электронная
252
печатная A5
405
18+
Феноменальная реальность

Бесплатный фрагмент - Феноменальная реальность

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-2091-8
электронная
от 252
печатная A5
от 405

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Парадоксальность мне видится закономерной обыденностью.

И. А. Шаповалов

Преамбула

Со мной произошла вполне обычная, из ряда вон выходящая, история. Порой случается так, что очевидные события затмевают рациональность. Ни один человек «в этом мире» не может мне помочь и дать мне ответы. Никогда я не чувствовал такую близость к шизофрении… но у меня есть артефакты! Итак, начнём…

В один чрезвычайно прекрасный субботний день, в хорошем стабильно радостном расположении духа, с достаточным присутствием реальности и вполне прогнозируемым ходом событий, мы с друзьями решили посетить, наш всеми любимый, центральный кинотеатр «Россия». По законам жанра надо было сделать некоторое отступление, описать моих замечательных друзей, но ограничимся тем, что это вполне среднестатистические друзья какие есть у всех, обезличим их, так сказать, далее вы поймёте почему, да не обидятся они на меня!

Что же касается кинотеатра «Россия» здесь можно сказать в двух словах: вполне стандартное название, в общем то вполне типового заведения, сети кинотеатров иллюзион, таких, двухэтажных хрущёвских зданий, не относящихся к архитектурным шедеврам, сотни в нашей прекрасной стране. Так вот именно здесь, всё и началось…

Глава 1. Кинотеатр

Если же мы потомки инопланетных цивилизаций,

нам всего лишь то надо, разбудить генную память.

***Фильмец — третий сорт!

Безумие индивида — это болезнь, безумие большинства — мода.

Сижу в машине на «мажорской» набережной, не знаю чем заняться, открываю бук, смотрю «Бизнес секреты с Олегом Тиньковым», в гостях Сергей Черников, делающий ставку на интеллект, а именно алгоритм. Проникся уважением к данной личности, он напоминает мне Сергея Безрукова, чувствую, что меня уже перемотивировали да ещё и по субботней шкале, включаю «Прожектор-перисхилтон» — антидот моей мотивации. Ах красавчики, молодцы. Их интеллектуальный юмор просто обожаю, нет ну талантища: Светлкаков, Ургант, Мартиросян, искромётно шутят, да и Саша весело молчит. Да чего только стоит, их взаимный стёб.

Звонит Никитос: говорит, что везёт народ, говорит, чтоб выдвигался, говорю, что еду.

Проезжая по проспекту, слушая аудиокнигу «Зеланда», его «Шелест утренних звёзд», на билборде, на котором провис «застепленный», плохо натянутый баннерок, читаю слоган: «Молоко полезней кирпича!»…??? Мозг споткнулся на логике данной фразы, сама логика разбилась в дребезги. Простите, может у меня с фантазией туго, но я не вижу разумности в этой «гениальной» фразе. Ахинея. Видимо так было и задумано, в этой бессмыслице сделать акцент на ступоре таргеттинговой группы, выкрасть наше внимание. Не откалиброванный формат, всегда давит на сознание масс. Нейромаркетинг — мощная манипуляция. Удивительно, но в Сан-Паулу ввели запрет на загрязнение визуальной информацией, что ж гуманно.

