электронная
300
12+
Эвелин Грей и Золотое Перо

Бесплатный фрагмент - Эвелин Грей и Золотое Перо

Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-0887-0

Пролог

На дворе стоял июнь. Ночь с десятого на одиннадцатое число выдалась довольно душной. Окна в коридорах были открыты, но в палатах их закрывали, и включали вентиляторы.

Кто-то порой выходил в коридор, но быстро возвращался обратно. А на каждом этаже дежурили медсестры.

Все было бы тихо, если не одно событие…

Больничные плафоны мелькали один за другим. Молодая девушка, крепко сжимая руку мужа, лежала на больничной каталке, которую везли в родильную палату. Глубокая складка пролегла на её лбу. Временами нетерпимый стон вырывался из её горла.

— Не переживай, дорогая, скоро все закончится, — успокаивал супругу муж, вытирая с её лба пот.

Вдруг к ним подбежала странно-выглядящая медсестра. Вместо белого, на ней был чёрный халат. Тёмные волосы напоминали осиное гнездо. Глаза смотрели пронзительно, от чего становилось страшно. Она выглядела старше своих сотрудников и старше супругов.

— Я вам помогу, — сказала она без предисловий, хватаясь за капельницу.

— Женщина, а вы кто? — с подозрением спросил молодой мужчина.

— Я из другого отделения. Меня прислали в помощь, — пояснила она и незаметно щёлкнула пальцами. После чего остальные две медсестры переглянулись.

— Да, это наш новый сотрудник. Очень опытный врач, — подтвердила одна.

В это время никто не заметил странный камень в руке у женщины в темном халате, которым она касалась до лежавшей девушки, у которой увеличились боли в животе. Она вдруг истошно закричала, и скорость каталки увеличилась, а мужчина стал успокаивать супругу.

Они подъехали к нужному кабинету, где их ждали акушер с помощниками. Каталку быстро ввезли в палату, и дверь закрылась.

Вместе с мужем роженицы осталась медсестра в черном халате.

— Не переживайте, все будет хорошо, — успокоила она его. Правда, её голос не внушал доверия.

Мужчина не заметил этих слов и тупо стоял на месте. Вдруг медсестра протянула ему непонятно откуда взявшийся стакан с водой.

— Выпейте, вам станет легче.

Он, не долго думая, взял стакан, и в несколько глотков осушив его, вернул обратно. Он сел на скамейку и через несколько минут уснул.

В это время из кабинета раздавались душераздирающие крики, но спустя сорок минут они прекратились. Послышался плач детей, которых почти сразу повезли в детское отделение. Медсестра в черном последовала за ними.

— Как вы и просили, — акушер протянула маленький сверток с ребенком.

— Какая красивая, — сказала она, но при этом ни один мускул на её лице не дрогнул.

Она маленькой булавкой, которую достала из кармана халата, проткнула себе палец, после чего то же самое сделала с девочкой. Та была совершенно спокойна, даже когда её укололи. Женщина, не обращая внимания на крик, прошептала какие-то слова.

— Приклоняюсь перед тобой и новым наследником, — почтительно сказала акушер.

Женщина не усмехнулась и забрала ребёнка. После чего она быстро покинула больницу, скрывшись в одном из темных переулков города.

I Часть

Глава 1
Подготовка к празднику

В городе, что располагался под Денвером в штате Колорадо, названным Стоунгроув, утро начиналось как обычно.

Здесь вообще редко происходило что-то необыкновенное, даже преступность была на самом низком уровне. Если люди и вызывали полицию, то только по маловажным поводам. Последний раз в службу спасения, звонила пожилая соседка миссис Рози. У нее пропала кошка Гики.

Проживало в городе не много людей и бывало, слухи распространялись быстрее, чем успевали печататься газеты.

В Стоунгроув находились всего три школы, частные, детские сады, один большой супермаркет, несколько небольших магазинов и закусочных. Город сам по себе был красивый и уютный. Сюда съезжались люди из мегаполисов в поисках более спокойной жизни.

Вдоль узких аллей по вечерам горели фонари, на лавочках сидели влюбленные парочки и просто веселые компании. На центральных площадях всегда работали фонтаны. Вдоль улиц располагались маленькие жилые домики с гаражами и ухоженными газонами.

Была осень. С деревьев опали практически все листья, и дул несильный, но холодный ветер. В небе не видно солнца, тучи нависли над всем городом и его окрестностями.

В каждом доме один за другим загорался свет. Выключались системы автополива газона. Люди в это время собирались на работу. Кто-то садился в свои автомобили, кто-то предпочитал велосипед или ходьбу.

В этот пасмурный день город все-таки преобразился. Все дома, похожие как две капли воды друг на друга, были украшены золотистыми тыквами. Также висели гирлянды из рисунков летучих мышей и скелетов. Намечался Хэллоуин. В некоторых домах из окон пахло вкусной едой: жареной картошкой, готовым мясом и пирожками. Многие готовились к празднику. В одном из таких домов, который находился под номером семь на улице Поплар, с раннего утра горел свет. Это был дом семьи Грей.

Самая обыкновенная американская семья, со своими делами, заботами и традициями.

Силуэт в окне первого этажа мелькал довольно часто. Это была миссис Элла Грей, худощавая женщина с короткими кучерявыми волосами и обаятельной улыбкой. Она была очень доброжелательной и приветливой женщиной, а также заботливой мамой. Больше всего на свете, она любила печь пироги. Миссис Грей каждый день привозила небольшие пакеты с продуктами из супермаркета, где и работала в отделе продаж. В конце недели она пекла пироги, которыми угощала всех своих соседей. Элла не любила повторяться и всегда пыталась приготовить новый пирог.

В это утро женщина предлагала различные варианты праздничного костюма своей дочери. Зайдя в комнату, она подошла к кровати Эвелин, убрала рукой с ее лица светлые волосы и поцеловала.

— Доброе утро, Эвелин. Смотри, я нашла тебе на праздник костюм феи.

— Ну, какая фея, мама? Мне уже тринадцать лет!

 Поняла. Сейчас пойду к соседке. Она говорила, что для тебя есть пару костюмов, оставшиеся от ее старшей дочери.

Она быстро выбежала обратно в коридор. Эвелин же осталась лежать в кровати.

Голубоглазая девочка, тринадцати лет, училась в школе, которая находилась в двух кварталах от дома. Она получала хорошие оценки и ни одного замечания по поведению. С одноклассниками после школы не гуляла, а сразу возвращалась домой. Ей просто было с ними неинтересно. Они оставались в школьном дворе и разговаривали в основном о телевизионных программах, музыкальных кумирах и о мальчиках. Эвелин была не сторонник таких разговоров, так как редко смотрела телевизор или читала глянцевые журналы. Да и задавали в школе очень много домашних заданий. Эвелин верила в чудеса и на рождество всегда загадывала желание. Она знала, что обязательно встретит настоящих друзей, с которыми будет делиться секретами, а не обсуждать глупых кукол с экрана телевизора.

Самое любимое занятие для нее являлось чтение сказок. Практически каждый вечер она сидела у камина и наслаждалась очередной волшебной историей. А рядом с ней, на коленях, лежал ее единственный друг — хорек Хагги.

— Вот скажи, зачем будить меня в такую рань из-за какого–то костюма?

В этот момент из-под одеяла выглянула маленькая мордочка хорька Хагги.

— Надеюсь, этот праздник тебе тоже не нравится, — сказала Эвелин, глядя на своего верного друга.

Дверь комнаты с грохотом распахнулась, от чего зверек снова спрятался под одеяло. Зашла миссис Грей с очередным нарядом.

— А вот этот костюм?

Подняв костюм Красной Шапочки выше головы, она с глуповатым выражением лица смотрела на Эвелин.

— О Боже, мама! Ладно, я согласна. Только обещай, что ты будешь стучать, прежде чем войти в мою комнату, а не врываться с широко открытыми глазами!

— Обещаю, Эвелин. Думаю, ты будешь в этом костюме красивой, как я в костюме Белоснежки!

— Конечно! — с легким сарказмом произнесла Эвелин.

— Я с раннего утра напекла кучу пирогов и еще вчера накупила много разных конфет. Ведь это чудесно, когда в твой дом приходят дети, — сказала Элла, радуясь, как ребенок.

— Да-да, мама. Теперь мне можно привести себя в порядок?

— Конечно, дорогая! Ах да, поторопись. Завтрак уже готов. Нужно хорошо покушать, а то ты совсем у нас исхудала. Мы с папой ждем тебя внизу.

Миссис Грей обняла Эвелин и поцеловала в щеку, после чего быстро удалилась из комнаты, закрыв за собой дверь.

— Отлично! — с иронией в голосе произнесла Эвелин. — Красная Шапочка! Эй, Хагги, вылезай.

Эвелин приподняла одеяло и усадила хорька на колени.

— Скажи «спасибо», что она не решила нарядить тебя в костюм волка, — услышав такое, хорек быстро спрыгнул с колен обратно под одеяло. — Но в любом случае ты пойдешь со мной вот в этой корзине.

В комнате Эвелин было светло. На розовых стенах находились две полки с коллекцией фарфоровых кукол. Напротив двери стояла кровать, а над ней висела картина, на которой был изображен дом под звездным небом и огромная луна, освещающая пейзаж. Эвелин нарисовала ее, когда окончила художественную школу. У окна стоял стол, на котором лежал ноутбук, а на нем навалено большое количество книг и тетрадей. Рядом со столом находился шкаф с одеждой.

Эвелин застелила кровать и принялась расчесывать свои светлые волосы. На шее у нее висел не большого размера оберег, он был в виде солнца, на каждом луче находились камушки разных цветов, всего их было семь. Этот оберег ей подарила мама, еще при рождении. Переодевшись в повседневную одежду, Эвелин направилась в ванную комнату, где умылась и почистила зубы, а после спустилась к столу. Напротив лестницы, которая вела наверх в комнату Эвелин, находилась гостиная, посреди которой стоял коричневый диван напротив телевизора. Между ними стоял журнальный столик, на котором лежала газета. Позади дивана стоял сервант и трюмо с различной бижутерией. Слева от гостиной располагалась кухня, из которой веяло различными вкусными запахами. Возле плиты, где миссис Грей дожаривала блинчики, стоял стол, за которым сидел отец Эвелин — мистер Грей — и читал газету.

Билл Грей — невысокий, взрослый мужчина с добрыми глазами, как и его жена, работал в супермаркете. Каждое утро читал новости в газете, комментируя прочитанное. Он был полноват, лысоват и даже немного неуклюж. Раз в месяц, после работы, любил посидеть с друзьями в баре и насладиться стаканом темного пива. Эвелин любил не меньше, чем мама и относился к ней очень снисходительно. Прививал её соблюдать порядок, есть приучал в определенное время. Ничего особенного в его жизни не происходило. Обычно утром он садился в свой кадиллак и ехал на работу.

Эвелин прошла к столу.

— Привет, пап, — сказала Эвелин, поцеловав его в щеку.

— Доброе утро.

— Только не говори, что мама и тебе тоже приготовила костюм на Хэллоуин?

— Костюм пирата, по мнению твоей мамы, мне очень идет.

— Я все слышу, — сказала миссис Грей, поставив на стол тарелку горячих блинов. — Хватит болтать! — воскликнула мама. — Давайте быстрее завтракайте и пора уже ехать в магазин.

Эвелин села за стол и подвинула тарелку.

— Зачем, мама? В холодильнике и так полно еды.

— Сегодня вечером, возможно, придут гости: Лара и Джеймс Клаус со своим семилетним сыном.

Старые знакомые семьи Грей работали вместе с Биллом и Эллой в одном супермаркете.

— Не знала, что у них есть сын. Мама, они такие дотошные и навязчивые, а их собака Бейла все время пугает Хагги.

— Они всегда оставляли сына с няней. И я надеюсь, что они придут в этот раз без собаки, — пробормотала миссис Грей.

Эвелин взяла из тарелки блин и начала есть. Миссис Грей принесла ей кружку с чаем и поставила на стол.

— А–а–а–а! — громко закричал мистер Грей и подскочил со стула, задев чашку с кофе, которое пролилось на стол.

— Твой Хагги напугал меня!

Из-под стола торчал хвост хорька.

— Хагги! Вот ты где, я же оставила тебя в комнате. Проголодался?

Эвелин взяла хорька на руки и положила себе на колени. Мистер Грей принялся вытирать пролитый кофе с белоснежной скатерти, одновременно доедая блинчик. Эвелин не спеша допила свой чай и взяла чашку, чтобы отнести ее в раковину.

— Так, я смотрю, все уже поели, тогда через десять минут выезжаем. Бегом собираться, — скомандовала миссис Грей.

Мистер Грей сложил газету ровно пополам и убрал ее на полку, висевшую над холодильником. Затем пошел в спальню где, как обычно, надел свой джинсовый костюм. Несколько раз брызнулся одеколоном и, взяв ключи от своего кадиллака, спустился к выходу. Миссис Грей тем временем бросила скатерть в корзину с грязным бельем и сняла фартук. После чего накинула болеро, взяла свою зеленую сумочку и была готова. Как обычно, подходя к двери, миссис Грей остановилась и вспоминала, не забыла ли она чего-нибудь дома. Эвелин взяла хорька, положила его в мягкую сумку и вместе с ней вышла из дома.

— Я просто обожаю, походы по магазинам, — с иронией сказала Эвелин, подмигнув мистеру Грей. На что он мило улыбнулся и посмотрел на жену.

— Я все слышу! — отозвалась миссис Грей.

Все вышли из дома и сели в кадиллак. Эвелин с сумкой прыгнула на заднее сидение, а миссис Грей села за руль.

— Может нужно оставить Хагги дома? — спросила миссис Грей.

— Нет. Дома ему будет скучно, — отрезала Эвелин.

По пути девочка приоткрыла сумку, чтобы хорьку поступало больше воздуха и принялась смотреть в окно.

Она видела, как дети соседних домов бегали в различных костюмах с пакетами сладостей в руках. Но больше всего Эвелин удивило то, что многие взрослые ходили в старинных, затертых доспехах, позади которых тянулись длинные накидки. Возникли вопросы и о внешности людей, которые очень походили друг на друга. Длинные волосы, смугловатые лица и черные глаза.

«Где-то идет распродажа? Не многовато ли рыцарей?» — подумала Эвелин.

Проезжая свою школу, она смотрела на пустое здание, в праздничный день отменили все занятия. Только мистер Дженкинс, школьный дворник, уныло подметал двор, очищая его от опавших листьев.

— Так. От меня далеко не отходим и, кроме продуктов, которые нам нужны на ужин, ничего не берем. Денег не так много, — сразу же сказала она, как только они вошли в магазин.

— Ну, все как обычно, — с разочарованием сказал мистер Грей.

— Я все слышу.

Так как город был маленький, супермаркет был самым большим магазином. Естественно в Хэллоуин там находилось очень много людей. Супермаркет, называвшийся Бонс, в праздничный день был украшен тыквами и скелетами, на потолке висела искусственная паутина. По магазину разгуливали аниматоры на ходулях, раздавая листовки с приглашением на вечерний концерт, который традиционно проходил в городском парке. Многие люди тоже пришли в костюмах, так что супермаркет был полон ведьмами, вампирами, мумиями, оборотнями и скелетами.

— О, я ненавижу большое скопление людей, лучше подожду вас в машине, — категорично сказал отец Эвелин.

Мистер Грей делал так не первый раз, и поэтому специально прихватил из дома недочитанную газету.

— Ну а мы тогда пошли в продуктовый отдел, — безразлично произнесла миссис Грей.

Эвелин двинулась за мамой. Проходя мимо витрин, она видела сладости, одежду, различную бижутерию и сувениры, но застыла перед книгами. Рассматривая через витрину новые произведения, Эвелин случайно уронила сумку. Хорек с испугу выскочил из нее и рванул вперед.

— Стой! — крикнула Эвелин ему в след.

Но в ответ мелькнул лишь хвост зверька. Эвелин посмотрела вслед миссис Грей, которая, не услышав девочку, шла дальше в продуктовый отдел и в очередной раз перечитывала список продуктов.

Эвелин, схватив сумку с пола, ринулась за Хагги, который, наверное, успел оббежать половину супермаркета. Эвелин старалась не терять его из виду. Но больше всего девочка боялась того, что люди просто не заметят и случайно наступят на хорька, или еще хуже — переедут тележкой. От этих мыслей Эвелин ужаснулась. Вдруг Хагги резко свернул за угол, и девочка упустила его из своего поля зрения.

Зайдя в очередной ряд с постельным бельем. Девочка столкнулась с человеком в доспехах, на которых изображался какой-то герб.

У него было смуглое лицо и черные глаза. Также примечательны были длинные волосы. На доспехах, была заметна ржавчина. Черты лица нельзя было разобрать.

Кроме него, в этом ряду никого не было.

Эвелин посмотрела на его руки. Длинные тонкие пальцы держали хорька.

— Здравствуйте, — неловко поприветствовала его Эвелин.

