, как Люцифер нахмурился, решил промолчать.

— Демьян, создаётся впечатление, что у тебя с этим проблемы, — с печалью констатировал отец. — Ещё попытка, и давай без шуток.

— Какие шутки? Шестнадцать лет. Ну, понятно, влюбилась не в то, — он шумно выдохнул и оперся локтями о колени, попытавшись перейти в режим серьёзного взрослого разговора.

— Да. Причём, несмотря на прочитанные кипы книг, не справилась. Она ему открылась. Но мальчишка одержим. Его демон раньше был человеком и каким-то образом проскользнул в мир.

Демьян сидел, плохо понимая, к чему ему знать подробности любовной истории из сопливого девчачьего журнала, но прерывать отца не хотелось — воображение разыгралось. Сестра! Кто она? Как выглядит? Откуда? Наверняка же от людей, как и он. Как дьявол решился на подобную авантюру и почему всё это время молчал.

— Ей крепко досталось от этого увлечения, — продолжал дьявол, — Её только что пытались убить, как я понимаю, — ответил отец, — Она мешает демону жить человеческой жизнью, соответственно, он хочет избавиться от неё. И в этом пункте наши желания совпадают. Парень не созрел собой распоряжаться, не то, что ещё и о ней заботиться.

Демьян задумчиво кивнул: относительно женщин он разделял мнение отца, которое заключалось в том, что женщина, какой бы умной не была, всё равно наивный ребёнок, и, если угораздило влюбиться, то отвечать должен и за себя, и за неё. Отговорку, что от любви разум помутился, дьявол никогда не принимал. Нет для него понятия «любовь», а то, что под этим словом подразумевают люди, на его взгляд не имеет особой ценности.

— Так что ты от меня хочешь? Убрать демона? Комиссию собирать или по-тихому всё сделать? Ангелы-то в курсе об одержимом?

Во взгляде дьявола мелькнуло некое озорство, что крайне удивило антихриста:

— Не он твоя проблема, а она. Я хочу, чтобы ты позаботился о ней. Помоги избавиться от этой влюблённости. Заодно попробуй привить ей наши правила, взгляды, только без фанатизма, попробуй уложиться в рамки человеческого восприятия. И, если она будет задавать вопросы, а она будет, отвечай, как и прочим, шаблонами из библии, придумывай, ври, общайся, как с любым другим человеком, и ни в коем случае, не говори, что ты ей брат.

Демьян изумился словам отца: обычно задания ориентированы на устранение проблемы, а не на профилактику, но больше его удивило ограничение информации для сестры.

— То есть, ты хочешь, чтобы она считала нас врагами?

— Она никого не считает врагами, — с улыбкой ответил отец, — Пообщаешься — увидишь.

— Погоди, если она моя сестра, разве ты не собираешься взять её к нам?

В этот момент в дверь снова постучали — вернулся Верделет с большим черным свёртком через плечо. Люцифер поднялся, взял из рук демона ношу и положил на диван у стены. Демьян подошёл к ним.

— В озере купалась, — негромко сообщил демон, — Без сознания. Уфир сделал, что мог. Заверил, что не заболеет и шрамов не останется.

Люцифер пожал демону руку, сказал:

— Благодарю. Иди, и никому об этом.

— Разумеется.

Когда Верделет вышел, Люцифер развернул кокон и отошёл. Реакция Демьяна прозвучала на благом русском.

— Это что? — он нервно отскочил от дивана и уставился на лежащую девушку с большими белыми крыльями.

— Знакомься, — сказал Люцифер, — Это Валерия. Твоя сестра.

— Ты с ума сошёл?! Она ангел! — вскричал Демьян, причём было непонятно возмущён он или обрадован.

— Я в курсе, — спокойно сказал отец.

Девушка зашевелилась и приоткрыла глаза.

— Где Наум? — прошептала она пересохшими губами.

Люцифер отошёл в тёмный угол, не желая попадаться ей на глаза, хотя та видела лишь треть окружающего, и ту в тумане. Демьян понял, что отец передал ему бразды заботы, и ответил:

— Дома. Наверное, — он вопросительно взглянул на дьявола.