Не мог, в очередной раз, не улыбнуться, то ли креативности, то ли дебильности рекламщиков, глядя на рекламный говнощит, где зияла кричащая надпись на изображении унитаза: «Утро начинается не с кофе!»… Я работал не в одном рекламном агентстве, более того был свой рекламный бизнес, и поэтому я прекрасно понимаю сколько людей задействовано в этом процессе. Да и потом нужно понимать, что при утверждении заказчиками макета, принимают участие по идее адекватные, вполне ответственные лица, причём, как правило, первые, ну, на крайняк, маркетологи… и такое?! Может, я отстал от тенденций рекламы, да и адекватность это уже для многих скорее признак бездарности, борьба с синдромом серой мыши, но видимо чем пошлее и агрессивнее этот узаконенный придорожный спам, тем действеннее и эффективнее реклама. Реактивность двигателя торговли просто обескураживает, в ход идут любые подручные средства, и это факт! Но как же всё-таки дёшево, мелко, противно. Как минимум, не уважение к целевой аудитории, своим же потенциальным клиентам. Да что там целевая аудитория, любой человек является неизбежным очевидцем этой агрессивно-борзой «талантливо-шедевральной» бездарности. Излишне навязчивые лозунги — вызывают параноидальные чувства. Мы как «собаки Павлова» укладываемся в простые модели безусловных рефлексов, яркими обёртками нам выделяют слюну. Калеча нашу психику, нам высшую нервную деятельность переламывают на инстинкт, прививая условные рефлексы, тем самым «обнасекомливая» нас. Привязывают нас, нашими же ассоциативными цепочками. Мы же считаем происходящее, «нормальным эволюционированием». Воплощение шизомакетов в жизнь, креативными недовоплощателями — попросту наказуемо.

Низкопробная, противоречивая, скабрезная реклама, являющаяся обязательным атрибутом сегодняшней цензуры — адресована быдлоподобной массе, жертвам маркетинга и прочим болванам-сектантам зомбированных рекламоструящейся отраслью. «Слава креативщикам!», со своими «креативчиками» оооох как не доросшими до творчества! Иногда хочется такого «креативщика», с ему подобными, винтиками этой прогнившей системы, поставить к надписи «помидоры», в рекламе томатного кетчупа, типа промоутер на «живой доске почёта», и чтоб он своим лицом загораживал, название единицы измерения электрического сопротивления. Ну и сделать ему ребрендинг лица, стилист Сергей хорошо бы справился бы с этой задачей, отбрендировав его по полной, ну а другой Сергей не стесняясь цензуры, воспел бы его нейминг, который у него уже есть.

Ну и ещё один неадекватный совет-рецепт «рекламщикам креативного отдела»: поскольку вы уже давно не ориентируетесь на золотое сечение и неадекватная реклама доминирует над грамотной, не имеете представлений о существовании каких-то писаных и неписаных правил внешнего оформления «идинаховых» объявлений и заманух и, соответственно, не додумываетесь даже поинтересоваться — намажьте рекламный щит говном — люди оценят. Идея сгенерирована пиарщиками рекламного агентства «Atmarozak style».

Так что дорогие обыватели, будьте бдительны, среди нас «зло-рекламисты», среди которых, впрочем, как и везде встречаются помидорасы. Таких «специалистов» в жирные кавычки, сдерживающие их бесстыже распухшее эго. Ну или, как посоветовал один известный блоггер: «Всех бездарных рекламистов, копирайтеров и прочих субъектов рекламодающей отрасли, нужно подвергать изощрённым пыткам на предмет принадлежности их к силам зла и заточать их пожизненно в башне, в одиночке, где нет фломастеров, бумаги и всегда темно». Тротил вам и запал!

Это были вредные советы, едем дальше вижу рекламу пельменей, изображение нежной женской попы с не менее нежной надписью: «Мои любимые пельмешки, ручная лепка» — чудненько, ну как не запомнить такую замечательную рекламу. Чуть не проехал на красный — рассеян, спешу, опаздываю, все уже там, все меня ждут. Вновь посмотрел на рекламный щит с полуобнажённой девицей, закутанной в шарфик, подумал о своей милой, но теперь уже бывшей, и свернул на другую улицу.

Надо сказать, наш город — Саммит — сити — русифицированный «Сан-Франциско». По ту сторону Тихого океана, такие же часто извилистые улицы, плотно забитые массой ярких авто, а вот представителей отечественного автопрома ни здесь, ни там. И в конце крутых улочек часто синеет море, белеют паруса, и идут куда-то корабли. Такого же рельефа сопки. У них «Алькатрас» — у нас остров «Русский». У них канатные трамваи — у нас фуникулёр. У них мост «Золотые ворота» — у нас пока ещё строящийся мост, ещё без официального названия. Хотя многие уже, называют мост именем губернатора края. Мост, ещё не достроившись, уже горел, наши «рашн дв» технологии… проект федерального значения и такая халатность… стыдно… ну вот и закончились совпадения.