Но человек молчал. Он словно пронзал своим взглядом девочку. У Эвелин вдруг закружилась голова. Так как человек был намного выше Эвелин, он наклонился к ней. Девочка рассмотрела странный камень у него на шее, неожиданно начавший светится. Она закашлялась от резкого запаха сырости. Человек продолжая пристально смотреть на нее, протянул хорька, развернулся и ушел в противоположную от Эвелин сторону. Девочка, стоявшая в полном недоумении, не могла понять, что сейчас произошло. Этот человек, будто ее сканировал. После этой встречи ей стало не по себе.

Эвелин смотрела вслед тому странному человеку, и казалось, что он не шел. За длинной накидкой не было видно ног. Казалось, люди его просто не замечали. А потом он прошел сквозь одного из них!

Эвелин, крепче сжимая Хагги в руках, быстро вернулась в продуктовый отдел. Она сразу же заметила свою маму.

— Мам! Мама! — подбежала она к женщине.

— Куда ты пропала? — с беспокойством спросила та, увидев дочь. — Я же за тебя беспокоюсь.

— Просто Хагги убежал, а я его ловила, — объяснила девочка, чувствуя себя немного виноватой.

Элла тяжело вздохнула.

— Я ведь говорила: «Оставь его дома».

Хорек сильно дрожал.

— Что это с ним? Ему холодно? — удивленно спросила Элла.

— Нет, он испугался. Я случайно выронила сумку, и хорек убежал. Его поймал какой-то мужчина. У него были доспехи, и он молчал. А еще он так долго на меня смотрел! — воскликнула она. — У меня даже закружилась голова.

— Милая, наверное, это был обычный человек в костюме. Как видишь, сейчас практически все в них.

— Ты не поняла. Подожди, я его покажу.

Она повернулась и тут же увидела того самого человека.

— Мама, вот он!

Миссис Грей посмотрела в сторону, куда указывала Эвелин.

— Где?

— Да вот же!

Эвелин указывала пальцем прямо на него.

— Я не вижу там никого, — сказала миссис Грей.

— Как ты его не видишь? Вон он, смотри же…

Эвелин присмотрелась и поняла, что потеряла его из виду.

— Ладно, — решила Элла. — Все, пошли. Времени мало, а нам еще торт надо купить. Держи, — она вдруг протянула Эвелин десятидолларовую купюру. — Это тебе в честь праздника.

Через некоторое время, закончив все покупки в магазине, они вышли на парковку, где было огромное количество машин.

— Надо еще успеть все приготовит до прихода гостей, — напомнила себе Элла.

— Надеюсь, они не придут, — недовольно прошептала девочка.

— Я все слышу, — в ответ произнесла свою любимую фразу ее мама.

Подходя к машине, они увидели, что Мистер Грей спал на переднем сидении, накрывшись газетой.

— Билл, поехали, а то мы точно ничего не успеем, — разбудила его Миссис Грей.

— А? да едем, едем, — тут же встрепенулся мужчина.

Мистер Грей сложил продукты в багажник, сел в автомобиль и они отправились домой.

Дома миссис Грей сразу приступила к приготовлению ужина. Она сложила все продукты в холодильник.

Мистер Грей перетаскивал стол и стулья в гостиную, ведь там было намного просторнее, чем на кухне. Эвелин помогала родителям: вытирала пыль, подметала пол и расставляла сервиз. После она пошла во двор позади дома поиграть с хорьком.

— Хагги, а ну перестань!

Хорек играл с поводком и шустро бегал вокруг Эвелин.

По улице разносился детский смех. Дети, наряженные в костюмы, собирали сладости и проводили между собой разные игры.

Эвелин лежала на траве и понимала, что ей чего-то не хватает, что все в ее жизни однообразно и скучно. Ей даже не с кем было поговорить, ведь друзей у нее не было, кроме хорька. Так же и не было приключений, о которых она мечтала.

Ей хотелось путешествовать по странам, заводить новые знакомства. Или же танцевать на сказочных балах, побывать в королевствах, о которых читала в книгах и остаться там навсегда.

— Ну что, пойдем домой. Мама, наверняка, нас потеряла, — сказала девочка хорьку и взяла его на руки. Открыла стеклянную дверь заднего двора и зашла в дом.

— Эвелин, помоги мне накрыть на стол, — попросила миссис Грей.

Девочка подошла на кухню и взяла с плиты тарелку с отбивными.

— Ах да, а потом сходи в свою комнату и надень праздничный костюм. Лара и Джеймс скоро придут.

«Ну да, конечно. Дома же им не сидится», — про себя подумала Эвелин.

Она разложила столовые приборы на стол, затем расставила бокалы. А после не спеша пошла к себе в комнату.

Переодевшись в костюм красной шапочки, Эвелин услышала звонок в дверь.

— Наверно, Клаусы пришли! — огорченно сказала девочка и положила хорька в корзину. Тот неохотно улегся на дне.

Эвелин вышла из своей комнаты и начала спускаться по лестнице. В гостиной её ждали. По дому разлетелся запах тыквенного пирога и вишневого пунша. Лара и Джеймс Клаус потягивали вино.

Лара, женщина лет тридцати пяти, сидела в черном платье, которое явно ей было мало, а нелепую копну волос на голове она называла обычно «Французской модой». Мистер Клаус, лысоватый худой мужчина лет шестидесяти пяти, одетый в полосатый пиджак, в круглых очках, сидел рядом с Лорой. У Клауса была ужасная осанка и крючковатый нос.

С другой стороны сидели, Билл, одетый в костюм пирата, с перевязанным глазом и игрушечным попугаем на плече, и миссис Грей в костюме Белоснежки, в ее волосы были вплетены красные ленты и надет ободок. На лице виднелись ярко–красные румяна.

Только два места за столом оставались свободными. Эвелин поняла, что одно предназначено ей, а другое…

Внезапно из-за угла выпрыгнул маленький, черноволосый мальчик, лет семи. Глуповатого вида, с мечом в руках и в костюме рыцаря.

— Ага! Испугалась?! — выкрикнул он.

Эвелин с испуга чуть не упала с лестницы, но вовремя ухватилась за перила. За столом прокатилась волна смеха. Девочка совсем забыла про сына семьи Клаус.

— Давай конфеты! — потребовал мальчик, угрожая картонным мечом.

Девочка открыла корзину, нашла три конфеты и протянула их мальчику.

— Молодец, Бобби! Иди за стол, — одобрительно сказал Джеймс.

Эвелин с недовольным лицом прошла к столу.

— Здравствуйте, мистер и миссис Клаус, — вежливо поздоровалась она с гостями.

— Здравствуй, Эвелин. Знакомься, это наш сын Бобби. Правда, славный малый? — приветливо поинтересовалась Лара.

— Да, просто чудесный! — с едва заметной иронией сказала она.

Бобби постоянно бегал вокруг стола, цеплял Эвелин своим мечом, громко кричал и два раза чуть не разбил бокалы. Девочка смотрела на него и не могла понять, как можно быть таким избалованным и невоспитанным ребенком, а что самое странное, почему родители позволяют ему так плохо себя вести?

Заметив недовольное лицо Эвелин, мистер Грей встал из-за стола, прихватив с собой почти пустой чан.

— Пойду, принесу еще пунша.

Проходя рядом с Эвелин, он наклонился к ее уху и шепнул.

— Не злись, милая. Сегодня Хэллоуин! — после чего удалился на кухню.

— Ну, Эвелин. Как дела в школе? — начала Лара.

— Все хорошо, миссис Клаус.

— А у тебя есть парень? — вдруг спросила она. — Как его зовут?

Эвелин поперхнулась салатом из капусты и взглянула на миссис Клаус, которая сидела с жутко заинтересованным лицом.

— У меня нет парня, — ответила Эвелин.

— Лара, ей рано еще думать о мальчиках, — вмешалась в разговор миссис Грей.

— Как «рано», Элла? — удивилась та. — Ей уже тринадцать лет. В ее возрасте я давно дружила с мальчиками. Они носили за меня портфель, — взгляд у нее затуманился, возвращая в прошлое. — Ах, каким чудесным был первый поцелуй…. Его вроде звали Кевин. Он был из футбольной команды.

— Лара, — громко сказал мистер Клаус, — дорогая, она еще маленькая и не понимает смысл настоящей любви, — после чего обнял миссис Клаус и поцеловал.

Эвелин скривилась. В этот момент к столу вернулся мистер Грей.

— Кому пунш?

— Я выпью, пожалуй, — сказала миссис Грей, протягивая стакан мужу.

— Конечно.

Миссис Грей только успела поставить стакан на стол, как Бобби кинул в него свой меч и тут же спрятался под стол. Стакан опрокинулся, и весь пунш вылился на скатерть, обрызгав платье миссис Грей. Она вскочила со стула и стала усердно очищать платье. Лара принялась помогать ей. Мистер Грей поспешил поставить пунш на стол, задев тарелку с куском мяса, которая упала на пол. К ней тут же подбежала собачка Бейла. Эвелин взяла со стола кусочек тыквенного пирога и положила в корзину к Хагги. Хорек тут же схватил его маленькими лапками и принялся есть.

— Бобби, Бобби! А ну выходи из-под стола! Сколько можно тебе объяснять, что так делать нельзя? — кричал мистер Клаус, он опустил руку под стол и за ухо вытащил Бобби, от чего тот начал плакать и орать.

— Джеймс, не надо, не наказывай его.

Миссис Лара оббежала стол и принялась успокаивать Бобби, который громко рыдал. Одна Эвелин сидела и наблюдала за всем этим сумасшествием.

Папа, который вытирал стол, успокаивал жену, собака Бейла, которая доела на полу мясо, начала лаять. Миссис Грей, с большим усердием очищала скатерть и повторяла, что все хорошо, мистер Клаус, державший за ухо своего сына Бобби, а Лара пыталась успокоить Джеймса.

Девочке было жалко только маму, которая с самого утра готовилась к этому ужину, чтобы всем угодить, даже надела глупый костюм Белоснежки. Под весь этот шум Эвелин медленно вышла из-за стола, взяла корзину и подошла к папе.

— Папа, я пойду на улицу прогуляюсь?

— Хорошо, дорогая, — не отвлекаясь от уборки, сказал Билл Грей.

Ей было все равно, что делать, лишь бы не оставаться с Клаусами дома. В свою комнату до их ухода она идти не хотела, потому что и там бы ее достали своими вопросами. Эвелин подошла к двери и поспешила надеть свои красные туфельки. Она обернулась посмотреть на все происходящее еще раз, грустно улыбнулась, а после открыла дверь и ушла на улицу, где вовсю отмечали праздник.

Глава 2
Странные незнакомцы

По всей улице Поплар разносился детский смех. Несмотря на то, что был уже поздний вечер, а на город опустился туман, гуляния продолжались.

Под чернильным небом, вдоль аллеи горели фонари, слабый ветерок колыхал аккуратно подстриженные кусты и таскал из стороны в сторону недавно опавшие листья.

В домах горел свет. Многие семьи принимали гостей и кормили их праздничным ужином. В приоткрытых окнах слышался звон бокалов, различные разговоры и музыка.

Перед домами, на аккуратных газонах лежали золотистые тыквы, внутри которых горели свечи. На окна налепили картинки черных котов и ведьм, а с крыши на веревках свисали жуткие маски, картонные монстры и всевозможные чучела со скелетами.

Эвелин шла по неубранной от листьев аллее. Повсюду бегали дети с сумочками и рюкзаками, в которые складывали конфеты и мелкие деньги. Для Эвелин это было не интересно. После девочка вспомнила, что в супермаркете раздавали листовки, в которых сообщалось о праздничном концерте и костюмированном параде, проходивших в городском парке. Она решила отправиться туда.

Эвелин остановилась и приоткрыла корзину, где лежал Хагги.

— Ну что? Быстро посмотрим парад и сразу вернемся домой. Она подумала, что Клаусы к тому времени уже уедут, если только её мама не предложит остаться на ночь.

Эвелин вышла на городскую площадь. Повсюду горели разноцветные гирлянды и фонари. Людей собралось очень много, поэтому идти было не страшно.

Городской транспорт еще ходил, потому что мэр округа продлил их работу, чтобы люди могли добраться с парада домой.

Придя на остановку, Эвелин достала из кармана платья несколько долларов, которые ей мама дала в супермаркете.

Автобус приехал почти сразу. Он был полупустой. Эвелин села на первое свободное место и принялась смотреть в окно. Ехать было недалеко, пару кварталов.

На следующей остановке в автобус забежали мальчик и девочка. Они оплатили водителю и прошли по салону. Ребята выглядели странновато.

Девочка зачем-то надела потертую джинсовую куртку поверх черной длинной мантии. В одной руке она держала синий камушек на веревке, а в другой листок, напоминающий изображением карту. Прическа у нее была короткая, необычного светло-рыжего цвета. «Еще учится в школе, а родители уже разрешают краситься и красить волосы», — подумала Эвелин. Рядом стоял низкорослый мальчик. На нем такая же черная мантия, а поверх нее рваная куртка. За спиной висел небольшой рюкзак. Мальчик держался за поручень, и Эвелин заметила, что на руке у него цепочка с таким же камнем, как у девочки, только красного цвета. Лицо у него было грязное, волосы растрепались в разные стороны.

Они постоянно переглядывались между собой и смотрели по сторонам, как будто что-то или кого-то высматривали. Подростки напоминали больше бездомных. Они остановились прямо у входа, недалеко от Эвелин, которая невольно услышала их разговор.

— Ну и куда мы на этом доедем, глупая ты голова? — ругалась девочка.

— Туда, где много людей. Может нам повезет, и мы найдем реликвию.

— Руна с собой?

— Конечно, Каролина. Что за вопросы? — непонимающе спросил мальчик.

— Я просто переживаю. Ведь реликвию не находили уже более пятидесяти лет. Прошлый раз, как сказал Маркус, это был огромный камень с письменами, его еле унесли к нам на территорию.

— Да уж. Но я читал, что реликвией может быть и кружка, и туфель или даже иголка, — ответил мальчик.

— В любом случае руна нам подскажет.

— А как думаешь, еще кто-нибудь пошел искать реликвию?

— Не знаю. Если только из территории Богризет.

— Ну да, они вечно суют нос не в свои дела. Хотя мы тоже хороши — послушали Маркуса.

— Смотри. Нужно входить. — Девочка показала другу что-то на карте.

Автобус остановился у городского парка. Ребята поспешно выскочили из него и быстро растворились в толпе. Эвелин вышла следом за ними.

«О чем они говорили? Что за руна, Богризет, реликвия? Чудные они, наверное, сказок перечитали. Или играют в очередную игру, придуманную на Хэллоуин», — размышляла она.

Эвелин двинулась в парк, заглянув в корзину. Хорек уже спал. Навстречу ей шли уставшие гуляки, которые, наверняка, возвращались домой. А некоторые обгоняли ее быстрой походкой, спеша на праздник. Она решила сократить путь через слабоосвещённую аллею рядом с парком, которая вела к другому входу. Там было меньше людей. Но не успела она пройти и полпути, как почувствовала сильный толчок в спину.

Девочка обернулась и увидела троих мальчиков ее возраста.

— Вы только посмотрите, кто здесь? Сама тихоня и зубрилка — Грей.

Эвелин узнала своих одноклассников: Сэма, Раса и Бреда.

— Сэм, что тебе нужно? — спросила Эвелин, хотя сама прекрасно понимала, почему к ней пристали.

— Хватайте её! — грозно, и даже злобно, выкрикнул он.

Трое ребят окружили Эвелин. Это были местный задирала и драчун, Сэм Хоппкинс, и его верные помощники — Рас и Бред.

Сэм был крупным мальчиком, с красными щеками и носом, как у поросенка. В школу он всегда приходил в помятой рубашке и протертых джинсах, но в данный момент он был в образе чертенка и держал в руках трезубец. Сэм стоял напротив Эвелин и не давал ей проходу.

Рас — худощавый, рыжеволосый, с противным лицом и острым носом, в костюме Робин Гуда — держал Эвелин за руку. За другую руку держал Бред — чернокожий лысоватый мальчик в костюме гнома.

— Что это у тебя в корзине? — с ухмылкой произнес Сэм.

Эвелин не могла вырваться.

— Не твое дело. Отстань от меня!

— Ой, что вы говорите! Зубрилка Грей ничего не может сделать, — слезно проговорил Сэм. — Рядом нет учителя, который мог бы ей помочь.

— Мой папа узнает об этом и расскажет все твоим родителям, — стала угрожать Эвелин. — И тогда тебе точно влетит. И ты будешь думать, прежде чем задираться.

— Да что ты говоришь?! — разозлился задира. — Между прочим, я уже наказан и, кстати, по твоей милости. Помнишь, на прошлой неделе, когда я разбил стекло в школе? Никто, кроме тебя, этого не видел. А ты же самая умная, сразу все доложила учителю! Моих родителей вызвали с работы, за что они потом получили выговор. А все из-за тебя! Знаешь, какого это сидеть дома, когда все гуляют? А компьютер и телевизор вообще запретили. Вот только в честь праздника выпустили погулять, а все из-за того, что маленькая зубрилка не умеет держать язык за зубами.

