электронная
40
печатная A5
381
18+
Это любовь

Бесплатный фрагмент - Это любовь

Книга, которая принесет вам счастье

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7293-3
электронная
от 40
печатная A5
от 381

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Книги о любви и счастье подобны инструкциям к бытовой технике — их начинают читать, когда уже почти все сломано.

Часть I. В поисках любви

Франция. Бурный XVI век. По улицам Парижа с гордо поднятой головой шагает де Ла Моль, самый счастливый человек самой прекрасной страны. Он избранник королевы, любовник девятнадцатилетней пылкой красавицы. Впереди до всех горизонтов де Ла Молю сияет невиданное счастье!

Вспомнили роман «Королева Марго»? Тогда вы знаете финал — арест, неслыханные пытки, раздробленные кости, плаха. И отрубленная голова счастливца в корзине палача. И она же — забальзамированная — на столе королевы.

Вы скажете, что это сочинение, выдумка? Вот история: одного из многочисленных любовников Маргариты де Валуа казнили прямо на ее глазах. И таких романтических трагедий, когда за любовь платили жизнью, известно тысячи и тысячи, а сколько их еще случится.

Любовь… что же это за такое великое чувство, ради которого люди идут на казнь, на верную гибель? И отчего в нем все так зыбко, ненадежно, непредсказуемо? И почему это прекрасное путешествие в неведомое, эта сказочная прогулка по облакам часто заканчивается катастрофой?

Что есть любовь?

Хотите узнать ответ сразу? Ничего не получится. Даже интернет не поможет. В век всеобщей информированности, когда все всё знают, в этом вопросе вы не сможете шагнуть даже на его первую ступеньку. Глухую стену вы обнаружите перед собой, столкнетесь с чем-то невообразимым. А дело в том…

Глава 1. Невероятный факт

О любви никто на свете

Верных слов не может выдумать.

Тихо дует этот ветер,

Молчаливо и невидимо.

У. Блейк

Тайна пяти тысячелетий

В данный факт невозможно поверить, но никто не может нам точно сказать, что такое любовь.

Включим радио — каждая вторая песня об этом удивительном чувстве. Клацаем пультом телевизора — редкий фильм обходится без любовной линии. Откроем томик стихов — почти вся поэзия о ней. А что есть любовь? Почему побаивается этой темы школа, сторонятся ее ученые? Где общепризнанные формулировки? Отчего молчат обычно говорливые академики? Неужели невероятный факт имеет место быть, и люди просто не знают, в какие слова облечь столь дивную эмоцию?

Мы привыкли считать, что удивительное чувство любви есть великая тайна. И это действительно так. Сколько мудрецов и поэтов пытались поймать ее, как золотую рыбку, в сети определений, предложений и слов, а она с легкостью ускользала и продолжала резвиться в бурном житейском море. А сколько философов смотрели в лицо этого сфинкса, но так и не разгадали его загадку.

Тайна любви. Миллиарды людей о любви говорили, миллионы рассуждали, так неужели они до сих пор не смогли ее объяснить? Может быть, искомое определение любви создано? И все не так загадочно? И мудрецы прошлого давным-давно ответили на вечный вопрос?

История письменности насчитывает около пятидесяти веков. Шумерская клинопись была создана в четвертом тысячелетия до нашей эры, приблизительно в период Урук III — Джемдет-Наср. Приблизительно в то же время иероглифы входят в обиход в Египте и Китае. Пять тысяч лет. Пятьдесят веков. Две эры. Неужели за это время люди так и не смогли сочинить и зафиксировать точное определение любви?

Будучи еще молодым, я пытался найти искомое определение, но так его и не нашел. Вы не представляете, как это меня тогда поразило, и на многие годы загадка любви стала для меня тайной №1. Тогда же я самонадеянно решил закрыть тайность веков. И уже гораздо позже понял, что само наличие загадки любви, этой тайны №1 истории человечества, неизбежно влечет загадку №2, не менее интересную, суть которой будет раскрыта буквально через несколько страниц, в конце главы.

Больше того, в связи с тайной №1 и моими попытками с ней разобраться, я обнаружил и мой личный секрет, назовем его тайной №3. Но этот личный секрет, напрямую связанный с тайной главной, основной, первой, я смогу назвать и раскрыть только в конце книги, не раньше и только в том случае, если буду уверен, что мы до донышка, до самых основ разобрались с главной тайной и наконец-то ответили на вечный вопрос «Что такое любовь?»