Звонит Иваныч: «Ну чё ты где? билеты уже втарили!». «Всё, паркуюсь!» — говорю я.

Захожу в вестибюль вижу своих гипер-активных друзей-экстравертов, обладателей высокого эмоционального интеллекта. Здороваюсь с ними, а так же с развесёлой превосходной девушкой моего друга Лейлой, с внешностью фотомодели, где сверх совершенство — статус прокачки всех её достоинств. О нет, я не геймер, просто назвать её богиней было слишком банально. Она икона стиля. Её превосходный утренний мейк-ап, обвораживающе действовал на меня. Я не мог, оторвать взгляда. «Ванёк, Опаздываем!» — отрезвляюще произнёс Жека, «Я думала, только девушки опаздывают» — съязвила восхитительная Лейла, «Пунктуальность — мой конёк!» — парировал я, и мы подошли к барной стойке. Мы с Никитосом за колой и попкорном, остальные кто не за рулём за пивом и чипсами. Предъявив билеты, берём три дэ очки — и в зал не на свои места. Роман отключает телефон, мы следуя его примеру, ставим на беззвучный. Готовимся смотреть жутики.

Пью колу и думаю зачем я себя травлю, что же это привычка или уже слабая кокаиновая зависимость, ведь колой можно чистить раковины, копы в штатах оттирают колой следы крови на асфальте, оставленные жертвами ДТП. Кола, так настойчиво навязанная нам западом, легко возводимая в разряд бытовой химии, дань моде, атрибут кинозала, или всё же хитрый мощный инструмент «Гарвардского проекта», что это за жидкось? Эдакая мутненькая водичка, написали бы формулу на этикетке, алгоритм приготовления, этой царской водки. Ведь нас травят а мы этого не замечаем, а если и замечаем, что с того, мы не противимся этому, только лишь выбираем, например между колой и пивом, бытовой химией и кадаверином — трупным ядом, что содержится в пиве, добровольно себя уничтожаем, не сразу, постепенно, век самоубийц, суицидальных зомбированных механизмов. Наш путь — прогресс с вектором в никуда, ценностями в ничто.

Знаете, как определить уровень культуры общества? Не нужно проводить сложные социальные исследования, тестировать-анкетировать и опрашивать людей, подвергая данные сложнейшим анализам, затрачивая кучу бабла на эти формальные изыски цивилизации, просто зайдя в отхожее место, убедитесь, что наши господа-фараоны убирают за собой свои пирамиды, если нет — культурой там и не пахнет!