— Я ничего никому не говорила, — нахмурилась Эвелин. — Ты сам всем хвастался на уроке, что это сделал ты, а учитель просто услышал.

— Не ври! — закричал Сэм.

— Сэм, давай ее накажем? — вмешался Рас.

— Я сам знаю, что мне делать, — фыркнул тот. И снова обратился к девочке. — Что, зубрилка, привыкла указывать? Пришло время платить, — он осмотрел её с ног до головы. — Значит, я смотрю, ты красная шапочка?

Рас и Бред стали непонятно от чего хихикать.

— А в корзине что? Пирожки для твоей дряхлой бабушки? — ребята громче рассмеялись.

— Заткнись, Сэм, — Эвелин пыталась вырваться, но мальчишки крепко держали её.

— О-о-о, как же я испугался. Дай мне корзину, — скомандовал Сэм Расу.

Рас силой вырвал предмет из рук Эвелин и протянул Сэму.

— Так-так-так. Надеюсь, ты насобирала вкусных конфет, — нагло произнес тот, выделяя слово «вкусных».

Он опустил руку в корзину и наощупь достал кусочек недоеденного хорьком тыквенного пирога.

— Что это? — он посмотрел на него и, поняв, что это не конфета, а что-то другое, кинул его в Эвелин. — Сама это ешь! — Сэм опустил руку повторно и на это раз очень громко закричал.

— А-а-а! Что это за тварь?!

Он выронил корзину. Оттуда выпрыгнул Хагги и быстро убежал в темноту. Рас и Бред от неожиданности выпустили руки Эвелин.

— Хагги! — крикнула Эвелин.

Не обращая внимания на Сэма, Эвелин побежала за хорьком. Сэм же стоял и кричал, показывая своим друзьям прокушенный палец, из которого совсем немного выступала кровь.

— Смотри, эта маленькая тварь чуть мне палец не откусила! Мы должны догнать зубрилку. Она мне за все ответит, — злобно добавил он и все трое побежали за девочкой.

Тем временем Эвелин пыталась догнать хорька, но в темноте потеряла его. Она почти добежала до другого входа. Из парка слышалась музыка.

«А если он провалился в люк, или его кто-нибудь подобрал. Или на него напали собаки?» — думала она и от этих мыслей ей становилось дурно.

— Хагги! — крикнула она еще раз.

— Зубрилка, ты где? — закричал Сэм позади Эвелин.

Эвелин поняла, что он ее преследует, и побежала в парк. Слезы хлынули из глаз. Она очень боялась навсегда потерять хорька.

Эвелин бежала очень быстро, оглядываясь назад, как вдруг наткнулась на что-то твердое и упала в листву. Затем медленно подняла голову и увидела силуэт человека с длинными волосами, который держал в руке веревку со светящимся камушком, поэтому девочке удалось разглядеть лицо. Это был человек из супермаркета, которого Эвелин встретила утром. Девочка вспомнила, что видела похожие камни у детей в автобусе. Она захотела спросить про него, но увидела в другой руке хорька.

— Хагги! — с трудом произнесла она.

Эвелин приподнялась с земли, но побоялась взять хорька. Человек все в тех же старых потертых доспехах стоял неподвижно и смотрел. Она слышала его громкое дыхание. Он медленно наклонился к ней и понюхал волосы. Эвелин посмотрела ему в глаза и снова почувствовала запах сырости, от чего начала кашлять.

Человек снова протянул ей хорька. После этого она вдруг услышала крик обидчиков, которые добежали до поляны. Они увидели Эвелин и нависшего над ней человека.

— Это вампир! Спасайся, он сейчас ее сожрет! Спасайся! — закричал кто-то.

— А-а-а, — был ему ответ.

Все трое кинулись бежать в разные стороны.

Эвелин попыталась дотронуться до камушка, но мужчина его резко убрал и громко зарычал, будто животное. Он явно был недоволен.

«Может, он псих?», — подумала Эвелин.

Он, развернулся и исчез в темноте.

Эвелин лежала на листве и тяжело дышала, не понимая, что произошло. Она с трудом встала на ноги и постаралась успокоиться. Хорек дрожал.

— Хагги, не смей так больше делать, — дрожащим голосом сказала Эвелин.

Хорек посмотрел на нее. Она усадила его в карман под мантию от своего костюма, потому что оставила корзинку, когда убегала.

— Господи, Хагги, ты весь дрожишь! В любом случае идти домой еще рано. Сэм и его глупые дружки могут быть недалеко, нам нельзя снова на них наткнуться. К тому же мы хотели посмотреть парад, — напомнила она больше себе, чем зверьку.

Девочка двинулась в сторону парка.

Вокруг площади стояли различные палатки, в которых продавали фонарики, воздушные шарики и сладкую вату. Парк был украшен золотистыми листьями из картона, на деревьях мигали разноцветные гирлянды.

Два человека в костюме скелетов встречали гостей, пытаясь напугать их своим видом. Эвелин зашла в парк, где толпилось множество людей, которые не собирались расходиться. Казалось, что весь город собрался на празднество.

Эвелин нашла открытую зону, где была дорога, по ней должен был идти парад, судя по толпе вокруг. Она кое-как пробралась ближе к ограждению и теперь могла разглядеть шествие разнообразных чудищ и ведьм.

По парадной дороге проходили люди в костюмах мумий. Бинты у них были размотаны и волочились сзади. На руках они держали Клеопатру, которая облачилась во все Золотое. Обведенные черным глаза сильно выделялись. Рядом с ними шли фараоны, а египтяне махали на них опахалом.

За мумиями маршировали зомби, которые «кидались» на людей, стоявших за ограждением. Грим у них был великолепный, очень реалистичный. Порой даже казалось, что они настоящие. Становилось страшно от капающей из головы крови или из-за куска мяса, которое какой-нибудь зомби держал во рту. Одежда у них была изорвана. Они шли медленно, волоча за собой ноги, или просто ползли.

Следом бежали и громко кричали клоуны со страшными глазами и ужасным взглядом. Следом шли акробаты, факиры, которые извергали изо рта огонь, и жонглеры, удерживающие тарелки на палках или же просто перекидывая друг другу мячики.

На другой стороне дороги, Эвелин заметила знакомые лица, мальчика и девочку, которых встретила в автобусе. Они ходили между людей, заглядывая в пакеты и сумки, пока все отвлекались на представление, поднося к ним светящийся камушек. У Эвелин это вызвало сильное любопытство.

Она стала двигаться параллельно им, вдоль дороги, стараясь не упустить из виду. Эвелин заметила, что они ничего из сумок не берут: ни деньги, ни телефоны. В конце дороги, где людей и оград уже не было, незнакомцы выбежали из парка и скрылись в переулке. Эвелин последовала за ними. Ей было интересно, что же все-таки они ищут.

Она зашла вслед за ребятами в переулок. Свет фонаря едва освещал улицу. Было грязно: два мусорных контейнера были переполнены, и лишние пакеты вывалились наружу. Эвелин шла вперед. Она закрыла нос рукой для того, чтобы не чувствовать противного запаха. Ветер колыхал с земли, грязные газеты.

«Наверное, убежали на другую сторону улицы», — решила она.

Вдруг кто-то быстро схватил девочку и также быстро прижал лицом к стенке, после чего умудрился с невероятной ловкостью перевязать ей руки.

Под мантией зашевелился хорек. Его зажало между телом девочки и стеной.

Первая мысль, которая промелькнула у нее в голове, что это опять Сэм со своими дружками. Но не видела, нападавшего.

В этот момент ее развернули, и Эвелин смогла увидеть ту самую девочку, за которой она как раз шла. Но та быстро схватила её за платье и подняла перед лицом светящийся синий камень. Она вдруг сдавила горло Эвелин, от чего у той слегка выступили слезы от боли, а нормально вздохнуть было невозможно.

Из-за спины девочки выглянул мальчик. Он осматривался по сторонам. После чего достал из рукава камушек красного цвета и произнес:

— Диспансио!

В тот же момент камень ярко засветился и все коробки, валяющиеся на земле, полетели к концу переулка, замуровав вход, будто кирпичной стеной. Контейнеры подвинулись за коробками, создав вторую защиту.

Проследив, что все сделано правильно, девочка снова надавила на горло Эвелин, усиливая хватку, и наконец заговорила.

— Ты кто такая? — гневно спросила она.

Эвелин не могла произнести не слова. Поняв это, девочка ослабила хватку, и Эвелин смогла вздохнуть.

— Как… как он передвинул эти контейнеры? — первое, что вымолвила она.

— Кто ты такая? Отвечай! — девочка продолжала яростно настаивать на своем.

— Я — Эвелин. Отпустите меня, я ничего вам ни сделала, — жалобно попросила она.

— Почему ты следила за нами? Из какой ты территории? Прокиндуй? Богризет? Кто тебя послал? — вопросы так и лились из нее. Казалось, что она просто не слушала, что говорила Эвелин.

— Я не понимаю! — пыталась объяснить Эвелин, уже постепенно начиная думать, что незнакомка — сумасшедшая.

— Лучше говори правду, — посоветовала та, — или я, правда, тебя задушу! — Эвелин снова почувствовала, что задыхается.

— Больно! — прохрипела она и схватила руку мучительницы. Та опять ослабила хватку. И взяла в руку оберег, в виде солнца. Эвелин все равно не опустила рук.

— Что это? Символ какой-то территории? — спросила мучительница.

— Думаю нет, — вмешался мальчик. — Не похоже, — мальчик поднес к оберегу камушек и тот засветился ярким светом, а затем погас.

— Это не реликвия, но руна странно реагирует, этот оберег не обычный, — констатировал мальчик.

— Я не вру! Правда, не понимаю, о чем вы говорите, — с отдышкой проговорила она. — Этот оберег мне подарила мама, когда я была совсем маленькая, — чуть хрипя проговорила Эвелин. — Я не следила за вами. Просто случайно подслушала в автобусе ваш разговор, но все равно ничего не поняла.

Глаза Эвелин наполнились уже настоящими слезами. Ей было больно и страшно. Как вдруг, мальчишка, который наколдовал полную ладонь денег, вмешался в разговор:

— Каролина, мне кажется, она говорит правду.

Она повернула Эвелин боком и камнем дотронулась до веревки. Та развязалась и упала на землю. От бессилия девочка сползла по стенке и села на корточки, хорек зашевелился под мантией. Он попытался вылезти, но Эвелин не дала ему вырваться. «Мало ли, что незнакомцы могут с ним сделать», — подумала девочка. Немного отойдя от шока и переведя дыхание, она спросила:

— Что… это за камни у вас?

— Это не просто камень. Это волшебная руна, — ответил мальчик, протягивая руку Эвелин, чтобы помочь ей встать.

— Хватит, Том. Нам пора идти, — поторопила его Каролина. — Сотри ей память.

— Нет, подождите! — остановила их Эвелин. — Пожалуйста, не делайте этого. Не стирайте мне память, — у нее снова заслезились глаза. — Я ведь и так ничего не знаю, и не понимаю. Я не знаю, кто вы. Я никому ничего не расскажу, — умоляла она.

Каролина подошла ближе к Эвелин.

— Что тебе непонятно? — злобно произнесла она. — Ты следила за нами и видела, что мы делаем, и думаешь, теперь мы не должны убрать это из твоей головы?

Том хотел что-то сказать, но Каролина не дала ему это сделать.

— Молчи.

— Да ладно тебе. Ты разве никогда не хотела пообщаться с людьми?

— С людьми? — удивилась Эвелин.

— Да с людьми! Меня, кстати, зовут Том Олдридж. — В этот момент свет в переулке загорелся ярче. Том выдержал небольшую паузу, посмотрел на Эвелин и продолжил.

— А ее зовут Каролина Макдафф.

Он указал на свою подругу, которая держала в руках волшебную руну.

— Вы с какой школы? — спросила Эвелин, понимая всю глупость вопроса. Но она просто пыталась разрядить обстановку и успокоить себя.

— Что такое «школа»? — не понял Том.

— Это шутка? — вымучено нахмурилась Эвелин. — Вы не знаете, что это?

Ребята с недоумевающими лицами уставились на девочку.

— Мы просто не местные, — оправдался Том.

— Вы не из нашего города? Вы, наверное, сюда приехали на праздник, да? — догадалась девочка.

— Ну, можно и так сказать, — ответил Том.

— Получается, вы в школе не учитесь, вообще не из нашего города, а может, даже не из нашей страны. Вы можете нормально сказать, кто вы? — не понимала Эвелин.

— Тебе никто раньше не говорил, что ты чересчур любопытная? — заметила Каролина. — Все. Нам пора расходиться. Мы теряем драгоценное время. Еще нужно осмотреть городскую площадь. Может, повезет и реликвия там, — размышляла она вслух. — Маркус сказал, что нужно искать в городе.

Каролина убрала руну, подняла веревку с асфальта и бросила ее Тому. Он положил ее в рюкзак.

— И запомни ты нас не видела, — напоследок произнесла Каролина.

Вдруг все повернулись на шум, который исходил со стороны наваленных коробок и контейнеров. Кто-то громко разговаривал.

— Это исправники! — испуганно воскликнула Каролина. — Бежим, Том.

Тот достал руну и последовал за ней, но вдруг остановился и посмотрел на Эвелин.

— Идем с нами. Здесь небезопасно оставаться. Они поймают тебя и сотрут память, а может, даже наложат проклятье для верности, хоть ты не волшебница.

— Что? — усмехнулась Эвелин. — Волшебница? Что за сказки?

— Ильстремо, — послышался грубый голос за контейнером.

Все коробки разлетелись, а контейнеры перевернулись. Девочка почувствовала запах сырости.

— Ты так и будешь стоять? — поторопил её Том.

Темный силуэт грозно стоял на другом конце переулка. Долго не раздумывая, Эвелин поправила, под мантией Хагги и побежала за Томом.

Глава 3
Исчезновение автобуса

Белый туман опустился еще ниже, а ветер поднимал с земли сухие листья.

Эвелин бежала вслед за Томом, обернувшись назад, она увидела четырех человек в старинных доспехах с рунами в руках. Они двинулись за ней. В другой стороне продолжался парад, где играла громкая музыка. Эвелин понимала, что бесполезно звать на помощь. Её бы все равно не услышали.

— Не отставай!

Том взял девочку за руку. И они побежали в безлюдную часть парка, не освещенную фонарями.

— Я знаю этого человека… — сказала Эвелин.

Но ее резко перебила Каролина:

— Это исправники, скорее! — поторопила она. — Не оборачивайтесь.

Забежав за ограду парка, они спрятались в больших кустах. Им пришлось лечь, чтобы их не заметили. Преследователи потеряли ребят из виду и пробежали мимо.

— Вроде оторвались, — Каролина тяжело дышала.

— Ну, ты же знаешь, что это ненадолго, — Том тоже выравнивал свое дыхание. — Более того Сигурант явно уже в курсе событий, исправники их точно уже оповестили, что в людской мир кто-то проник и, возможно, они пришлют подмогу или, хуже того, начнут рыскать по территориям.

— Даже если и начнут, у них это займет достаточно много времени, мы должны будем успеть вернуться в Шелтер, — ответила Каролина.

В этот момент из мантии выглянула мохнатая голова хорька Хагги.

— Хагги, ты все проспал! — воскликнула Эвелин

— Что это? — Том с удивлением уставился на зверька. Красная руна засветилась. — Он не опасный? — с подозрением спросил мальчик.

— Нет, это хорек. Его Хагги зовут.

— Это твой питомец?

— Да, — ответила девочка. — Убери свою руну. Ты его пугаешь.

Руна тут же перестала светится и скрылась под рукавом, а хорек спрятался под мантию.

Все. Уходи, — сказала Каролина, поднимаясь на ноги. — Тебе больше нечего с нами делать.

Эвелин с Томом тоже поднялись.

— Но… — запнулась Эвелин. — Если они вернутся?

— Нет, — отрезала девочка. — Тебе нельзя с нами идти.

— Почему? — непонимающе нахмурилась Эвелин. — Объясни же.

— Потому что мы волшебники, а ты простой человек. Возвращайся домой, а то тебя, наверное, родители уже заждались, — тут она сменила тон, будто отчитывала маленького ребенка. — Сколько тебе? Лет десять? Нечего ходить по ночам в таком возрасте.

— Мне тринадцать! — поправила Эвелин.

— Не важно. Уходи.

— Подожди, ты сказала волшебники? Вы — волшебники? — не поверила своим ушам Эвелин.

Каролина достала из-за пояса руну и подняла её над головой.

— Не смеши! А что ты думаешь произошло в переулке, если это не волшебство?

Эвелин замешкалась и не знала, что сказать.

Каролина недобро посмотрела на нее и крепче сжала руну.

— Инфламматио!

