электронная
108
печатная A5
419
18+
Фатум

Бесплатный фрагмент - Фатум


5
Объем:
308 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-4495-3
электронная
от 108
печатная A5
от 419

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Огненный цветок»

1

Рэндзо сидел на диване и смотрел перед собой, не думая ни о чём определённом. Он так и не снял синий костюм, вернувшись из института, и кожаный портфель лежал рядом с ним. Звонок в дверь заставил его отвлечься от бессмысленного созерцания стены напротив. Рэндзо бросил взгляд на часы — начало пятого — интересно, кто бы это мог быть?..

За дверью обнаружился незнакомый молодой человек.

— Здравствуй.

У него была приятная улыбка.

— Здравствуй.

Рэндзо вроде бы точно не знал его.

— Я ваш новый сосед. Из триста пятой.

Парень подтвердил его предположение.

— Никко Ока.

Названная цифра блестела серебром точно за его спиной.

— Рэндзо Санада.

Рэндзо назвал себя в ответ.

— Ерунда, конечно…

Никко протянул ему плитку дешёвого шоколада.

— Но на вкус, он ничего.

— Спасибо.

Обыкновенно знакомиться с новыми соседями приходилось матери Рэндзо. Он вернулся домой раньше обычного из-за болезни учителя Мориямы и, как следствие, отмены двух последних лекций.

— А там же ведь повесились… Да?

Рэндзо вспомнил события полугодичной давности.

— В триста пятой.

— Да.

Никко подтвердил.

— И тебе не страшно?

— За те деньги, что я её снял, мне ничего не страшно.

Он усмехнулся и убрал за ухо прядь светлых волос.

— Плохая недвижимость…

Рэндзо протянул это, понимающе.

— Господин Китагава тысячу раз пожалел, что пустил пожить племянницу.

— Значит, она?

— Да.

Рэндзо попытался мысленно воскресить облик соседки из триста пятой, но картинка не была отчётливой — кажется, хороша собой и всегда на каблуках… Её наряды не нравились его матери.

— Квартира больше полугода стояла закрытой — господин Китагава боится в ней жить, но и продавать за бесценок не хочет, — а я как раз искал дешёвое жильё…

Рэндзо подумал, что в действиях господина Китагава, определённо, есть смысл — выждав время, он сумеет отыскать покупателей готовых предложить хорошую цену, тем более что в квартире к тому моменту уже поживут.

— Сегодня первая ночь.

Никко констатировал это спокойно.

— Посмотрим, появится ли призрак.

— Хм…

Рэндзо не верил в существование сверхъестественных сил.

— Заглядывай, если интересно.

Никко улыбнулся ему напоследок, прежде чем уйти.

Рэндзо успел увидеть обыкновенный коридор и часть гостиной до того, как вновь засияла цифра триста пять. Он бросил взгляд на плитку шоколада в руке и следом вернулся в квартиру…

Вечером мать проявила закономерный интерес к появлению нового соседа.

— Тебе он не понравится.

Рэндзо произнёс это уверенно, не отвлекаясь от ужина.

— «Современная молодёжь».

— Да?..

В голосе матери тут же прозвучало неодобрение.

— Думаю, я его сегодня видел…

Господин Суяма поднял взгляд.

— Мы столкнулись у входа в подъезд… Светлый такой.

— Крашеный?

Мигом оживился Микио. Он был в том возрасте, когда всё нестандартное вызывало живейший интерес.

— Да уж наверняка…

Согласно покивал господин Суяма.

— И волосы длинные.

Рэндзо окончательно испортил репутацию нового соседа в глазах своей матери.

— А очень длинные?

Микио посмотрел на него.

— По плечи.

— О…

Он протянул это так, словно услышал нечто значительное.

— У тебя перед глазами есть чудесный пример для подражания, Микио, — заметил господин Суяма.

— И это твой брат, — сочла нужным уточнить мать.

Микио ничего не сказал в ответ, но плечом дёрнул весьма красноречиво. Рэндзо, со своей короткой стрижкой на тёмных волосах и безупречной репутацией, его только раздражал.

Закончив ужинать и вернув палочки на подставку, Рэндзо ушёл в свою комнату. На столе лежала плитка дешёвого шоколада, подаренная новым соседом. На вкус она и вправду оказалась «ничего».

