электронная
72
печатная A5
564
18+
Филфак (Feel fuck)

Бесплатный фрагмент - Филфак (Feel fuck)


Объем:
532 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1193-2
электронная
от 72
печатная A5
от 564

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Филфак (Feel fuck)

Глава 1

Мы познакомились с ней на филологическом факультете в книжном магазине! Они вдвоем с подружкой стояли у стеллажа с книгами, с одной из девушек я уже был знаком по временам моего поступления в Университет. Эту мою знакомую звали Таня, она, вдобавок ко всему, была еще и моей землячкой, с которой мы вместе приехали из одного региона в Петербург поступать и при сдаче экзаменов жили в общежитии по соседству и я заходил к ним в комнату, где они жили с мамой и там, обе эти добродушные женщины, подкармливали меня по-свойски, так вот, именно она и представила меня во время нашего первого знакомства этой, необычайной во всех отношениях девушке — Полине! Мы перекинулись с девушками парой слов и разошлись каждый по своим делам.

Каждое утро после этого случайного знакомства я наблюдал за этой миловидной и весьма притягательной дамой по имени Полина, которая проходила мимо остановки, где я дожидался автобуса или трамвая, чтобы отправиться на учебу, она шла к себе на филологический факультет в сторону здания Двенадцати коллегий и Менделеевской линии Васильевского острова города Санкт-Петербурга! Девушка была весьма приятной наружности и очень-очень стройной, если не сказать худой, в свитере под горло и длинной юбке! Как я узнал после, смотря за тем, куда она пойдет после окончания занятий, она еще и жила рядом со мной, в общежитии филологического факультета на Мытнинской набережной! Я обитал там же, но, чтобы попасть ко мне в гости вам надо было свернуть с этой набережной в Зоологический переулок!

Наши общежития находились по соседству и практически примыкали одно к другому! Учился я на юридическом факультете, а она, как я уже успел узнать, на филологическом и, как говорили студенты-старшекурсники нашего факультета, место, в котором обитали все эти девушки, называлось «пистохранилище»! Наверное, потому что филологами у нас в России, испокон веков становились исключительно лица женского пола, мальчики в таких заведениях не приживались и встречались весьма редко и они, к окончанию факультета уже мало чем отличались от девушек по манерам поведения, по своему внешнему виду и на них не оставалось, обычно, и следа мужественности и даже признаков принадлежности к сильному полу иногда!

Я вспомнил потом, как в переписке с одной знакомой-филологом, она рассказывала про мальчика, который учился вместе с ними на факультете и я запомнил этот рассказ на всю жизнь, так он запал мне в душу. Вот что я услышал от нее и хотел бы передать содержание этой переписки вам:

— На весь наш радужный малинник (так она называл свой факультет) было лишь два мальчика, — на весь поток, Карл!…Ну, как мальчика… скажем так, две мальчика-филолога. Мы при них даже колготки не смущались подтягивать. Ибо все мы были воспитаны на идеалах русской классической литературы, а значит чего стесняться, кругом свои, — особи с равномерно распределенной духовностью! Мне очень нравилось общаться таким образом.

Они-девушки, частенько впадали в раж и обороты их речи вызывали у меня улыбку и стойкое желание записать все это и потом издать. Ну так вот, что было дальше, их воспоминания продолжались:

— Никогда не забуду, как один из мальчиков, женившись на третьем курсе на какой-то приблуде со стороны (20 лет прошло, а я до сих пор строго поправляю очечи, вспоминая сей гнусный факт), пришел и сказал: — Девоньки, простите меня грешного! Простите, что пренебрег родным малинником и взял огурцы со стороны, бгг. Это реально было весьма вопиюще. Не то, чтобы мы претендовали на что-то, просто по факту, смешно же! Я удивлялся и мне писали следующее:

— Да причом тут просто и другое прекрасное, говорю же… мы и колготки при них поправляли и подержи зеркало, Андрюха, я губы подкрашу я на свидание, и прочее, как на таком можно женица..никакой интриги и столько совместно выпитого! У нас были почти семейные отношения, а кто второй раз женица на своей же жене.. Не, всякое конечно бывает, всякое, но крайне редко. Вот как оно бывает в жизни, зачастую.

Влияние женщин на мужской организм всегда вело к одному, к обабиванию практически любого представителя мужского пола, если он долгое время вынужден был находиться в компании женщин на работе или же в процессе обучения! Исключений из этого правила я пока не встречал.

