электронная
180
печатная A5
451
18+
Фальшивый мир

Бесплатный фрагмент - Фальшивый мир

Игра 1. Лиз

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8410-2
электронная
от 180
печатная A5
от 451

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Сумасшедшая или голос в голове

Над головой знакомый потолок. Солнышко ласково перебирает старенькие занавески, радуя ласковым летним ветерком, игриво пробирающимся через приоткрытое окно. На улице все еще цветет сирень.

Сонная нега постепенно проходит, оставляя смутное ощущение забытого сна. В глубине души кажется, что там было нечто важное для меня, нужное, родное. Но сейчас, когда реальность безжалостно отрезвляет разум, это кажется уже не важным.

И мысли возвращаются к тому, что происходит именно в этот момент. Отдохнуть в гостях у бабушки — самое то после шумного города. Спасибо лету. И каникулам. О, каникулы! Дни, отданные наслаждению жизнью. Не спеша, сполна. Вздохнуть полной грудью и отдохнуть от напряжения прошедшего года. И почему-то кажется, что времени осталось так мало! Хотя все лето впереди. И от этого радость и счастье будоражили кровь, искрящимися пузырьками наполняя тело. Жить и наслаждаться жизнью, что еще надо?

Я вышла во двор. Ярко-зеленая и мокрая от росы трава встретила меня бодрящим холодком. От заполнившего легкие кислорода кружится голова. Как же хорошо! Аж визжать хочется! Но чем будить (или пугать, кого уж как) соседей, мой взор падает на велосипед. Прокатиться по сонным улочкам? Красота! Подтянуть цепь не занимает много времени. Хватаю в дедушкиной мастерской молоток, слегка отбиваю заднее колесо и вымываю руки от мазута в ледяной водичке колонки. Готово!

Старенькие резинки на ручках велика сжимаю своими все еще грязными руками. Увы, мазут отмывается тяжело. Но это не умаляет того детского восторга, что поднимается изнутри, когда я только начинаю движение.

Проселочные дороги у нас не ахти. Ездить можно, правда только в сухую погоду. В грязь остается только покупать внедорожник. Ну или ходить с запасной парой обуви, переобуваясь в то, что может ходить по чистому асфальту, не тягая за собой пару тонн земли. Мне хорошо — сейчас лето. И я могу выехать на чистый и ровный (с недавних пор) асфальт. Путь к реке — всего три километра. Ну или пять, если до другой.

Водичка просто прекрасна. Настолько, что блаженная улыбка сама просится на лицо. Прохладный кокон укутывает со всех сторон, стоит только нырнуть. В какой-то момент возникает острое желание не выныривать и я начинаю просто плыть под водой, пока не кончится воздух. Мимолетная мысль, словно сказанная кем-то вскользь фраза, мелькает и пропадает, не оставаясь в памяти. Пару секунд пытаюсь догнать ускользнувшее и отпускаю. Возможно зря. Но вода быстро вытесняет ненужные беспокойства. Вода навевает на умиротворение. Вода дает силы и отнимает все ненужное. Правда бывает и наоборот, но с недавних пор мне кажется, будто вода меня любит. Такая детская и наивная фантазия… Но ведь это же здорово! Плавать, разглядывая в непривычно прозрачной воде дно. Водоросли, пара коряг и ни одного намека на мусор. Странно, казалось, раньше так чисто не было. Убрались? Да ладно! Голову поднимает Скептицизм. Кто из местных чиновников по доброй воле направит отряд уборщиков, да еще и денег на это выделит? Ведь никто! И еще одна мысль мелькнула и тут же пропала. И больше не хочется ни о чем думать, а просто насладиться чистой водичкой.

Кто сказал, что дно реки может быть неинтересным? Нет, порой даже интереснее, чем в море или океане. Да, здесь нет красивых экзотических рыб или кораллов, но речное дно порадует множеством разнообразных водорослей, тишиной и черепашками. Да-да, у нас в речке водятся черепашки. Такие милые, такие шкодные!

Вот одна из них примостилась на камне, поросшем мхом. Спрятала голову в панцирь и лениво перебирает лапками. Недалеко от нее суетятся маленькие красноперки. Видимо, они нашли чем полакомиться. Подплываю ближе, стараясь не спугнуть.