— Он жив? — настаивала она.

Демьян снова выругался, но уже про себя и прикоснулся ко лбу девушки.

— С ним всё в порядке, — сказал Люцифер.

Приятный мужской голос внушил доверие, и лицо её озарилось улыбкой. Демьян удивился: это была скорее улыбка безумной обиды, скорби, нежели радости. Она закрыла лицо руками.

Демьян подошёл к отцу.

— Она знает, что парень одержим?

— Нет.

— А убить её хотел демон? Не этот? — уточнил Демьян.

— Демон, — ответил дьявол, — Но любит она мальчишку и видит только его. Освободи её от этой любви, — тихо сказал Люцифер, — Береги и заботься.

— Как она может быть моей сестрой? — спросил Демьян, всё ещё поражённо глядя на новую родственницу.

— Скажем так: я постарался, — отошёл от разговора Люцифер, похлопав сына по плечу. — Она должна чувствовать себя в безопасности, знакомая территория поможет, поезжайте в Петербург. Можешь воспользоваться коротким путём. Здесь ей быть нельзя.

— Вот как тебе надо, так, пожалуйста — Москва, а меня в этот Мрачбург! — посетовал он и, увидев, что отец разговор закончил и уже сделал шаг к двери, спросил, — Почему сам не занялся? Если, как ты говоришь, дочь и, как я понял, чем меньше народа о ней знает, тем лучше?

— Потом поймёшь, — последовал тихий ответ.

— Подожди! Какого чёрта я буду говорить с ней библейскими штампами? Разве ангела не проинструктировали там? — Демьян ткнул пальцем куда-то в сторону.

— Там она, как бы сказать… не числится.

— Оригинально. То есть она, как человек, по всем статьям? А сейчас?

— Чувство слишком сильное. Душа на волю рвётся, а она даже не знает о крыльях. Не знает, на что способна.

— Она умрёт?

— В ближайшее время её смерть не входит в мои планы. Поэтому сохранить её жизнь — твоя первоочередная задача, — ответил Люцифер.

Как только за отцом закрылась дверь, Демьян достал сигарету, закурил и снова взглянул на ангела. Маленькая, взлохмаченная, зарёванная — таких под утро из клубов вытаскивают. Только не в пижамах. Девушка производила жалкое впечатление, и где-то в боку, под рёбрами антихриста, зашевелилась обида за сестру, разбудив его природный цинизм.

— Долго медитировать будешь? — спросил он.

Лера посмотрела на него блестящими глазами, которые из-за синяков и растёршейся туши казались огромными, и в них уже не было ни признака сумасшествия. Ангел не чувствовала сил подняться, а тип, от которого за километр тянет мафией, сверлил ожидающим взглядом. Она стала судорожно искать крестик на шее; всё тело было как из ваты, и жест получился несколько эротичным.

— Ого, — подло присвистнул Демьян, — Ангелок-то с вполне земными желаниями!

Брови девушки тревожно сдвинулись.

— Где? Где он? — прошептала она, не найдя свой оберег.

— Так, ладно. Идём, — проговорил он, игнорируя её вопрос, — Вставай.

— Не могу… — прошептала она еле слышно, уткнулась лицом в колени и тихо заплакала.

Антихрист присел перед ней на корточки. Демьян не любит пользоваться «коротким путём» — после кротовых нор ноет голова, но тащить её через все этажи тоже не вариант — все увидят его, выходящим из кабинета дьявола с потрёпанным ангелом-подростком, а она увидит Пандемониум, что категорически запретил отец. Он просто подхватил новоиспечённую родственницу и подошёл к раскрытому окну. Вскочив на подоконник, антихрист сплюнул сигарету, расправил крылья и с сестрой на руках спикировал на парковку.

Знакомство

Демьян быстро договорился о свободном доме в пригороде Петербурга и доставил туда сестру, уснувшую в машине. Он не слишком трудился над обстановкой, и озаботился лишь тем, чтобы в доме не осталось следов встреч, для которых обычно используются подобные дачи. Дикий вопль наверху отвлёк его от утреннего кофе.