Из камня посыпались искры и языки пламени, осветив этим всю округу. Даже несколько сухих листьев оставшихся на дереве подпалились и сгорели.

Эвелин отшатнулась назад, испугано глядя на происходящее. Каролина ехидно улыбалась, смотря в глаза девочки. Том резко схватил руку своей подруги.

— Прекрати немедленно! Или ты хочешь, чтобы нас заметили исправники?

— Поняла, — сказала девочка и вырвала руку.

Каролина снова перевела взгляд на Эвелин и улыбнулась.

— Ну, теперь-то ты понимаешь?

— Ты… ведьма, — тихо сказала она, пятясь назад.

— Не преувеличивай, — закатила глаза волшебница. — Том тоже так умеет. Правда, Том?

— Каролина перестань. Нам пора идти. И нужно беречь энергию руны, иначе мы не сможем вернуться домой.

— Но мы еще не нашли реликвию. Я готова рискнуть. Надо отправляться на площадь!

— Хорошо, но если мы ничего там не найдем, то сразу возвращаемся домой, — согласился Том.

— А ты уйдешь, — Эвелин согласно кивнула.

Все трое вышли из кустов. Каролина сразу же направилась вперед.

— Прости, но нам действительно нужно уходить, — тихо извинился Том, чтобы Каролина не услышала его.

Мальчик догнал подругу, и они пошли в сторону остановки. Девочка не спеша направилась за ними. Каролина услышала приближающиеся шаги позади нее и обернулась.

— Эй, ты глухая? — разозлилась она. — Я же тебе нормально сказала не следить за нами.

Она снова достала руну.

— Я и не собиралась следить за вами, просто мой дом находится в стороне площади, — пояснила Эвелин.

— Как же ты надоела! — сквозь зубы сказала она и, больше не обращая внимания на девочку, двинулась дальше.

Том замедлился и поравнялся с Эвелин.

— Не обращай внимания, — посоветовал он. — Лолены играли в «хлопнуф» и мешали нам спать. Потом мы опоздали на завтрак. А еще позже мы не могли нормально попасть сюда — руна переместила нас в совсем другое место.

Эвелин шла молча, иногда не понимая, о чем он говорит, и потому решила просто кивнуть.

— Только не говори, что тебе на тот же автобус, что и нам, — обратилась Каролина к Эвелин, когда они встали на остановке.

— Вообще да. Я еду мимо площади. Только у меня не осталось денег, — ответила Эвелин.

Том достал руну и провел по ладони несколько раз. В руке у него появилось пять долларов.

— Ух ты! Ты даже команды не произнес! — улыбнувшись от удивления, произнесла Эвелин.

— Деньги через некоторое время исчезнут. А заклинание я не произнес только потому, что оно было в руне названо последним, повторно его можно не говорить, я приготовил деньги заранее в переулке, но они исчезли, — сказал Том.

Автобус приехал. Зайдя в него, Том и Каролина прошли к последним сиденьям, а Эвелин села вперед. Кроме них и водителя никого не было.

Девочка смотрела в окно, она думала: «Что здорово быть волшебником». Эвелин была рада, что встретила ребят. Она всегда верила, что волшебство — реально. И за этот короткий срок, проведенный с новыми знакомыми, она поняла, чего ей не хватало — именно таких приключений!

Вдруг автобус резко остановился, и Эвелин даже ударилась головой об переднее сиденье.

— Для этого существуют остановки, я вам не такси! — кому-то закричал водитель.

После он все же открыл дверь, и в автобус зашел парень в наушниках, оплатил за проезд и сел на первое сиденье. За ним зашли два исправника, которых водитель не заметил и поехал дальше. На минуту они застыли на месте, глядя на Эвелин, а точнее на оберег, который аккуратно весел на шее девочки.

— Кертаментус! — грубым голосом приказал исправник.

Яркий красный луч вырвался из маленького желтого камня, находившегося в перстне, у исправника и попал в поручень, от удара он погнулся.

Том быстро достал руну, прикоснулся им к задней двери автобуса, и она отворилась. Не сговариваясь, они выпрыгнули из движущегося автобуса. Исправники незамедлительно помчались за ними, но резко остановились у выхода, обернулись и одновременно посмотрели на Эвелин. Она быстро вскочила с места и, не раздумывая, побежала к водителю.

— Остановите! — закричала Эвелин.

— Да что с вами происходит сегодня? — не понимал водитель, остановил автобус и открыл дверь.

Эвелин быстро выскочила и кинулась к месту, где выпрыгнули ребята. Она увидела разбросанный мусор у дороги, а затем услышала и знакомые голоса.

— Убери с меня ногу, — ворчала Каролина, поднимаясь с больших мусорных мешков.

— Мягкая посадка, — произнес мальчик.

— Я так рада, что с вами все хорошо, — Эвелин обняла Тома с Каролиной.

— Да отстань ты, — Каролина оттолкнула девочку.– Нам все же придется возвращаться. Исправников становится больше. Так мы не сможем быстро добраться до реликвии.

— Ты права, пора возвращаться домой, — поддержал ее Том.

— А ты тоже проваливай, — снова повторила Каролина. — Пока они не вернулись.

— А почему они не прыгнули за вами? — недоумевала Эвелин.

Их что-то остановило, только я не могу понять что. Скорее всего их отвлекла ты, и они не успели выпрыгнуть в открытые двери.

— А сейчас вы куда? — спросила Эвелин.

— Нам нужно вернуться на то место, куда нас виллипортировала руна, только тогда мы сможем попасть на территорию Грандесвот. — пояснил Том.

— Вилли… что? — не поняла Эвелин.

— Это значит перенестись в наш мир и наоборот, — пояснил Том. — Если виллипортируемся отсюда, то можем попасть куда не следует.

— А куда вас перенесла руна с вашего мира?

— На бульвар любви.

— Я знаю, где это! — воскликнула Эвелин. — Он не далеко от моего дома, я могу показать.

— Ну уж нет! Мы как-нибудь сами, — сердито сообщила Каролина и пошла в сторону парка.

— Но бульвар в другой стороне, — заметила Эвелин, указав в нужную сторону.

Каролина резко развернулась, и пошла за Томом, который видел указанное девочкой направление.

Эвелин тоскливо посмотрела им вслед, второй раз за последнее время решив, что волшебство — дело веселое. Что ни день, то приключение. Она вдруг стала переживать, что ребята могут потеряться или их схватят исправники. Она и сама не хотела расставаться с новыми знакомыми, но к этому еще появилась причина.

— Том, Каролина. Стойте!

Эвелин подбежала к ним.

— Я не позволю вам просто так уйти. Я всю жизнь просидела дома. У меня нет хороших друзей, кроме Хагги, — хорек высунул мордочку, услышав свое имя. — И… вы даже не представляете, как я счастлива, что встретила вас, — она на миг замолчала, подбирая слова. — Вы втянули меня в приключения, о которых я даже подумать не могла! И ты говоришь идти мне домой? — обратилась она, уже разгоряченная своими словами, к Каролине.

Ребята встали в недоумении. Они молча смотрели на Эвелин. Каролина перевила взгляд на Тома, а потом снова на девочку.

— Все сказала? — совсем без злобы спросила она.

— Да! — воскликнула Эвелин, все еще чувствуя эмоциональный подъем.

— Тогда очисть ей память, — сказала Каролина Тому. — Мне надоело это слушать.

Каролина развернулась и пошла дальше в сторону бульвара. Мальчик продолжал смотреть на Эвелин, по щекам которой потекли слезы. Он медленно достал руну из рукава и направил на нее.

— Прости, но так действительно будет правильно, — вздохнул Том.

— Прошу, не надо! Не делай этого!

— Но я не могу. Люди не должны узнать о нашем мире. Иначе нам покоя не будет.

— О каком вашем мире? — не поняла Эвелин, у которой глаза все еще были на мокром месте.

— Его называют Литлэнд, но это уже не имеет значения, — ответил Том.

Мальчик сосредоточился и собрался уже произнести заклинание, как вдруг из темноты послышался голос Каролины.

— Том давай быстрее, нам нужно вернуться до рассвета, а мы еще даже не нашли этот бульвар любви.

— Знаю, я пытаюсь, — крикнул он в ответ, — я пытаюсь. Подожди!

Эвелин сделала шаг на встречу к Тому.

— Том, давай сделаем так. Я помогу вам найти бульвар, а после пойду домой. Идет? Сейчас темно, а я знаю эти места, к тому же две головы, конечно, хорошо, а три лучше. Мы быстрее его найдем, и вы сразу окажитесь дома.

Том стоял, направив на нее руну, которая ярко светилась, но его рука дрожала. Нависла небольшая пауза, и мальчик опустил камень.

— Хорошо, пошли тогда.

Эвелин улыбнулась, она была рада, что еще немного сможет побыть со своими новыми знакомыми.

Они догнали Каролину, и теперь шли вместе вдоль домов. Рядом не было ни души.

— Почему она все еще здесь? — удивилась Каролина.

— Она знает, куда нужно идти.

— Нам не нужны помощники!

Каролина достала руну и направила на Эвелин. Девочка поняла, что это конец и закрыла глаза. Она представила, как сейчас почувствует удар в голову, а после ничего не вспомнит.

— Стой! Каролина! — вмешался Том. — Она знает дорогу.

Каролина некоторое время смотрела на Эвелин и думала.

— Хорошо, пусть остается, — в итоге решила она, — но только до бульвара. А дальше мы очистим тебе память, ты никогда о нас не вспомнишь и направишься домой. И еще, чтобы этого не случилось раньше, не задавай глупых вопросов и постарайся меня не нервировать.

— Я поняла, — кивнула она. — Спасибо вам.

— Куда идти? — спросила Каролина.

— Нам туда, — указала она направо и сразу же двинулась в нужную сторону.

Остальные последовали за ней.

Том достал из своего рюкзака маленький серебряный компас.

— Что ты делаешь? — спросила Эвелин.

— Проверяю твои слова, — он посмотрел на девочку и, поняв, что сказал что-то не то, добавил: — На всякий случай. Мы в чужом мире и лучше лишний раз проверить.

— Не говори глупостей, — слегка недовольно вздохнула Эвелин. — Просто идите за мной.

Они шли вверх по дороге. Иногда оглядываясь, боясь наткнуться на исправников. Каролина чуть позади, а Том, все еще держа компас в руке, наравне с Эвелин.

— А что за реликвию вы ищите? — спросила она у Тома тихо, чтобы Каролина не слышала её, хоть это было практически невозможно. Но та почему-то молчала.

— Это такая вещь, которая способна дать большую силу, богатство и власть, — он как-то странно глянул на Эвелин. — Но люди её не могут видеть.

— Получается, я ее не увижу? Я ведь простой человек, — сказала Эвелин.

— Почему? Можешь увидеть.

— Как? — заинтересовалась Эвелин.

— Реликвия волшебная. А волшебное и магическое видят только те, кто верят в это или точно знают, — Том улыбнулся. — Среди людей — это дети. И поэтому это немного опасно. Конечно, им вряд ли поверят, но представь, если что-то магическое произойдет в людном месте? Тогда подозрений будет больше. Поэтому мы стараемся не пользоваться рунами часто в вашем мире.

Том снова улыбнулся Эвелин.

— Ну, хватит сказок, Том. Эвелин, что за нелепая одежда на тебе? — вдруг спросила Каролина.

— Ну, это костюм красной шапочки, мне его мама принесла. Сегодня же Хэллоуин все наряжаются в разные…

— Я в курсе, что такое Хэллоуин, — перебила Каролина.

В этот момент из мантии вылез Хагги.

— Опять он? — раздраженно сказала Каролина. — Ты не понимаешь, что он может нас выдать?

— Как? — поинтересовалась Эвелин.

— Исправники на больших расстояниях чувствуют животных. Они ими питаются.

После этих слов Эвелин прикрыла хорька мантией. Ей стало не по себе.

— Питаются? — немного шокировано и испуганно сказала она. — А как же они выглядят?

— У них злые лица, черные глаза и длинные светлые волосы. А еще них Сигурантские доспехи с гербом.

— Я встречала такого человека! — воскликнула Эвелин.

— Это не совсем люди, они только на них похожи. Никто точно не знает, кто они. Исправники — вообще волшебные существа. Поэтому взрослые их не видят. Потому что не верят. Вспомни, их водитель автобуса не заметил. Они верные слуги Сигуранта, следят за порядком в нашем мире. А когда ты такого встречала?

— Так вот почему мама не видела его. Сегодня утром встретила. Мы ездили в супермаркет, Хагги убежал от меня. А когда я его нашла, он был в руках у этого исправника, значит, он его почувствовал и поймал. Только что же видели другие? Парящего хорька?

— Нет, — отрезала Каролина. — Они ничего не видели. Твой питомец был невидим, пока находился в руках у исправника.

— И вечером я его тоже встретила. Перед тем как увидела вас, и снова я нашла Хагги у этого исправника. А еще это запах сырости постоянно рядом с ним…

— Что? Запах? — переспросила Каролина.

— Да запах. Это что-то значит? — нахмурилась Эвелин.

— Это означает, что он проверял тебя. Сканировал твою кровь.

— Как? Он хотел меня съесть?

Каролина рассмеялась.

— Нет. Исправник проверял волшебница ты или нет, — пояснил Том. — У людей кровь обычная, а у нас волшебная, так они быстрее определяют волшебников. Но в любом случае ты доставила ему хлопот!

— Ладно, — чуть успокоилась Эвелин. — Но что будет, если вас поймают?

Том посмотрел на нее, будто ища одобрения и ответил:

— Нас посадят в тюрьму Сигуранта. Даже, не смотря, на то, что нам мало лет. По законам Литлэнда волшебники не имеют права появляться в мире людей. Это распространяется на всех, — он замолчал на секунду. — А если не посадят в тюрьму, то посадят в клетки на улице с табличкой, говорящей, что мы продались людям. И все бы стали бросать в нас камни или бы плевали в лица. Но хуже, по-моему, если они лишат нас рун на всю жизнь и право колдо…

— Так всем замереть. Тишина, — вдруг полушепотом сказала Каролина.

— Исправники, — Эвелин заметила причину беспокойства.

Четверо человек с сияющими камнями в руках шли навстречу.

— Бежим! — скомандовал Том.

Ребята рванули обратно, исправники побежали за ними.

Том мчался сзади, не оглядываясь. Он уже задыхался от слишком резвого бега. Девочки тоже устали. Каролина бежала наравне с Эвелин, все время цепляя ее сумкой.

Эвелин сначала испугалась, но потом взяла себя в руки и стала думать, как оторваться от исправников. Она была готова даже задержать их, лишь бы ребята успели спрятаться. И тут она вспомнила про не большой переулок, находящийся за колбасной палаткой, к которой они как раз подбегали.

— Сюда, скорее! — крикнула Эвелин.

Она повела ребят через земельные участки жителей. Перепрыгнув забор, они оказались на параллельной улице по отношению к бульвару. Исправники не отставали. На улице как назло не было ни одного человека. В домах не горел свет. Они забежали за невысокое здание в конце улицы. Там ребята заметили автобус, который остановился на остановке.

— Бегом в автобус! — скомандовал Том.

Ребята забежали в салон.

— Оплачиваем за проезд, — крикнул водитель в громкоговоритель.

— Да-да, мы заплатим, только езжайте быстрее, пожалуйста, — просила Эвелин.

— Я не поеду, пока вы не заплатите, — ответил водитель с некоторой строгостью и осуждением.

— Эвелин, до бульвара далеко? — спросил Том.

— Нет, вон он.

В окне в метрах ста виднелся памятник «каменное сердце».

— Давай, Том. Попробуй виллипортироваться, может получиться, — сказала Каролина и взяла его за руку.

— Я пробую. Руна — виллипорт на Грандесвот, — но руна только мигала.

— Что вы делаете? — спросил водитель, повернувшись к салону.

Тут в автобус зашли исправники. Первый вошедший вырубил водителя, которой лицом упал на руль, от чего раздался длительный неприятный гудок. Испугавшись, Эвелин схватилась за куртку Каролины.

— Отпусти меня или ты виллипортируешься с нами.

Эвелин поспешно отпустила куртку.

Шум прекратился, потому что водителя бесцеремонно выкинули на улицу. Исправники сразу направились к ребятам. — Том, ну что там?

— Я пытаюсь! Руна — виллипорт на Грандесвот, — повторил Том и схватился за поручень.

У Эвелин зазвенело в ушах. Она закрыла глаза и вцепилась в поручень, но пальцы сами разжались, и девочка начала падать. Ее тело находилось в невесомости, а через мгновение Эвелин упала на пол.

Сильный скрежет метала, оглушал ребят, автобус затрясло, стекла летели прямо в лицо. И наконец, после сильного удара о землю все прекратилось.

Глава 4
Литлэнд

Эвелин лежала на полу автобуса, каждый сантиметр ее тела пронизывала боль. Почувствовался запах пыли и гари. Она открыла глаза и увидела прогнутую крышу автобуса. Лампочки разбились, искры сыпались из светильников. Эвелин приподнялась и посмотрела на салон.