Вот в таком ужасном месте, с точки зрения проживающих там мужиков, и жила моя землячка Таня и эта девушка Полина, ее подруга, которая мне приглянулась и за которой я уже несколько раз наблюдал, стоя на остановке.

В нашем общежитие как раз наоборот был переизбыток лиц мужского пола, так как специализация юриста считалась скорее мужской профессией, чем женской, в отличие от филологов, но женщины встречались и у нас, но все же в меньших количествах, чем на лингвистических факультетах. К тому же женщины-юристы в моем понимании, были такими же загадками природы, как и филологи-мужчины и в связи с таким моим отношением к лицам женского пола в нашей профессии, я не мог найти себе подругу и вынужден был периодически совершать набеги в общежитие по соседству, в эту ужасную обитель женской красоты!

Место это было таковым еще и потому, что каждый вечер куча парней на машинах толпилась у входа и вызванили и высигналивали и выкрикивали своих избранниц с целью пригласить их на прогулку или на свидание и давая им понять, что они уже приехали и готовы пуститься во все тяжкие, вот почему я и считал это все таким ужасным.

Для проникновения в это хранилище эстрогенов и женской красоты, парни вынуждены были выдумывать самые разные причины, первой и самой распространенной из которых была такая, все говорили при входе, что им нужно было пройти в гости к подружке, которая проживала в общежитии, или в профилакторий, оставив студенческий билет на вахте и уже проникнув в это гнездо соблазнов, где скопление женской красоты и свежего девчачьего тела превышало все разумные пределы, они отдыхали по полной программе и им не хотелось, выходить оттуда никогда, как котам в марте!

Для меня доступ в это общежитие был открытым, потому что в нем жила моя землячка, как я уже и говорил, Таня, с которой мы вместе приехали поступать из Ставрополья, в этот красивейший город, Санкт-Петербург, Северную Венецию, как его называли поэты «Серебряного» и «Золотого века» и оба поступили, к нашей величайшей радости-она на филфак, я на юридический! Вот так и начали свою учебу и жизнь в этом городе, поначалу мы с Татьяной еще старались поддерживать отношения и общались, пока окончательно не погрязли в студенческих заботах, лекциях, семинарах и приготовлении пищи, что само по себе являлось для меня весьма нелегким занятием, сродни подвигу, по крайней мере первые полгода моей студенческой жизни точно, пока я не научился готовить себе что-то, помимо яичницы и быстрорастворимой лапши!

Учиться, между прочим, кто бы что на этот счет не говорил, было весело, мы знакомились с университетсткой жизнью, однокурсниками, профессорами, потом гуляли всей компанией по Петербургу, после чего возвращались домой и продолжали веселиться уже в общежитии, пили пиво и играли в футбол и радовались свободе и отсутствию контроля со стороны родителей.

Жили мы все в очень красивом месте, в самом центре города, прям, возле Петропавловской крепости, из окна открывался вид на стрелку Васильевского острова и на здание Биржи, куда можно было попасть, если перейти Биржевой мост, переезжая который, автомобили сразу же попадали к нам, в Зоологический переулок. Иногда по вечерам я заглядывал к Тане в гости и там общался с девушками, знакомился с ее соседками и сокурсницами и мы весело болтали и пытались с пользой провести свободное время. Познакомится с женщиной легко, а вот как потом заинтересовать ее в продолжении общения, тем более, если ты не знаешь стихов Маяковского и Блока, а я придумывал стихи за этих признанных мастеров слова во вступительном сочинении, которое мы писали при поступлении на юридический факультет, не знаю, как вы, а вот я делал именно так, придумывал стихотворения на тему раскрытия любви в творчестве этих великих поэтов! Тем более, что сам факт незнания подобных вещей являлся непреодолимым препятствием в общении с девушками, для которых литература вызывала благоговение и эстетический экстаз и представляла научный интерес, и кто занимается изучением всей этой лабуды профессионально, а тут появляюсь я и пытаюсь произвести впечатление на тех, для кого книги, великая и безгранично прекрасная литература, вызывала возбуждение, упоение и трепет, а перед ними предстает юноша, для которого все эти поэты и прозаики были не знакомы и абсолютно не важны, и чьи биографии и творчество вызывали у него неодолимое желание лечь и поспать! Как вы думаете, легко ли было завоевать внимание и любовь со стороны дам в таком положении?