Начался фильм — очередная требуха, несмотрибельная конвейерная штамповка. Дегенеративное искусство давно в моде. Подлые пиндосы чеканят белокожим зулусам вредоносный контент. Кстати сказать, вряд ли они там у себя смотрят фильмы-«щедевры» подобного рода, рождающиеся на «адских холмах» Голливуда. У них цензура, им сложно уложиться в рамки, ведь сидя на коксово-канабисной допинговой диете, в окружении низкопробных муз, интеллектуально кастрированному «гению», так хорошо удаётся создавать эпатажную блювотину, навязывая «фрик стайл». Нам можно сливать нечистоты больного воображения киношников. Мы ведь для обитателей соединенных штатов другого сорта, мы дикари не оцифрованные, вирусные программы дающие сбой их системе. У нас сложная карма, мы терпеливы — у них банальные причинно-следственные связи, они умеют отстаивать свои права, за нами тянется шлейф реинкарнаций — они же модифицированный генотип, эдакие пришельцы-внедренцы, вторженцы не имеющие своей культуры и языка. Их язык — это код, наш же раскрывает сущность предмета, и вот эти одноклеточные паразиты хотят истребить нас, в лучшем случае поработить. Янки уже давно ничего не производят, корпорация монстров — империя лжи, лишь печатают свои доллары, «отксеривая» идола, кстати явно перегружая купюры масонскими знаками, с одержимой зацикленностью на числе 13. Долговая яма, скорее бездонная финансовая пропасть — необратимый процесс, вымирания штатов, вся эта фуфляндия с туфтовыми ново-светскими индейцами накроется апокалипсическим медным тазом. Это ж геноциднуться можно глядя на их псевдо «хэппи нэйшн», не надо быть опытным аналитиком, чтоб не морща лоб и не хмуря брови выдать ассоциативный анализ армагедонских ужасающих тенденций. Они уже филиалят в «Рашу» свои «бабл гамы», перестраховывают акции на мнимые корпорации. У роботизированных недовесков уже множество городов-призраков, и внешний долг, который растёт с каждой секундой. Снайперски точно отстреливаются депозиты мирного населения, неудержимо душатся финансовые потоки. Додумался же кто-то повесить, этот хронометр национального долга, в Нью-Йорке. Этот чудо-таймер ассоциируется с часовым механизмом на взрывном устройстве, ну всё правильно обратный отсчёт детонации их кризисного краха и концу их псевдо-корпорациям. Мыльный пузырь лопнет и что тогда, принимайте страны беженцев, пятьдесят штатов в лизинг, переименовав в провинции, а один штат, что, разбазарила Катя, в актив федерации. Вот и попилили лоскутное одеяло звёздно-полосатых. «Сарай Вигвама» в статусе безработного, кто ж пособие будет платить, европейское сообщество? Нет, скорее Китай, за пятьдесят штатов, теперь уже провинций. А ведь «киты» уже расползлись по миру, причём, давно не стесняясь, строить чайна тауны, навязывать свою культуру, популяризуя китайские рестораны. Да ладно… китайцы руки нашего мира, а вот американцы — желудок. Заатлантические буржуи, давно едут на нашем горбе. Их деятельность — потреблятство. В стране «Пиндосии» — корпорации идиотов, принимаются странные законы, видимо в черепных коробках законодателей, под голландской растительностью, происходят плачевные необратимые процессы серого вещества, дрысня медленно стекает, в кишки, вопреки анатомическому строению. В каждом штате и даже городе США обязательно найдется как минимум один закон, который заставит усомниться читателя в психическом здоровье законодателей, его принимавших. Самые суровые законы — в штате Техас. Здесь, к примеру, запрещено делать более трех глотков пива стоя, а также стрелять по бизонам со второго этажа гостиниц. Штраф, соответственно, 50 и 200 долларов. Да что там… Процветание америкосовского идиотизма даёт возможность жабе с соломинкой в клоаке, отсудить у ребёнка сто тысяч долларов. Крайняя степень идиотизма, быть может мы за своей ограниченностью, не видим по настоящему совершенных законов. «Гениальная юриспруденция!» Перенимать такой опыт опасно, наложить такие законы на матрицу нашего мировоззрения армагедонски опасно. Я хоть и сомневаюсь, что эта крайняя степень кретинизма, завтра, обернётся гениальностью, но миллионную долю промили, можно выделить на феноменальный исход события. Шанс один к миллиарду, по-моему справедливо, даже гуманно.

То ли дело у нас в дремучей Холопии — придатке белокаменной, под игом третьего Рима — порта пяти морей! Не убий, не укради, запрещено, разрешено, всё просто! Пол страны сидит — пол страны стережёт! Родился здесь — это уже увлекательное приключение, родился на Дальнем востоке — «недопокемонии» — вообще экстрим, уже в ссылке авансом, реалити шоу «Последний герой», длинною в жизнь! Снежные человечки, в погоне за брендом, борются за выживание, людоедствуя повсеместно. Какой там уссурийский тигр, тут депутаты, с комерсами, отстреливают друг друга. Вот, кого, нужно заносить в красную книгу. Стыдно перед другими цивилизациями, держащими нас в неведении о своём существовании. Хотя можно со многими вещами не соглашаться, причин «пресс», мы живём в мире, как минимум, двойных стандартов, и каждый видит свой фантом матрицы. Кто-то, например, так перестёбнуто смотрит на мир, что где то в глубине души мечтает о комсомольской фанатичной серьёзности, но оно вам надо? Любое серьёзное дело, с высоты птичьего полёта, всего лишь ковыряние в собственном навозе, не более того.