Он взялся за учёбу и просидел почти до двенадцати, фоном слыша шаги и голоса, доносившиеся из-за закрытой двери, — никто из членов семьи его привычно не беспокоил.

Рэндзо увлёкся чтением толстенной книги, рекомендованной учителем Морияма, и, закончив очередную главу, обнаружил, что до полуночи осталось всего лишь десять минут.

Когда как не в полночь появляться призракам?..

Рэндзо ненадолго задумался — новый сосед, конечно, звал его, но… Он медлил ещё около трёх минут, прежде чем подняться и выйти из комнаты…

Гостиную освещал рассеянный лунный свет. Казалось, все предметы вокруг спали подобно разошедшимся по комнатам матери, отчиму и младшему брату.

Рэндзо миновал тёмный коридор и вышел из квартиры. Он чувствовал себя уязвимым, стоя перед триста пятой дверью в домашней одежде и серых тапочках. Оглядевшись, он нажал на звонок…

Открыли ему не сразу — Рэндзо уже собрался уходить.

— Решился всё-таки…

Судя по пижаме и несколько встрёпанному виду, Никко поднялся с постели.

— Заходи.

К счастью, он избавил Рэндзо от необходимости комментировать собственное появление.

— У тебя здесь довольно прохладно.

— Это потому, что в гостиной открыто окно.

Занавеска шла волнами, раздуваемая ветром.

— Значит, здесь…

Люстра явно была сломана — «внутренности» сильно обнажились с правой стороны.

— Да.

Они вдвоём стояли возле стены и смотрели на место смерти незнакомой им обоим женщины. Время наверняка перевалило за полночь, но никого, кроме них, в гостиной по-прежнему не было.

— Хочешь чаю?

— Можно…

Было похоже, что подобное отступление от общепринятого расписания для Никко в порядке вещей.

— У меня только в пакетиках.

— Подойдёт.

Они прошли в расположенную по соседству кухню и Никко включил свет…

Рэндзо бросил взгляд на оставленную позади тёмную гостиную, прежде чем устроиться за столом. Никко поставил на него две чашки чая.

— Похоже, никакого призрака здесь нет, — заметил он, улыбнувшись. — А вообще, я всегда подозревал, что призраки привязаны не к месту, а к людям.

— Да?..

Рэндзо сделал глоток.

— Думаю, того, кого следует, она сегодня непременно посетит.

Продолжая улыбаться, Никко смотрел на сломанную люстру, — блестели вытащенные наружу провода…

Рэндзо отметил, что он красивый парень. Вскоре выяснилось, что работал Никко в модельном агентстве.

— В свободное от учёбы время?

Рэндзо решил уточнить.

— От учёбы?..

Никко, казалось, не вполне его понял.

— Нет… Нет. Я не учусь.

Он усмехнулся так, словно Рэндзо спросил его о чём-то забавном.

— И модельное агентство это… временно.

— М… Но ты, должно быть, можешь сделать карьеру?..

— Ну… будь я помоложе…

Никко протянул это неопределённо.

— Помоложе?

— Мне тридцать два.

Рэндзо понимал, что уставился на него, но ничего не мог с собой поделать.

— Молодо выгляжу?

— Я думал тебе немногим больше двадцати.

— Хорошее было время…

Сложно было сказать, говорил ли Никко всерьёз или же просто хотел закрыть тему возраста.

— Совсем как у тебя сейчас.

— Да…

Помедлив, Рэндзо повторил:

— Да.

Хотя и не ощущал ничего, кроме бесконечной усталости. И это в свои двадцать три года…

Рэндзо с самого детства многое удавалось лучше других, и он привык «держать планку». С годами она становилась всё тяжелее и иногда ему казалось, что вскоре «планка» упадёт и раздавит его.

Никко проводил его до двери и пожелал приятных снов.

— Кстати, ты представился «Санада», но на табличке указана фамилия «Суяма».

Он заметил это, стоя на пороге своей квартиры.

— Я ношу фамилию отца.

— Вот как…

Выспрашивать подробности, Никко очевидно не собирался.

— У меня в семье тоже всё непросто.

Он улыбнулся напоследок и проступившие в уголках его глаз лучики морщинок выдали — «немного за двадцать» он уже оставил позади.

2

Масахиро вытирал очередной столик и смотрел за окно — по улице шагали ранние прохожие. Большинство из них работали в соседнем городе и спешили попасть на станцию, расположенную в десяти минутах ходьбы от кафе.

