электронная
233
печатная A5
377
16+
ФИТлософия 1

Бесплатный фрагмент - ФИТлософия 1

Объем:
106 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4859-3
электронная
от 233
печатная A5
от 377

Толстым людям хватает поддержки

Как же так вышло?

Мужчина запрокинул голову вверх, смахивая жирный пот с бровей старой тряпкой.

«Должен быть легкий ветерок!» — подумал он, наблюдая столб дыма, поднимающийся выше и выше из пещеры, через круглое отверстие в ясное голубое небо.

Как же давно он не ощущал дуновение ветра! Хоть и не признавался в этом никому, но так скучал по нему. За последние несколько месяцев он ловил себя на этой мысли все чаще и чаще. Двумя часами ранее тем утром, до того как выбраться из кровати, он то проваливался в сон, то выныривал. Грезы о прошлом, грезы о приключениях.

А сейчас, ощутив ветерок, он направился ему навстречу, но на этот раз уже по-настоящему. Впиваясь лопатой в землю, чтобы удержаться, он выбирался из грязной жижи и шел. Не оборачиваясь, шаг за шагом.

Добравшись до стены, он стал карабкаться. Поначалу было неимоверно тяжело, но, продвигаясь выше, он сбрасывал с себя грузы, один за другим. «Наполни сумки, наполни их, — эхом отдавались в голове причитания торговца золотом, — наполни сумки сокровищем».

«У меня столько сумок…» — думал он, позволяя очередной соскользнуть с плеча вниз, в пропасть. И вот он уже забрался так высоко, что пасть пещеры казалась огромной и яркой.

Уже перебравшись из тени на солнце, он услышал крики снизу. Некоторые из них звучали восхищенно, но большинство были злостными. Снова и снова лица из прошлого возникали перед ним.

«Они все такие печальные», — подумал он, и эмоции накрыли. Мужчина чувствовал непреодолимую тягу продолжать выбранный путь, что должен взбираться дальше, но каждый шаг был отравлен чувством вины.

«Только один раз взглянуть», — умоляло его сердце. Стоило ему обернуться, как тут же возникали ясные глаза, наполненные слезами. «Папочка, папа! — рыдали. — Почему ты бросаешь меня?»

Он продолжал карабкаться, отчаянно желая обратиться к крику, а его сердце будто разрывалось на мелкие кусочки, когда он различал голос сына: «Папа, папочка!»

Удержать себя, не оборачиваться — это требовало невероятных усилий воли. Только оглянешься — и все кончено! Вновь окажешься в грязи и будешь погребен еще до того, как падет ночь.

Выше и выше… Он выбирался из бездонной, как казалось, пещеры. «Это все жадность! — шептал он. — Жадность». Теперь-то он может признаться в этом, никто не слышит его: «Жадность…» Было приятно озвучить то, о чем думал: «Это из-за жадности ты погряз». Даже с некоторым извращением он наслаждался этими обидными словами, срывающимися с его уст.

«Почему меня это так задевает?» — удивлялся он, возвращаясь мыслями к высадке на берег. Тогда, стоя на носу корабля, возвышаясь над бесчисленными рядами повозок, капитан провозгласил новый этап: «Вперед! К величайшим приключениям в истории человечества. Никогда не прекращайте исследования!»

Ощущение, что двигало им в тот момент, сейчас болью отдавалось в сердце. «Быть здесь внизу — это не наше предназначение, — с силой ударил он кулаком по скале и тут же поднял окровавленный указательный палец в небо. — Наше предназначение быть там!»

Первые несколько месяцев после высадки были по-настоящему захватывающими. Что ни день, то новое приключение. В каждом рассвете скрывалась тайна, ожидающая раскрытия. Мужчина и его женщина вместе осваивали этот новый этап.

Это было так грандиозно, так прекрасно и так просто. И так должно было быть всегда.

«Они нуждаются в тебе, ты быстрый, подвижный, легкий. Ты мог бы их выручить? Пожалуйста!» — эти слова преследовали бы его еще много десятилетий. И в ответ на призывы, мужчина и его женщина развернули повозку, они хотели помочь.