Я не являлся абсолютным профаном в области литературы, все-таки закончил среднюю школу с серебряной медалью и сделал это благодаря собственному труду, но школа у меня была сельская и располагалась в маленьком населенном пункте и чтение никогда не было у нас вызывающим уважение занятием, хотя у в нашей семье все любили читать книги, в частности я был знатоком литературы в очень узкой и специфической области, а именно в анекдотах и детективах, которые прочитал тысячи! Я до сих пор не понимаю, кто такая Катенька Маслова и почему ее всегда вспоминают, причем в совокупности с днем недели воскресением и Наташа Ростова мне была знакома лишь по анекдотам! Я читал детские книжки, типа Джека Лондона и Майн Рида, читал фантаста Беляева и те книги, которые были в нашей домашней библиотеке, которая более, чем наполовину состояла из детективов всех мастей.

Все произведения школьной программы я познавал в кратком изложении и не старался прочесть в подлиннике ничего, ни «Войну и мир», ни «Анну Каренину» и в чем там соль и кто там главный герой, я представлял себе не так, прям, чтобы очень!

В общем, как уже догадались девушки и дамы, любители книг, читающие мои откровения, очаровать девушку с таким багажом знаний было непосильной задачей, миссия невыполнима, как назвал бы ее Том Круз! Но, я решил не сдаваться без боя и, как изволил выражаться один мой знакомый философ про взаимоотношения полов: -Ипать-колотить, да кто этих баб спрашивает, мил ты им или не мил, если баба жалом водит, ты ее стебани разок, на плечо положи и тащи ее на сеновал, а там уже поздно будет ерепениться, после этого она уже нафик не нужна будет никому! Но я так не мог поступать и приходилось недостаток тестостерона восполнять чем-то другим и брать романтизмом и спортивным телосложением, которое к 4 курсу превратилось у меня в теловычитание, надо было заметить, что я здорово поправился к тому времени!

Да и к тому же, в плюс ко всему вышеперечисленному я частенько попадал в просак в общении с девушками-филолгами из-за зияющих пробелов в образовании, кстати от них же я и узнал значение слово «просак», но я не могу привести его в моем повествовании, кому интересно, тот сам найдет и прочитает, а эту книгу потом могут мои знакомые прочитать и выскажут мне потом претензии в пошлости и непотребстве, так что простите, не буду! (Просак-расстояние между задним отверстием и отверстием, откуда появляются дети). Вот в таком исходном положении перед попыткой завоевания такой крепости, как девушка-лингвист я и находился.

В компании в общежитии, в которой все мы тусовались, довольно часто приходила и общалась с нами одна девушка, знакомая Полины и я пытался произвести впечатлении на нее, намекал на то, чтобы она привела к нам и свою подружку, но та смотрела на меня недоверчиво и исподлобья и не отвечала ничего! Но да ладно, лиха беда начало!

Девушки в общежитии были божественны, многие из них ходили почти полуголыми, в сексуальных топиках и шортиках бесстыдно фланировали по коридорам, разговаривали между собой про то, где найти свою любовь, вторую половинку и принца на белом «Мерине», курили и смотрели свысока на первокурсников! Все они и пришедшие к ним в гости парни тусовались в коридоре у окна или на кухне и вовсю разговаривали между собой и смеялись:

— Так покурить хочется!

— Держите, девушка, угощу вас сигареткой!

— Да, не я курю только после секса!

Звонкий хохот разливался по коридору общежития, на кухню забегали девушки с кастрюлями и ставили еду на плиту. Некоторые, чтобы сэкономить время, читали прямо у плиты, иногда подходя ближе и помешивали варящиеся там макароны или пельмени.

— Это что за книга?

— Бредбери!

— Чего это я должен брать всякий бред? Вот такое было у меня отношение ко всяким этим Бегбедерам и Кафкам, которые считались в этих местах божествами, которым поклонялись. Но да ладно, придется с этим прискорбным фактом как-то примириться, зато здесь было на что посмотреть, помимо этих минусов, в таком положении было очень много выступающих во всех местах у девушек огромных и упругих плюсов. Так вот я стоял с открытым ртом и просто смотрел на всех этих богинь и обалдевал.

Вдруг на кухню зашел парень какой-то из девушек и прервал мои размышления обо всем, потому что выглядел он уверенно и был красивым и мужественным, таких парней в общежитиях филологов, как я уже говорил, не водилось. Он вошел и сказал одной из стоящих на кухне девушек:

— Книгу видел, название наистраннейшее «Страсть и поллюции»!