Звякнул дверной колокольчик и внутрь вошла молодая светловолосая девушка.

— Всем привет!

Она стягивала с шеи шарфик. Нори, стоявший за стойкой, махнул ей рукой.

— Доброе утро.

Масахиро счёл нужным выпрямиться. Фумико ему нравилась и, судя по тому, как она улыбнулась, взглянув на него, симпатия его была взаимной.

— Через сколько открываемся?

— Десять минут.

Нори бросил взгляд на наручные часы.

— Ну тогда мне следует поторопиться…

Фумико улыбнулась Масахиро ещё раз, прежде чем скрыться во внутренних помещениях. Он проводил её взглядом, а затем вернул внимание столику, который протирал.

Прогрохотала одна из первых электричек…

Никко появился около двенадцати часов дня и Масахиро это малость подпортило настроение. Он-то думал провести обеденное время в компании Фумико…

— Долго тебе ещё?

Никко остановился рядом с ним.

— Да нет…

Масахиро бросил взгляд в её сторону — Фумико выглядела расстроенной.

— Сейчас только куртку возьму…

Масахиро никогда не оставался обедать в кафе, если обедал с Никко. Совсем рядом со станцией имелась небольшая лапшичная и обыкновенно они занимали места именно там. Музыка в ней звучала совсем тихо и то и дело заглушалась проносившимися мимо электричками. Хозяин предпочитал радиоволну, избравшую своим профилем хиты давно ушедших времён, но Никко нравилось, так что он бывало просил сделать погромче. Хозяин выгодно выделял его из «нынешней молодёжи», которая слушала то, что «и музыкой-то назвать нельзя!».

— Вот взять хотя бы племянницу мою. Ей двадцать годочков. Должно быть, как и вам?

— Ну…

Никко протянул это уклончиво, а Масахиро подумал, уж не выглядит ли он сам старше Никко будучи на семь лет младше его?..

— Я с ним познакомился.

Никко сказал это, после того как улыбчивая девушка поставила перед ними по порции заказанного рамэна.

— Да?..

Масахиро не выказал никакого энтузиазма по этому поводу.

— Сложно пока сказать что-то определённое, но, думаю, у нас всё получится.

— У нас?..

— У меня, если хочешь.

Никко пожал плечами.

— Я ничем не смогу тебе помочь.

Масахиро постарался сгладить собственную грубость.

— Я прочитал статью про его отца — он владелец местной строительной компании.

— И благотворительного фонда заодно?

— Увы.

Никко усмехнулся.

— Почему бы просто?..

Масахиро сосредоточил на нём взгляд.

— Ну… ты знаешь.

— Нет.

Никко ответил, не задумавшись ни на секунду.

— Ладно…

Масахиро покивал и повторил:

— Ладно.

В конце концов он и не рассматривал этот вариант, как основной. «Основным» был другой, но и он оказался под угрозой, а всё из-за того, что господин Китагава — владелец кафе, в котором Масахиро работал — любил поболтать…

Он рассказал Никко про свою повесившуюся племянницу и пустовавшую квартиру, упомянул соседей и Никко обратил внимание на разницу фамилий членов одной семьи.

— Рэндзо у госпожи Суяма от первого брака с господином Санада. Уважаемый человек!

— И богатый?

— И богатый.

Господин Китагава не счёл уточнение Никко странным, а вот Масахиро моментально напрягся.

— А что из себя представляет этот Рэндзо?

— Ну… скажу тебе так, господину Санада не на что жаловаться — парень у него растёт образцово-показательный, — но я слышал, что приёмного то он побольше любит.

— Приёмного?

— Сына своей второй жены — Юдзи Санада.

Господин Китагава произнёс его имя с явным ироническим подтекстом.

— Но и о первом сыне он не забывает?

— Следит, чтобы всё было как следует.

Господин Китагава покивал и обмакнул в соус очередной кусок рыбы.

— Раз в месяц Рэндзо у него ужинает.

— Вот как…

Никко опустил взгляд на свою чашку кофе. Господин Китагава сосредоточился на еде. Масахиро сидел за одним столиком с ними, пользуясь временем обеденного перерыва.

— А вы не могли бы сдать мне эту вашу квартиру?

Никко улыбнулся, подняв взгляд.