— С Добрым утром! — констатировал он и пошёл на крик.

Лера сидела посреди кровати, с непониманием оглядываясь на большие белые крылья за спиной, которые не слушались и пытались то ли поднять девушку в воздух, то ли спрятаться. Остановившийся в дверях мужчина, глядевший на неё с кривой улыбкой, перевёл непонимание в откровенный ужас:

— Что происходит!? Вы кто??!

— Дьявол в пальто! — пошутил Демьян, подходя к ней.

— Не подходи! Те!!!

Девушка бесконтрольно отбивалась, но Демьяну не составило труда поймать её руки и скрутить, заставив замереть.

— Заткнулась! — сказал он голосом пожарного на задании, пристально глядя ей в глаза, — Вдохнула! Выдохнула! Успокоилась! — авторитарный тон сработал: паника хотя бы утратила звук. — Закрыла глаза. Вспомнила себя. Представь себя такой, какой привыкла. Дыши.

Когда девушка открыла глаза, её приветствовала озорная усмешка.

— Умница. Сейчас отпущу, веди себя хорошо.

Она нервно покивала и оглянулась — крыльев нет.

— Что это было?

— Одевайся, приведи себя в порядок и спускайся. Всё объясню.

Как и обещал, Демьян отпустил её и вышел. С трудом переварив посещение, девушка снова ощупала свои лопатки, затем подошла к зеркалу и оглядела спину — никаких следов того, что пару минут назад у неё были крылья. В попытках вспомнить, где же она видела наоравшего на неё, в голове всплыл парень из сна.

— Нееееет… — протянула она своему отражению с одним накрашенным глазом, — Сны не реальны. У меня галлюцинации.

Ещё не сойдя с лестницы, Лера остановилась и посмотрела на мужчину, вскочившего с дивана, и поняла, что вариант её похищения с целью надругательства отпадает. Такой мужчина может найти и получше. Однако решила остаться на второй ступеньке — чтобы сильно голову не задирать.

— Вот теперь, Доброе утро! — сказал он, подходя к девушке, и подавая руку. — Демьян.

— Ле…

— Лера, знаю, — он сунул ей пуховик, подхватил кожаную куртку и направился к двери. — Пойдём.

— Куда? Что Вы здесь делаете? И что… — попыталась спросить девушка, на ходу одеваясь.

— Мы здесь временно обитаем, — он открыл дверь и поторопил девушку, — Давай, вперёд.

— Что? — она вышла, Демьян следом за ней. — Куда мы идём? Стоп! Мы в лесу?! — вскричала девушка, оглянув небольшую поляну с нетронутым снегом перед крыльцом.

— Платон говорил, «на свежем воздухе информация воспринимается лучше». Или не Платон… не суть. Надо в город заехать.

— Так мы в лесу!?

— Это парк, дерево! Вон дорога, видишь?

Она что-то негромко буркнула в ответ, заставив неизменную улыбку антихриста стать чуть более искренней. Сейчас перед ним стояла вполне миловидная девочка-подросток. Во всяком случае, теперь язык не поворачивался назвать её лицо черепом с изумрудами, в отличие от вчера. В её внешности не было ничего выдающегося или бросающегося в глаза: оделась просто, макияж ограничила подведёнными глазами. Но те были выразительны и без косметики: в них не было страха, только жажда знаний. Теперь ангел вызывала у Демьяна не жалость, а новое странное чувство — она показалась ему забавной.

Через несколько минут они вышли на тропинку, а когда показался мост, Лера воскликнула:

— Погоди, да это же Чухонка!

— Не вздумай удирать. Сначала нам надо кое-что обговорить, — Демьян на всякий случай придержал её за шиворот.

— Шкирку отпусти, не убегу, — хмуро ответила она.