На полу лежали исправники без сознания. Через несколько проёмов окон торчали ветки с необычно большими листьями. Сиденья покосились, либо их и вовсе снесло, а двери отсутствовали.

— Вставай, Том! — послышался голос Каролины.

Эвелин не чувствовала под мантией хорька.

— Хагги, — с трудом позвала девочка.

К ней подошли Том и Каролина.

— О нет, — было видно, как последняя хмурится, — и она здесь. Зачем ты схватил поручень и перенес целый автобус? — с не довольством спросила Каролина.

— Если ты не заметила, в автобусе была тряска. Это произошло случайно. Но теоритически это не возможно, — совсем безобидно ответил Том.

— И что нам теперь с ней делать? Людям сюда нельзя.

Том протянул Эвелин руку и помог ей встать.

— А где мы? — удивленно спросила Эвелин и наклонилась, чтобы поднять оберег, который слетел с шее при падении.

— Что с ним? — В недоумении спросила Каролина, указывая на камни, которые светились в лучах солнца.

— Я не знаю, раньше такого не было, — удивленно произнесла Эвелин.

— Я же говорил, что этот оберег не обычный, — произнес Том.

— Ладно, у нас на это нет времени, — поторопила Каролина.

— Так где это мы? — повторила вопрос Эвелин.

— В данный момент мы на гигантском дереве в Темном лесу, — пояснил Том.

— Так мы в волшебном мире? — поняла она.

— Да, в Литлэнде. И тебе здесь категорически нельзя находится, — в своей манере ответила Каролина. — Нам нужно спешить. Исправники очнуться в любой момент.

— Подождите, нужно найти Хагги, — спохватилась Эвелин. — Он куда-то делся.

— Ну хоть одна хорошая новость, — Каролина вместе с Томом стали очищать проход, чтобы выбраться. — Исправники нас потеряют. Я надеюсь, он был хорошим хорьком, — добавила она.

— Был?… — ошарашенно произнесла Эвелин, то ли от наглой фразы, то ли от осознания того, что Хагги действительно пропал.

— Да, был. Ты, по-моему, еще не поняла куда попала. Твой Хагги погибнет в этом лесу по любому. Здесь водятся такие существа, что никакой волшебник носа не сунет. Даже исправники сюда боятся заходить. А про людей и их маленьких зверей я вообще молчу, — она на миг замолчала после долгого разъяснения. Проход был чист. — Так что лучше молчи.

Эвелин ничего не оставалось, как забыть о своем верном друге и пойти за ребятами. Она, конечно, все еще наделась, что хорек в порядке, и она сможет его отыскать, но в тоже время понимала, что оставаться здесь небезопасно.

До земли оставалось меньше двух метров. Они по очереди выпрыгнули из автобуса.

Эвелин посмотрела на дерево, в котором застрял автобус. Оно было широким и ветвистым, но достаточно низким.

Каролина и Том тут же направились вперед. Эвелин не отставала.

— Куда мы идем? — спросила она.

— Б–р–р. Здравствуйте, — сказал грубый голос за спиной.

Ребята резко повернулись от неожиданности.

— А-а, это Лактор, — успокоилась Каролина.

Было видно немного складчатое от коры лицо. Вот виднелся широкий рот, два глаза и даже нос. Большие ветки с шорохом повернулись в одну сторону, в другую и встряхнулись, от чего опало несколько листьев. Огромный рот зевнул и что-то фыркнул. Дерево закрыло свои маленькие глаза и уснуло.

— Что это было? — недоумевала Эвелин.

— Лактор. Таких здесь много. Они совсем безобидны: то и делают, что спят, — снисходительно пояснила Каролина.

— Нам нужно подняться вон на этот холм, — Том показал на небольшую возвышенность, которая была недалёко. — Тебе лучше не отходить от нас.

— А когда я смогу вернуться домой? — решилась спросить Эвелин. — Мои родители будут переживать. Папа не разрешает так долго гулять. Мама тоже будет беспокоиться. И мне ещё делать уроки.

Эвелин начала постепенно волноваться. Все свалилось на нее снежным комом. Автобус, Хагги, исправники.

— О чем ты говоришь? — как-то устало вздохнул Том. — Это невозможно. Руны еще не восстановились. Тем более сейчас легче попасться в руки к исправникам. А они с нами, как понимаешь, церемониться не будут.

Эвелин замолчала.

Ребята вскоре вышли из леса. Тут уже появилась тропинка, которая взбиралась на холм. Оттуда открывался прекрасный вид. В этот момент над ними пролетело два зеленых огонька, оставляя за собой едва заметный светящийся след пыльцы.

— Исправники, — произнесла Каролина. — Они уже отсылают письма Сигуранту, в которых говорится о нас. Будь я чуть опытнее, смогла бы их перехватить, — она опустила голову, будто провинилась за какую-то оплошность. Но тут же подняла её, будто снова наполняясь решимостью. — Вперед. Нужно добраться до замка как можно быстрее, пока в Шелтере не стали все обыскивать.

Том достал из рюкзака карту. Она была тёмной, как ночь, но территория, поделённая на шесть частей озером, слабо светилась разноцветными огнями.

— Эвелин, смотри. Вот это Тёмный Лес, — он указал на тёмное пятно внизу карты. — Его, кстати, так называют из-за слишком опасных недобрых существ. Например, серебряные ящеры, которым нельзя смотреть в глаза, иначе превратишься в камень. Или феи-фалькари. Вот они жутко злобные. Больно кусаются, — Том поморщился будто вспомнил такой случай, происходивший с ним.

— Возможно, твой хорёк уже украшает лес ещё одной статуей, — хмыкнула Каролина.

От таких слов у Эвелин сжалось сердце. Она и так пыталась не думать о потере Хагги, и том, что он уже мертв, а тут Каролина со своими шутками. Настроение совсем упало.

Том свернул карту и засунул обратно в рюкзак. Ребята спустились с холма по все той же тропинке.

— А что такое Сигурант? — Эвелин очень часто слышала это слово, чтобы не спросить о нем.

— Сигурант — это главные волшебники Литлэнда. По сути, они тут всем заправляют. Издают законы и следят за их исполнением с помощью исправников.

— В общем, ничего хорошего, — вмешалась Каролина.

— Ну хоть радоны платят, одобрительно сказал Том.

— Деньги? — заинтересовалась Эвелин.

— Да. Любому не совершеннолетнему колдуну Сигурант выплачивает небольшую сумму радонов — денег. Есть рынки, где волшебники после тратят эти монеты на свои нужды. Кстати, я ведь ещё не рассказал о территориях, — вспомнил Том. — Всего их шесть. Грандесвот, Мильстервок, Богризет, Прокиндуй, Клистен и Сонтрисбай. Каждого волшебника, с рождения Сигурант распределяет в одну из них, определяя его склонности. В каждой существуют свои законы для волшебников, поэтому нельзя более часа находится не на своей территории. Это нарушение.

— А вы от куда?

— Мы из Грандесвота.

— И куда мы идем? — Эвелин вдруг поняла, что не знает этого.

— В Шелтер, — продолжал отвечать Том, пока Каролина шла впереди, — главной замок, который есть на каждой территории. Мы там живем и учимся. Старейшина замка, также является управляющим всей территории.

Если повезет, мы встретимся с Архибальдом, нашим старейшиной, и он тебе все объяснит.

— Что?! — воскликнула Каролина. Ты с ума сошел? Радуйся, если он ее не увидит и никогда не узнает, что она здесь была.

Том немного сник и решил просто помолчать.

Вокруг летали светлячки, похожие на огоньки, мелькающие в траве и в воздухе. На обочине встретились несколько обветшавших маленьких деревянных домиков с прогнившими соломенными крышами.

— Что это за домики? — спросила Эвелин.

— Большинство из них заброшенные, если там кто-то и есть, то только бродяги, которые ищут укрытия от холода.

Темное, сказочно-красивое небо было усыпано звездами, будто блестящими алмазами. Воздух был прохладно-приятным.

Впереди была не широкая река, через которую перекинулся висячий мост.

— Эта река, как и еще несколько, связана с Заколдованным Озером. Реки разделяют территории и впадают в озеро. Там водятся много всяких существ, можно встретить огромного кальмара, крабов, у которых просто бешеная скорость. Но бойся особенно русалок. Они могут утащить тебя на дно. Власть над всеми водными существами принадлежит Логерам — это очень сильные полурыбы полу волшебники, говорят, что их трезубцы наделены огромной, смешенной силой, в них присутствует черная и белая магия, — пояснил Том.

Эвелин представила себе Логирей, полулюдей и полурыб с трезубцами в руках. Огромное подводное царство с золотым троном, в котором сидит король Логирей и машет своим хвостом, а русалки вьются вокруг него, всячески пытаясь ему угодить.

Постепенно начало светать. Звезды уже не блестели так ярко и постепенно блекли.

Пройдя по мосту и чуть дальше, они увидели арку, сложенную из бревен. На ней весела табличка: «Грандесвот». За ней расположилась деревня с небольшими уютными домиками. Над каждым весел красный герб с изображением феникса, расправившего свои крылья.

Диск солнца медленно пересекал линию горизонта. Ранняя заря раскрашивала желто-розовым светом макушки деревьев.

— Я так устала, — вяло сказала Эвелин и зевнула. — Очень хочу спать.

— Хватит ныть. Никто тебя за руку сюда не тащил, — снова раздражилась Каролина. — Сейчас нужно скорее вернуться в замок.

— Может, зайдем к Маркусу? — спросил Том.

— Да, нужно его навестить, он может помочь нам и посоветовать, что с ней делать.

Ребята, не доходя до замка, подошли к одному из трех домиков, стоящих особняком почти возле Шелтера. Домик был старым. Крыша давно поросла мхом, также как и каменные стены дома. Вокруг все заросло высокой травой и молодыми деревцами. Забор скосился, а калитки не было.

— Маркус, Маркус! Ты дома? Это Каролина. Открывай, ты нам очень нужен, — Каролина несколько раз сильно постучала в дверь.

Эвелин показалось, что дверь сейчас сломается и вообще упадет.

— Я надеюсь, у тебя веские причины будить меня в такую рань, — послышался хриплый голос за дверью.

Шагов слышно не было. Тут дверь с грохотом и скрипом распахнулась. На пороге стоял низкий человек в старой серой пижаме с длинной, седой бородой, которая кончиком мела пол. Из-под колпака для сна торчали белые волосы, такого же цвета как и брови. Лицо все в морщинах, на крючковатом носу росла бородавка. Глаза имели необычный ярко-зеленый цвет.

«Гном», — решила про себя Эвелин.

Старик сначала посмотрел на Каролину, потом на Тома, и после остановился на Эвелин. Он стоял, не шевелясь. Зрачки у него расширились, лицо побледнело и застыло в непонятной гримасе. Через секунду, он опустил глаза ниже и явно заметил оберег.

— Ну уж нет, — просипел гном и тут же громче добавил: — Вы с ума сошли! — и тут же захлопнул дверь.

— Маркус, открой, мы за советом. Нам действительно нужна твоя помощь. Открой же дверь! — звала Каролина, дергая ручку.

Нависла небольшая пауза. Маркус медленно отворил дверь и высунул голову.

— Быстро заходите.

Ребята заскочили в дом. Маркус прикрыл за ними дверь и, быстро поглядев по сторонам на всякий случай, закрыл.

В доме было темно. Солнечный свет еле пробивался через слой пыли и грязи, которая скопилась на окнах. Маркус два раза хлопнул в ладоши, и все свечи, находившиеся в доме, тут же зажглись. Стало светлее, и теперь можно было увидеть комнату.

В центре стоял небольшой деревянный столик, на котором находилась чугунная чашка с давно остывшей кашей. Рядом со столом стояли два пенька, на которые сели Том и Каролина. Эвелина встала рядом с деревянной кроватью, на которой явно только что спал старик.

Огонь в камине не горел, и в комнате было прохладно. Маркус, стоявший у двери, повернулся к ребятам и начал говорить тихо, постепенно увеличивая тон.

— Вы вообще в своём уме? Привести человека в Литлэнд! Да здесь никогда людей не было и быть не может!

Маркус остановился и перевел дыхание. Его лицо покраснело, а глаза бегали, как будто он не знал, куда смотреть.

— А как вы узнали, что я простой человек? — неловко поинтересовалась Эвелин.

— Как я узнал? — вскрикнул старик. — За версту можно почуять твой людской запах. И дураку понятно, что ты всего лишь человек, — он снова вздохнул. — Теперь исправники вас быстро найдут.

— Маркус, успокойся, — Том слез с пенька.

Он подошёл к Маркусу и, взяв его за плечи, повёл к пеньку. Гном сел, но ноги у него до пола не доставали.

Том подошел к камину и с помощью руны разжег огонь. Он взял лежащий рядом котелок, налил воды и поставил на огонь.

— Не кричи, Маркус. Мы пришли за советом и понимаем, что все не хорошо, — с грустью произнес Том.

— Ладно, помогу. Но подождите, вы ведь ходили в людской мир, — вдруг понял он.

Том и Каролина опустили глаза. Старик сполз с пенька и с недовольным видом снова начал возмущаться.

Глупые, глупые дети. Вчера был Хэллоуин. Я должен был догадаться и не дать вам туда попасть, — он ходил по комнате и вокруг пенька.

— Но мы надеялись, что все получиться, — сказала Каролина.

— Это же ведь всего лишь сказка. Реликвии не существует. А если все же существует, то вы не там искали. Навряд ли она в людском мире.

— Мы больше такого не сделаем, — виновато сказал Том.

— Конечно, нет, — он повернулся к Каролине и Тому, — и знаете почему? Потому что исправники вас поймают. Вы ведь прекрасно знаете законы, и что последует за вашим глупым поведением.

— Это вышло случайно, они не виноваты! — воскликнула Эвелин.

— А как это вышло? — Маркус внимательно посмотрел на девочку.

— Том случайно переместил весь автобус сюда. Но вы не переживайте. Из людей была только я, — торопливо пояснила девочка.

Маркус встряхнул головой, и борода последовала этим движениям.

— Бред. Я никогда в это не поверю. Если эта огромная груда металла в нашем мире, то вам точно не поздоровится.

Том и Каролина решили больше ничего не говорить про автобус. Старик подошел к кривой тумбочке и достал оттуда коробочку, в которой лежали листья похожие на чайные.

Он бросил по не большой щепотке в каждую кружку, которые стояли на столе, после положил коробку на место. Вода в котелке уже вскипела.

Том достал откуда-то тряпки, и чтобы не обжечься, взялся одной из них за горячую ручку. Другой он придерживал сам котелок, и через носик налил в кружки кипяток. По дому раздался запах мяты и эвкалипта. Маркус дал девочкам по кружке, и сам стал пить чай. Том взял оставшуюся кружку, после того, как убрал котелок.

— Ладно. Что сделано, то сделано, — подытожил Маркус. — Думайте теперь, как вернуть ее обратно. Как зовут тебя? — обратился он к Эвелин.

— Эвелин Грей, — ответила девочка.

Старичок подошел к своей кровати и достал руну, которая лежала под подушкой.

— Вам нужно уходить, пока Сигурант не оповестили.

— Так что нам делать? — спросила Каролина.

— Безусловно, здесь ей оставаться опасно. Нужно вернуться в Шелтер, пока вас не хватились. А Эвелин нужно спрятать до вечера, а там попробуем виллипортировать. А пока я попробую связаться с гномами. Думаю, они помогут. Ну а сейчас вам пора, меняйте одежду.

Каролина и Том достали руны и приложили их ко лбу. С головы до ног опускались же маленькие огоньки, похожие на те, что летали возле дороги, меняя их простую одежду на черно-красную мантию, с гербом птицы феникс с левой стороны.

— А мне что делать? Меня в таком костюме сразу заметят, — сказала Эвелин.

Маркус поднес свою руну к ее лбу, и в эту же минуту на Эвелин появилась черная длинная мантия с капюшоном.

— Это подойдет, чтобы не выделятся из толпы. Знаешь, у тебя какое-то знакомое лицо, — задумчиво произнес Маркус. — Только не могу вспомнить откуда.

Эвелин удивленно взглянула на гнома.

— Ну все, нам пора уходить! — заторопился Том.

Вдруг в дверь с силой постучали.

— Отследили, — только и сказал гном, взглядом указывая на стену.

Он подошел к ней и вставил ключ, висевший у него на шее, в щель. Камни стали преобразовываться в незаметную дверь, которая открылась сама. Маркус выглянул наружу и посмотрел нет ли кого, потом повернулся к детям.

— Быстрее, — шепотом произнес Маркус.

Ребята по очереди выбежали на улицу и сразу же устремились к длинной траве, которой оброс почти весь двор домика. Перейдя через сломанный забор, они двинулись к замку, который был всего-то в нескольких метрах.

— Через главный вход нам нельзя. Чародеи его охраняют, — напомнила Каролина Тому.