— Что?..

Господина Китагава искренне удивило его желание.

— Мне и Масахиро приходиться делить одну жилплощадь на двоих и, как вы понимаете, это не слишком удобно.

— Но как же?..

— Ваша племянница меня нисколько не стеснит.

Масахиро должен был что-то сказать в тот момент и помешать им договориться, но он так и не произнёс ни слова, охваченный странным бессилием…

— Увидимся.

Никко сказал ему это, когда они, закончив обедать, остановились в нескольких шагах от дверей кафе.

— Удачи.

Пожелал ему Масахиро, косвенно отстраняясь от всей этой истории и искренне надеясь, что у Никко ничего не получиться и именно эту новость он придёт сообщить ему в следующий раз…

Фумико встретила появление Масахиро взглядом и улыбкой, и он подумал, что вечером сделает то, чего сознательно избегал предыдущие дни и то, чего она несомненно ждала — предложит ей прогуляться вместе.

Фумико так явно обрадовалась его предложению, что эта радость передалась и ему…

— Я уж думала ты этого так и не сделаешь.

Призналась она, когда они остановились в тени деревьев, росших неподалёку от её дома.

— Ну…

Масахиро протянул это уклончиво.

— Я решился.

Он улыбнулся Фумико, и она улыбнулась в ответ и, привстав на цыпочки, поцеловала его в щёку.

3

— Ты не заболел?

Такара прижала свою ладонь ко лбу Рэндзо.

— У тебя всю лекцию был отсутствующий вид.

— Немного не выспался.

Рэндзо бросил на неё взгляд и следом продолжил собирать в портфель свои вещи. Студенты нестройными рядами тянулись к выходу из аудитории, обсуждая, что будут делать после занятий.

— Что так?

— Зачитался.

Рэндзо никак не мог сказать Такаре правду. Она бы не поняла и не одобрила его.

— Той книгой, что нам посоветовал прочесть учитель Морияма.

— О она и мне показалась весьма занимательной!..

Такара взяла свою сумку…

Она была не только главной красавицей их курса, но и умницей, и Рэндзо знал, что ему повезло, пусть даже сияющая радость нескольких первых месяцев уже давно осталась позади. Всё потому, что Такара прибавляла веса той «планке», что он держал.

— Я буду встречаться с лучшим пловцом института.

Такара сказала это очередному навязчивому ухажёру в лице Хиросэ Фукаты, посещавшего плавательный клуб. Рэндзо, державший в руках поднос и вместе с Юдзи как раз в тот момент проходивший мимо, остановился.

— Значит, ты будешь встречаться со мной.

Он прямо так и сказал Такаре, и она подняла на него взгляд.

— Он у нас парень слова!

Усмехнувшись порекомендовал его Юдзи. С интересом смотрела на них сидевшая напротив Такары подруга…

— Тоже мне!

Фуката недовольно нахмурился.

— Прости, я не расслышал?..

Юдзи посмотрел на него, продолжая улыбаться.

— Ничего.

Фуката почёл за лучшее уйти и не развязывать конфликт на глазах у учителей…

— И как я только?..

Поражался Рэндзо немногим позже, упёршись руками в умывальник и смотря на собственное отражение в зеркале.

— Ой да ладно тебе!

Юдзи стоял позади, придерживая рукой рюкзак, болтавшийся на правом плече.

— Ты был неожиданно крут.

Но крутость Рэндзо иссякла, стоило ему только отойти от столика, за которым сидела Такара вместе с подругой.

— Ты точно произвёл на неё впечатление.

— Но какое?..

— Здравствуй, Ямамото.

Юдзи всех входивших в туалет встречал приветствием и улыбкой, не скрывая, что издевается.

— Как мне теперь ей в глаза смотреть?..

— А ты не смотри — ты плыви.

Юдзи произнёс это более чем легкомысленно.

— Когда там у нас следующие соревнования?..

— Пятнадцатого.

— Обещаю, что поддамся и пропущу тебя вперёд.

— Ты финишируешь во второй десятке, Юдзи! И вообще, она наверняка сказала это не всерьёз, а лишь для того, чтобы отвязаться от Фукаты…

И всё же Рэндзо, перестав смотреть на Такару, сосредоточился на тренировках и сумел, улучшив свой результат, сменить третье место на первое.