Они вышли из парка. У моста, соединяющего остров и городок, их ждала машина. Всю дорогу Лера сидела на заднем сидении, стараясь дышать как можно тише. Молодой мужчина, встретивший её в странном доме в парке, располагал к себе манерой общения, но сам факт такого знакомства пугал. Слишком всё похоже на похищение. «Зачем меня красть и везти в Питер, — не понимала она, оглядывая знакомые улицы, — Толку от меня? Но, если тебя похитили и держат на территории настолько близкой к дому, то, наверное, бояться нечего». Жуткое сновидение вспоминалось с трудом: ледяная вода, странные крылатые люди, мрачная комната и мужчина, очень похожий на того, кто сейчас сидит впереди и сверлит настырным взглядом её в зеркале заднего вида. Лера смутилась и медленно забилась в самый угол.

Молча, они доехали на такси до Невского проспекта. Заплатив водителю, Демьян вышел, подал девушке руку и усмехнулся её изумлению:

— Да, я такой. Можешь начинать трещать вопросы.

Девушку начинала веселить его манера общения, она стала меньше опасаться его.

— Куда мы идём?

— Поесть надо, — ответил Демьян, оглядываясь по сторонам. — Что вменяемое тут знаешь?

— Это Невский проспект, здесь всё вменяемо. Зависит лишь от количества денег, — сказала она, перебирая в заднем кармане пару жетонов на метро.

— Значит, идём туда. Демьян обхватил её за талию и двинулся в сторону ближайшего бара. Девушка едва поспевала за ним.

— Второй вопрос: Кто Вы?

— Сказал ведь уже.

— Я не об имени. Имя, кстати, интересное. Вы какой-то странный. Я пока не могу найти адекватное объяснение тому, зачем я вам понадобилась. Вы будто и не человек вовсе, — пошутила она.

— Почувствовала или вспомнила? — спросил он, но получив в ответ лишь её удивлённый взгляд, продолжил. — Ну, хорошо, ответ «Сын Дьявола», тебя устроит?

Демьян решил не жалеть и сразу просветить сестру по поводу кто есть кто; тему зла и добра потом подведёт к её мировоззрению.

— Тёма, значит? — улыбнулась она.

Демьян удивлённо взглянул на неё.

— Я что тебе, кефир детский?!

Лера засмеялась и продолжила.

— Нет. Сын Дьявола, значит антихрист, так? Сокращённо Тиша, ну, или Тёма. Ну, ладно, — осеклась она и откашлялась, — Теперь нормально. Кто вы?

Демьян решил, что на улице слишком людно, чтобы демонстрировать фокусы, и просто не ответил.

— Ну, и чего замолчали, — спросила спутница.

— Думаю, что тебя словами не переубедить? — сказал Демьян, открывая перед ней стеклянную дверь кафе.

— Нет, но попробовать стоило, я всё-таки девушка, — ответила она, проходя.

Одиннадцать утра, посетителей почти нет. Они сели за столик у окна. Лера, конечно, спросила себя, почему она ещё не сбежала, но ответ оказался до глупости простым: он же ничего плохого ей не сделал, и потом, интересно.

— Тут типа кафе самообслуживания, — пояснила девушка, — чтобы заказать, надо вон туда подойти…

Демьян, не сводя с неё глаз, сел напротив, поднял бровь и щёлкнул пальцами, подзывая официанта. Лера опустила голову и уже двинулась встать, как подошла девушка.

— Милая, — обратился Демьян к официантке, глядя в её глаза так, что та растаяла, — будь любезна, самую здоровую и вкусную пиццу, пива и… — он вопросительно глянул на сестру.

Лера вздрогнула, но в её сторону покоряющего магнетизма в его взгляде уже как не бывало.

— Чай? С сахаром, — ответила она.

— И поскорее, — заключил Демьян, обворожительно улыбнувшись девушке.

Когда окрылённая ушла, он снова взглянул на сестру.

— Вы думаете, после такого обращения она хоть что-то запомнила? — упрекнула Лера.

— Не только запомнила, но и записала! — самодовольно ответил брат, но, заметив оставленный на столе блокнот, добавил, — Правда, будем надеяться, что памяти хватит, чтобы вернуться за ним. Ну, что скажешь, самообслуживание?