Взобравшись на небольшой холм, он увидел его — гигантского раздутого червя из повозок. «Как они могли так отстать?» — удивился он. И только спустившись на равнину, узнал ответ.

Отовсюду проблескивало золото. Аккуратно сложенные бруски заполняли повозки, они были в седлах лошадей, даже в карманах у людей — огромное количество драгоценного металла.

Повсюду была суета, люди продолжали наполнять телеги. В том мире, откуда они пришли, это сделало бы всех их поистине богатыми. Умудренный проповедник взобрался на холм, чтобы его лучше слышали, однако люди оставались глухи к его словам: «Старого мира больше нет. Золото — повсюду, оно не имеет ценности, оно вообще ничего не стоит».

«Мы богаты!» — выкрикивали люди, наполняя тележки.

«К этим людям не достучаться, — выдохнул проповедник, обращаясь к мужчине. — Здесь больше золота, чем было добыто за всю историю. Оно отравляет их, отягощает, но они все равно собирают его, набивая повозки, которые и так уже заполнены через край».

«Освободите тележки! Опустошите карманы! — попытался достучаться мужчина. — Я был у подножья горы и поднимался вверх. Каждый холм, каждая долина — абсолютно одинаковые. Это место покрыто золотом, и оно никуда не денется».

Но никто не поверил ему. «Если помочь их повозкам сдвинуться, они смогли бы оглядеться и убедиться сами», — подумал мужчина, хватаясь за лопату.

И начал отчаянно копать. «Ваши повозки слишком полные и медленные», — причитал мужчина. Его спина сгорбилась, а руки кровоточили.

«У наших тележек слишком слабые опоры», — жаловались люди. И он внимал их словам, стараясь помочь. Но как только в повозках уже не оставалось свободного места, люди вытаскивали из них детей и принуждали их также копать. Тогда он понял — причина остановки вовсе не в тележках.

«Выбросьте хотя бы часть золота!» — призвал мужчина.

«Копай быстрее!» — парировали люди. И мужчина снова продолжал копать.

«Ваши тележки слишком тяжелые, избавьтесь хотя бы частично от запасов», — вновь попытался он.

«Мы тут ни при чем, это все продавцы золота виноваты — они предлагают его дешевле, чем мы могли бы сделать сами!»

«Это некачественное золото, — ответил мужчина, — вам не нужно его столько!»

«Но оно такое дешевое», — говорили люди, не желая оставлять свое богатство. Они даже стали продавать части своих повозок в обмен на все новые мешки драгоценностей.

Золото было повсюду: оно ломило спины лошадей, отягощало людей. «Если у всех так много золота — оно же ничего не стоит!» — запричитал мужчина, и тут опоры его собственной повозки рухнули под тяжестью сбережений его жены.

Обернувшись на нее, он только сейчас осознал, что жадность одолела и ее. А их сын… Он тоже весь в золоте — рожден и растет в жадности, разве станет он стремиться к неизведанному, к приключениям?

«Откопай нас, миленький, — уговаривала женщина. — Откопай нас, чтобы мы снова могли отправиться в путь».

«Сбрось хоть сколько-нибудь», — умолял мужчина.

«Дело вовсе не в золоте, это все шаманы», — ответила она. — Они притворялись, что помогают нам, пичкая лошадей таблетками от сердечной недостаточности. Но у лекарства оказались побочные эффекты, и лошади стали вести себя странно. Теперь шаманы продают нам таблетки от побочных эффектов, но у них также есть свои побочные эффекты».

«Мы застряли вовсе не из-за какого-то колдовства», — взмолился мужчина.

«Нам сказали эксперты, а мы прислушались, что нужно только смазать опоры повозок и раскопать колеса. Как только починим все, сразу сможем двинуться».

Печально окинув взглядом женщину, которая любила его, мужчина продолжил копать.

Следующие несколько лет прошли как в тумане. Он копал, копал и копал, отчаянно желая помочь.

И теперь, сидя на склоне, мужчина задумался о жене, с трудом различая ее привычный образ, скрытый под толстым слоем золотого напыления. «Я не могу больше помочь им, — подумал он, запрокинув голову к небу. — У них свои объединения, группы поддержки, свои таблетки и коктейли, помощи им хватает».