— Нужно идти к памятнику Эрика Вайта. Там есть тайный ход, через который мы спустимся в подземелье, а оттуда к Жальным комнатам.

Они подбежали к высокому белому памятнику. Эриком Вайтом оказался человек пожилого возраста в длинной мантии, держащий книгу в руках и внимательно читающий её.

— Грандесвот — самая лучшая территория в волшебном мире? — спросил Том у статуи.

Большая голова вдруг повернулась к Тому и произнесла:

— Без сомнений, Грандесвот — самая лучшая территория волшебного мира.

В этот момент открытая книга раскололась на две части, образуя вход в подземелье, куда вела каменная лестница.

По очереди спустились Каролина, потом Том и Эвелин за ними. Том и Каролина уже были внизу, как вдруг Эвелин споткнулась и полетела к ним. Она упала на землю и рукой случайно наткнулась на что-то острое. Глаза невольно заслезились.

— Ты в порядке? — обеспокоено спросил Том.

— Я обо что-то порезала руку и головой ударилась, — жалобно сообщила Эвелин, поднимаясь на колени.

— Давай помогу подняться. — Том взял ее за руку.

Эвелин сжала ладонь, на которой был порез. Лоб и рука неприятно болели, если не считать остальных ушибов.

— Осталось совсем немного. Я вылечу твою руку, когда мы доберемся до комнаты.

Каролина и Том быстро ринулись по коридору. Эвелин чуть отставала от ребят. Вдруг из рюкзака Тома выпала колба. Эвелин подняла её, но оказалось, что пробка чуть отошла и содержимое попало на рану. Эвелин почувствовала холодок по всему телу, и ладонь перестала болеть.

— Том, ты что-то обронил.

Он остановился и подбежал к ней.

— А, — понял Том. — Это нектар. Я его вчера собирал. Он помогает мне лучше видеть. — Тут он заметил, что содержимое колбы рассыпалось. Он взял ее из рук Эвелин и закрыл. — Не переживай. У меня еще такие есть.

В стене была дырка, через которую нельзя было пролезть. Каролина заглянула в нее и проверила, нет ли здесь охраны. После чего стала вытаскивать кирпичи, чтобы можно было пролезть. Том ей помогал.

Эвелин плохо себя чувствовала. Она вдруг ощутила головную боль и жар.

— Пойдемте, только тихо, — сказала Каролина и пошла вперед.

Том, держа за руку Эвелин, вышел за подругой в огромный зал со свечами. Вдоль стен стояли огромные стеллажи с книгами, кубками, картинами и медалями.

Он направился к винтовой лестнице, но Эвелин не могла идти. Ноги ее не слушались, голова начинала кружится больше. Она схватилась за перила без сил. Ей казалось, что у нее случится обморок.

— Что с тобой? — обеспокоено спросил Том.

— Не знаю. Голова кружится, тошнит. Я не могу идти, — пробормотала девочка.

— Наверное, ты устала, — неуверенно сказал он. — Осталось совсем немного. Давай я тебе помогу.

Том придерживал Эвелин, не давая ей упасть. Взгляд у нее затуманился. Она уже ничего не чувствовала и не понимала. Том открыл дверь и вошел в комнату. Эвелин успела увидеть множество силуэтов, но отключилась.

Глава 5
Замок Шелтер

Эвелин приоткрыла глаза и увидела на потолке пыльную железную люстру. Девочка осмотрелась, на сколько позволяло её лежащее положение.

На каменных стенах весели старинные картины с изображением пожилых дам и господ. С правой стороны находилось окно с красиво коваными решетками. Мебели в комнате было мало. Рядом стояла тумбочка, а за ней шкаф. На тумбочке лежала бумажка.

«Сиди в комнате и не смей выходить. Мы скоро придём. Каролина»

«Значит, это не сон», — подумала она и положила записку обратно на тумбу.

Ее сердце забилось очень быстро. Она не знала, как себя чувствовать: радоваться или грустить. Все происходило так быстро, что она не успевала следить за всем происходящим. Эвелин почувствовала себя, стоящей перед выбором. Либо снова обычная жизнь, дом, родители, которые наверняка беспокоятся о ней, либо то, о чем она так долго мечтала: приключения, волшебство!

Эвелин подошла к окну и посмотрела вниз.

Шел дождь. Внизу находилось что-то наподобие сада. Несколько скамеек и фонтан в виде птицы выглядели заброшенными. Чуть дальше, за территорией, простирался огромный лес. В отражении окна Эвелин не увидела оберега и запаниковала, водя руками по шее и груди.

Дверь отворилась, зашла Каролина. В руках у неё был свёрток, обёрнутый бумагой и оберег в виде солнца.

— Ты проснулась, — констатировала она. — Я принесла тебе еды.

Каролина подошла к тумбе и положила туда сверток и оберег.

Эвелин тут же рванула к кровати, схватила оберег и повесила на шею.

— Зачем ты его взяла? — возмущалась Эвелин.

— Нам показалось, что он обладает волшебной силой и я решила показать его друзьям, но мы ничего не выяснили.

— Больше так не делай! — пригрозила Эвелин.

— Да хорошо, хорошо. Успокойся и поешь, — Каролина окинула взгляд на тумбу.

Эвелин с некоторым подозрением посмотрела на сверток.

— Не волнуйся, все прямиком из столовой, — заметила её взгляд Каролина.

Эвелин почувствовала голод. Она села на кровать, быстро распаковала сверток, в котором лежали две жаренные куриные ножки, помидор и хлеб, и принялась есть.

Каролина села на кровать.

— Ты долго спала, — сразу начала она. — Уже восемь часов прошло.

— Так долго? — высказала своё удивление Эвелин, когда проглотила очередной кусок курицы. — Я ничего не помню. Что тогда произошло? — она слегка прикоснулась к шишке, которая заболела от касания. — Последним я помню, что мы спустились в подвал. Дальше все, как в тумане.

— Я сама не особо поняла, что произошло. Когда Том зашёл вместе с тобой в Жальную комнату, ты выглядела плохо. Даже на ногах не стояла. Мы вместе с Алексом перенесли тебя сюда.

— Кто такой Алекс? — нахмурилась Эвелин.

— Наш друг. Он собирался пойти с нами, но как обычно потерял руну. Он всегда забывает, где её оставляет.

— А что с моим возвращением? — Эвелин принялась за вторую ножку.

— С этим не волнуйся, — хмыкнула Каролина. — Вечером, после ужина мы виллипортируем тебя.

— А что делать мне до этого времени?

— Вот именно, — согласилась девочка. — Каждую комнату проверяют чародеи, и сюда они когда-нибудь зайдут. Поэтому оставаться здесь нельзя. Будешь ходить рядом со мной. Чтобы ничего не случилось.

— Но меня увидят! — веско заметила Эвелин.

— Я принесу тебе одежду и никто тебя не увидит. Точнее из толпы выделятся не будешь.

— А мы справимся?

— Нам помогут наши друзья. Они спрячут тебя от чародеев. Я пойду за вещами.

— Хорошо, — ответила Эвелин.

— Кстати, возьми, — она протянула ей тканевую салфетку.

— Спасибо, — немного обескураженно поблагодарила она и вытерла руки.

Каролина ушла. Эвелин легла на кровать и стала наблюдать, как падают капли дождя.

«Интересно, что дома творится? Родители себе места, наверное, не находят, — при этих мыслях ей стало не по себе. — Или все хуже. Наверняка привлекли полицию и меня везде ищут».

Открылась дверь, и в комнату зашли Том и Каролина. Последняя держала одежду.

— Я рад тебя видеть. Как себя чувствуешь? — произнес Том, как только вошёл в комнату.

— Все хорошо, — улыбнулась Эвелин.

Каролина протянула одежду. — Одевайся, быстрей. Нам нужно идти на игру.

— Что за игра? — поинтересовалась Эвелин.

— Мы по пути расскажем.

— Меня точно не увидят?

— В толпе это сделать труднее. Да и никто не будет смотреть на тебя, если ты наденешь форму, — ответил Том.

— Ладно. Пошли уже, — позвала Каролина друга. — Подождём, пока она переоденется. И они вышли.

Эвелин взяла белую блузку, с правой стороны, которой был герб с изображением огненной птицы. Такие же были на джемпере с юбкой.

Эвелин быстро переоделась из своего костюма Красной Шапочки в местную форму. Одежда пришлась в пору.

Она постучала в дверь, давая понять, что ребята могут войти. Ребята тут же зашли, видимо, стояли рядом.

— Ну как? — неловко спросила Эвелин.

— Точно волшебница, — улыбнулся Том. — Только руны не хватает. Вдруг он поменялся в лице.

— Что с твоей рукой? — серьезно спросил он.

— А что с ней не так? — Эвелин посмотрела на обе свои руки, потому что не знала, что имел ввиду Том.

— Покажи свою левую ладонь, — попросил мальчик.

Эвелин подняла руку, но ничего там не обнаружила.

— Исчезла, — непонимающе произнес он. — Вчера ты упала и порезалась обо что-то. Но раны теперь нет.

— Когда я упала?

— Ты ничего не помнишь? — удивился Том.

— Нет.

— Это очень странно, — Том приобрёл задумчивый вид, — и то, что ты все забыла и то, что рука так быстро зажила.

— Ладно, все хорошо, что хорошо кончается, — прервала его Каролина. — Пойдемте уже, а то все внизу, одни мы остались. Гордон будет в бешенстве, если мы не придём вовремя.

Они вышли из комнаты в небольшой зал, где горел камин, а посередине стояло несколько столов и высоких стульев. На одной стене висел ковер, а на другой огромный флаг с символом Грандесвота.

— Что это за зал? — поинтересовалась Эвелин.

— Это гостевая, Жальная комната. Здесь все отдыхают и занимаются своими делами, — сказал Том.

— Ах, вот что значит «Жальная», а то всегда забывала спросить, поняла Эвелин.

Комната не пустела. За столом сидели девочка и двое мальчишек. Они с интересом смотрели на Эвелин.

— Чего вы так долго? Мы вас ждать устали, — с некоторым недовольством произнес темнокожий мальчик.

Он встал и подошёл к Эвелин с протянутой рукой. Девочка отметила про себя, что он был высокий, на голову выше её.

— Меня зовут Алекс, — представился он, и девочка пожала ему руку.

— А я — Хлоя, это Робин, — представила она себя и другого паренька. — Ты должно быть, Эвелин?

— А, да, — кивнула она немного смущенно.

Алекс взял со стола маленький синий камень и вставил его в позолоченное кольцо, которое было у него на пальце. Слегка прищуриваясь, он быстро взглянул на Эвелин и неловко улыбнулся.

— Пойдёмте, — поторопил всех Алекс. — Сами знаете, Гордон, не терпит опоздавших.

И он двинулся из комнаты первым. За ним прошли Робин с Хлоей, после остальные. Все вышли в длинный коридор.

Пока шли, Эвелин рассматривала своих новых знакомых. Алекс был тощий и длинный. Это было видно и в ногах, и руках, и даже в мальчишеском лице, которое ещё не имело жестких черт взрослого. Курчавые волосы были короткими.

Робин тоже был высок. Имел кудрявые тёмные волосы и все время шёл рядом с Хлоей. Девочка же была невысокого роста, и её длинные светлые волосы почти касались пола. На шее у неё весел кулон в виде полумесяца, в который был вставлен желтый переливающийся камень — руна.

Ребята вышли к винтовой лестнице. Вдруг Эвелин вспомнила, что в этом месте она упала в обморок. У неё слегка закружилась голова от неприятных воспоминаний, и она невольно взялась за перила.

Они спустились в зал, где стояли стеллажи и шкафы, в которых стояли кубки и медали. На стенах висели дипломы. Возле одной стены стояла статуя льва.

«Должно быть, мы выбирались из подземелья через эту статую», — подумала девочка.

Ребята направились к выходу из замка.

— Кстати, Эвелин, мне всегда было интересно, а откуда у вас в домах течет вода? — вдруг спросил Алекс.

— Из крана. У нас к каждому дому проведен водопровод. А что?

— А тебе, откуда знать, что у них в домах течет вода? Ты же там не бывал, — ехидно заметил Робин.

— Зато я читал несколько книг про людей.

— У вас есть такие книги? — изумилась Эвелин.

— Не совсем про людей. Скорее про ваши приборы и механизмы, — вступила в разговор Хлоя. — Книги пишут волшебники из Сигуранта. Раз в году троих волшебников отправляют в другой мир, чтобы понять как все устроено.

— А кто твои родители? — продолжал спрашивать Алекс у Эвелин.

— Папа работает вместе с мамой в городском супермаркете, — ответила Эвелин.

— А что такое супермаркет?

— Ну, это большое здание, где продают множество разных вещей, и одежду, и продукты, и хозяйственные товары.

— А у вас странная одежда, если судить по тому в чем ты была.

— Это был праздничный костюм, — терпеливо ответила Эвелин. Вопросы Алекса постепенно начинали её раздражать.

— Да отстаньте же от нее, — не выдержал Том. — Ещё успеешь все узнать.

Они вышли из двери под другой лестницей и попали в холл. К слову, он был огромен. На изумрудного цвета стенах висело множество картин с совершенно разными сюжетами, лицами. Единственным источником света служили факелы, которые хорошо освещали пространство комнаты. Эвелин подняла голову и вместо потолка увидела лишь многочисленные слои балконов. Она стала считать этажи, но сбилась на одиннадцатом. Девочка заметила, что по балконам ездили тележки с белым постельным бельём и такими же белыми полотенцами, как в отеле. Но она не видела, кто возил их.

— О Боже. Этот зал, как половина моей школы! — восторженно сказала Эвелин.

— Да, он огромный. Это основная часть замка. На этих этажах живут все волшебники Шелтера, — сказал Том.

— Как же тележки едут сами по себе?

— А ты присмотрись внимательно, — посоветовала Хлоя.

Теперь Эвелин увидела маленьких пушистых коричневых существ с большими глазами.

— Ой, кто это? Такие милые! — воскликнула Эвелин.

— Это Лолены, Родственники гоблинов. Они следят за чистотой в замке и их тут очень много.

— А можно их взять на ручки?

Робин удивленно посмотрел на девочку.

— Вообще, нежелательно. Но они сами не пойдут к тебе, если на одежде будет хоть одна пылинка. Даже если забудешь умыться, они это поймут и обязательно скажут. Лолены всегда говорят правду, потому что не умеют врать. И это многих раздражает.

— Да уж. Ладно, тогда, наверное, и правда не стоит. Тем более я сегодня не успела умыться.

Вдруг в зале громко зашумела вода. В правой части холла, около стены, появился водопад. Вода лилась из-за стены на мраморный пол, но не растекалась, а просачивалась сквозь него. Сразу повеяло свежестью, все пространство зала заполнил морской воздух.

— Как красиво! — восхищалась девочка и подошла ближе к водопаду.

— О нет, это плохо. — Каролина слегка нахмурилась.

— А что такое? — спросила Эвелин.

— Водопад появляется каждый час, значит, сейчас уже два, — пояснил Алекс. — И значит, что нам точно достанется за опоздание. Гордон нас на стадион не пустит.

— Так на какую игру мы идем? — не понимала Эвелин. — Вы мне так и не объяснили.

— Называется, планшик. Гордон — это, кстати, тренер. — Алекс, видимо, взял на себя роль этакого экскурсовода. — Сегодня будут отбирать новых игроков в сборную.

— Черт, я же снова упущу этот шанс! — воскликнула Каролина и увеличила шаг. Остальные поспешили за ней.

Все вышли через центральную дверь замка. На улице было пасмурно, но тепло. Листья в саду окрасились в желтые, красные и оранжевые цвета. Кустарники сбрасывали свою одежду, оставляя всего пару листиков на ветках. Перед садом стояло несколько перекладин, на которых висели ковры, а несколько дубинок выбивали их от пыли.

— Да уж, похоже, Лолены затеяли генеральную уборку. Такое не каждый день увидишь, — произнес Том.

— Пещеру еще не закрыли, — заметил Алекс.

Пройдя через двор, они зашли в пещеру, что находилась у замка. В ней было светло. Повсюду горели факелы, закрепленные вдоль стен. Робин подошел к одному из них и наклонил вниз. Каменные стены тут же раздвинулись. Вместо них появились железные ворота, напоминающие решетку. За ними стоял густой туман.

Хлоя коснулась ворот. — Мавико, — те отворились. Они прошли через ворота и оказались на огромном стадионе.

Посередине стадиона вместо привычного газона находился пруд. Трибуны, которые были заполнены располагались в нескольких метрах от воды. Не смотря на большой шум и вибрацию, которая исходила от болельщиков, вода оставалась совершенно спокойной. В противоположной стороне стадиона, над прудом, висело большое табло. Эвелин подняла голову и увидела странных огромных птиц черного и красного цвета.

Том взял девочку за руку и повел за собой.

— Идем на трибуны.

— Каролина! Каролина Макдафф, подойдите сюда. Быстро! — крикнул грубый голос.