Ух ты! Да ведь это…

С удивлением рассматриваю небольшой, ярко-зеленый, почти ядовитого цвета, кулончик. Он привлекателен для рыб своей яркостью. А может они просто перепутали его с водорослями. Распугиваю косяк мальков и беру кулон в руки. Он так странно плавает. Вроде бы металлический, но не тонет. Висит прямо напротив моего лица.

Я пригляделась. Это буква. Английская «J»…

Ай! Острая боль пронзает тело и тут же проходит. Что это было? Я пытаюсь отдышаться. Осознание накрывает ужасом… Я дышу. Дышу под водой! А ведь до этого плавала, по меньшей мере, минут десять и даже не разу не поднялась на поверхность глотнуть воздуха! Дышу.

В воде…

Я умерла и у меня глюки?

Я не могу дышать в воде. Это реальный мир, это не фантастика. И я самый обычный человек! Была. Мамочки! Кажется, я просто сошла с ума… Может быть я сейчас в психушке, а мне кажется, что я плаваю в озере? И поэтому я дышу свободно?

Но что-то уж слишком реальны ощущения. Я чувствую, как вода касается кожи. А от удара становится больно. Так что версия со сном отпадает. Но вот на счет глюков я не уверена… В любом случае, чем бы это ни было, пора выбираться на сушу.

А снаружи все как обычно. Даже не скажешь, что я с ума сошла. Птички поют, ветерок дует — идиллия, что б ее! Только что-то этот денек мне уже не так нравится как раньше. Дышать под водой… Может показалось? Может, просто задержала дыхание? Ага, и сама этого не заметила? И не задыхаюсь сейчас?

А на ладони отчетливо поблескивала зеленая буковка, успокаивая своим будто бы внутренним светом. Красивая…

На руку что-то упало. Неужели дождь начинается? Но на небе ни облачка. А перед глазами все плывет. Я что, плачу? С чего бы это? Как странно…

Что-то вертится в голове. Словно, я сейчас, вот-вот пойму… Но неясная мысль уходит, оставляя лишь легкую головную боль. Все. Хватит. Потом подумаю. А сейчас мне еще надо обсушиться и ехать в станицу. Сегодня мы с Аленкой, моей одноклассницей должны были встретиться и погулять.

«Лиз»

— Да? — машинально оборачиваюсь я, ожидая увидеть сзади… кого-то. Но вокруг пусто. Снова показалось? Или меня правда кто-то звал?

А, фиг с ним! Мне еще надо к подруге заехать. Хоть мы и договорились встретиться у клуба, в парке, проще мне ее забрать. А то эта копуша будет два часа собираться и столько же до места встречи идти.

***

Аленка — пожалуй, единственный мой друг в школе. Как мы сдружились, понятия не имею. Абсолютные противоположности. Я отличница во всем, кроме физкультуры. Там — увы, четверка. Хотя я бы не сказала, что в плохой физической форме. Но как бы ни старалась не дается мне физра, хоть стреляй!

А Аленка наоборот — троечница. С одной единственной пятеркой — по физкультуре. Вот так и живем: я ее подтягиваю, она — меня. И мы на удивление дружны. Правда, у меня единственный друг — Аленка, а вот она окружена и другими друзьями. С большинством из них я лично не знакома. Хотя, если откровенно, я совсем ни с кем не знакома.

Как ни странно, подруга уже собралась. Чудеса!

— Привет! — подъезжаю я к калитке. — Ты сегодня просто рекордно быстро.

— Да нет, — отмахивается она. — Гости были. Я просто не успела переодеться в домашнее.

— Ну-ну, — смеюсь.

Ага. Гости. Это она просто до утра с парнем гуляла. Он у нее любитель ночных прогулок. И именно что прогулок, ничего неприличного — чистая романтика. И как только ей удается выглядеть такой свежей, словно спала всю ночь? Ведь сейчас еще и восьми нет! А что идем так рано? Днем же жарко очень будет. А вечером душно. Вот и остается для прогулок только утро. Ночью-то она занята.

— Как хорошо, когда лето! — мечтательно вздыхает Аленка. — Не нужно делать уроки, отчитываться за домашку. Вставать каждый день рано, чтобы в школу идти.

— Ага, это сказала та, которая вообще спать не ложилась, а гулять пошла утром, — смеюсь я. — Но это же закон подлости: когда в школу, так встать невозможно, а как гулять — о-па! И бодренькие, и свеженькие, и на все способные ранним утром!