Пошарив в карманах и обнаружив золотой слиток, который должно быть припрятал еще много лет назад, он подумал о злобных словах жены, оброненных однажды: «Ты такой же, как и мы. Потратил столько времени, пытаясь помочь, что стал одним из нас. Ты тоже погряз».

Это была их последняя ночь вместе, день рождения сына. Мужчина обратил внимание, что лицо мальчика так плотно было покрыто золотом, что он вряд ли когда-либо почувствовал тепло солнечных лучей на щеках или дуновение ветра, слегка развивающего волосы. Вручая ему подарок, мешок золота, мужчина обернулся к жене и рассерженно сказал: «Посмотри на него, он погряз! Это твоя вина».

Слезы хлынули ручьями по лицу. Покидая жену и сына, он спиной ощущал их безнадежные взгляды. «Мне так жаль», — пробормотал он, карабкаясь по скользкому склону.

Наконец он достиг края пещеры. Откинувшись на спину и нежась в теплых лучах солнца, он начал всхлипывать: «Бросил их… Я — самый ужасный человек в мире. Мне нужно вернуться». Сердце болело так, что нельзя было вынести. «Почему я это сделал, — рыдал он. — Почему я просто не мог быть нормальным, как они?»

Звук издалека доносился до его сознания — это был голос сына, который следовал за ним во время всего пути наверх.

«Папа, папочка…»

«Я иду к тебе», — сдался он, распихивая по карманам золотые слитки. «У меня для тебя сюрпри-и-из», — прокричал он, хотя тело дрожало от всхлипываний.

«Папа, папочка!» — детский голос пронзал сердце.

«Здесь так одиноко без тебя, — кричал мужчина, щурясь от солнца. — Я возвращаюсь!»

«Папа, папочка…» Эхом отдающийся голос сына звенел в его голове. «Как я мог бросить их!» — кричал он, обращаясь к небу. Стараясь подавить эмоции, он резко повернулся и пополз к жерлу огромной пещеры.

«ПАПОЧКА!»

Он не обращал внимание на боль

«ПАПОЧКА!»

Боясь открыть глаза, он наклонил голову в том направлении, откуда доносился детский голосок.

«ПАПОЧКА…

…мы сделали это!»

Он услышал эти слова, когда крохотные ручонки крепко оплели его шею.

«Ты показал нам отличный пример!» — голос жены звучал уже совсем по-другому: мелодично, радостно. Он наконец открыл глаза, чтобы взглянуть на них — лучи яркого полуденного солнца касались идеальной кожи.

«А что с золотом?» — поинтересовался он.

«Этот мусор? Нам он больше не нужен, мы оставили его на склонах»

Слезы наполнили глаза, и он обнял свою семью: «Мне так стыдно, что покинул вас».

«Ты не покинул нас, миленький, — сказала жена. — Ты вдохновил нас!»

Оглядываясь по сторонам он заметил, что больше и больше людей выбирались из дыры, побитые, с порезами, синяками, но уже без всякого мусора в тележках и карманах. Их глаза блестели в предвкушении новых возможностей в жизни, а не очередного килограмма золота.

Смахнув слезы, он вновь обнял семью и повернулся лицом к горам: «Я и забыл как это прекрасно, — прошептал он. — Мы прекрасны!» Радость переполняла его. Крепко взяв за руки своих любимых, он понесся вперед, в цветущие луга. Легкие, как перышки. Грациозные, как леопарды. Их стройные тела стали покрываться загаром.

Если в небе не будет звезд, по чем мы будем ориентироваться?

Эта книга для тех, кто готов к приключениям и знает, что фитнес — это больше, чем просто похудение, и в жизни есть вещи поважнее, чем постоянно держать себя в форме и быть нормальным. Для тех, кто вдохновляет и ведет за собой.

Прекрати испытывать чувство вины, когда коллега спрашивает, как тебе удалось так красиво натренировать руки, или стыдиться того, что ешь и какими порциями, что носишь одежду по фигуре… Чужие правила не должны определять твою физическую форму.