Такара ждала его у ворот института. Она улыбнулась ему и сказала, что держит свои обещания. И Рэндзо помнил, как был счастлив в тот день…

А потом она сказала: «Не подведи», — перед началом следующих соревнований и снова, и снова…

— Смотри, Санада, как бы у тебя не увели твой «главный трофей»!

В последнее время на Рэндзо эта фраза действовала угнетающе. Всё чаще приходила в голову мысль, а приплыви он, скажем, пятым?..

Но Рэндзо не собирался рисковать — он собирался постараться. Такара этого безусловно заслуживала. Также как родители заслуживали отличных оценок и безупречных характеристик…

— Холодная вода меня мигом взбодрит.

Рэндзо постарался улыбнуться Такаре на прощание.

— Не подведи.

Она произнесла эту привычную фразу, имея в виду приближавшиеся соревнования.

— Не сомневайся.

И Рэндзо заставил себя произнести привычный ответ. Вообще говоря, плавать он всегда любил — стрелой рассекать водную гладь и устремляться вперёд, набирая скорость…

— Отлично, Санада!

Тренер остановил секундомер.

— Немного не дотянул до своего лучшего результата, но приплыл первым.

Рэндзо бросил взгляд направо — тот самый парень, что некогда пытался ухаживать за Такарой — Фуката — финишировал вторым и разделили их сотые доли секунды. Рэндзо подумал, что Такара, похоже, и в самом деле нравиться ему раз уж он так выкладывается на тренировках. Никакого раздражения эта мысль не вызвала, накатила странная обречённость — готовность к любому исходу ближайших соревнований. Впрочем, он, должно быть, просто устал… Не выспался…

В раздевалке двое парней взялись обсуждать фестиваль фейерверков, до которого оставалось всего девять дней. Рэндзо сидел на скамейке, прижавшись спиной к металлической дверце своего шкафчика. Закрыв глаза, он вспомнил тот фейерверк, что был в его жизни первым…

«Прекрасные цветы», один за другим, распускались на фоне тёмного неба и на считанное мгновенье украшали его. Мгновенье, от которого у Рэндзо захватывало дух. Он помнил, как расходились люди, возвращаясь к обыденной жизни, и только он, запрокинув голову, продолжал смотреть на тёмное небо.

— Пойдём, Рэндзо.

Мать сжала его плечо, заставляя вернуться в реальность, но увиденное в тот день так и не отпустило Рэндзо. Он посещал фестивали фейерверков много раз после и был уверен, что в тот момент, когда «огненные цветы» распускались, являя миру свою красоту, испытывал не то же, что прочие.

— Ты так завороженно смотришь!

Такара отметила это, старясь перекричать стоявший вокруг шум.

— Кагия!.. Тамия!..

Имена легендарных мастеров фейерверка мешались с многочисленными и бессвязными изъявлениями восторга.

— Красиво!

Ответил ей Рэндзо и это было правдой. А ещё бессмысленно и мимолётно. Он испытывал перед этим триединством благоговейный восторг. Должно быть потому, что его собственная жизнь была так бесконечно далека от подобного.

«Лепестки огненных цветов» рассыпались высоко над головой, и он не мог до них дотянуться…

Рэндзо рассказал о скором празднике новому соседу. Он вышел из лифта и увидел его на лестничной площадке, уровнем ниже самого себя. Волосы у Никко явно были уложены. Вероятно, он возвращался с работы. Рэндзо вновь подумал — ему никак не дашь тридцати двух лет.

— Привет.

Никко улыбнулся достаточно сдержанно, так что и улыбка ничего не сказала о его возрасте.

— Ты не пользуешься лифтом.

Рэндзо отметил очевидное.

— Не пользуюсь.

Никко это подтвердил и наверняка его внешний вид был подкреплён определённым количеством сознательных усилий.

— Из института?

Никко решил завязать разговор.

— После тренировки.

Вместе они пошли по коридору. Рэндзо отметил, что если и был выше, то лишь на самую малость.

— А ты?..

— Плаваю.

— Наверняка лучше всех.

Никко улыбнулся, но Рэндзо не показалось, что его похвалили.

Они остановились каждый напротив своей двери. Никко полез за ключами в сумку, а Рэндзо было достаточно позвонить — и мать, и Микио уже должны были быть дома.

Он вдруг подумал рассказать о фестивале фейерверков…

— Да?..