Получается, тайна любви — это есть некая матрешка. И только добравшись до самого глубинного уровня, раскрыв тайну общую, главную, мы сможем ответить на все наверченные вокруг него вопросы, раскрыть все прочие смыслы, связанные с любовью.

Вот и вернемся к загадке любви, этой мировой тайне №1. Повторяю, никто в мире вам не может просто и точно объяснить, чем является наше высшее чувство, самая волшебная человеческая эмоция.

Полноте, да не может такого быть! Или может? Давайте проверим. Это интересно!

Утверждение, что тайна №1 абсолютно нераскрыта столь важно, фундаментально, вызывающе, что не может быть голословным. Это ни в коем случае нельзя принимать на веру. Это обязательно надо и доказать, и показать, дабы не обессмыслить все наши поиски.

Мудрость веков о тайне №1

Посмотрим, что пишут о любви ученые мужи и откроем старенький «Большой энциклопедический словарь».

Любовь, интимное глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею. В древней мифологии и поэзии — космическая сила, подобная силе тяготения.

Формально к данному определению нельзя предъявить претензии. Вроде бы все верно, гладко. А по сути? Увы, с содержательной точки зрения энциклопедическое определение не выдерживает критики. Здесь мы имеем чистую описательность. Данное определение абсолютно не выявляет сути феномена любви, не проясняет его содержания и поэтому никак не может считаться окончательным и исчерпывающим ответом. Согласитесь, данная формула вызывает массу вопросов. Что за чувство, каков его характер? Ведь и зависть, вспомним Сальери, может быть очень интимным и глубоким чувством, да и направленным на весьма достойный объект.

К тому же в энциклопедическом определении есть плохой признак — перечисление. Как только мы видим перечисления в общем определении — личность, человеческую общность или идею — дело плохо. Значит, определяющий не видит за деревьями леса, не понимает его дремучую суть, раз пересчитывает отдельные осины. Это общее правило по оценке правил.

Может быть, западный мир знает больше? Уж там мы найдем авторитетное мнение. Проверим и откроем энциклопедию на английском языке. Любовь, — читаем там, — глубокое, нежное, не поддающееся объяснению чувство привязанности, стремление заботиться о ком-то, возникающее как следствии схожести, осознания привлекательности черт или, напротив, исключительности.

Увы, не поддается в западной традиции любовь объяснению. Об этом прямо пишут западные авторы в многочисленных популярных книжках о любви. «Химия», «кемистри» — этим словом сплошь и рядом в англоязычной литературе объясняется феномен любви. Точнее — никак не объясняется. «Химия», «кемистри», она либо есть, либо ее нет. Мол, существует некая магия биохимических процессов, пляска известных гормонов, но точно определить ее нет возможности.

А что профи?

Обратимся к узким специалистам и заглянем в «Словарь психологии». Но что это?

Любовь — градационно-повышенное чувственно-эмотивное состояние психики индивида, сынтенционированное на предмет своей симпатии, …сублимативная модальность-степень чувственно-эмоционального респектположительного эгосимпатизированного отношения…

…эрососостояния захватывают субъекта тотально целиком и достигают своего апогейно-определенного пирамидального аффект-экзальтированного, аффект-экстазного феномена;

И две страницы в таком же духе. В чем недостатки такого подхода? Они очевидны. При наличии верных и точных деталей, господствует эклектичность и описательность, преобладают второстепенные частности и все те же «нехорошие» перечисления. И самое главное: по-прежнему не ухвачена суть явления, которую профессиональные психологи заменяют описанием свойств дивного состояния. А интуиция нам подсказывает, что суть любви, несмотря на многообразие внешних проявлений, проста и конкретна. В энциклопедиях мы видим лес, в словаре психологии — отдельные кусты и деревья, а нас все-таки интересует карта леса.

Промежуточный вывод: в энциклопедиях работающее определение любви нам не найти.

Теперь послушаем философов и поэтов, украсивших бриллиантами афоризмов страницы книги мудрых мыслей. Уж мудрецы и поэты знают толк в нежном чувстве! Итак, что они говорят? Увы, нас ждет глубокое разочарование. Дело вот в чем: высказывания мудрецов о любви сплошь и рядом противоречат друг другу.

Любить глубоко — это значит забыть о себе. Ж.-Ж. Руссо

Истинная сущность любви состоит в том, чтобы… обрести самого себя и обладать самим собой. Г. Гегель

Так забыть о себе? Или обрести себя?