— Это да. — улыбается она и поправляет темную косу. — Кстати, а когда у тебя волосы так отросли?

— Не знаю. Просто выросли.

Ну да. Просто и незаметно, даже сама удивляюсь. Я приезжаю к бабушке на каникулы, а потом вдруг осознаю, что с хвостиком ходить не очень удобно, когда волосики до попы. Пришлось тоже косичку заплетать. Впервые в жизни я любуюсь своими волосами. Длинные, блестящие, немного жидкие, но это ничего. Зато как они здорово выглядят на солнце! Словно медные. Это у нас семейное. Бабушка русая, мама была русая. Только папа каштановый. Но это ничего. От него мне достались серо-зеленые глаза.

Папа. Сколько он будет бизнесом заниматься? Приехал бы домой. Я так хочу с отцом и дедушкой на рыбалку! Что может быть лучше, когда вся семья в сборе и отдыхает? И только бабушка с мамой не любили рыбалку. Точнее они не любили комаров возле речки. А вот шашлыки любили. На глаза наворачиваются непрошеные слезы. Мамочка…

— …помнишь, мы тогда еще… — продолжала болтать Аленка, не замечая моего настроения. И не надо. Еще начнет меня утешать, а этого я не люблю. О чем она тут говорит?

— …Ох уж эти мальчишки! — фыркает подружка. — Они меня уже достали! Вот бы без них были, вообще было бы здорово. Одни девчонки, как думаешь?

— С одними девчонками повеситься можно, поверь тому, кто в такой группе учится! — отвечаю на автомате, даже не сообразив, что я сказала.

А Аленка услышала.

— О чем ты? — она смотрит на меня непонимающе.

И снова тело, как и раньше пронзает острая боль. Словно молнию через тебя пустили, на миг затронув все внутри. Особенно досталось сердцу и голове. И опять, мгновение спустя все прекратилось, оставив лишь осознание.

Аленка — моя одноклассница. ОД-НО-КЛАС-СНИ-ЦА.

Но я уже учусь в колледже. В педагогическом. В Краснодаре. Я поступила на первый курс в этом году. И у меня группа из одних девчонок. Но… как это?

Я смотрю на подругу.

— Алена, — голос непроизвольно срывается на шепот. — Мы ведь закончили школу… Ты поступила в Сочи, на нотариуса… А я… на педагога, в Краснодаре…

— О чем ты говоришь? — хмурится она. — С тобой все в порядке?

Девушка протягивает руку, чтобы коснуться меня, но я резко отшатываюсь. Интуитивно. Она ничего не говорит, только смотрит удивленно. Однако среди ее эмоций мне отчетливо видится то, чего я не замечала раньше. Ехидная усмешка в уголках губ. Злая. И в ее карих глазах я больше не вижу своей подруги. Это кто-то другой. И становится очень, очень страшно. Настолько, что паника затапливается разум. А этот кто-то продолжает смотреть, едва уловимой тенью проглядывая из привычного мне образа. Кто-то незнакомый. Кто-то злой…

Я знаю.

И я бегу. Просто потому что мне страшно. Такой знакомый мир вокруг меня становится неправильным, чужим! Знакомые дороги, тропинки, вросшие в душу. Но сейчас, будто пелена спала. Есть другие пути. Есть другие улицы. И я больше не знаю, куда повернуть, куда бежать.

В отчаянии хватаюсь за кулон. Как он на мне оказался? Я совершенно не помню, как одевала его. Но зеленый металл ласково греет руку. Оглядываюсь, и словно в каком-то трансе, понимаю, что моя станица превратилась в нечто совершенно другое. Чуждое мне.

Металлическая буковка нагревается все сильней. Но я не обращаю на это внимание. Наверное, потом будет ожог. Куда бежать?

Что? Мне показалось? Или нет?

Не показалось. Кулон чуть слышно шевелится. Он словно тянет меня… показывает дорогу! Я доверяюсь интуиции и странному предмету и бегу по одной из незнакомых улиц. Вперед. Туда, куда меня ведет зеленая буковка «J»…

Голова болит все сильнее. Да и понятно, мой родной мир превратился в нечто странное. Может все-таки глюки? И я сейчас в психушке? Или я сбежала из нее? Я сумасшедшая? Очень похоже на то. Потому что привычная концепция окружающего мира рушится, а я продолжаю размышлять об этом, одновременно убегая от непонятно кого непонятно куда.