— «Страсти по Люции», придурок!

Она посмеялась и потом спросила у него, про девушку, с которой те были давно знакомы, видимо:

— Как зовут эту новую девушку?

— Настасья Филипповна!

— Повезло тебе, идиоту!

Или я слышал, как кто-то спрашивал у знакомой, кто написал какую-то книгу:

— Кто написал этот роман? И девушка ответила:

— Это Вальтер Скотт!

— Я не скот, ты сама дура, ясно?

Или еще была почти такая же по схожести ситуации:

— Это что за книга?

— Это Достоевский, «Идиот»!

— Чего это, я не идиот!

Парни, впрочем, как и я, не были большими знатоками в области литературы, и частенько пытались отшучиваться и таким образом пытались скрыть свою необразованность и пробелы в знаниях в данной области:

— Читаю книгу Фрейда «Я и Оно»!

— Это книга про женщину и ее мужа?

Такие вот каламбуры и тонкие полунамеки перекликающиеся с литературой считались в этих компаниях особым шиком. Некоторые из шуток мне были непонятны. Многое приходилось додумывать прямо по ходу, потому что пояснять и рассказывать мне что, да почему, никто не собирался. Но мне было не до этого. Слушая разговоры между парнями и девушками, я улыбался внутри себя во все тридцать два зуба, так мне нравились эти диалоги:

— Что делаешь?

— Индейку жарю!

— Это у вас с девушкой ролевые игры такие?

— Нет, купил в «Пятерочке» индейку, разморозил ее и жарю!

И тут я услышал еще один прикол, там в общежитии филологов и который я запомнил для себя:

— Читал книгу Герберта Уэллса «Пища богов»?

— Эта книга про пельмени? Но это было шуткой, хотя пельмени-это и правда стала для нас пищей богов, которую могли приготовить даже мы-первокурсники и они были для спасением от голода.

Или вот такой каламбур:

— Что делаете?

— Моем!

— Окна?

— Нет, книги читаем, Соммерсет Моэм «Театр»!

Потом один из парней, которые в эту минуту находились на кухне, заглянул в холодильник, который стоял на кухне и я удивилися, что там кто-то хранил продукты, видимо у девушек не так широко было распространено воровство, как в нашем общежитии. А еще холодильник был очень грязным и никто его не мыл. И один из парней заметил, что для микробов в нем весьма питательная среда:

— Питательная среда!

— А можно сделать питательными еще вторник и четверг?

Другой парень на это замечание ему ответил:

— За грибами лень сходить, чего делать?!

— Оставь пюре в холодильнике на неделю, будут тебе грибы!

Парни, как я потом у них узнал, учились на факультете журналистики, и тоже приходили в гости к девчонкам, все-таки всем хотелось любви и женской ласки и один из них спросил у девушки-филолога совета:

— Не знаю, какой сценарий фантастического фильма написать, про что!

— Напиши про верного мужа, который после работы идет домой и все деньги отдает жене!

Вот так все было весело там. Я вначале просто балдел от старшекурсниц, которые ходили по коридорам в шортиках и в маечке и их наливные булочки и кожа и молочные груди вызывали у меня стойкое желание понравиться кому-нибудь из них, девки были тут на самый разный вкус и худенькие и пышечки и с большой грудью и с маленькой и с ногами, как у моделей и самые разные, такие, что, как говорят в Одессе «Хочешь — не хочешь, а хочешь» и вот однажды я не вытерпел долгого молчания и решил поучаствовать в диалоге и рассказал анекдот:

— Как познакомиться с надежным парнем?

— Одеваешь юбку выше колена туфли и открываешь капот на выезде из города, снимаешь провода с распределительной катушки и ждешь!

— Надеваешь! -поправила меня одна из девушек.

— Я бунтарь –я одеваю! Пишу «стеклянный, оловянный, деревянный» с одной «Н» и «Жи-Ши» пишу от души! -ответил я полушутя. Девушка и ее подруги устало оскаливались и отворачивались в сторону, держа сигарету в одной руке, а книжку в другой, третьи прятали снисходительную улыбку в высокий воротник халата или свитера, если они еще не успели переодеться в домашнее после прихода с улицы.

— Может ты просто безграмотный? -спросила у меня самая худая и изможденная жизнью и беспросветностью бытия девушка, которая зачесывала волосы в хвост и держалась в этой компании девиц за главную!