Никко был занят поиском ключей.

— Проходит каждый год и собирает толпы народа. Не только местных, но и приезжих. Бывают и иностранцы…

— Звучит неплохо.

Его старания наконец увенчались успехом.

— Я посещаю этот фестиваль каждый год… Он проходит на следующий день после соревнований по плаванью, и я обычно побеждаю, так что мой брат говорит, фейерверк устраивают в мою честь… Он так шутит, конечно…

Рэндзо не хотелось показаться нескромным.

— Я полагаю, его устроят даже если ты придёшь вторым.

Никко мимолётно улыбнулся.

— Само собой…

Рэндзо неожиданно порадовала эта очевидная констатация. Хоть что-то ценное для него никак не зависело от его стараний и ничего не требовало взамен.

«Огненные цветы» должны были распуститься в следующую субботу вне всякой зависимости от исхода пятничных соревнований.

4

— Присаживайся.

Масахиро откинул в сторону плед, освобождая место на диване.

— Никко забрал ещё не все свои вещи…

Он упомянул это, наткнувшись взглядом на пластинку, собравшую лучшие песни военных лет. Никко нравилась с неё десятая дорожка — «Забыть его нельзя», — в исполнении некой Эри Накаи.

Фумико оглядывала гостиную с интересом.

— Странно, что вы дружите.

Она произнесла это очень просто, заняв предложенное место, и следовало ожидать, что тема его дружбы с Никко неизбежно будет затронута в разговоре с ней.

— Я из Хакубы. Это село расположенное в префектуре Нагано.

И Масахиро нечего было скрывать.

— Мои родители держат небольшую гостиницу с горячими источниками…

Масахиро выехал из дома в шесть утра. Выкатил за ворота велосипед и, сев на него, устремился вперёд, рассекая предрассветную дымку… Минуемые пейзажи — укрытые снегом поля и далёкие горы, — вызывавшие у приезжих живой восторг, успели ему приесться и оставляли его равнодушным. Он смотрел вперёд, мысленно повторяя материал, который учитель Ясуока задал выучить к семинару…

Крутить педали Масахиро предстояло долго, так как учился он в Нагано. Три года назад поступил на инженерный факультет национального университета Синсю. Родители его не бедствовали и были вполне довольны небольшим и стабильно приносившим доход семейным бизнесом, но всё же гордились поступлением сына и радовались тем перспективам, что оно открывало перед ним.

С Никко Масахиро познакомила сокурсница — Кику Нохара.

— Андо!

Она замахала рукой в перчатке, привлекая его внимание. Масахиро вновь пожалел о том, что забыл надеть свои и руки успели замёрзнуть за долгое время поездки.

— Привет.

Также, как и лицо… Рядом с Кику стоял незнакомый парень в синей куртке, основательно замотавшийся длинным зелёным шарфом.

— Познакомься, Андо, это — Ока.

— Никко.

Парень решил уточнить и кажется улыбнулся.

— Масахиро.

— Ты же у нас из Хакубы будешь.

Кику не спрашивала — она утверждала.

— Оку интересует какая-то старая байка про девицу, утопившуюся в местной луже. Знаешь, такую?

— Вроде того…

— Вот и окажи любезность — покажи ему это место и расскажи историю.

— Но…

У Масахиро, вообще-то, были другие планы на вечер, и он не возил парней на багажнике своего велосипеда. Непросто было по полтора часа педали крутить… Исключение Масахиро готов был сделать только для подружки — Наоко он несколько раз возил к себе домой.

Никко потянул вниз длинный шарф, похоже, решив, что и без посторонней помощи сумеет договориться.

— Я слышал, твои родители держат гостиницу?..

— Да.

Масахиро подтвердил.

— Объясни мне, как до неё добраться, и я остановлюсь у вас на несколько ближайших дней, так что, когда у тебя будет время, устроишь мне экскурсию.

— Ока тебе за неё заплатит! Правда ведь, Ока?

Кику бросила на него взгляд.

— Разумеется.

— Ещё спасибо мне скажешь.

Она улыбнулась Масахиро весьма довольная собой.

— Ну…

И он потянулся открыть рюкзак. Причин отказываться от лёгких денег у него не было…

Немногим позже Масахиро спросил у Кику, кто такой этот парень, и она ответила, что толком ничего не знает.