«Лиз»

Снова показалось? Ну нет. С этим сумасшедшим миром, я теперь точно уверена, что меня кто-то зовет. Я точно знаю, что зовут именно меня. Но не могу понять, почему «Лиз»? Елизавета. Лиза. Отраднинская. Но никак не Лиз. А еще страннее то, что я отзываюсь на это имя. Необычное, сокращенное, но мое. И больше ничье. Это я тоже знаю. Абсолютно.

Так что же все-таки происходит?

Неожиданно ноги вязнут в песке, а я вдруг понимаю, где нахожусь. Это дорога проходит позади станицы, мимо кладбища и полей. Она выворачивает на крайнюю улицу, где я и живу. Кулончик мгновенно остывает, а я уже четко знаю, куда идти. Домой.

Почему так много песка? Будто бы улицы засыпало им. И уже нет ни проселочной дорожки, нет деревьев и прочей зелени — есть только песок. Желтый. Горячий. Как и знойное солнце над головой.

И тишина.

Ни криков детей, ни звуков домашних животных, даже воробьев не слышно. Только тишина и тихо шелестит золото под ногами.

Чем ближе подхожу к дому, тем больше осознаю абсурдность происходящего. Но понимаю, что определенно это все действительно происходит. А вот и наш дом. Я прохожу мимо соседей и впервые вижу на этой улице людей. Два парня, кажется сыновья соседа, возятся с машиной. Как ни в чем не бывало.

Следующий дом — мой. Входная дверь раскрыта настежь. На порог насыпался песок, а занавеска едва колышется от сквозняка.

Я разуваюсь и медленно, словно ожидая подвоха, захожу внутрь. Дом пуст. Я знаю это, хоть и не обходила все комнаты целиком. Я просто знаю. И сердце тоскливо сжимается. Бабушка… Дедушка… Где вы?

Но их словно и не было. Только вещи. Словно они только что вышли. И тем не менее, воздух пропитан одиночеством. Такое ощущение появляется, когда видишь заброшенные дома после войны. В них еще остались вещи владельцев, но ушла жизнь. И здесь так же.

Брожу по дому от нечего делать. Не потому, что не хочу действовать, а потому, что не знаю как. Кулон больше признаков жизни не подает. Голоса не чудятся. И интуиция ничего не подсказывает. Только очень противно болит голова. Ноет и ноет. Вот что ей, спрашивается, надо?

То, что я попалась, понимаю с запозданием. Когда босая нога проваливается сквозь песок. Не успеваю среагировать как вслед за ней тонет и вторая. Зыбучие пески на деревянном полу? Хотя чему уж тут удивляться? Пытаюсь схватиться за комод, но руки соскальзывают. И ведь страшно же! Как бы я не уверяла себя, что выживу, паника накрывала с головой. Но чем больше я пыталась вырваться, тем глубже увязала.

Не прошло и десяти секунд как в песок погрузилось почти все тело. И перед тем, как зажмурить глаза, я подумала, насколько смешно смотрятся мои торчащие наружу и чуть подергивающиеся руки?

***

Воздух! Воздух! Воздух!

Делаю судорожный вдох и только тогда открываю глаза. Фух… я дышу, а значит, не мертва. Согласна, логика ни к черту. Но мне простительно, я только что была на грани удушья.

Простите, а куда делся песок? Не, я не спорю, парк красивый, но что-то как то очень странно. Люди ходят, будто ничего не случилось. На мне ни песчинки. И я уже не босая — на ногах кроссовки. Так что же произошло? Или я все еще схожу с ума? Как то уж очень медленно я это делаю. Медленно, но однозначно качественно. Ладненько, пожалуй, в первую очередь присядем на лавочку…

Здесь правда здорово. Вокруг шумят деревья, светит солнышко… Тихий и мирный парк для отдыха. Дорожки вымощены плиткой в незатейливом цветочном узоре. На клумбах ярко горят цветы. А я сижу и не знаю что мне теперь делать. И отчего-то это чувство такое болезненно-знакомое.

Неожиданно в глазах все мутнеет и остается только беловатая полупрозрачная пелена. И вдруг вспыхивают картинки. Без логики и смысла. Разноцветные, динамичные. По телу прокатывается холодная дрожь, меня отрезвляет.