— Нет, я предпочитаю говорить, что я бунтарь!

— «Жи-ши» пиши, как «Живанши»! Включился в наш разговор один мой знакомый, чтобы девчонки не размотали меня окончательно и не втоптали в грязь, он решил помочь мне и вытащить из этого недоразумения!

— На какие эт шиши купить мне ваши «Живанши»! -улыбнулась на его слова эта девица и ушла, выкинув перед этим сигарету в урну и ухмыльнулась напоследок, посмотрев на меня!

Друг пытался спасти меня от провала, как Штирлица, но я был непреклонен в этот вечер и сам лез на рожон, разговор зашел про какое-то произведение иностранной литературы:

— Полковнику никто не пишет!

— Это Маркес!

— Это Би-2! — в очередной раз решил проявить себя я и блеснуть эрудицией напоследок!

Ну, вы уже наверное поняли, что последовало вслед за всеми этими моими словами и с каким видом на меня смотрели дамы, так как бы я посмотрел на таракана или на мышь, внезапно появившеюся из темноты.

В общем, я пробирался по минному полю, с закрытыми глазами и всюду попадал в расставленные для неучей ловушки. Молчание — золото, в моем случае, как нельзя кстати, было бы прислушаться к этому выражению, но я уже как тетерев на току, ничего не замечал, шел напролом и не видел ничего, кроме желания вернуть себе расположение честной компании:

— Вы должны меня понять-я жертва обстоятельств!

— Обстоятельство в синтаксисе русского языка; второстепенный член предложения, зависящий от сказуемого и обозначающий признак действия или признак другого признака. То есть вы жертва вот этого всего? Не можешь выучить правила написания наречий и обстоятельств?

Как такое может быть, что девушка говорит вам русским языком слова, которые вы, каждое в отдельности, вроде как и понимаете, но суть и смысл все сказанного от вас ускользает? Анекдоты, мой конек. Решил я таким образом вытащить себя из глупой ситуации, но анекдот анекдоту рознь, я если я пытался рассказывать анекдоты и шутки, придуманные мной, то они не всегда были столь искрометными, а уж юмор на профессиональную тему филологов, да еще когда это произносит говорящий, который не сильно в этой теме разбирается, было весьма рискованным занятием, весьма плохой идеей, но я уже не контролировал себя и продолжал петросянить, как говорила мне одна моя знакомая, сталкивавшаяся с шутками и анекдотами моего собственного сочинения:

— Вот все говорят «Ги Дэ Мопассан, Ги Дэ Мопассан», а я откуда знаю где ваш Мопассан и кто это вообще? Но девушки только презрительно хмыкали на такие мои шутейки и смотрели в свои смартфоны, не поднимая на автора подобной чепухи своих прекрасных глаз! Но меня уже было не остановить:

— Пушкин не уважал своего дядю!

— Почему?

— Ну, как он сам писал «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог», понимаете, он заставил Пушкина уважать себя! Мои упражнения в юморе не находили в этой компании не находили понимания, но меня уже было не остановить, когда разговор зашел про роман Пастернака «Доктора Живаго» у меня спросили:

— Вы не читали Пастернака?

— Я его ел!

Но мои шутки были не настолько удачными, чтобы вызвать положительные эмоции у девушек, однако я, на свою беду, никак не унимался:

— Вы прочитали всего Чехова-статьи и биографию знать также необходимо!?

— Профессор, я зашел в «Гугл» и стал набирать «читать Чехова», мне выдали сайт про Анфису Чехову. Я прочитал все ее заметки в «Инстаграмме» и «Твиттере», прочитал все статьи о ней в журналах «Плейбой» и «Максим». Я выполнил все, как вы и сказали! От нашей компании отделились последние симпатичные девушки, остались лишь те, кто сами были не особенно красивыми и кого Господь обделил внешними данными и они еще делали скидку парням в отношении их ошибок.

— Горе от ума, я не представляю, как такое, вообще, возможно?

— Не переживайте, Леша, вам это точно не грозит!

Я очень оскорбился, сжал кулаки и не мог дышать, в наших краях я не привык к такому отношению и обращению со мной со стороны знакомых дам и все это со мной происходило в первый раз, но тут в Петербурге девушки особо не стеснялись, многие имели крутых и могущественных покровителей или знакомых или родственников, я это понимал, поэтому бросаться в бой или угрожать физической расправой дерзкой барышне было опасно и я это очень четко понимал. Я был не на своей территории, в чужом огромном городе на птичьих правах и за меня некому было заступиться в случае чего.