— Меня с ним познакомила соседка, потому что вспомнила, как я упоминала тебя.

— Ты меня упоминала?..

— Не обольщайся.

Кику дёрнула плечом.

— В связи с гостиницей твоих родителей.

— А…

Не так чтобы Масахиро как-то особенно нравилась Кику, но с Наоко он недавно расстался и был совсем не против начать новые отношения.

— А её с ним познакомил ещё кто-то. Там довольно длинная цепочка, я так поняла… Оку интересуют малоизвестные, но занимательные места нашей вытянутой с севера на юг страны.

— Это у него хобби такое?

— Мне-то откуда знать?..

Кику смотрела за окно на вполне современные здания, высившиеся вокруг. Этот пейзаж имел мало общего с тем, что Масахиро миновал каждое утро по дороге из Хакубы, крутя педали своего велосипеда.

— И ещё — может это пустой слух, а может правда — знаешь Нодзоми Минами, ведущую вечернего телешоу по пятницам на центральном канале?

— Знаю.

Масахиро отлично помнил эту красивую молодую женщину.

— Её мать была известной моделью.

— А отец владелец крупного строительного холдинга. Но, что важнее, так это кто её муж.

— Очевидно «господин Минами».

Масахиро усмехнулся и проводил взглядом прошедших мимо студенток.

— Аитиро Минами.

Кику уточнила его ответ.

— Он занимает видную должность в компании её отца, а его дед был одним из основателей этого бизнеса.

— И?

— Ока вроде как кем-то там ему приходиться.

— Повезло…

Масахиро тоже хотел бы иметь возможность разъезжать по стране, пользуясь свободным временем. Но тем же вечером выяснилось, что «несвободного времени» у Никко попросту не было.

Масахиро заглянул к нему в номер, вернувшись из университета, после ужина за семейным столом.

— Можно?

Он спросил это, остановившись перед раздвижной дверью.

— Входи.

Разрешили ему моментально…

Номер был лишён благ современной цивилизации, но Никко, похоже, не скучал. Он сидел за низким столиком, разложив на нём карту страны и многочисленные бумаги. Он был без куртки и шарфа и стало видно, что волосы у него длинные, до середины предплечья.

— Устрою тебе экскурсию завтра с утра.

Масахиро опустился подушку для сидения.

— Занятия у меня с двенадцати, так что если встанем пораньше, то всё успеем… История не особенно длинная.

— Как скажешь.

Никко улыбнулся и Масахиро подумал, что он, должно быть, тоже как-то связан с телевиденьем.

Никко был красив.

— Занятное у тебя хобби…

Масахиро оглядел усеявшие стол листы бумаги.

— Хобби?..

Никко тоже на них посмотрел.

— Это не хобби.

— А что же?

— Это моя жизнь.

— Но ты учишься?

— Не ты первый меня об этом спрашиваешь, но мне, вообще-то, двадцать восемь лет.

— Значит, работаешь?

— Нет.

— Но как же ты?..

— Деньги не проблема.

Никко ответил, прежде чем Масахиро закончил свой вопрос, догадавшись о его содержании. Похоже, болтовня о том, что он «кем-то там приходиться Аитиро Минами» была правдой.

— Выходит, ты богат?

— Не я.

Никко был лаконичен.

— И в чём же суть?

Масахиро решил не лезть в чужие дела и вернул внимание разложенным на столе бумагам.

— Да ни в чём.

Никко пожал плечами.

— Просто катаюсь по стране и собираю интересные истории.

— Планируешь их опубликовать?

— Нет.

Вновь оказавшись в тупике, Масахиро решил поинтересоваться самими поездками…

Скучать Никко определённо не приходилось. Масахиро даже подумал, что не отказался бы стать непосредственным участником одной из рассказанных им историй.

— Присоединяйся, если хочешь.

Никко пожал плечами в ответ. И Масахиро ответил — может быть, как-нибудь, на каникулах…

— Я, вообще, уже давно хочу посетить столицу.

— Могу побыть гидом.

Никко не имел ничего против компании…

Следующим утром Масахиро привёл его к нужному озеру, скованному толстым слоем льда.

— Здесь почти никто не ходит.

Он бросил взгляд на далёкие горы, укрытые белоснежным одеялом из снега и, подавив зевок, готовый вырваться наружу, запустил руки поглубже в карманы тёплой куртки.