* * *

Великая любовь неразлучна с глубоким умом. И. А. Гончаров

Любовь часто отнимает разум у того, кто его имеет… Д. Дидро

* * *

Все побеждает любовь, покоримся ж и мы ее власти. Вергилий

Я отрицаю то царственное место, которое дают любви в жизни, и отрицаю ее самодержавную власть… А. И. Герцен

* * *

Любовь может изменить человека до неузнаваемости. Теренций

Только любовь делает человека самим собой. Платон

* * *

Такую игру можно продолжать до бесконечности, и пары высказываний, в которых смыслы спорят друг с другом, можно подбирать десятками, если не сотнями.

Гуглим родимую

Хорошо, обратимся к нынешнему Всезнайке, нырнем в интернет.

Приведем фрагменты из сетевых статей.

Любовь — универсалия… векторно направленная на свой предмет и объективирующееся в самодостаточном стремлении к нему… Любовь является сложным комплексным феноменом…

Любовь выступает творческой силой, дающей человеку возможность прикоснуться к Вечности…

Мы можем встретить разные представления о любви и разные значения самого слова «любовь».

Любовь — отношение к кому-либо как безусловно ценному, объединение и соединенность с кем воспринимается как благо…

Любовь — это сила, влекущая половины, оставшиеся после наказания богов, к воссоединению…

Любовь — это объединение с другим человеком при условии сохранения обособленности и целостности самого себя…

Ну, процитировали мы интернет от Платона до Фромма, и что? Да ничего. Толком мы так ничего и не выведали. Что нам подсказала сеть? Ничего нового. Сложное чувство, тысячи мнений, а точного, системного, универсального определения как не было, так и нет.

Что есть любовь? Зачем она? В чем ее назначение? Творческая сила… прикоснуться к вечности… благо… — и это все? Да, благо. Да, удовольствие. Любить приятно. Но природа просто так никого не вознаграждает. Поели? Получите удовольствие за поддержку организма, за работу по самосохранению. У природы для нас заведен строгий учет, награды она всегда выдает за заслуги. А чем мы заслужили любовь? За что нам природа платит волшебными мечтами? За продолжение рода? Избыточно. Для размножения секса достаточно. Так за что нас одарили любовью? Нет ответа в сети, молчит интернет, не выдает тайны. От слов рябит в глазах, а главного — смысла — не найти.

Подобьем сальдо. На пяти страницах мы полностью разобрались с итогами пяти тысячелетий и теперь не сомневаемся, что ни философы, ни поэты, ни мудрецы, ни ученые энциклопедисты тайну любви нам не откроют. Ну, не ведают они, что это есть за феномен. За пять тысяч лет, в течение которых человек царапает глиняные таблички, выводит знаки на пергаменте, скребет гусиным пером, стучит по клавиатуре ноутбука, созданы миллиарды и миллиарды текстов. Увы, ни в одном из них точного определения любви нам не найти. Вывод сколь невероятен, столь и неутешителен: раскрывающего тайну любви текста в этом мире просто не существует. Что такое Любовь? Неизвестно. И, как и прежде, дивным и непонятным миражом маячит перед нами тайна №1.

Фактически мы сейчас с вами и сформулировали тайну №2. В чем она? Да в наличии тайны №1! Существование загадки любви само по себе есть загадка. Как же так? Почему за многие тысячелетия лучшие умы человечества так и не смогли раскрыть тайну любви? Интересно, чем они столько времени занимались?

Десятки миллиардов людей разумных, живших и живущих на планете Земля, находили в высшей эмоции свою радость и счастье, а смыслов ее так и не смогли облечь в точные слова. Согласитесь, это само по себе чудо и тайна. Миллионы интеллектуалов бились над простейшей, казалось бы проблемой, но кроме метафор ничего нам не оставили. А ведь любая старшеклассница чувствует все главные смыслы любви, так почему даже академики не могут облечь все наши интуитивные «понимания» в осознание?

Нашу инструкцию к любви и счастью начнем с квеста-исследования. Начнем уровень за уровнем проходить «игру» по раскрытию тайны любви. И вот только пройдя все круги этого рая, все этажи данной проблемы, весь этот исследовательский квест до финального уровня, мы сможем оглянуться, оценить трудности пройденного пути и понять, почему до сих пор никто еще не смог добраться до этого вселенского полюса.

Когда-то много лет тому назад я отправился в это великое путешествие-приключение по исследованию любви. Предлагаю за минуты повторить путь длиною в годы.

Итак, наше свободное исследование начинается! Мы отправляемся на поиски любви и ее истины. По дороге одних гениев мы призовем на помощь, мнения других оспорим, но не успокоимся и не остановимся до тех пор, пока на финальной странице уверенно не скажем: «Это Любовь!»