Так вот все обстояло такоим образом и на таких словах со стороны дам и закончилось мое первое посещение общежития и общение с проживающими в нем девчонками. Я забрал свой студенческий билет на вахте и поклялся больше никогда не появляться среди этих напыщенных дур!

Глава 2

После того, как меня назвали одним из романов Федора Михайловича Достоевского, в котором шло повествование про князя Мышкина, я решил пока не ходить в гости к этим девушкам-мегерам и не общаться с ними больше! Да и свободного времени было не особо много, на первом курсе мы все старались не пропускать занятий и посещали каждую лекцию и записывали все, что нам говорили, с открытым ртом смотрели на профессоров и никогда и никуда не успевали. Потому что теперь все, от готовки, уборки в комнате, стирки, глажки одежды зависело исключительно от тебя одного и даже вовремя проснуться по утрам, за это ты тоже отвечал исключительно ты сам и никто не мог тебе в этом помочь, как мама в школе и ты все должен был успевать и делать самостоятельно. Так что на пару месяцев, пока все не забудется, я решил к девчонкам не ходить и заняться налаживанием и обустройством своей жизни и отложить свои появления в общежитии у девушек до лучших времен!

Моим соседом по комнате был еще один мой земляк, из Георгиевска, звали его Женька, он был старшекурсником, уже знал все и вся и на факультете и в общежитии и именно он взял над нами шефство, частенько приходил к нам в гости, общался, делился опытом, так сказать, рассказывал про злостных преподавателей и про то, кому он сдавал экзамены и как и кто предъявлял какие требования к студентам и какие задавал дополнительне вопросы! Нам было все это очень интересно и мы старались запомнить эту информацию, чтобы не совершать фатальных ошибок при сдаче экзаменов в дальнейшем. Он нам рассказывал байки и сидя у нас в комнате частенько юморил, травил анекдоты, пытаясь поднять настроение себе и всей компании:

— Был случай в общаге, постучался в комнату к девчонкам и спрашиваю у них:

— Привет, девчонки! Есть что посмотреть? Я имел ввиду кино какое-нибудь на компьютере, а они майки свои позадирали и сиськи мне показали! Я им говорю «Спасибо, конечно» и про кино уже не стал спрашивать, мне хватило на весь вечер впечатлений! На этот его рассказ мы ответили ему, какие фильмы он любит смотреть и что именно он искал у девчонок:

— Германия единственная страна, где, судя по немецким фильмам, выражение «Затрахался на работе» звучит в прямом, а не в переносном смысле!

Так вот мы сидели в комнате и разлекались от нечего делать. Мы у него спрашивали, почему он сидит здесь, а не веселится со своими знакомыми и не ходит по ночным клубам или не встречается с девушками? Он говорил, что нет желания, а мы не верили и говорили ему на это:

— Были бы у тебя деньги и машина-пришлось бывать бы в свете!

— Я и так в ней бываю почти каждый вечер! Света была его девушкой и мы посмеялись над такой шуткой.

В случае с моей скромной персоной Женька выступал еще в благородном статусе и качестве просветителя. Он приносил к нам в комнату журналы, типа «Максим» или GQ и иногда даже «Плейбой» или порнографический журнал под названием «Хастлер», замусоленные страницы которого вызывали у меня нехорошие ассоциации по поводу того, чем именно они были замусолены и что за пятна были на его обложке и самое главное от чего? Но это была уже совсем другая история и не про это я хотел рассказать. Женька был в курсе всех новомодных течений в кино и литературе, у него были все самые модные и классные книги, в частности, я взял и впервые прочитал «Заводной апельсин» Берджесса, «На игле» Ирвина Уэлша, «Пляж» Гарленда, «Бойцовский клуб» Чака Паланика и другие новомодные книженции, и все они у него имелись в наличии и я открыл их для себя благодаря ему!

Раз в месяц мы с ним вместе ездили на книжную ярмарку-самую крупную в Петербурге, которая располагалась на станции метро «Елизаровская» в ДК имени Крупской! Так вот, благодаря этому, я и проникся любовью к чтению и потом уже сам покупал для своей библиотеки новинки от таких авторов, как Пелевин, Акунин и Макс Фрай, прочитал Гарри Поттера и благодаря этому хоть немного ликвидировал свою безграмотность и отсталость в области литературы и просветился! Так вот мы все вместе весело и жили, в бытовых и учебных заботах в течение почти всего первого году обучения.