— По ту сторону моста жителей совсем не осталось — все по эту перебрались.

— Но она когда-то жила на том берегу…

— И была из знатных.

Масахиро покивал, подтверждая оба прозвучавших факта.

— Но взаимностью ответила бедному пареньку. Они однажды, так уж вышло, увидели друг друга.

— Их разлучили?

— Понимая, что это неизбежно, она передала ему со служанкой послание: «Обрести друг друга мы сможем лишь в смерти», — и назначила встречу вот на этом самом мосту, но парень и думать не думал о таком исходе. Напрасно она прождала его всю ночь… А утром, едва забрезжил рассвет, кинулась в воду. Платье на ней было тяжёлым, и оно-то и утянуло её ко дну…

Масахиро всё же зевнул.

— Интереснее вторая часть. Про то, как после этого, из воды начал доноситься её голос и подо льдом скользила пёстрая ткань роскошного кимоно.

— И были жертвы?

— Были — она заманивала несчастных под лёд. Говорят, всё ждала появления того самого, но он уже давно покинул эти места.

— Вот как…

Никко окинул взглядом обветшалую арку моста.

— Но всё это давняя история, так что нынче озеро просто озеро.

Масахиро был вполне согласен с характеристиками данными Кику «старая байка» и «местная лужа».

— Это как с запахом духов…

Никко отстранённо улыбнулся.

— Проходит время и аромат выветривается.

— Пожалуй…

И Масахиро, поразмыслив, согласился с ним. Даже если когда-то с моста и спрыгнула девушка, в то утро в проступавшей сквозь предрассветную дымку ветхой конструкции ничего зловещего не было.

Никко отдал ему целых десять тысяч иен и сказал, что задержится ещё на несколько дней.

— Чтобы всё записать.

И Кику определённо следовало сказать: «Спасибо».

Тем же вечером Масахиро нашёл Никко «отличным парнем», обсудив с ним всяческую чепуху. И, кроме того, Никко был интереснее всех его знакомых. Масахиро прокатил его на багажнике своего велосипеда, чувствуя себя обязанным за десять тысяч иен, и рассказал ещё ворох всяких историй…

В день отъезда Никко, Масахиро сказал ему, что подумывает посетить столицу во время длинных летних каникул, и тот разыскал среди своих вещей пейджер.

— Просто напиши.

У Масахиро тоже такой был. Никко собирал чемодан и, обнаружив, что забыл в гостиной одну из многочисленных тетрадей для записей, вышел из номера.

Масахиро пару минут просидел в тишине, а затем, не удержавшись, заглянул в историю его сообщений. Все они поступили от одного абонента и первое из них гласило: «Не успею. Скажи ей, что я её люблю». Дальнейшая вереница носила бытовой характер: «Сегодня в шесть можно будет посмотреть квартиру», «Я простыл. Как у нас с лекарствами?», «Отцу стало лучше. Мне только что позвонили»… И: «Я всё знаю». Масахиро поневоле задался вопросом, что всё?.. Но никаких разъяснений пейджер не содержал. Следующее — последнее — сообщение было столь же лаконично: «Не жди». Кого или чего?..

Услышав звук шагов в коридоре, Масахиро поспешил положить пейджер на место. Вернувшийся Никко и не думал его подозревать…

— Ну может увидимся ещё.

Он улыбнулся напоследок.

— Ага.

Комната за его спиной была ярко освещена и заполнена разными вещами. Войдя в неё следующим днём, Масахиро ожидаемо обнаружил темноту и пустоту…

Он отправил Никко сообщение спустя неделю — просто так.

«Куда ты поехал?»

«Сидзуока».

После этого, он отправил ещё несколько, подумав, что если всё продолжится в том же духе, то Никко придётся почистить память своего пейджера. Впрочем, удалит он наверняка те сообщения, что пришли от него…

Масахиро случайно увидел по телевизору упомянутого Кику Аитиро Минами. В новостях сообщали о готовившемся крупном строительстве. Показали огромный конференц-зал…

Центральное место за длинным столом занимал генеральный директор — «Мицуро Хаякава», — с пробивавшейся в волосах сединой, открытым взглядом и неожиданной для его должности добродушной улыбкой. По правую руку от него устроился красивый мужчина с холодным выражением лица и именно он впоследствии отвечал на вопросы журналистов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 419