Мегаполисы-муравейники — «Царь-грады» и его клоны, единое пространство социальных джунглей, придумали знаки отличия, требующие внешних знаков уважения, почёта, за которые в условиях социальной стратификации, отрываем головы себе подобным, превознося или низвергая их, ширим межу промеж сословий, за иллюзорные потребности, вздувшиеся на ферментах рекламы. Изощрённая градация статусов, по-инквизиторски, изыскано формирует осанку человекотермиту. Тщеславие человекотермитов — порождает иерархические амбиции, спесь подпитывает ранговый потенциал. Биллионы вонючих бумажек в обмен на мнимые статусы «биг фиш» и «намбэ уан». Рекламодающая отрасль порождает толпы потребляторов «химических чупа-чупсин», с их хватательно-жевательным рефлексом, курительно-сосущими привычками, готовыми отпользовать всё и вся, пропустив через себя, как дождевой червячок. И вот этот принцип дождевого червя — и есть наш быт? Манхэтонские воротила, потребляторы-стахановцы, «уолл стритеры», скорее монстры, задают бешенный ритм, а весь мир — подхватывает. Основное же население даёт себя попользовать, затем пользует окружающее пространство.

Эра «аурум мании», несколько модифицировалась, форма другая, её меняет прогресс, суть всё та же и вряд ли изменится, такова наша сущность.

Я проснулся. Шёл фильм. Кто-то только что упал на длинный штырь, сила трения бережно остановила жертву. Тело висело, как шашлык по-француски, на шампуре. Куча крови, а ведь в зале дети.

Ах, если б наша повседневная речь мутировала бы из трехъярусной быдливой похабщины, в Пелевено-Задорновские афоризмы, некий «логос-революшн», как бы поменялся наш менталитет. Ну это скорее будет тогда, когда уровень образования, и что немало важно, образованности, будет такой, что полноправным гражданином государства будет становиться гений, а слово «гений» — станет синонимом слову «гражданин». Опять проснулся и опять бадяженный кетчуп на экране. Ах да, я ж не сказал что за фильм — так это «Пункт назначения 5».

Ну наконец то! Фильм закончился, третий сорт — не брак. Как в том анекдоте: «Пришёл «челяба» — мужик, такой «не до Коля Валуев», скорее портово-докерной внешности, в шашлычку — кормушку для сегмента студентов и малоимущих, где перечницы и солонки без кодовых замков, но вместо этого строгий запрет на: «руками и яйцами в соль не лазить!», заказал котлет, по-домашнему, отделил от мух, смотрит на тёплую кучку мясца, а ведь оно когда-то бегало, прыгало, скулило… Начал есть. Ест, желваки попадаются, он сплёвывает. Ест дальше, ему кость попалась, чуть зуб не сломал, сидит матерится. В форсированном режиме работает челюстями дальше, ему опилки попадаются, язык прикусил, матерится, плюётся, посудой гремит. Сморщив лоб, собрав две брови воедино, они уже как спойлер, призваны улучшать аэродинамику его огромного, с позволения сказать, лица, как козырёк прикрывают его от проникающего через окно яркого солнечного света, который поджаривает его ещё пока «гневную ярость-магму». Но чувство ещё неутолимого голода — берёт своё, мужик продолжает усиленно на повышенной скорости работать «хлеборезкой». Тут мужик замер… всё последняя капля, в башке звякнула микроволновка, «аффект» — готов! Картина маслом: мужик вытаскивает, из своего «жевала», погнутый ржавый гвоздь, затем свой сломанный зуб. «Затупилась хлеборезка!». И как возопит, то ли от боли, то ли от возмущения, а быть может от нахлынувших, так долго скапливающихся им эмоций: «БЛЕАААААААААТЬ!!!». На тревожную сирену, нервно спотыкаясь, прибегает администратор, она же официантка, кухарка, шеф-повар, пивной сомелье, шоколатье, стрип-денсерша, и уборщица, ко всему прочему, хостес, гейша, метрдотель и всё что скажете — всё в одном лице. «ТВОЮ МАТЬ…» — заметно шепелявя, не унимается щербатый жертва-потребитель, его кривые сущности повылазили и стремительно заполнили окружающее пространство. Тем временем: харчующие посетители, на половину фаршированные, этими самыми, с разрешения сказать, котлетами, лениво пожевывая, автоматически переквалифицируются в зрителей, устраиваются поудобней, ведь по ящику такое не покажут — везде всё постановочное, а тут «реалити», без цензуры. В черепной коробке сработал переключатель, с «хлеба» на «зрелища», ипостась наблюдателя-зеваки стремительно вырвалась наружу, как джин из бутылки. Представитель мобильной столовки — специалист широкого профиля, подходит, гася инерцию, на безопасное расстояние, в боевой стойке — сахарница, захватив с собой энциклопедию жалоб, с боевым кличем: «гуттен морген, парниша!» предстаёт перед ним. Готовится выслушать, на расстоянии плевка, претензию разгневанного посетителя, за окном, накаляканный размашистым развесёлым шрифтом, лозунг-призыв: «Не разбивайте сердце никому — ломайте кости их — 206».