— Да вы её просто знаете, вот она и сделала исключение, — предположила она. — Согласитесь, это вероятнее, чем сказки про дьявола.

— Ну, знал бы, не спрашивал тебя, куда здесь пойти можно. Ладно. А что бы ты хотела в доказательство?

— Расскажите мой сон, — попросила Лера.

— Не вижу смысла. Ты же сама его помнишь. А фокус с крыльями тебя не убедил?

Лера поперхнулась и зашлась кашлем. Демьян, криво улыбаясь, смотрел, как она пытается справиться со спазмом. Наконец, успокоившись, и всё ещё прикрывая рот, девушка посмотрела в тёмно-зелёные глаза собеседника, словно в ожидании каких-то чудес. Она прекрасно осознавала, что ничего не знает об этом человеке, кроме того, что проснулась утром в его доме, в неизвестном месте, хорошо знакомого ей парка, что он привёз её на Невский на такси, (хотя уж разумней и дешевле было б на маршрутке), и сидят они сейчас в уютном кафе; что он замечательно находит контакт с людьми (судя по таксисту, официантке, которой, собственно, не должно быть в этом кафе, и по ней самой). Разум говорил, что нужно бы бежать подальше от этого непонятного персонажа, но сердце, почему-то доверяло. «Лера, во сне ты тоже много кому верила! И что из этого вышло?» — подумала она, глядя в озорные малахиты. В них и веселье и какая-то опасность, хотя не больше, чем у других. Его обаяние зашкаливает.

— Оо! Граци, прелесть, — сказал Демьян девушке, принёсшей заказ, и, взяв её ладонь, приложился поцелуем к тонким пальцам.

— Приятного аппетита, — тихо пропела девушка, нежно пожав его руку, и упорхнула прочь.

Лере захотелось изобразить рвотный рефлекс, но она сдержалась и ограничилась кривой улыбкой. Демьян положил записку с номером телефона в карман и, не дожидаясь предложения, сложил два куска пиццы один на другой и всадил зубы в долгожданную еду. Увидев эту картину и услышав довольное мычание, девушка, прищурив глаза, сказала:

— Да не антихрист вы. Демоны не испытывают голода. Говорят, они вообще ничего не чувствуют, — проговорила она, тоже взяв кусок.

— Говоришь, как человек! — обиделся он, — Мы, значит, бесчувственные… — Демьян немного подался вперёд и, глядя в глаза, тихо спросил, — А сама как думаешь?

Взгляд девушки словно растворился, а губы вытянулись, как у ребёнка, сосредоточившегося на головоломке. Её ещё никогда не спрашивали, как она думает, если хотели услышать не определённый ответ, а её мысли.

— Я думаю, что они… вы тоже живые существа, со своими чувствами и потребностями. Возможно, отличающимися от человеческих, но, всё же, важными.

На его лице показалась довольная улыбка.

— Вот и попытайся отбросить и забыть всё, что тебе вбили в голову церковь, окружение, СМИ… Доверься своим первым чувствам на любую информацию, что я тебе скажу. И давай на «Ты»? — не отрываясь от пиццы, спросил он. — Спрашивай дальше, ведь это не все вопросы?

Лера попыталась собраться, что относительно удалось через минуту.

— Что… Я помню вас… тебя. Почему я очнулась в твоём доме? Почему мой сон имеет продолжение? Откуда ты? Где Наум? Где моя семья?

— Я всё тебе рассказываю, а ты слушаешь и веришь, — сказал Демьян. — Первое, как мы познакомились: это ты знаешь из сна. Тебя принесли в кабинет отца, и он…

— Кто «он»? — перебила Лера.

Демьян посмотрел на сестру, как на дурочку, даже жевать перестал.

— Сатана!? — прошептала девушка, пригнувшись к столу, будто за такие слова её бы пристрелили.