Но все равно, как бы я не пытался избегать девчонок и их факультета, судьба раз за разом заставляла заходить к ним и видеть этих классных девушек, которые были очень красивыми, но и чересчур много о себе воображающими особами, но выхода другого не было, заглядывать к ним приходилось, так как внутри в здании филологического факультета был банкомат и я частенько заходил, чтобы снять наличные с банковской карты, куда мне переводили стипендию, там же располагался книжный магазин и я уже по собственной инициативе заходил, если лень было ехать в другое место, чтобы выбрать себе какую-нибудь книгу или прикупить какую-нибудь канцелярскую принадлежность.

Помимо всего этого, мне еще довольно часто приходилось бывать в Горьковской библиотеке, которая располагалась на втором этаже в этом же здании, когда нам задавали писать рефераты или доклады по истории или культурологи.

Вот поэтому довольно часто я и появлялся на филологическом факультете и прислушивался к тому, о чем разговаривают местные обитатели. Разговоры эти с моей точки зрения были весьма занимательны, вот что я услышал как-то в читальном зале Горьковской библиотеки:

— Что вы говорите?

— Вот слово «Белоруссия», сразу видятся трактора, поля бескрайние, а вот скажешь «Беларусь» и все, как будто картоху разрубили пополам, аналогично, как и в случае с вна Украине-скажешь «на Украине» и видятся заводы и хлебосольные люди, а скажешь «в Украине» и все, как будто кого-то в жопу засунули!

— Нет орфоэпичной мелодичности!

«Орфоэпичной мелодичности» нет, это же просто песня какая-то! У меня всегда вызывало белую зависть способность людей выражать таким способом свои мысли и я старался запоминать эти выражения и употреблять их потом при случае в разговоре с культурными людьми. В библиотеке было не очень много народу, примерно с десяток человек и все они сидели обложившись учебниками и монографиями и что-то выписывали, научная работа выглядит именно так.

Какие-то молодые люди, старшекурсники или аспиранты, которые сидели неподалеку от меня, общались на тему научной фантастики, как было бы круто иметь машину времени и с научной целью более глубокой погруженности в работу и ради полной достоверности круто было бы путешествовать во времени и лично наблюдать за литературными гениями-авторами всех этих прекрасных произведений русской и мировой литературы, и может даже пообщаться с таковыми, видимо, они пересказывали какой-то свой разговор со своим научным руководителем и вот о чем они говорили между собой:

— Вот было бы прикольно на машине времени полететь в прошлое. Там пообщаться с Пушкиным, Маяковским, Блоком!

— Ну, я думаю все было бы очень плохо!

— Почему?

— Ну, представьте себе, что попали в компанию, там бритоголовый и высоченный грубиян общается с вами сквозь зубы и ноктюрн играет на флейте водосточных труб, другой пьяный с проститутками и бандитами жалит спирт, третий колет морфий и пишет «Белую гвардию», четвертый постоянно курит и пьет кальвадос, как Ремарк, пятый употребляет пейотль и «Сто лет одиночества» ему за это в наказание, другой бы проводил все свое свободное время в казино, как Федор Михайлович-да вы, Виолетта Карловна, интеллигентнейшая женщина с тонкой душевной организацией, навсегда бы потеряли интерес к изучению биографии и творчества этих падших личностей! И оба стали улыбаться, видимо, представив себе подобную картину.

Другие мужики сидели за крайним столом читального зала и общадись на тему автомобилей, как мне показалось поначалу и я обрадовался, подумал, что нашел, наконец-то, нормальных людей, не пришибленных филологией:

— Карл Бенц назвал марку автомобилей «Мерседес» в честь своей дочери-так ее звали!

— Хорошо, что ее не звали Гретхен или Гретцель или Саскья какая-нибудь или Какилия, а то все было бы не так все удачно!

Потом снова два молодых ученых, которые сидели неподалеку возобновили прервавшуюся беседу и один из них вдруг сказал своему другу:

— «Минет тоскливая пора»! Его собеседник удивленно поглядел на говорившего и произнес:

— Если для тебя минет уже тоскливая пора, то вы тогда, сударь, явно зажрались!

Потом, видимо, им уже надоело сидеть в библиотеке и они стали рассуждать на тему прочитанной только что информации и стали развлекать себя шутками:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 564