Желчно-извергаемые недовольства, ущемлённым в правах, униженным и оскорблённым клиентом-поглотителем, продолжали сыпаться из его хлебоприёмника, сотрясая сей храм употребления. «3,14ЗДЕЦ, ЧТО Б**ДЬ ЗА Х**НЯ У ВАС Ё … АСТА3,14ЗДЕЛА 4МОШНАЯ КУХАРНЯ…» — кричит разгневанный клиент, осыпая нелитературными оборотами речи всё и вся, заскороговорив, рифмуя хореем, отбивая такт распальцовкой, подмахивая гривой, уважительно обращаясь на вы. Ну и дальше сплошная непрерывная мантра в течение минуты, с обильным выделением слюны, летящей в пространство, затем пауза, подкреплённая спецэффектом набыченности, в ожидании, видимо объяснений, оправданий, извинений, компенсаций, бонусов, подарков за причинённый моральный ущерб, да и физический, в том числе. Официантка, не шелохнувшись, как караульный у Кремля, не снимая каменной маски, со стальными нотками в голосе, ну просто Канны по ней плачут, за такой-то сценический образ, отвечает: «А чего вы хотели? Мясо третий сорт! Рубили вместе с будкой!».

Немая сцена! Закрывается занавес, аплодисменты, крики «БРАВО!». Ну, если вам интересно, за кулисами драка, жертве необходимо было предаться первобытному животному инстинкту, и он стал крушить всё и вся вокруг. Наш внимательный зритель (в количестве девяти человек) оказался не робкого десятка, да и его радовал эффект присутствия и такая интерактивность забавляла его, эмоции зашкаливали — перепалка, потасовка, драка, свалка, «полицаи», санитары… но без необратимых последствий.

А что, по-моему неплохо, да ведь радоваться должен мужик, расширению сервиса, не только пожрал, ещё и зуб в подарок пролечили — бесплатная медицинская помощь, здоровый зуб бы выдержал. А если нет? Так аккуратнее надо быть, ведь так и челюсть свихнуть можно, неосторожно чихнув! Вот и с фильмом также. Так вот, кто, в очередной раз, хочет сделать шаг вниз в своём развитии, и абсолютно добровольно вступить в тайное сообщество зомби-киноманов, берите пример с меня, следуйте за мной. Кто не понял, это опять были вредные советы, ну юмор у меня такой сложный, что ж поделать.

Мы решили посмотреть ещё один фильм, нам же мало. Дак ведь… как же это по-русски, либо всё либо ничего, с присущей нам русской категоричностью, сразу оптом вынести весь мозг, плавно перетекающий в копчик, чего мелочится то, мараться только!

