электронная
72
печатная A5
251
16+
Философский приход

Бесплатный фрагмент - Философский приход

Объем:
28 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-1935-7
электронная
от 72
печатная A5
от 251

Таунские дневники

Серия рассказов, о происшествиях в городе — Т или, просто, Таунске, которые могли бы произойти в недалеком сером будущем. Город сей ничем не примечателен, как и множество других средних городков, рассыпанных на спутниковых снимках Европы. О том, насколько бурная и яркая происходит в нем жизнь, можно узнать, лишь приглядевшись повнимательнее к его жителям, заглянув к ним души.

Эпизод 1

О том, что Райх — псих, сектант и просто опасный человек, я задумался еще тогда, при первом бурном знакомстве. Задумался настолько, насколько вообще мог тогда рационально мыслить. А это, увы, было весьма затруднительно — к чему мы собственно старательно и стремились.

Бывает же так: с виду приличный человек, а ведет себя совершенно непредсказуемо. Не то, чтобы непредсказуемо для людей, которые самовольно пожертвовали трезвостью ради необычных ощущений, но вероятно и для тех, кто воспринимал и размышлял в обычном режиме по умолчанию.

Странный человек. Не понятно, чего он хочет. Ради чего такие жертвы? Я, собственно, и решился тратить бумагу и время на эти записи лишь для того, чтобы спустя пару лет перечитать их и разобраться — что же все-таки это было. Я боюсь забыть произошедшее, боюсь потерять детали. Но и помнить сейчас об этом мне становится все тяжелее. Сознание мое требует отдыха.

Не раз я уже задавал себе вопрос: с чего же все началось? Какие обстоятельства совпали, какие линии пересеклись? Что дернуло тетю Валентину вопить на полквартала из окна третьего этажа — призывать на помощь неуловимого участкового. Почему именно в это время мимо, бодренько размахивая кейсом, шагал неприглядный мужичок в шляпе? Что толкнуло его вместо того, чтобы послать недолайканую истеричку к коллегам, внять ее требованиям и вмешаться в исполняемый нами сакральный ритуал. И вообще, зачем мы делали это в подъезде в рабочее время!? Ведь могли же уединиться без лишних свидетелей в подвале или на чердаке. А этот нытик — участковый Стеблёв! Почему, к всеобщему удивлению, он решил явиться на зов изголодавшейся по вниманию женщины именно в этот раз? Почему был трезвее обычного? Чрезмерно трезв и смел. Даже полез разбираться в происходящем.

Сколько случайностей. Настолько маловероятных, что проще выловить щуку из нашего пруда, заваленного разноцветным мусором, чем им произойти. Хотя, говорят, раньше такое и случалось. Ладно, что там пересеклось, не понятно уже. Мозгов не хватит удержать все в одной большой пестрой картине. Опишу, лучше, все последовательно, по порядку.

В общем, собрались мы дунуть, то есть чаю попить. Делали мы это не часто, но регулярно, по мере приобретения хороших сортов. Главное, не количество, а качество. Юрик восторженно и подробно повествовал об особенностях новой заварки. Нам не терпелось проверить показания первопроходца — вот и начали процесс прямо в подъезде. Налили в чайник воды. Насыпали чудесной травы. Подожгли, подняли, дунули.

Юрик оказался близок к истине. Умеет он описать тонкости ощущений и подкрепить описание теоретическими выкладками. Не зря на фармацевта три года учился, пока за распространение новых сортов чая среди любопытных студентов, не поперли его из профсоюза.

В самый разгар чаепития, когда мы уже не контролировали вспенившиеся чувства и смело выражали их в громком научном дискурсе о сути бытия, к нам без приглашения присоединилась тетя Валя с третьего этажа. Влезла в разговор на самом интересном месте. Мы, как раз, обсуждали нюансы теории корпускулярно-волнового дуализма. Саня, возбужденно комментируя, рисовал на синей стене подъезда интерференционную картину и оборудование для ее получения. Юрик — от случая к случаю злобный тролль, активно мешал советами и данными из неподтвержденных источников. Я, желая максимально сократить площадь исписанную мелом, всячески помогал Сане. В том числе и отвлекая внимание Юрика на себя.

Попытки объяснить новому участнику суть спора положительных результатов не принесли. Действительно, зачем взрослой женщине думать о том, как ведут себя фотоны и электроны? Для нее важно, чтобы электроны исправно двигались по проводам в ее квартире, а фотоны правильно отражались от ее накрашенных губ, фиалковых глаз, нового платья и лакированных ногтей. Практичный, можно сказать, утилитарный подход к физическим процессам. Никакого полета фантазии и желания постичь устройство микромира.