Когда я открываю глаза, передо мной серая плитка парковой дорожки. А картинки в голове отходят на задний план, становятся неважными и смутными, словно обрывки сна. И вопрос как я здесь оказалась, тоже оказывается неважным. Как будто-то бы просто вышла погулять. Разве не это я собиралась сделать с утра?

И хоть я понимаю, что вроде все в порядке, от шеи вниз по спине ползет холодок. Машинально касаюсь воротника и нащупываю цепочку. И зависаю. Кулон больно жжет кожу. А я не могу двигаться, отчетливо понимая, что мне не страшно. Я просто жду. Жду, пока все кончится и терплю.

Жжение проходит, принося облегчение. А я вновь слышу голос:

— «Лиз»

И вдруг решаюсь ответить.

— Кто ты?

— «Как интересно, ты все же ответила. Я голос. Просто голос в твоей голове. Хотя, если быть честным, то не в голове, а в твоем украшении»

— Каком украшении? — не поняла я. А потом сообразила — кулон. И тут же мелькнуло — насколько странно я выгляжу, разговаривая сама с собой? А разница-то? Все равно мир перевернулся. И кажется скоро перевернется еще раз. В буквальном смысле. Потому что меня шатало. Странно, я не чувствую себя плохо.

— «Соберись, девочка! — скомандовал голос. — Ты должна быть сильной, если хочешь спасти своих друзей. Ты хочешь?»

— Да!

Я не знаю, о ком он говорит. Вот только сердце болезненно сжимается, подтверждая тем самым его слова. И я соглашаюсь. Иногда доверять чувствам предпочтительнее, нежели памяти.

— Что мне делать?

— «Тебе нужно выбраться из ловушки. Ты слишком долго была отделена от друзей. Ты пожертвовала своей жизнью, чтобы помочь спасти их. Однако ты не мертва. Тебе нужно найти осколки воспоминаний. Только когда ты соберешь свою головоломку, ты сможешь вырваться из этого мирка, что ты создала вокруг себя. Твои друзья ждут тебя и охраняют твое тело. Вспомни все. И тогда ты получишь шанс спасти друзей»

— Но что мне нужно делать?

— «Ищи. А я помогу».

— Почему ты не можешь рассказать мне сразу все?

— «Тогда ты умрешь»

— Весело…

— «Ага, очень!»

Мне показалось или голос стал более живым? Он приобретает человечность. Вон, сарказм уже появился. Кажется, мне не будет скучно в своих поисках.

— Ладно, голос, с чего начать то?

— «Дай мне имя»

— Что? Это обязательно?

— «Да. Это часть задания. Дай мне имя».

— Или тебе просто не нравится, что я тебе голосом называю.

— «…»

— Я угадала?

— «Да…»

Я словно почувствовала, как голос вздыхает. И в какой-то степени я его понимаю, кому понравится, что его обезличивают? Но как же мне его обозвать? О, точно!

— Можно я тебя буду звать Джей?

— «Ч-чего?» — голос почему-то стушевался.

— Тебе не нравится?

— «Нет, все нормально… но почему ты так решила меня назвать?»

— Я правильно поняла, что ты находишься в каком-то смысле в кулоне?

— «Да. Эта подвеска, позволяет мне говорить с тобой»

— Вот, а раз кулон в виде буквы «J», как мне еще тебя обозвать?

— «Знаешь, твоя интуиция просто удивительна!»

— Ты о чем?

— «Называй меня как хочешь»

— Ладно, ну что, с чего мне начать?

— «Ни с чего. Искать воспоминания сложно. Попробуй попутешествовать. Этот мир, хоть и фальшивый, все же интересен. Какие-то события могут помочь тебе. Ты не могла просто так очутиться здесь. Ты же не просто Елизавета, ты та, кого прозвали… впрочем, неважно. Знай только одно — ты сильная, а еще ты умничка. ты найдешь все подсказки и разгадаешь этот ребус. А я помогу»

— Почему? Джей, почему? — в душе поселилось тоска. Словно разговариваю с потерянным другом. — Почему ты помогаешь мне?

— «Ты вспомнишь. Когда-нибудь. А если и нет, у нас будет возможность познакомиться заново»

— Ты тоже мой друг?