***Замешательство

Сам себя похвалишь, другие поругают,

вот и получается полная гармония!

Происходящее протекало вполне реально, не считая де жа вю, всё утро преследовавшего меня. Когда мы вышли из зала, как-то немного всё изменилось, тогда многих вещей я не замечал. Моё сознание активно отторгало то, что сейчас для меня очевидно постфактум, как будто какой то фильтр был инсталлирован в моё мышление, пребывая в альфа волнах, я был слеп к деталям, от меня всё время, что-то ускользало.

Когда я шёл к кассе я видел знакомых мне людей, но с ними, что то было не так в них присутствовала какая то отстранённость, мне показалось, изменился интерьер, как будто сменили декорации, но я не был уверен до конца не мог конкретно указать на «подмену». Да и возможно ли такое вообще в принципе, фильтр сознания стал пропускать то, что раньше отсеивал. Я уже был настроен на коллекционирование странностей, не вписывающихся в моё дремотное состояние, в мою обыденность, в мою зону комфорта.

В вестибюле я увидел аквариум, причём не один, а два. Над ними поработали дизайнеры-декораторы, домики для рыбок были очень экстравагантны, и видимо комфортабельны. Рыбки немыслимой окраски и экзотической формы гордо плавали в своих красивых домах-колбах. Два интерактивных прекрасных «скринсейвера», вызывали созерцание, перенося в этот чудесный неторопливый мир. Но я, очнувшись, подумал о том, что их здесь полтора часа назад точно не было — вот оно первое конкретное отличие.

Затем, прогуливаясь по нижнему залу игровых автоматов, под мелодично звучащий трек:

Нас создавали по эскизам детских снов,

Мы искажали себя не жалея своих базовых основ,

Так просто без причин и нам диагноз медленного суицида СМИ прописал

Не сберегли мы чудо гениального творца

Испепелили в тлен зажатые в социальные тиски…

Я наблюдал странно одетых молодых людей, фривольные стильные наряды, безусловно, им не к лицу, они не органично смотрелись на них, «не местные» — подумал я, «москвичи наверно» — перебив себя, подытожил я. Далее в глубине зала, совсем стриптизно-откровенные одеяния девиц и гееподобные мундирчики, гелем вымазанных псевдопареньков. Их манеры жесты кривляние, гламурчатый пафос напоминали постановку в спектакле с участием сексуальных меньшинств и проституток-нимфеток, аура садомогоморного разврата и морального падения царила здесь. Их действия неадекватны, неестественны, эпатажны.

«…зацени братуха мой девайс…

— ваще пойдёт!

А этот? —

тоже нормик…»

«С каких это пор наш кинотеатр стал местом пребывания пидрил, шлюх и трансформеров?» — подумал я. Огалтелая экзотика. Такие вот экстравагантные ситуации «прилипают» практически каждый день, но здесь было что-то иное. Нервно поморщился, пренебрежительно развернулся, и небрежно побрёл дальше, источая флюиды агрессии и разбрасывая остатки сдержанности, я внезапно сконцентрировался на гармоничном спокойствии.

Проходящие мимо андрогоничные, даже, я бы сказал, эпидерсивные хайтекеры, с USB-входом, вживлённым в запястье, держась за руки, произносили с восторгом какую то мантру, чередуя с аффирмациями, на фоне реверберации, возможно, это были дзенские коаны, которые видимо вводили их в состояние, своеобразного интеллектуального экстаза. То ли мантрические афирмации то ли аффирмацированная мантра лингвистически программируя их, на что-то важное, поджаривала их нейросхемы мозга, вместе с тем, перестраивая их сознание. Они нашли свои психические эрогенные зоны и стимулировали их вибрациями мозга, продолжая до боли нажимать кнопку стимулирующего режима. Медитативная концентрация этих адептов, возможно, являлась ключом к принципиально новому, качественно иному, многомерному восприятию реальности. Эти хайтэкнутые типы со своими техно примочками, этими портами на запястьях шокировали меня. «Что нахрен за пирсинг такой! Киборги нах! Первый раз таких вижу! Им бы гугл в мозг вживить! Да-а, а ведь аура цвета индиго шокирует меньше!» — про себя, восклицал я. Как говорит о сис. админах, наш знакомый местный «Генри Форд»: «Золотая голова и золотые руки. Еще бы драйвер между ними…».