— Нет, Люцифер, — раздражённо поправил её Демьян. — И нет, это не одно и то же! Продолжать? Только включай логику. Люцифер. Он отдал тебя под моё покровительство: меня слушаться, я злой и вредный. Второе, или третье, откуда я. Думаю, ты уже поняла. Раз мой отец — дьявол, то я сам оттуда же. И четвёртое Наум у себя дома, жив — здоров, твоя семья дома вместе с тобой.

— Что за бред? Я тут, — удивилась Лера.

— Ах, да. Я забыл… сон. Это был не сон. То, что тебе привиделось ночью, полет, демоны, крылья… — он кивнул на её плечи, — это всё реальность. Ты — ангел. Но живёшь на земле. Твоё нынешнее чувство к Науму — ложное. Это не та Большая и Чистая, которую ждут все девочки без исключения. И с чего ты взяла вообще, что Его ангел?

Лера пожала плечами — сама не понимала, с чего решила так; просто так чувствовала.

— А чей тогда?

— Бесхозный! Факт: Наум — это не твоё.

У девушки медленно начала закипать голова от осознания картины: она в кафе с антихристом, который отговаривает её от статуса хранителя. Больше похоже на бред, чем на правду.

— Так, стоп! Давай по порядку! Как я могу быть дома с семьёй, если я тут и с тобой?

— Значит, Лера… — он задумчиво повторил, — Лера… тебе не говорили, что твоё имя напрашивается на рифмы? Объясняю: ты живёшь, как обычный человек, дома. Все твои друзья и родные тебя видят, ну, не именно тебя, а твой фантом, общаются с тобой. Это всё так. Но пока ты не разберёшься со своими эмоциями, ты будешь со мной.

До девушки начал доходить смысл его слов. Объясняет, как она любит: конкретно, по делу, суть. Только воспринимать это всё очень трудно.

— Вы подменяете людей…

— Это не так страшно, как звучит.

— Значит, все сны, о том, что я — ангел, правда? — несколько обречённо проговорила она.

— Это не сны.

Демьяну понравилось, что она так быстро поняла его, без истерик, к которым он, честно говоря, уже приготовился.

— Но, ты сказал, что Люцифер поручил меня тебе, так? Какое ему дело до моей персоны?

Демьян сам думал над этим вопросом всё утро, но так и не нашёл ответа, кроме словесного факта семейных уз.

— По порядку, — сказал он, — Узнаешь в своё время.

— Ты не знаешь, — предположила ангел, пристально глядя на него.

— Меньше знаешь — крепче спишь. Я только вчера узнал, что ты вообще есть. Ещё? — спросил он, намекая на пиццу.

Девушка помотала головой.

— Нет, она по мужским рукам сохнет. Наверное, тебя ждёт…

— Что, кусок в горло не лезет рядом с антихристом? Ну, лады. Шо нэ зьим — понадкусаю…

Демьян вновь отдал всё своё внимание итальянке; Лера облокотилась на стол и, запустив кисти рук в волосы, держала голову, чтобы, как ей казалось, расплавленный мозг не вытек из ушей. Брат отметил, в этой позе и с такого ракурса, лицо сестры из мило-детского стало стервозно-красивым, хотя во взгляде осталось непонятное ему страдание.

— Во сне, хотя, получается, ночью меня похитил Наум, только у него были крылья, — начала она, глядя в одну точку, — Наверное, нужно было бороться… в итоге, я оказалась у дьявола. Почему?

— Твоё оружие было сильнейшим из всех, что могут быть у ангела, — мягко ответил антихрист. — Но безразличие и испорченность бывают сильнее чистой любви. Возможно, ты видела в нем только хорошее, не замечая тёмного.

— Ты намекаешь, что Наум хотел от меня избавиться?

— Возможно… — Демьян понял, что сестра даже не допустила мысли, что парень мог умышленно желать ей смерти, и специально не стал говорить девушке, что Наум тут ни при чём.

— Он не мог меня убить! Это было не специально! Он не злой! И он не демон! — возразила она, и снова её лицо стало наивно-детским.

— Успокойся, — рыкнул на неё Демьян.

Девушка упала обратно на диван: в душе всё клокотало. «Нет, только не Наум! Он такой хороший, светлый, и потерянный!»