С соседней трибуны спустился лысоватый мужчина, с рыжими усами и в обтягивающем костюме. В руках он держал черный и красный флаги.

Каролина подбежала к тренеру, проследившем за ней взглядом.

Алекс и Робин с Хлоей уселись на свои места, рядом, к счастью, было еще два свободных места, куда пристроились Том и Эвелин. Перед каждым на подставке был прикреплен лист старого пергамента.

— А зачем здесь этот лист? — спросила Эвелин.

— Сейчас узнаешь, — загадочно ответила Хлоя.

— Посмотрите на Гордона. Он, наверное, сильно разозлился на Каролину, — сочувствовал Алекс.

Мужчина стоял с недовольным выражением лица. Он с грозным видом отчитывал волшебницу.

— Ты же знаешь, я ненавижу, когда опаздывают. А мне помнится, ты клялась, что будешь играть. Ты чуть не пропустила отбор.

— Да, сэр. Простите за опоздание. Это вышло случайно, — будто тараторила Каролина. — Пожалуйста, пустите меня на поле!

Гордон с задумчивым видом посмотрел на девочку.

— Если снова выиграет Богризет, я не знаю, что тогда сделаю с вами, — также задумчиво произнес он.

— Этого не случится, сэр. Обещаю, — выпалила Каролина.

— Если бы ты так хорошо не летала, то давно бы вылетела из команды. Ладно, быстро в воздух. Игру и так задержали, — он протянул ей портфель с лямками.

— Спасибо, тренер! — радостно воскликнула Каролина.

Каролина быстро одела портфель на спину и побежала к воде. Из двух карманов по бокам распахнулись два огромных черных крыла. Каролина оттолкнулась от тумбы, стоящей перед прудом, пролетела над водой для разгонки и резко взмыла вверх. По трибуне прошлась волна восторженных криков и свистов, и замелькали флаги с изображением феникса.

— Ого! Это крылья! — с восхищением воскликнула Эвелин.

— Да. Специально для игры в планшик, — как можно громче ответил Том, чтобы перекричать рев толпы.

— Значит, это игроки в небе?

Том кивнул.

На высоте игроки выглядели, как крупные мелькающие точки. Вдруг лист пергамента, который стоял на подставке, засверкал, и, будто на экране, появилось изображение всего происходящего. На тумбу встал Гордон Пик и поднял руну над головой. Из камня вырвался зеленый луч и пронзил небо. Через мгновение луч исчез. Это означало, что игра началась. Гордон с тумбы внимательно следил за игроками, так как являлся судьей.

Эвелин насчитала шестнадцать игроков. Они поделились на две команды по восемь человек. У каждого за поясом были ленты либо красного и белого цветов, либо синего и черного.

— А что это за ленты? — Эвелин дернула Тома за рукав.

— О, я тебе забыл сказать правила игры, — вспомнил тот. — В общем, каждая команда должна забить как можно больше голов в ворота противника в течении двадцати минут. Ленты тоже приносят баллы. Если сорвать все ленты у игрока, то крылья пропадут. Выигрывает та команда, кто получит больше очков.

После объяснений Эвелин внимательно стала наблюдать за игрой.

Мяч часто «исчезал» с глаз, сливаясь с серым небом. Иногда игра заставляла спускаться игроков вниз, но только на несколько секунд. Они забрасывали мяч обратно наверх и устремлялись туда же.

После долгой борьбы мяч оказался в руках мальчика с короткой стрижкой. Он стрелой полетел вниз к воротам, представлявших собой веревку, натянутую между двумя пиками. Каролина летела за ним и с каждой секундой становилась все ближе. Она постаралась схватить у него оставшуюся ленту, но мальчик сделал резкое пике. Навстречу к нему летел игрок из команды Каролины и успел схватить ленту.

Юркий игрок сразу же выпустил мяч из рук и полетел вниз. Эвелин видела, как его крылья становились все меньше и меньше, а после и вообще исчезли, но до воды оставалось всего несколько метров и он нырнул.

Трибуны зашумели: все свистели, кричали, топали ногами и аплодировали.

Мальчик подплыл к ступенькам и вылез из воды. Ему сразу же принесли полотенце. Зрители были в восторге, они встречали его бурными овациями. По мнению Эвелин, мальчик был очень красивый. Короткие темные волосы, карие глаза, а когда он улыбнулся, то на лице появились небольшие ямочки.

— А кто он такой? — спросила Эвелин.

— Это Элиот Ройс. Давний соперник Каролины в планшике. Все девочки от него без ума. А как по мне, он просто много из себя воображает, вот и все, — фыркнул Том и продолжил следить за игрой.

До конца оставалось шесть минут, а игроков становилось все меньше. Один за одним они падали в воду.

Вдруг громкое рычание заставило всех оторваться от игры. Эвелин подняла голову и увидела огромный силуэт, который пролетел над стадионом. В листах пергамента многие заметили дракона: с крупной чешуей и широкими шипами, идущими от головы до хвоста.

Игроки стали разлетаться в разные стороны, подальше от опасности. Эвелин заметила на пергаменте, как он погнался за ними, извергая пламя. Стадион охватила паника. Все побросали флаги и вскочили со своих мест. Дракон низко пролетел над трибунами и волосы Эвелин растрепались от ветра. Его тень закрыла четверть трибун на стадионе. Несколько деревянных перекрытий охватило пламя. Недалеко от Эвелин, загорелись два сидения.

— Быстрее пригнись! — Том потянул девочку вниз, и они оба скрылись за спинками сидений.

Люди столпились возле выхода, пытаясь выбраться как можно быстрее.

— А как же Каролина? — встревожилась Эвелин.

— С ней все будет хорошо, — без уверенности ответил Том. — Она хорошо летает.

Эвелин приподнялась и посмотрела на пергамент. Игроки уже не летали в небе, только дракон парил над трибунами кругами.

— Кертаментус!

Эвелин услышала мужской голос. Старик с длинной бородой, в синей мантии и в такого же цвета длинном колпаке стоял на тумбе, с которой отталкивалась Каролина.

— Архибальд, — сказал Том.

Из руны вырвался луч зеленого цвета и ударил в голову дракону.

Дракон зарычал и, взмахнув крыльями, пролетел еще раз вокруг стадиона и поднялся в облака. Стадион накрыла странная тишина.

— Всем сохранять спокойствие. Есть раненые? Все целы? — обеспокоено спрашивал Архибальд, спустившейся вниз.

В ответ никто не произнес ни слова. Только было слышно, как возле воды трещат несколько деревянных навесов, догорая в огне.

— Вот и хорошо. А теперь не спешите и спокойно возвращаетесь в Шелтер. Я обязательно узнаю об этом происшествии у Сигуранта. У них должно быть объяснение, почему горный дракон оказался здесь.

— Возвращаетесь в свои комнаты и не выходите. Чародеи за этим проследят.

После этих слов все отправились в замок, попутно перешептываясь и обсуждая случившееся. Ребята тоже спустились с трибун, и Хлоя подошла к Эвелин.

— Я отведу тебя обратно в комнату, пока никто ничего не заметил.

Том отделился и пошел за Каролиной. Подходя к замку, Эвелин увидела тренера Гордона, который пристально смотрел на нее. Эвелин быстро отвела взгляд, и постаралась придать себе невозмутимый вид, чтобы ее не раскрыли.

— Всем быстро разойтись по своим комнатам и не выходить до ужина. Дракон может вернуться, нам нужно обеспечить безопасность, — громко вещал Гордон.

Чародеи напоминали стражников, из детских сказок про королевство. Они ходили в блестящих доспехах. Чародеи передвигались по первому этажу и следили за порядком, пока волшебники расходились по своим комнатам. Хлоя повела Эвелин тем же путем, которым они ходили до этого.

Замок заметно изменился, он сиял чистотой. Кубки, стоящие под стеклом, блестели, мраморные полы вымыты, а ковры на лестнице лежали ровно. Девочки быстро добрались до комнаты.

— Мне нужно идти к себе. А ты оставайся здесь и никуда не уходи до прихода Тома и Каролины, — больше приказала, чем посоветовала, Хлоя.

Эвелин кивнула. — Надеюсь, они скоро.

Хлоя попрощалась и ушла. Эвелин осмотрела комнату, которая выглядела чище. Постель была заправлена, шкаф стоял ровно у стены, а окно блестело. На столике стояла масленая лампа.

Эвелин подошла к окну и увидела, что тучи еще сильнее затянули небо, и ветер гнул деревья. Эвелин почувствовала тревогу. Она снова забеспокоилась о родителях.

«Они давно обратились в полицию», — не сомневалась девочка. Вместе с мыслями о родителях вспомнился потерявшейся Хагги. От этого на душе стало только хуже.

Но плохие мысли прервал шум за спиной, будто кто-то зажег фитиль. Она обернулась и увидела на стене листок пергамента, как на стадионе. Он засветился. Стали появляться буквы. Эвелин подошла ближе и увидела надпись:

«УЖИН ПЕРЕНОСИТСЯ С ОБЫЧНОГО ВРЕМЕНИ НА ОДИН ЧАС, В СВЯЗИ С НЕПРЕДВИДЕННЫМИ СОБЫТИЯМИ, СЛУЧИВШИМИСЯ НА СТАДИОНЕ»

Тут дверь отворилась и зашли Том с Каролиной.

— Наконец-то, — с облегчением вздохнула Эвелин. — Что вы так долго?

— Понимаешь, тут такое дело… Кое-что изменилось… — почти промямлил Том.

— Да, ужин перенесли на час, — перебила Эвелин. — Нужно идти сейчас.

— Вот об этом мы хотели с тобой поговорить, — сказала Каролина.

— Ну и о чем это вы? — насторожилась девочка.

— Понимаешь, все двери в замке заблокированы. Архибальд приказал чародеям не выпускать никого без его ведома до самого утра. А на то, чтобы найти новый потайной выход, уйдет очень много времени. Проще говоря, сегодня нам никак не удастся выйти из Шелтера. — Том с некоторой жалостью смотрел на Эвелин, сдвинув брови домиком.

Глаза у Эвелин наполнились слезами.

— Вы не понимаете! Мои родители места себе дома не находят. Уже, наверно, полиция, меня ищет! Мне нужно домой!

— Тебя никто не заставлял идти за нами, — снова напомнила Каролина.

— Но и я не хотела застрять в другом мире. Виллипортируйте меня отсюда.

— Это невозможно, на территории Грандесвота запрещено использовать виллипортацию.

— Почему?! — воскликнула Эвелин.

— Наша территория с давних времен обладает анти направленной силой, — пояснил Том. — Все колдуны, которые виллипортировались с Грандесвота, пропали бесследно. Поэтому Сигурант запретил использовать это заклинание на нашей территории. Я же уже говорила тебе, что придется сначала покинуть территорию, — пояснила Каролина.

— Плевать на это! Нужно, что-то придумать! — Эвелин вырвала руну у Тома, висевшую у него на руке. — От ваших рун нет никакого толку!

— Эвелин, успокойся. Мы тебе книгу принесли, — он протянул ей книгу. — Завтра двери откроют, и мы с утра отведем тебя домой, — Том старался говорить с расстановкой, чтобы Эвелин его услышала. — Отдай руну, пожалуйста.

— Не нужна мне никакая книга, — она была зла.

Эвелин подняла руку вверх, и книга резко вырвалась из рук Тома, закружилась в воздухе и упала на масленую лампу, которая разбилась.

— Том, аккуратнее, — с недовольством сказала Каролина.

Она наклонилась вниз и коснулась руной лампы.

— Спалук, — осколки и масло собрались обратно, а огонь снова зажегся, от чего в комнате снова стало светлее.

— Это не я, — насторожился Том.

Он стал аккуратно подходить к Эвелин.

— Ты в порядке?

— Не трогай меня! — вскрикнула Эвелин.

Она сильно толкнула его, не ожидая такого удара. Тома пришибло к стенке, и в следующий миг он упал на пол.

— О Боже, Том, я не хотела! — Эвелин подбежала к мальчику.

Каролина стояла на месте. — Ты волшебница? — ровно спросила она.

— Нет!

— Без волшебства ты не смогла бы так сильно его толкнуть, — сказала Каролина и подняла руну. — Признайся, ты из другой территории?!

— Стой! Маркус же сказал, что она простой человек, — остановил подругу Том и обратился к Эвелин. — Попробуй поднять книгу.

— И как?

«Том ведь только что сам сказал, что я обычный человек».

— Просто представь, что ты собираешься с ней сделать. — Похоже, он воспринял вопрос по-своему.

Эвелин подняла руку, как это делали ребята, и представила, как книга поднимается. Та вдруг отлипла от стола, полевитировала в воздухе и резко упала обратно.

Эвелин испугалась и отдернула руку.

— Ладно, — Том поднялся с пола, — ты только не пугайся. Уверен, этому есть объяснение.

— Это невозможно, — проронила Эвелин. — Я же не волшебница.

— Так. Нужно посоветоваться с Алексом и Хлоей, — решила Каролина, опуская руку. — Сиди здесь, мы скоро вернемся, — Том забрал руну.

Ребята, забыв о предосторожности, прямиком направились к Хлое.

— Как она могла стать волшебницей, я не понимаю. Что-то же произошло! — почти тихо бушевала Каролина.

— Вспомнил! — воскликнул Том. — Когда мы были в подземелье, она поранилась рукой. Я еще тогда выронил пыльцу. Видимо, пыльца попала ей на рану. Поэтому Эвелин так плохо себя чувствовала, а потом рана исчезла.

— Точно. Архибальд же говорил, что любое волшебство влияет на людей. Они могут стать волшебниками из-за этого.

— Что вы здесь делаете?

Каролина и Том обернулись. За спиной стоял Мэлвин Архибальд.

— Мы шли на ужин, сэр, — неловко ответил Том.

— Его перенесли, если вы не видели, — снисходительно ответил волшебник. — Я прошу вас вернуться в комнаты.

— Хорошо, Сэр, — кивнула Каролина.

— Ах да, чуть не забыл. Том Олдридж, я попрошу сделать для меня небольшое одолжение. Приведите, пожалуйста, ко мне в кабинет мисс Эвелин Грей, — сказал Архибальд, улыбнулся и ушел в противоположном направлении.

Том и Каролина застыли на месте и лишь смотрели вслед Архибальду, направлявшемуся к себе в кабинет.

— Откуда он мог узнать? — спросила Каролина.

— Без понятия. Но это же Архибальд. Он всегда все про всех знает. В любом случае у нас проблемы. И я даже знать не хочу, что нам за это будет.

Том и Каролина развернулись и со всех ног побежали в комнату Эвелин, сообщить новость.

Глава 6
Назад дороги нет

Ребята вошли в комнату и увидели Эвелин и Хлою, лежащих на кровати. Девочки смотрели на подушку, зависшую под потолком.

— Вот так, хорошо. Сконцентрируйся на ней, — говорила Хлоя, направляя руку Эвелин, в которой была руна, одолженная самой Хлоей.

Подушка пролетела вдоль потолка и упала перед Томом.

— Для начала неплохо, — сдержано похвалила Каролина. — Надо еще потренироваться, — она обратилась к Хлое: — Я вижу, ты уже в курсе происходящего.

— Ну да, — улыбнувшись, ответила она и села на кровать. — Эвелин мне все рассказала. Я чуть в обморок не упала. Даже не знала, что и подумать.

— Ладно, у нас есть важная новость, — сразу сообщила Каролина. — Архибальд просит тебя прийти к нему в кабинет, — обратилась она к Эвелин.

— Что?! — удивленно воскликнула Эвелин и тут же села. — Он узнал, что я здесь?

— Да, каким-то образом. Мы ему ничего не говорили, — пожал плечами Том

Она попыталась вспомнить, когда её могли заметить. И вспомнила. Тренер Гордон смотрел на нее, когда она шла в замок вместе с Хлоей!

— Я, кажется, знаю…

— В любом случае, узнать это точно можно лишь у него. Так что идем к нему, — поторопил Том. — Он просил привести тебя сейчас.

— Хорошо, — Эвелин слезла с кровати. — Идем.

Том и Эвелин вышли из спальни, прошли через Жальную комнату, в которой догорал камин, и оказались в коридоре.

Ее терзали сомнения. Может, не стоило соглашаться так быстро? Да и страшно было идти. Но по любому ей придется это сделать.

Том указал пальцем на широкую лестницу, ведущую наверх:

Ребята начали подниматься по ступенькам. На удивление в замке стояла полная тишина. Том и Эвелин никого не встретили. Поднявшись на четвертый этаж, они оказались в коридоре, вдоль которого стояли каменные статуи птиц и животных. Два чародея с пиками охраняли вход в единственную дверь.

«Зачем здесь эти стражники?» — подумала Эвелин. Они своим грозным видом нагоняли некоторый страх.

Том неуверенно попытался открыть дверь, но чародеи неожиданно сомкнули пики, перегородив ему путь.

— Дальше меня не пустят. Придется тебе идти самой, — сказал Том. — Скажи им свое имя и куда ты идешь. Ну ладно, — Он сделал шаг назад, — я подожду тебя внизу. Удачи.