Обратил внимание на девушку с маркированным фэйсем, у которой на лбу была татуировка в виде штрих-кода, «видимо считать себя товаром модно» — усмехнувшись, подумал я. Из под кофточки у неё свисали клеммы похожие на аккумуляторные, только поменьше, за что они были прицеплены, я думаю вы догадываетесь, это выглядело вызывающе-вульгарно. Ну что за роботы, она что, так бодрится? — недоумевал я.

Затем подойдя к кассе и став рядом с моими чудо-друзьями, которые, кстати сказать, по каким то мне неведомым причинам, в не свойственной им сверх флегматичной форме, меня не замечали. Мне сразу вспомнился анекдот:

— Доктор, меня все игнорируют!

— Следующий.

Я стоял в очереди, в такой небольшой очереди из четырёх-пяти человек, четырёх-пяти моих друзей, они активно меня игнорировали, тогда я подумал что все были увлечены покупкой билетов и не придал этому должное значение, скорее списал на рассеянность после три дэ эффекта, либо преобладание склеенных эритроцитах в крови, кстати говоря, когда мой друг покупал билеты, он почему то взял на один билет меньше, что не соответствовало заранее нами оговоренному условию, «забыл» — подумал я, но я был рад, хоть у нас и принято по очереди и просто так покупать билеты, угощать и тому подобное, но всё же мне больше нравиться платить за себя и за кого-то ещё, нежели когда платят за меня. Но поскольку моё сознание фильтровало все странности я, не возражая их бойкоту, решил дождаться своей очереди, почему то билет стоил немного дороже чем обычно «видимо цены подняли» — подумал я. В этот момент мне позвонили со скрытого номера представились как диллинговый центр рынка форекс, «вот залепа» — оценил услышанное я. Кто-то активно предлагал инвестировать деньги, в какую то очередную «кухню», причём с минимальной инвестицией в десять тысяч долларов. «Хотят срубить по-крупному» — подумал я. Сказал им, что не интересно их предложение. Очередная бизнес-секта. Ну, кто же на шифре грамотно разводит? Они уже строят сеть из рефералов. И вообще, ненавижу, когда мне звонят со скрытого номера. Что за «бенладенские» повадки?! Я их приравниваю к террористам, а с террористами диалогов не веду. Так что не в моих правилах отвечать на подобного рода звонки, но в этот раз я сделал исключение, из любопытства, нет скорее из за активной безразличности моих приятелей. Короче, в топку этих брокеров-анонимайзеров.

Они мне напоминают MLMщиков, скованных одной цепью, мною отторгаемых на клеточном уровне, и всё, что с ними связанное, пирамидальное, геометрически прогрессирующее шарлатанство. Ставя клеймо геометрической фигуры, на различного рода «гербалайфах», всяких «мэмках», «вроде Мавроди», мы не раскрываем сущности «пирамидальной» мошеннической схемы, а ведь это более глобальный процесс, чем нам видится. «Обмасонивание» — всепроникающе. Лохи-новобранцы корпоративных бизнес-сект, клонируют себе подобных, множа паству, масштабируя вымогаемые пожертвования, тем самым насыщая прожорливый механизм, коим является кучка хитроумных кидал. Чем больше в системе «обезглавленных» завербованных пайщиков, тем жирнее выхлоп-бонус «топнутым» основателям финансового монстра-пузыря. Коммерческий культ «отфобировал», а затем и «сшантажировал» несчастных «деревянных» «меценатов», сужая их выбор в пользу этого злосчастного «ЗАО», учреждённого, в тени сидящим, Вованом Конкретным, характеризуемого, как человека вхожего в определённые круги.

Воистину «пирамидальный» быт!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 405