— Я должна его найти. Ему может быть сейчас плохо. Я нужна ему, — чуть не плача, говорила она, нервно подёргиваясь.

— Не нужна! Ему сейчас очень хорошо! — Демьян настойчиво не замечал её состояния и продолжал. — Вспомни, я же показал тебе. Это правда. Это было вчера. У него есть девушка, и он её любит. Это другая любовь, но люди её ценят гораздо больше, чем ту, которая переполняет тебя. Ты мне скажи, какого художника ты сказала ему, что ты его ангел? Врать — нехорошо, в курсе? Нет… ну не надо. Блин, Лера, только не реветь! — Демьян пересел к ней и обнял.

Девушка сидела, закрыв лицо руками, не зная каким образом утешить, антихрист стал гладить её по плечам.

— Ну, хватит! Тебя что, не учили, что о мужиках не надо реветь? — он взял кусок пиццы и снова предложил ей.

— Он другой! — Лера помотала головой, отказываясь то ли от еды, то ли верить спутнику.

— Он — дебил! — поправил её антихрист с набитым ртом. — Успокойся! Ну, факен-кракен, не надо! — Демьян никогда не замечал за собой особой неприязни к женским слезам, а тут стало как-то сильно не по себе. — Давай, я тоже расплачусь!

Она подняла на него мокрые глаза и улыбнулась — представила, как этот «Бандэрос домашний» будет реветь. Эта картина ей не понравилась.

— Всё? Ну, слава богу! — воскликнул он, утирая её черные от туши слезы зелёной салфеткой.

За соседним столом раздался смешок. Демьян это заметил, Лера взяла салфетку, и он пересел на своё место.

— Иди, умойся, а? Всё размазала.

— Точно, ты же с не накрашенными не общаешься, — вспомнила она, поднимаясь. — А с клоунами тем более…

Как только сестра скрылась за дверью уборной, Демьян махнул рукой соседнему посетителю, и тот подсел к нему.

— Я всё расскажу твоему отцу, как ты ругаешься… — с улыбкой проговорил сосед.

— Привет. Обычное восклицание, не докапывайся! Чего хотел? — спросил Демьян.

— Привет. Кто это? — спросил приятель.

— Не твоё дело, — дружески огрызнулся антихрист. — Чего хотел? Только, Серги, давай быстро, она сейчас вернётся.

— Тебе от Люцифера, — друг протянул ему конверт.

Демьян вытянул из конверта цепочку с большим серебряным крестиком.

— И на кой это мне? — спросил он, брезгливо рассматривая подвешенную бижутерию.

— Он сказал, что это «её». Не пояснишь, что происходит?

— Спасибо, — ответил Демьян, опустив крестик на стол, — Расскажу потом. Давай так, через пару дней заходи ко мне. И Басана зови.

— О! Наконец-то, посидим, — обрадовался Серги. — Здесь или там?

— Здесь. Иди, она возвращается.

Серги усмехнулся и попрощался. Через секунду после того как он вышел, вернулась сестра. Незаметно Демьян опустил в карман крестик.

— Другое дело! — констатировал антихрист. — Поехали. Я знаю, как поднять тебе настроение… — он встал, расплатился на кассе и, не взяв сдачи, вышел на улицу.

«Может, он не такой плохой, как люди вообразили», — подумала девушка, входя в Дом Книги. Через полчаса Демьян проклял всё на свете, и в частности то, что привёз её в этот магазин. Отец, конечно, упоминал, что она любит читать… но не настолько же! «Хорошо, что не вспомнил про Елизаровскую», — решил он, оплачивая книги.

— Фауст, рассказы По, латинский словарь, — проговорил он, оглядывая выбранную литературу. — Ты ж читала их, и зачем тебе латинский словарь?

Она пожала плечами и мило улыбнулась. Демьян ухмыльнулся в ответ: отсутствию логики в девичьих поступках он уже давно перестал удивляться. Через пару часов они приехали домой. Лера уже доверяла ему на семьдесят процентов. Они прошли по парку, через мост, углубились в чащу и вскоре вышли к небольшому двухэтажному дому.