Ты, мой друг, — лидер. А лидер не может вести за собой, шествуя в середине колонны. Придется повернутся спиной к тем, кого любишь. Невозможно помочь людям, став одним из них. Твоя задача — бежать впереди. Ты — та самая приманка, которая в конце концов приведет их к новым возможностям.

Люди не нуждаются в помощи. Им нужно вдохновение. Общество так упорно старалось победить неравенство, что принесло ему в жертву свое развитие.

До сих пор нам успешно удавалось не замечать различий только потому, что мы не отпускали далеко лидеров. До сих пор тех, кто жаждал вырваться, стыдили за то, что они озвучивают свои мечты. И до сих пор мы лишь усугубляли пропасть между нами.

Скинь кандалы, избавься от чувства вины. Беги, плыви, играй, поднимайся выше, живи здорово и гордись этим. Нам важно, чтобы тебе стала очевидна эта пропасть — между полнотой тела и полнотой жизни. Как только это произойдет, толстый человек больше не сможет чувствовать себя комфортно и найдет в себе силы «сокращать пропасть» самостоятельно.

Затем, когда обретешь свою истинную форму, ты победишь злостную чуму — ожирение, и также станешь ее обвинять в захвате мира.

Вперед к приключениям! Эта книга станет твоим проводником и другом, если решишь выкарабкаться из своей личной пещеры.

А дальше?

Когда ты самостоятельно выберешься на свет, одиночество тебе не грозит. Ведь по твоим следам будут пробираться те, кто тебя любит.

Мир последует за тобой!

Заронить зерно

Майкл Леглесс был обычным крестьянином, жившим в XVIII веке. Он родился с ослабленными ногами, так что свои первые 23 года провел в коляске. Брат Джеймс повсюду возил его.

Как-то раз, когда брат катил его по рыночному кварталу, он заявил самым неожиданным тоном: «С дороги, Джеймс!»

Ошеломленный напором Майкла, обычно достаточно кроткого, Джеймс отпустил коляску и отошел, чтобы разобраться, в чем суть да дело.

В этот момент со стороны рынка хлынули люди. Майкл чудесным образом смог подняться со своего сиденья, как будто он так и делал всю жизнь, устремился навстречу толпе и растворился в ней… казалось навсегда.

Спустя несколько месяцев, вспахивая поле, Джеймс ненадолго приостановился, чтобы размять спину. И вдруг! Он увидел, что к нему приближается настоящий рыцарь в кольчуге и ведет под уздцы здоровенного жеребца.

«Джеймс!» — выкрикнул рыцарь панибратски.

«Майкл! — отозвался шокированный Джеймс. — Что с тобой случилось?»

«Я стал рыцарем!»

«Как?» — воскликнул Джеймс в недоумении.

«Нууу, мы же в детстве обожали наблюдать за рыцарями, проезжающими через наши поля? Вспомни, как мы могли целыми днями носиться с деревянными палками-мечами, вступая в бой со всеми кустами в округе?»

«Еще бы!»

«Ну так вот, несколько месяцев назад, ожидая на улице, что ты выйдешь из рынка, я увидел одного из таких рыцарей. Он, по всей видимости, спешил куда-то по важному делу. И я тогда впервые подумал, что было бы здорово и мне вот так же…

А потом, несколько месяцев спустя, я увидел еще одного. На этот раз рыцарь вел рядом коня. И я снова подумала, как это было бы здорово.

Еще спустя несколько недель я наблюдал, как отряд рыцарей шествовал по рынку. И меня снова посетило это ощущение, но оно было уже сильнее. Я подумал про себя, как это было бы здорово. С той лишь разницей, что теперь я размышлял об этом около часа.

На следующий день я снова замечтался. И в моей голове уже явственно была картинка того, как я иду. «Как это было бы здорово!» — подумал я, воображая себя идущим через парк вместе с собственным боевым конем.

В течение нескольких недель эта мысль становилась все сильнее и сильнее, явственнее и ближе, длилась дольше и дольше.

Понимаешь, за всю свою жизнь я не делал ничего подобного, никогда не пытался, и даже ни разу не задумался о том, чтобы попытаться. В тот день, когда встал и пошел, я уже проснулся с одной лишь мыслью, и все утро только она и вертелась у меня в голове. И к тому времени, когда мы приехали к рынку, я просто… должен был встать!