— «Да… Был…»

— Что с тобой случилось? — шепчу я. Но уже знаю, что…

— «А почему я говорю с тобой голосом? Почему я не рядом?»

Он ушел от ответа. Хитрый. И глупый. Ведь я не идиотка (почти всегда), я понимаю, что если бы у него была возможность, он бы стоял рядом. И на глаза навертываются слезы от непонятной грусти. И мир становится не таким ярким и цветным. А все от голоса в голове, голоса, кажущегося знакомым и таким родным. Но вот беда — я его не помню.

Вдруг взгляд натыкается на вывеску «Приглашаем! Цирк на воде! Новые трюки! Детям бесплатно!». Откуда она тут взялась? — мелькает мысль…

И словно вспышка молнии, в голове проносится воспоминание.

Воспоминание 1.

Краснодар — город небольшой. Не сравнить с Москвой или Питером. Но даже здесь можно затеряться, стать частью серой массы. Особенно, когда ты из маленькой станицы, названия которой никто из однокурсников не знает.

Когда я только приехала поступать, я предвкушала новую жизнь. Но ничего этого не произошло. Ну, не считая новых знакомств. И то лишь с однокурсниками, преподавателями и парой человек, с которыми просто нельзя было не общаться.

Ладненько, расскажу, с чего все вообще начиналось.

Мой отец, а точнее его бизнес, пошел в гору. И мой счастливый папаша укатил в большие города, зарабатывать денюжку. А дочку свою оставил бабушке с дедушкой. В станице. Отец мне, конечно, предлагал переехать к нему, жить как современная золотая молодежь, но что-то не хотелось вращаться в кругах этих самых мажоров. Папенька, уйдя с головой в бизнес, не стал меня долго уговаривать. Каждый месяц он перечислял нехилую такую сумму на мой счет, которую, конечно же, в местном районном отделении банка, я могла без труда снять.

Но нам с бабушкой и дедушкой не было необходимости в таких деньгах. Модную одежду я не любила, шастать по магазинам — тем более. Мама умерла, когда я была еще совсем малышкой, а потому выросла той, кого сейчас частенько называют «пацанкой», вечно лазающей в каких-нибудь штанах и рубашке, латаной-перелатанной. И с мальчишками была не прочь подраться, и на дерево залезть, и в велосипеде цепку заменить, перемазавшись в мазуте.

Но никто не мог сказать, что я была оборванкой, неумехой, и отчаянной двоечницей. Ни-ни! Музыкальная школа, художественная школа и хорошая учеба — год только на отлично. Несмотря на «деревенское» детство, я очень любила читать. Нет, серьезно, когда интернет такой, что повеситься хочется (медленный в смысле), то облазишь местную библиотеку вдоль и поперек!

Так моя жизнь протекала то медленно, то быстро, с очень редкими приключениями. А когда я подросла, то поняла, что окружают меня не друзья, а всего лишь те, кто хочет извлечь из меня выгоду. Одни — списать на контрольной, другие — покушать что-нибудь вкусненькое (если деньги есть, почему бы и вкусненькому не водиться в доме?), третьи — что-нибудь еще. И так всегда. Ни одного настоящего друга не было. Аж обидно стало.

Потом я подумала — ну и фиг с ними! Друзья? Зачем они такие нужны? Ну и что, что я другая? Если я не ношу короткие юбочки и не заигрываю с парнями — это еще не значит, что я — лох. Я просто другая. Мне не нужна косметика и красивая одежда. Мне нужны приключения, жизнь! А не накраситься как последняя девка и дефилировать по дороге вокруг станицы (любимое времяпрепровождение моих одноклассниц).

Школа осточертела вконец. До чертиков надоело быть паинькой для всех! Учителя же на все олимпиады пихают! И когда в руки наконец-то попал новенький аттестат с отличием, я вдруг поняла — вот она — свобода!

И я уехала в город, в надежде, что здесь все будет по-другому. Отец звал меня в Петербург. Но мой выбор пал на Краснодар. И ближе, и понятней. И собрав свои немногие вещички, я быстренько ретировалась в город, пообещав родным навещать их и звонить каждый день.

Город был прекрасен. Не убийственная тишина как в станице, но и нет такой загруженности, как в мегаполисе. Вот он — мой темп жизни. Благодаря папеньке, дело за квартирой не стало. И теперь у меня есть небольшая однушка, новенькая, чистенькая, миленькая, и полностью меблированная.