— Тиша, а я что-то плохо помню, чтобы здесь был этот дом, чтобы здесь вообще был дом! — сказала девушка, оглядываясь.

— Ну, теперь, есть. Только, скажем так, не для всех.

— У меня к тебе ещё тьма вопросов… — проговорила она, входя внутрь.

Уютная гостиная встретила мирно полыхающим огнём в камине и вином с фруктами на столике перед диваном.

— Я сейчас уйду. Отсюда ни ногой, поняла? Вернусь, тогда и поговорим. Со спичками не играть, пока, — он чмокнул её в макушку и вышел за дверь.

Лера, постояв с минуту посреди комнаты, бросилась за ним.

— Стой! Тиша, а можно… — крикнула она, выскочив на улицу.

— Запереть тебя? Сказал из дома ни ногой! — раздался голос сверху.

Лера подняла глаза в небо: на крыше дома стоял Демьян. Уже не раз упоминали, что, по понятным генетическим причинам, он был очень привлекателен, но в джинсах, с голым торсом и… с огромными крыльями за спиной, антихрист производил незабываемое впечатление.

— Брысь в дом! — рявкнул он.

Девушка шмыгнула обратно в дом, напрочь позабыв, о чём хотела спросить его. Вбежав в комнату, где очнулась утром, она по-детски спряталась под одеялом.

— Я сплю! Я точно сплю! Или это какой-то наркоз, но это не может быть по-настоящему… — Лера с трудом верила в сказки.

«Крылья, наверняка, искусственные: далеко было, зрение… не рассмотрела — испугалась. Но кто в здравом уме станет так заморачиваться ради неизвестной девчонки?» Но крылья были, она отчётливо помнила ощущение дикой силы, рвущейся от лопаток. «Зачем я ему нужна? Господи, что происходит…» Она всегда верила и верит, что демоны, ангелы, Бог, Дьявол, что они все есть, но сомневалась, что ей может выпасть шанс приобщиться к их миру. Да и каким образом о ней узнали и обратили внимание? Причём не кто-то, а, выходит, сам дьявол. Рассуждения и догадки плавно перетекли в фантазии, и вскоре к ней пришёл настоящий сон.

Шум на первом этаже счел, что ангелу достаточно сна. Она укуталась в попавшийся на глаза шерстяной платок и вышла из комнаты. Причиной грохота, разбудившего её, конечно, был Демьян, точнее, новости, которые он смотрел по телевизору и вполне по-человечески ржал. «Если не сон, значит, обман» — подумала она. Девушка очень хотела верить, что всё происходит взаправду, но дурацкий инстинкт самосохранения, который в ней воспитали, и который она проклинала, не давал поверить в сказку. Всю историю с Наумом она приписывала воспалённому воображению и тщательно оберегала мирок, который, казалось, сама придумала.

— Смотришь телевизор? — удивилась Лера, спускаясь с лестницы.

— Доброе утро. А что за удивление в глазах? Обычный вечер нормального мужика, — улыбнулся Демьян, оглядывая босую сестру, — Пиво будешь?

Девушка вежливо отказалась, внимательно глядя куда-то в сторону мимо него.

— А ты считаешь себя нормальным? — тихо спросила она.

— Спроси ещё, считаю ли я себя мужиком! — ухмыльнулся он. — А что будешь, спирт?

— Если можно, просто воды. Ты обещал продолжить наш разговор.

— Давай, а за водой тогда сама сходи на кухню, — согласился он и прокричал вслед, — Только не из-под крана, коммуникации здесь так себе. Полезешь в колодец — вылезешь из телевизора…

«Антихрист-водопроводчик» — улыбнулась Лера, открывая холодильник в поиске минералки. Вернувшись, она села в кресло. Демьян сделал тише телевизор и прилёг на диване.

— Ну, спрашивай.

— Покажи крылья, — попросила она.

— Ой, я только лёг…

— Оставил на крыше? — прищурилась она.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 697