И я встал.

Вот так просто!

Вот так.

Точно так же мы покупаем машины. Все начинается с простой и невинной мысли о том, что «было бы здорово», когда нам понравится какая-то модель на трассе. Спустя шесть месяцев, мы снова замечаем такую на улице и опять-таки думаем, что было бы здорово. Спустя месяц мы снова видим ее, и мысль конкретизируется до «было бы здорово иметь» такую.

А еще спустя неделю мы встречаем такую машину, и мысль о том, что было бы здорово иметь такую, становится главной. Мы перевариваем ее в голове дольше и дольше, начинаем замечать модель чаще и чаще. И в один прекрасный день это становится единственным, о чем мы можем думать, и, похоже, единственным, что мы можем видеть. В этот день мы приходим в салон и берем машину на тест-драйв.

Все начинается с маленького зернышка.

Эта книга — горсть зерна. У нас нет иллюзий, о том что мы изменим мир. Мы — не великие спортсмены, не спасители человечества и не политики. Наша работа — просто рассказать истории и заронить зерна так, чтобы однажды они дали всходы и помогли кому-то сделать больший вклад, чем удалось нам.

Может быть тебе?

Не все истории будут касаться непосредственно тебя, разве что одна… пока. Чтобы тебе не запомнилось из этой книги — это ровно то, что тебе необходимо сейчас.

Сядь, расслабься… Отпусти мысли, потому что ты на старте волшебного путешествия. Путешествия, в котором ты в главной роли. Пусть эти истории унесут твое сознание, куда ему больше всего нужно.

А дальше?

Ну… остальное зависит от тебя.

Эгоизм великодушен

На часах 18:25, вечер вторника. Дети выпили молоко, послушали сказку, и в доме воцарилось умиротворение. Вечерняя прохлада еще не опустилась, мы сидим на веранде, слушая доносящееся потрескивание лирохвостов в лесу. Затаив дыхание, наблюдаем за луной, вышедшей из-за деревьев, словно для того, чтобы поздороваться с нами. Она такая огромная. Кажется, протяни руку и коснешься ее. Когда багровый закат наконец уступил небо серебру лунного света, мы переглядываемся.

Мы никогда не разлучались с того дня, как впервые встретились: наши взгляды пересеклись на танцполе, и мы оба почувствовали, что это судьба. Поэтому теперь, сидя рядом в этой едва тронутой серебром темноте, мы точно знаем, о чем думает каждый из нас. Мы читаем по глазам — они излучают благодарность ярче, чем светит луна.

«Мы проделали долгий путь, — промолвил тихо Джулиус, думая о том, что привело нас сюда. — Ты когда-нибудь за все эти годы представляла, что твоя жизнь станет такой?»

«Все случилось так быстро, скажи?» — промямлила я, задумчиво погружаясь в воспоминания. Я из небогатой семьи, так что всегда мечтала жить в большом доме с бассейном вблизи океана, в окружении любящих и уважающих меня людей. Я мысленно вернулась к той малышке, которая всхлипывала по ночам от горьких укоров дядюшки, звучащих снова и снова в голове.

«Почему ты не спустишься на землю, к нам. Ведь ты никогда не достигнешь высот, так что перестань питать напрасные эгоистические иллюзии».

И я вот думаю, как утешить ту маленькую девочку? Поверит ли она, если я скажу ей, что настанет день, и тот самый дом, который она так ясно видит в своих мечтах, поместится на веранде ее собственного дома с отдельной парковкой за огромными воротами, с гигантским бассейном, теннисным кортом, баскетбольной площадкой и даже собственным лесом, в котором течет река?

Поверит ли она, если я расскажу о ее прекрасных детях и любящем муже, который еще и невероятно сексуален? Если я скажу, что она будет окружена известными, богатыми, влиятельными людьми, все будут любить ее, уважать. Если бы я рассказала ей, что все это станет возможным, как бы это прозвучало?