Юрика такое положение дел не устраивало. Воодушевленный хорошим чаем, он напряг свой научный арсенал. С удвоенным рвением накинулся на непросвещенную жертву. Используя методические материалы, изображенные на стене, на простых примерах пытался он объяснить непостижимое. Привело это к еще большему непониманию и варварским попыткам уничтожить настенные выкладки.

Тут вмешался Саня. Встал на защиту трудов своих. Грудью, героически отбил все атаки, погрязшей в примитивной повседневности темной домохозяйки. Движимый состраданием, тоже попытался на понятном, бытовом языке объяснить сакральные тайны. Не помогло. Для большинства, непонятное, вываливающееся за пределы когнитивных возможностей, все равно, что красная тряпка для быка или кошка для собаки. Чужеродный объект должен быть извергнут с обжитой территории или, если сильно раздражает, уничтожен.

Троих лоботрясов изгнать или уничтожить собственными силами тетя Валя не могла. Союзники, способные прикрыть ее наступление достойным огнем, протирали сейчас штаны в офисах, стаканы в барах либо красные глаза. Пришлось, под трассерами знакомых и незнакомых терминов отступать на укрепленный, защищенный законом плацдарм. И уже оттуда, скрывшись за стальной дверью, внимательно сверля нас сквозь поблескивающий в бледном свете лампы рыбий глаз, вызывать подкрепление.

Призывание участкового — дело хитрое и неперспективное. Необходимо для него недюжинное красноречие и соблазнительная приманка. Первым осажденная домохозяйка обладала, а вот второе у нее было израсходовано в последний праздник. Попытка оказалась неудачной. Дабы сгустить краски тетя Вел высунулась в окошко и огласила окрестности душераздирающими воплями. Спасите, мол бедную женщину — злобные наркоманы заблокировали подъезд и разрисовывают стены всякими мерзостями, в том числе и планом ограбления банка.

Мало ли их сейчас сумасшедших из окон орут. Каждый день услышать можно откровенную и ужасающую исповедь в пустоту. Обычно, когда орать устают или спать идут или выбрасываются. Слава Богу, первое случается чаще. На всякий случай, мы все же высунулись в окно подъезда и попытались найти повод для примирения. И стены обещали вымыть и полы в придачу. И в магазин по первому звонку три раза сбегать. Только бы отключить эту бессмысленную сирену. Не повелась. Присовокупила к обвинениям еще и попытку мошенничества с целью завладения денежными средствами.

Вот тут то и проходил мимо Райх. Возможно, его привлекли томный голос и увядающая красота, явленные в окно. С большей вероятностью, у него были некие свои, неведомые нам, мотивы. Теперь уже не понять. Для истории важно лишь то, что он свернул со своего пути и направился к источнику криков. Тетя Вел сразу же перестроила голосок с жестко-истеричного на мягко-заигрывающий. И как у нее получается так быстро менять амплуа? Завязалась милая беседа, в которой деятельность нашего кружка научно-технического творчества стала вдруг далеко не основной темой. После прелюдии Райх все же докопался до истинной причины представления. Поднялся к виновникам действа, то есть, к нам.

Тут-то мы и столкнулись с первыми странностями. Уже приготовились с позором отступить и удалиться в безопасное место. Но, вместо того, чтобы подкрепить наступление темной женщины артиллерией и вытеснить нас с занятого плацдарма, прохожий применил средства дипломатии. Быстро смекнул, что чаепитие в самом разгаре. Хитро заулыбался, засверкал глазами. Успокоил тетю Вел сквозь щель приоткрытой двери, пообещав самостоятельно во всем разобраться. И что самое странное, попросил угостить его чаем.

Такому повороту событий мы, конечно же, удивились, но чайник приготовили. Дегустатором Райх оказался опытным. Перед тем как приступить к чайной церемонии, потребовал несколько минут тишины. Объяснил, что потребление чая — процесс более сакральный и сложный, чем нам до сих пор казалось. При этом, все же, похвалил за рвение в постижении тайн бытия. Рассказал про Менделеева с его таблицей и Кеккуле с молекулой бензола, что Юрику весьма понравилось. Потом была лекция о том, какие процессы на физиологическом уровне сопровождают прозрения у философов и ученых. Потом попросил разрешения пару минут почитать какие-то мантры. Мы конечно же, обрадовавшись новой струе, согласились. Мантры новый участник нашего кружка не прекращал читать и во время употребления и чая и после. Не обращая совершенно никакого внимания на тетю Вел, которая, изредка всхлипывая и поблескивая черными зрачками из-за двери снимала все на телефон.

Тут-то самые странные странности и начались. Такого еще не бывало. Нет, конечно, случалось разное. Уносило нас далеко и видали многое. Но чтобы так, живо и реалистично — это впервые.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 251