Он повернулся и пошел к лестнице.

Эвелин прочистила горло и уверенно сказала:

— Я — Эвелин Грей. Меня пригласил Архибальд.

Через пару секунд после ее слов пики разомкнулись, и она смогла пройти. Факелы, которые висели на стене, зажигались с каждым ее шагом. Вдоль стен находились двери с табличками, которые Эвелин читала на ходу.

«Гордон Пик — тренер. — Эвелин сразу вспомнила его внешность. — Сара Браун — лекарь, Стэйл Милч — садовник Эвелин заметила под дверью маленькие испачканные ботинки, Коул Вуд — заведующий охраной, Дин Карсен — заведующий северной частью замка, Мишель Блумфилд — заведующая западной частью замка, Лора Флэтчер — заведующая южной частью замка, Ева Дикенсон — заведующая восточной частью замка.

Эвелин прошла дальше и увидела приоткрытую дверь, значившуюся как вход в кабинет старейшины замка. Над дверью висел большой железный герб замка.

Девочка слегка толкнула дверь и медленно прошла в кабинет.

За колонной Эвелин увидела старика с аккуратно уложенными седыми волосами и густой бородой. Он сидел за столом, держа в руке перо. Несколько капель непослушных чернил пачкали бумагу, над которой он сидел. Рядом горела свеча и лежали стопками книги разных размеров.

Возле стола стоял ещё один человек. Мужчина был одет в длинную коричневую мантию, а из-за спины выглядывал арбалет. Тёмные волосы доросли до плеч, на лице проглядывалась щетина, а в ухе висела серьга, которую нельзя было хорошо разглядеть.

— Здравствуй, Эвелин, — сказал Архибальд и представил человека рядом. — Это Коул Вуд, обеспечивает безопасность нашего замка.

— Здравствуй, — слегка кивнул головой заведующий охраны. Эвелин вспомнила, что видела табличку с его именем.

Девочка тоже кивнула, но промолчала.

— Эвелин, ты можешь подождать на верху, в библиотеке? — больше утверждающе, чем спрашивая сказал Архибальд, отводя взгляд на деревянную лестницу.

— Хорошо.

Прежде, чем уйти она осмотрела кабинет. Каменные стены, на которых висели пыльные картины, отражали лунный свет. Огромные треугольные окна были кристально чистые. На противоположной окнам стене с потолка свисал огромный герб территории, а под ним стояли стеклянные шкафы. В этих шкафах находились различные предметы. Девочка обратила внимание на черный камень, который лежал на маленькой подставке, подзорную трубу и листы пергамента. Отойдя от стола, девочка с трудом слышала, о чем говорит Архибальд с Коулом Вудом.

— Прикажи чародеям, ужесточить контроль, — говорил Архибальд.

— Я вас понял, — соглашался Коул Вуд.

Эвелин подняла голову и заметила огромные стеллажи с книгами на втором этаже. Учитывая ее страсть к чтению, она поспешила наверх по старым, скрипучим деревянным ступенькам, чтобы посмотреть на них. Поднявшись наверх, Эвелин неловко осмотрела библиотеку, где полукругом стояло семь стеллажей с книгами. По углам горели факелы, а перед стеллажами стоял стол и два маленьких стула.

Эвелин подошла к шкафам, глазами осматривая полки и читая название книг. «Лакторы и как их выращивать».

Эвелин открыла книгу и на первой же странице увидела дерево, которое напугало ее в лесу. Изображённый Лактор спал. Она пролистала книгу, останавливаясь ещё на нескольких картинках различных Лакторов. Но вскоре ей стало скучно, и она по случайности лишком громко захлопнула книгу.

— Эй, можно тише?

— Ну, сколько можно? Дайте поспать в конце концов, — послышались старческие, хриплые голоса.

От испуга Эвелин выпустила книгу из рук. Она принялась оглядываться по сторонам, но никого не увидела.

— Кто здесь? — спросила Эвелин.

— Домовые. И мы пытаемся уснуть.

Голос послышался с нижней полки соседнего стеллажа. Эвелин аккуратно подняла с пола книгу и поставила её на место. После этого подошла к полке, от которой слышался голос. Наклонившись, она увидела старую затертую книгу «Домовые в доме».

— Это вы сказали? — обратилась Эвелин к книге.

— Да. Что ты тут расшумелась? — ответила книга.

— Простите, — извинилась девочка.

Эвелин протянула руку к книге, чтобы взять ее, но вдруг книга резко отодвинулась назад.

— Не трогай, — строго сказал голос. — Мы засыпаем. Если хочешь с нами поговорить, то приходи утром.

— Извините! — пропищала Эвелин.

Девочка отошла от стеллажа и направилась в самое начало библиотеки, но уже намного тише.

Возле другого стеллажа лежала бежевая книжка под названием «Как играть на скрипке». От нее доносилась тихая, спокойная музыка. Эвелин захотелось посмотреть, что в ней, но она передумала, чтобы никого и ничего не тревожить.

Ее заинтересовала маленькая красная книга, которая лежала рядом. Эвелин взяла ее, но не обнаружила названия. Она покрутила ее, осмотрев со всех сторон, но ничего не обнаружила. Эвелин провела пальцем по тыльной стороне книги. Края вдруг почернели и стали проявляться белые буквы.

«Люди и волшебники. Джимми Берт», — прочитала девочка.

Эвелин аккуратно открыла книгу и увидела содержание. Глава первая «Люди в быту» стр. 2–25. Глава вторая «Предметы быта» стр. 25–40. Глава Третья «Пища людей» стр.40–50. Глава четвертая «Исследования человеческого мира» стр.50–68. Глава пятая «Поведение людей» стр. 68–79. Глава шестая «Люди и волшебство» стр. 80–100. Эвелин открыла последнюю главу.

«В давние времена волшебники отделились от людей и стали жить в другом, параллельном мире. И на это были причины.

Людям не составляло труда получить волшебную силу, стоило только в их кровь просочится волшебству.

Колдуны с давних времен считали людей низшими существами: жадными, некультурными, алчными и злыми. Люди не берегли ценности, традиции и порождали войны против друг друга.

При всем этом Сигурант старался не терять связь с людским миром, всячески его изучая. Волшебники создали несколько способов проникновения и исследования человеческого мира. За всю историю существования волшебного мира, ни один человек, так и не проник в Литлэнд. Но однажды при молниеносной виллипортации была допущена ошибка, и во время его эксперимента вероятность быть обнаруженными возросла в несколько десятков раз. Сигуранту было принято отменить этот вид виллипортации.

Вскоре произошел другой случай. Несколько детей заполучили заклинание запрещенной виллипортации. Они воспользовались им, но так и не вернулись. Поэтому Сигурант ужесточил меры. Они установили заклинание, которое не позволяет волшебникам, не достигшим первого совершеннолетия, четырнадцати лет покидать территорию волшебного мира».

Эвелин закрыла книгу и с ужасом осознавала прочитанное. По всему телу стали появляться мурашки, волосы на руках встали дыбом. В горле Эвелин резко пересохло, а глаза наполнились слезами.

— Теперь ты знаешь.

За спиной у девочки послышался голос Архибальда. Эвелин обернулась.

— Я сам хотел тебе все рассказать, но твоя любопытность опередила меня, — сказал Архибальд.

Глаза у Эвелин были широко раскрыты. Она смотрела на Мэлвина Архибальда с приоткрытым ртом. Казалось, что она сейчас взорвется от бессилия.

— И что же мне теперь делать? — отчаянно спросила девочка, с трудом сдерживая слезы.

— Во-первых, нужно успокоиться, все могло быть и хуже. Тебе сколько лет?

— Тринадцать, — дрожащим голосом ответила Эвелин.

— Вот видишь? тебе исполнится четырнадцать, и ты вернешься домой. Ну а пока тебе придется пожить в Литлэнде, — ответил Архибальд.

— Но день рождение нескоро. И как же мои мама и папа?

— На них я наложу заклинание. Они не будут помнить тебя, пока ты не вернешься.

Эвелин вытерла слезы и немного успокоилась.

— А что же делать мне?

— Для начала я сообщу об этом Сигуранту.

— Они же знают, что я здесь, разве нет? — у Эвелин защипало в носу. — Теперь меня поселят в тюрьму.

Архибальд улыбнулся.

— Во-первых, ты ещё не взрослая, во-вторых, теперь ты волшебница — часть этого мира, а значит, Сигурант не может тебя отправить в тюрьму, из-за этого. Правда, тебе придётся пройти отбор, как и всем волшебникам. Тебя отправят на одну из семи, то есть шести территорий, — поправился маг.

— Но я хочу остаться здесь! — воскликнула Эвелин. — Я… У меня появились друзья…

— Увы, но это закон, — перебил её Архибальд, слегка прикрыв глаза. — Мы должны его соблюдать.

Эвелин опустила голову. Ей больше не хотелось плакать, но на душе легче не становилось.

— Вы сказали семь территорий, — вспомнила девочка, — а потом исправились на «шесть». Сколько их?

Архибальд молча достал из кармана футляр, внутри которого лежала руна. Маг отошёл от стола, доставая руну, и коснулся ей до пустой стены. Стали появляться золотистые огоньки, похожие на те, что были возле леса. Они образовали карту. На ней выделились границы территорий, внутри которых сформировались изображения, видимо, обозначавшие что-то.

— Это Литлэнд. Вот Грандесвот. — Архибальд указал на южную территорию. — Как ты уже наверняка заметила, нашим гербом является огненный феникс и соответствующий ему красный цвет. А это Мильстервок — западная территория герб — медведь. Он указал на северо-западную территорию. — Это Богризет, герб — скорпион. В южно-восточной стороне Сонтрисбай — единорог, западнее от него — Прокиндуй — кролик, и Клистен — единственная территория, которая имеет неодушевленный символ — Гоблинский камень, — пояснял волшебник, показывая на территории слева направо. — Но есть, точнее была, еще одна территория. Блэкритгун. Ею, в отличие от остальных, правила королева — страшная ведьма, которая нагоняла ужас на волшебников, убивала, насылала болезни. Её звали Моргана Брадберри. Сейчас Блэкритгуна не существует, а Моргана давно умерла. Так что нам нечего бояться, — уверенно добавил Архибальд.

Он прошелся по кабинету, разминая ноги, подошел к полкам.

— Думаю, ты уже проголодалась, тем более пора на ужин, — повернулся он к девочке. — Завтра в девять утра ты отправишься в Сигурант для распределения. Я сообщу им о тебе, когда буду разговаривать о происшествии на стадионе.

Вспомнив про дракона, Архибальд поменялся в лице. Его брови опустились, и Эвелин заметила тревогу в его глазах. Но в эту же минуту его лицо снова поменялось и приняло обычный, доброжелательный вид.

Мэлвин добродушно улыбнулся, смотря на Эвелин, и пошел к лестнице.

— А можно еще один вопрос?

— Ты его уже задала, — сказал Архибальд.

Возникла небольшая пауза, Эвелин не знала, что сказать.

— Спрашивай.

— Как вы узнали кто я?

Архибальд внимательно посмотрел на Эвелин и, будто улыбаясь, произнес:

— Некоторые вещи я не могу тебе раскрыть. — И уже с немного другой интонацией произнес: — Я сообщу заведующему о тебе. Спускайся вниз. И хорошего вечера.

— А что скажите о моем обереге? — Эвелин достала солнце и показала Архибальду. Тот замер на месте и поменялся в лице. Было понятно, что Мелвин знаком с этой вещью, но виду не подал.

— Хорошего вечера, мисс Грей.

Он спустился по лестнице, а Эвелин продолжала стоять, пока усваивала услышанное. Но когда она перегнулась через перила, чтобы спросить что-то еще, Архибальда на месте не оказалось.

Эвелин услышала уже знакомый звук, обернулась и увидела лист пергамента, возникший на стене около лестницы. На нем одна за другой появлялись буквы:

«УЖИН ГОТОВ. ПРОСИМ ВСЕХ ПРОЙТИ В СТОЛОВУЮ».

Эвелин решила, что пора возвращаться в Жальную комнату к ребятам, так как дорогу в столовую она не знала.

Она спустилась по лестнице и вышла из кабинета. Девочка уловила щекочущие нос ароматы еды, разносившийся по всему замку, и вспомнила пирожки, которые готовила её мама.

Эвелин вернулась на второй этаж, где теперь располагалась её комната. Пустые коридоры заполнили волшебники, которые обсуждали недавний случай с драконом на стадионе. В толпе Эвелин увидела Тома, Каролину, Хлою и Алекса. Она поспешила к ним, чтобы поделиться не очень хорошими для нее новостями.

— О, Эвелин! — воскликнул Алекс, заметив девочку.

— Ну, рассказывай, как все прошло? — заинтересовано спросил Том.

Все почти в порядке, только как вы собирались меня отправить домой, если волшебникам до четырнадцати лет нельзя виллипортироваться из Литлэнда? — с накатывающемся раздражением спросила Эвелин.

— Не может быть, — нахмурилась Каролина. — Я не знала.

— А нам уже есть четырнадцать, — заметил Том, — поэтому мы с тобой прошли.

— Точно.

— Вы не знали? — удивилась Хлоя. — Ребята, вам надо меньше прогуливать уроки.

— Поэтому я остаюсь здесь больше чем на полгода, — вздохнула Эвелин.

Том вдруг заулыбался и с радостью выдал:

— Здорово!

Остальные с недоумением уставились на него, из-за чего он смутился.

— Э–э–э… Вы не подумайте, я просто рад, что мы избежали наказания, вот и всё.

— Ладно. Что будет делать Архибальд? — спросил Алекс — Ведь такое случается в первый раз, когда человек попадает…

— Говори тише, — шикнула на него Хлоя.

— …когда человек попал в Литлэнд, да еще и стал волшебником, — уже тише закончил мальчик.

— Ну, он, может быть, и оставил бы меня, но всё не так просто. Завтра меня отвезут на отбор по территориям, — с какой-то грустью сообщила Эвелин.

— Точно, отбор! — стукнула себя по лбу Каролина. — Обычно он проходит при рождении, поэтому я совсем забыла о нем.

Через подземелье, где было холодно они вышли на второй этаж, к северной части замка. Там и находилась столовая.

— А где Робин? — спросила Эвелин, вдруг понимая, что его нет рядом.

— Он сегодня дежурный по столовой, так что мы его увидим там, — пояснил Алекс.

Они подошли к огромной двери, рядом с которой весела табличка: «Столовая».

Двери сами отворились, и все вошли в огромный зал, где стояли около сотни пятиместных деревянных столов, за которыми сидели молодые колдуны. Эвелин стала осматривать зал. От серых стен веяло холодом. Казалось, что вместо них стоят огромные панорамные окна. У Эвелин складывалось впечатление, что она находится в аквариуме или на улице, где идет дождь. На потолке висело четыре большие люстры со свечами.

— Это что, настоящий дождь? — удивилась Эвелин.

— Зал показывает погоду, которая сейчас снаружи.

Девочка с удивлением еще раз осмотрела стены, а после взглянула на пол и увидела желто-красные листья и сухую траву, шевелящуюся будто от ветра, которого и в помине не было. Казалось, что листья с травой находятся под очень чистым стеклом.

— А разве это не окна? — поинтересовалась Эвелин.

— Нет, — весело ответил Алекс и прошел вперед к столу.

В зале практически не было слышно разговоров, а только стук ложек о тарелки и звон бокалов. В каждом из десяти рядов стояло такое же количество столов.

— А кто они? — спросила Эвелин, глазами указывая на четырех человек сидящих на другой стороне зала.

— Они заведующие четырьмя частями замка. Женщина в белой мантии — наша заведующая, Лора Флэтчер, — пояснил Том, и Эвелин вспомнила табличку, в коридоре, когда шла к Архибальду. — Она добрая, но только если ты соблюдаешь порядок.

Эвелин посмотрела на нее, но тут же переместила взгляд, потому что заведующая посмотрела на девочку.

Подойдя к столу, за которым в одиночестве сидел Робин, они увидели, что одного места не хватает. Робин тут же встал и отправился за стулом и еще одной тарелкой.

На столе ничего не было, кроме тарелок, комплектов из ножа, вилки, ложки и стеклянного бокала для каждого. Маленькая, тканевая салфетка, лежащая на столе, взмыла в воздух и упала Эвелин на колени.

— Скажи тарелке, что ты хочешь, и она тебе это даст, — пояснил Том, у которого пока тоже было пусто. — Только несъедобное не проси.

Вдруг резкий, громкий раскат грома прозвучал в зале. От неожиданности Эвелин вскрикнула и случайно задела бокал, который полетел на пол и разбился.

Многие сидевшие в зале повернулись к их столу. В зале раздались смешки, но они вскоре затихли.

Эвелин слегка покраснела, подвинула стул, но вдруг ногой коснулась чего-то мягкого и пушистого. Под столом находились два Лолена и убирали осколки разбившегося бокала, что-то бормоча себе под нос.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.