Пронзительный «дзииииинь» телефона прервал ход мыслей до того, как я успела ответить себе. Бросила взгляд на часы, пока Джулиус отвечал на звонок, — 6:35. Он должен был быть внизу в тренажерном зале с Аароном. Отложив размышления на потом, я последовала за Джулиусом.

«Что-что? Плохо слышно, как будто ты где-то далеко…»

Мощный силуэт перегородил проход. Я не смогла сдержаться и не улыбнуться, припомнив его рассказы о том, как отец люто ругался, когда малышня играла в дверных проемах и коридорах дома. А теперь он делает это нарочно в своей практике, хитрец!

Он был безусловно проблемным ребенком, но немного в другом смысле: одарен и высоким IQ (даже перепроверяли!), и природным атлетизмом, позволяющим ему успешно заниматься любым видом спорта. Его единственным недостатком было отчаянное желание стать обычным.

Все, к чему бы он не прикасался, давалось ему легко, что выводило из себя окружающих. Чем больше тренеры, учителя, родители восторгались его достижениями, тем сильнее он ощущал себя не таким, как все, изгоем.

И только поэтому он быстро остывал ко всему, переключался на новое, отчаянно пытаясь найти то, что будет ему не по силам. Только так, он думал, что сможет почувствовать себя обычным.

Он никогда не признавался в этом, но до сих пор это желание движет им. В прошлом многие обвиняли его в том, что он отвергает любые авторитеты, обзывали ленивым и непостоянным, но мне ли не знать истинную причину его поступков.

Возможно он упускал возможности, которые выпадали ему в жизни. Но без сожалений о них он никогда бы не стал настоящим идейным лидером, кем является сейчас. Опасаясь оказаться зажатым в узкие рамки, в плену ярлыков или чьей-то власти, он всегда искал пути для честного, полноценного и искреннего самовыражения.

Его призвание сегодня — помощь другим в том, чтобы развивать в себе лучшие качества. Тем временем, пока я припоминала эту «гремучую смесь» эмоционального интеллекта, артистичности и расчетливого, аналитического подхода к жизни, Джулиус обернулся и, ничего не подозревая, стал фланировать вокруг меня, как пантера. Еще чуть-чуть, и, я думаю, он бы столкнулся со мной, судя по тому, что его крик раздался совсем близко.

«Ты где?»

«Ты здесь

«Ты в воздухе

«Серьезно! Да, я буду!»

«Шарни, ты не поверишь», — воскликнул он, возбужденно улыбаясь и передавая мне телефон. «Оставайся здесь», — бросил он на ходу, выскакивая на улицу.

Мне недолго оставалось удивляться, поскольку начал нарастать характерный низкий «жууух, жууух, жууух», и из-за деревьев выглянул белый вертолет. Пока я пыталась понять, что происходит, одежда буквально впилась в мое тело, а глаза заслезились.

Я щурилась, рассматривая вертолет. В этот время боковая дверь распахнулась и передо мной появился Аарон, достаточно близко, чтобы я могла рассмотреть его дерзкую улыбку, он помахал рукой.

«Чтобы кто-то приземлился на теннисный корт — да никогда», — пронеслось в моей голове в тот момент, когда Аарон сбросил лестницу. Джулиус уже был там и подхватил ее за крайнюю ступеньку. Я не могла поверить глазам. Аарон Блекмен — исполнительный директор одной из самых быстрорастущих австралийских компаний всех времен, одетый в корпоративный костюм и со спортивной сумкой через плечо, спускался вниз по веревочной лестнице, свисающей с вертолета и удерживаемой за другой конец моим мужем.

«Вот это я точно не смогла бы пояснить той маленькой девочке, какой я была много лет назад!» — думала я, закрывая окна, чтобы дети не проснулись от шума. Правда, было уже поздно. Алексис вылезла из своей кроватки и вцепилась в мою ногу. Я подхватила ее и побежала к окну показать ей «веталёть». Она смотрела на него с неподдельным восхищением до тех пор, пока его дверь не захлопнулась и он не скрылся в ночи.

Жух-жух-жуханье двигателей все еще отдавалось у меня в голове, пока я несла дочку вниз. «Вау», — это все, что я смогла выдавить из себя, когда наконец встретилась лицом к лицу с двумя большеглазыми парнями.