Дальше оставалось только выбрать место учебы. Мда… вот тут я зависла. Я не знала, кем хочу быть. Поэтому подала документы в педагогический колледж. На воспитателя детского сада. Маленькие дети еще не успели испортиться. А еще, за время учебы я могу, наконец, решить, каково же мое призвание. И конечно же, я наивно считала, что будущие педагоги не такие сволочи, как большинство людей.

Как же я ошибалась! Раньше в моем списке худших вещей не было пункта «оказаться в группе, состоящей только из девчонок». Что может быть хуже, чем быть окруженной намакияженными (другого слова даже не могу подобрать) девицами, которые только и умеют, что заботиться о своей внешности и сплетничать о других!

Вмиг наша группа оказалась разделенной на более мелкие подгруппы, постоянно воевавших друг с другом. И вот… угадайте, кто опять остался в сторонке? Конечно же ваша покорная слуга! Никто не хотел принимать меня в свои ряды. Это обижало больше всего, ведь среди нас были такие же как и я — не пользующиеся косметикой, простые, читающие, играющие на музыкальных инструментах, рисующие.

Очень хотелось стать своей. Даже было уже плевать на все, просто хотелось стать своей. Обрести друзей. Хотя бы таких. Потому что когда сидишь на подоконнике в пустой и темной квартире, а за окном льет осенний дождь, очень хочется плакать. Очень…

Экран ноутбука моргнул. Это чего он там? Ноут новенький, сломаться не должен. Но проверить надо. Эх, как же не хотелось вырывать себя из атмосферы «пожалейте меня, я такая бедненькая и несчастненькая». Пришлось.

— Ну и чего ты тут мне моргаешь? — спросила я, глядя на экран.

Было бы смешно, если б не было так грустно. Когда рядом никого нет, можно и побыть немножко сумасшедшей, разговаривая с предметами.

Ноутбук ответил мне еще одним подмигиванием, высветив значок почты.

Угу… Электронное письмо? Отец что ли?

Но письмо было не от папы. Это было какое-то… приглашение, кажется… Ну ладно, раз делать нечего, почему бы и не посмотреть?

«Приглашение!

Здравствуйте! Мы приглашаем Вас принять участие в Игре! Все абсолютно бесплатно! Игра даст вам возможности, которых у вас не было ранее. Вы сможете измениться и стать тем, кем хотите. Вам не требуется платить или же где-то регистрироваться. Если желаете стать Игроком, нажмите по ссылке ниже.»

Ребят, вы что серьезно? Никакой регистрации и никакой оплаты? Измениться и стать кем захочу? А вам-то с этого что будет? Уж один урок я усвоила наверняка — всем от тебя что-то нужно. Все ищут выгоду, будь то прохожий, подошедший спросить время, или парень, улыбнувшийся в трамвае — все чего-то хотят. И нет исключений из правил. Вся жизнь человека строится на его «Хочу». Будь это «хочу» для себя или для других.

Но и я не исключение. Я тоже чего-то «хочу». И сейчас я хотела узнать, что же это за игра такая?

Вспоминая потом этот момент, я столько раз думала, какой бы я стала, если бы не приняла участие в Игре? Как бы сложилась моя дальнейшая жизнь? Но теперь я ничего не могу об этом сказать, ведь я нажала на ссылку…

Конец воспоминания

Что это? Я помню… что я сделала? Как можно было так глупо попасться? Как?! По собственной глупости попала невесть куда… И теперь либо я сошла с ума, либо и правда попала в переделку.

— Я вспомнила. — обращаюсь к голосу. — Джей, я вспомнила, что меня пригласили в Игру! Что за Игра? Что я сделала? Это из-за Игры я здесь?

— «Для начала успокойся! — скомандовал голос. — Часть воспоминаний вернулась. Успокойся и дыши глубоко. Я не могу тебе ничего рассказать до того, как ты вспомнишь больше. Просто присядь и отдохни. Откат сильный, даже я это чувствую»

Может быть он прав. Надо присесть. Порыться в вернувшемся кусочке воспоминаний. Может быть там будет какая подсказка? И что же меня ждет после всех фрагментов? Мда… ладненько, жить будем.