Аарон не из богатой семьи. Сын полицейского и медсестры, он всегда ощущал необходимость служения другим. Большинство бизнесменов кажутся жадными и заботящимися только о себе. Со стороны может показать, что и Аарон такой же. Но нам посчастливилось знать его близко, и мы могли заглянуть в жизнь супербогатого и всего достигшего человека.

Аароном двигала вовсе не страсть к богатству, а желание помочь всем, кому он может: от членов семьи до сотрудников и клиентов. Подчиненные знали, что он может быть очень жестким начальником, но всегда позаботится о них. Его любовь к людям и ощущение ответственности за них — те ценности, которые он вынес из семьи.

«Мне так жаль, что я разбудил детей, Шарни», — сказал он, а глаза его при этом оживленно сверкали. Затем он протянул руку, чтобы успокаивающе приласкать Алексис за ножку. «Я просто не могу пропустить тренировку», — сказал он.

«Вау», — повторила я, столько мыслей сразу крутилось в голове.

«Я серьезно, — подтвердил он. — Если я пропущу фитнес-сессию здесь, то не буду в хорошей форме на работе. А если я там не в форме, то это неизбежно отразиться на моем бизнесе. Если же пострадает бизнес, работники тоже начнут беспокоиться. И все это приведет к тому, что я буду больше времени проводить на работе. А от этого уже пострадает моя семья».

Должно быть у меня все еще оставалось удивление на лице, поскольку Аарон продолжал:

«Люди считают это эгоизмом. Возможно. Думаю, так и есть. Чтобы добраться сюда сегодня, я потратил огромные деньги. И так каждый раз — я буквально сражаюсь за возможность не пропустить тренировку. Иногда мне приходится убегать из офиса, грубо игнорируя окружающих, чтобы даже не дать им шанса остановить меня. И все это ради того, чтобы только добраться сюда».

«Но я знаю, и я уверен, они тоже понимают, если бы пропускал тренировки, то у меня не было энергии руководить огромной компанией, поддерживать такое большое количество людей на работе, а моя семья не вела бы такой образ жизни, к которому они привыкли. Они бы даже не видели меня! Поэтому я считаю, что быть эгоистом в моем случае — это, по сути, быть щедрым, великодушным».

Так и было. Эмоции переполняли меня, и я обняла его. Алексис должно быть тоже что-то почувствовала, потому как тоже оплела его своими крохотными ручонками и прошептала: «Обими Ааон!».

Что я хочу сказать той маленькой девочке, все те годы хныкающей в подушку:

«Лидеры должны в первую очередь заботиться о себе… Эгоизм — это щедрость!».

Избавьтесь от чувства вины

Брат Джулиуса — Дэниел — эксперт по корпоративным финансам. Каждый раз, встречаясь с ним, мы не можем удержаться от вопроса о том, какие акции лучше купить, чтобы разбогатеть. На что он всегда нам отвечает: «А какую таблетку мне выпить, чтобы похудеть?»

Нас постоянно спрашивают: «Что бы такого сделать прямо сейчас и сразу увидеть значительные изменения?»

Отличный вопрос! Он прекрасно иллюстрирует, как люди жаждут мгновенного результата. Ведь в наш информационный век ответы на все вопросы можно найти по нажатию одной кнопки… Этот вопрос по сути управляет всей индустрией фитнеса и здорового образа жизни, и ответ на него у каждого будет свой. Речь идет о «волшебной пилюле».

Если бы мы изобрели «волшебную пилюлю», которая могла бы чудесным образом защитить от переедания, мотивировать на занятия спортом, заставить тебя полюбить тренировки, избавила бы от лишнего веса, сделала бы привлекательнее, соблазнительнее, харизматичнее, чтобы всем вокруг было интересно рядом с тобой… Пилюлю, которая после однократного приема, превращала тебя именно в такого человека, каким тебе хотелось всегда стать — быстрее, выше, сильнее… Рискнешь принять?

Сказать по правде, у нас есть такая таблетка. Мы назначали ее сотням людей, и каждый из них уже достиг невероятных результатов — не только физических, но также и эмоциональных, духовных. Мы не сами придумали ее и не часто о ней рассказываем. Но с тобой поделимся прямо сейчас. Но сначала небольшая история…

Когда мы только начинали работать вместе, то часто ссорились. Еще бы, два упрямца с совершенно различным багажом сошлись, чтобы вести совместный бизнес.

Мы тратили уйму времени и средств, чтобы стать лучше и лучшими в фитнесе и бизнесе, но нам никак не удавалось совершить действительно значимый прорыв, поскольку мы постоянно спорили о претворении в жизнь задуманного.

Вроде бы у нас были одинаковые мысли и цели, но каждый раз, когда пора было нажать кнопку «старт», мы зарубались на том, кто должен это сделать, как именно и, собственно, чья это вообще была идея.

Если ты в браке, то поймешь. Если только собираешься, то такой период наступает сразу после медового месяца, если, конечно, не принять меры.

Мы, вполне вероятно, до сих пор бы зависали в спорах о каждой мелочи, если бы не один из наших клиентов. Росс посоветовал нам посетить тренинги Landmark Forum. И мы уже было… не пошли, поскольку Джулиус ненавидел, когда «заставляют поверить в вауэффект».

Если кто не знает, Landmark Forum — это трехдневный тренинг, по итогу которого сознание участников становится как чистый холст. Мусор, накопившийся за жизнь, остается в прошлом, которому он собственно и принадлежит, чтобы не оказывать никакого влияния на будущее. Это действительно достойное мероприятие, выпустившее в мир немало выдающихся умов нашего времени.

В ходе тренинга каждому предоставляется возможность подняться на сцену, встать рядом с лидером, в то время как остальные участники (а их обычно около 1000) наблюдают за его чудесным избавлением от своих «скелетов в шкафу».

Это такое интенсивное и полезное упражнение! Наркоманы, алкоголики, зависимые от игр и экс-преступники выговариваются и, тем самым, освобождаются от своего прошлого. Здесь же мамы и папы могут откровенно узнать о проблемах детей-подростков, которые слишком стеснительны, чтобы признаться в чем-либо.

Одна из таких проникновенных историй особенно впечатлила.

Рене (имя изменено) была заядлой курильщицей с лишним весом и пристрастием к героину. Полный комплект! Большинство висящих на героине не доедают и, поэтому, тощие. Но только не Рене — она была по-настоящему огромной, должно быть весила более 220 кг, при этом рост ее был ниже среднего.

Поднявшись на сцену утром во второй день тренинга, Рене поведала удивительную историю, длившуюся 22 года из ее 29, как из-за обжорства она набрала вес. И теперь, одинокая и безработная, она страшно боялась забеременеть, хотя, в действительности, больше всего в жизни хотела стать матерью.

Рене воплощала печаль. Все в ней — одежда, осанка, тембр голоса — было унылым. Люди в первых рядах потихоньку всхлипывали, когда она признавалась, что в детстве отец постоянно избивал и насиловал ее.

Она рассказывала, что он мог вернутся домой пьяным под утро в субботу и отхлестать мать. Девочке приходилось затыкать уши туалетной бумагой, чтобы не слышать ужасных криков, чередующихся с глухими жуух жууух жуух, которые издавали кулаки, встречаясь с лицом.

Рене страшно боялась отца и обожала маму. Пятилетней девчушке всего-то и хотелось, чтобы родители любили друг друга.

При этом Рене точно знала, что будет, если она спуститься вниз. Ведь это случалось каждый раз, когда она пыталась.

Любовь и преданность пятилетнего ребенка, которые она испытывала к матери, были даже сильнее всепоглощающего страха. Поэтому каждый раз она приходила успокоить ее и утереть слезы, останавливаясь перед тем, как войти в комнату, лишь на секунду — вытащить самодельные затычки для ушей.

Часто бедняжке удавалось сделать всего несколько шагов до того, как жестокий отец примечал ее, и она замирала от страха.

Ей так хотелось выкрикнуть: «Папочка, перестань над нами издеваться!» Но страх парализовал язык и слова замирали во рту.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 233
печатная A5
от 377