Наверное…

Глава 2. Пазлы памяти

Вернувшийся фрагмент воспоминаний ничего особенного мне не дал, кроме предположения, что я, возможно, нахожусь в Игре. Этим объясняются все те ненормальные вещи, происходящие со мной. Правда, проще поверить в собственное сумасшествие, нежели в такую разработку.

Джей мне ничего не говорил. Голос нагло отмалчивался, предпочитая игнорировать все вопросы о прошлом. Но я была уверена — он знал. Довольно много знал. Но не рассказывал. Может быть Джей прав. А может и нет. Сейчас я ничего не могу сказать. Но сидя на скамейке в парке, ответов не найти. Для начала нужно определить хотя бы дальнейший план действий. О чем я снова напомнила голосу.

— «Ну вот что я тебе скажу? — пробурчал он. — Рассказать о том, что с тобой происходило, я не могу. Разве что подсказку дать. Но стоит мне сказать что-то не то, как ты погибнешь. И что я тогда буду делать? Нет уж. Давай-ка сама, своими мозгами думай».

И что ему сказать? Аргументы веские. Если бы мой друг оказался в такой ситуации, я бы тоже так поступила. А то, что мы с Джеем были друзьями, я не сомневаюсь. И опять же, он прав — думать надо. Мозгами, а не пятой точкой, на которой я сейчас мило сижу на скамейке. Отдохнула? Отдохнула. Все, пошла работать!

И дав себе мысленного пинка, встала и пошла. Как в известной сказке, «туда, не знаю куда» искать «то, не знаю что». Допустим, что искать, я знаю — воспоминания. А остальное — дело техники.

— «Эй, для начала поднимись на крышу»

— О, наконец-то хоть одна мысль? Зачем?

— «Ты любила высоту»

— Правда?

— «Ты не веришь мне? Сейчас обижусь!» — смеется Джей.

— Ой, да ладно тебе, верю. Только все равно не понимаю. Какой была та, другая я? Может быть, когда воспоминания вернутся, все равно не стану ею.

— «Зачем тебе становится кем-то? Ты — это ты. И тогда. И сейчас. Уж поверь мне, я знаю»

— Знает он, — бурчу я. — А ничего, что ощущения у меня как у белого листа, которому сказали, что он черный, надо только об этом вспомнить?

— «Ты сильная. Ты справишься»

Ну вот. Опять. Ладно, не буду противиться. Не сказать, что я особо люблю высоту — слишком пугает меня возможность упасть. Но раз Джей так говорит, я поверю ему. Ну не могу долго обижаться или не доверять. Наверное, на подсознательном уровне чувствую.

Ближайшая ко мне высокая крыша — многоэтажка. Довольно сложно будет попасть на чердак, т.к. ключей у меня нет. Но друг в моей голове уверяет, что проблем не возникнет.

А через полчаса я ругаю его почем свет стоит.

— Проблем не будет, да? — кричу я вслух, не заботясь о том, что подумают окружающие. А сама как можно быстрее перебираю ногами, минуя этаж за этажом. — А об охране ты мне ничего не сказал!

— «Да я и сам не знал… Ты давай не ругайся, а беги быстрее. Охранник слишком резвый попался»

Лестница узкая, а ступени высокие. Это раздражает. Особенно когда убегаешь. К девятому этажу я понимаю, что выдохлась окончательно. Дыхание сбилось, мысли путаются, а ноги гудят, словно раскаленный чугун. И внутри как-то неожиданно разгорается причудливая смесь адреналина и восторга.

Еще!

Словно наркоман, упиваюсь переизбытком эмоций, с каждым глотком воздуха получая новую порцию. И азарт толкает вперед.

Вперед!

Я сделаю это! Я убегу и найду вход на крышу!

А смех душит меня освежающей сладостью. Потому что я вижу дверь, ведущую на крышу.

— Йу-хууу!

А на крыше — захлебываюсь восторгом. Весь мир передо мной как на ладони! В дверь начинают ломиться. И настойчивость этого охранника пугает. Но с крыши деваться некуда. И вдруг я слышу голос Джея:

— «Прыгай! Прыгай, пока страх не вытеснил восторг! Вперед!»

Он в своем уме? Хотя о чем я говорю, он ведь в моей голове. И вновь разжигая в себе яркое пламя эмоций, разбегаюсь и даже не торможу, перед тем, как прыгнуть…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 451