Глава 2. Как я за месяц расщелкал проблему тысячелетий

Стена из пустоты

Объект. Я сходу ввел это понятие и тем исправил недостаток сотен определений любви. Человек, идея, страна — какой смысл перечислять точки приложения любви, когда их можно заменить единственной категорией. Механизм высшей эмоции очевидно универсален. Без Объекта он не запускается, не приводится в действие, работает вхолостую.

Без чего не бывает любви? Что нам должен предоставить мир, чтобы она случилась? Когда душа скучает? Когда нам пресно, кисло жить?

Одиночество — вот приговор для гормонов. Чувствам требуется конкретная цель. А когда наш взгляд упирается в непреодолимую стену из пустоты, когда и скучно, и грустно, и некому руку пожать, когда один — дурак, другой — подлец, вот тогда и речи не может быть о высоких чувствах.

Вывод?

Напрасно в энциклопедии перечисляют «устремленность на другую личность, человеческую общность или идею». Достаточно заменить любые списки одним словом объект. Именно объект обязана предоставить нам вселенная, чтобы свершилось гормональное чудо, заработала «химия». Найдет душа достойный объект для своих чудных притязаний, тогда и случиться заветное. Не найдет? Извините.

Вполне довольный началом, я принялся рассуждать дальше. Тогда я уже знал, что в энциклопедиях и словарях нет работающего определения любви. Не спасут и любые другие книги — в них поэты, афористы, философы говорят невпопад. Что делать? Покончить с застарелой проблемой самостоятельно. Тогда мне казалось, что все в мире просто. Давно это было.

Проблему я стал решать по заветам Шерлока Холмса, с помощью его знаменитого дедуктивного метода. Все выглядело элементарно. Выявляем из тысяч любовей самые общие элементы. Находим закономерности их взаимодействия. Формулируем все в самом общем и простом виде — получается закон. Все! Это и будет правильная, финальная теория высшей эмоции.

Так я подумал и принялся стирать случайные черты и отсекать все лишнее.

Моя первая теория любви

Итак, мы ввели понятие объекта. Его обязана нам предоставить вселенная, это ее обязанность. А что мы сами должны предъявит миру, дабы случилось гормональное чудо?

Природа заключила с человеком любовный завет. По данному контракту Природа обязуется нам предоставить объекты, дабы мы имели адрес для своих мечтаний. Отлично. Явлен нам ядреный, качественный объект. Что дальше? Каковы обязательства по договору с нашей стороны?

Что нас вечно заботит? О чем мы все время думаем и говорим? Что мы должны предъявить Природе?

Страхи и желания. Наш долг покрываться потом от ужаса, вожделеть, быть животными. Без этих дров печку психики не раскочегарить. Психике требуется топливо, чтобы запустить механизм любовной идеализации. С чего начинается высокое чувство? С потребности. От чего оно танцует? От желания. Вот его стартовый капитал, начальный импульс.

Без вожделений и опасений любви не бывает. В ее основе — все те психические напряжения, которые человеку подбрасывает собственное тело. Страхи, вожделения, потребности, разнообразные стремления — все наша психика способна переработать в любовь и различной степени симпатии, разумеется, при выполнении определенных условий. И именно пестрота наших желаний затемняет суть любви. Курортнику подавай солнце, пахарю — дождь, парусу — бурю, тинэйджеру и пенсионеру — интернет, и вся эта противоположность устремлений затемняет простую подоплеку наших мечтаний. Оттого и так много определений любви.

Итак, основа высшего чувства одна — наши страхи и желания. И мы все время ищем объекты, которые защитят нас от первых и удовлетворят вторые. Итак — мяч на центр! Игра началась. Мир явил нам милый объект. Тело накачано желаниями, подсознание изнывает от страхов. Все ли готово для любовной игры? Можно ли начинать комбинировать и финтить, нападать и защищаться, воздыхать и мечтать?

Нет.

Только объекта и простых желаний мало для страстного чувства. Еще кое-что требуется. Что? Для ответа обращусь к Вильяму нашему Шекспиру. Открываем томик пьес и читаем докторскую диссертацию — а то берите выше, целое академическое исследование на тему любви и счастья — под названием «Ромео и Джульетта». Мы помним, в этой трагедии определяющую сюжетную роль играет вражда между семьями Монтекки и Капулетти.

Перед нами классический любовный случай.

Столкнулись две юности. Либидо плавит мозги. Гормоны пляшут джигу. Что дальше? Секс? Фи, это же моментальный финал любовной пьесы. А где чудо, трагедия где? Драматург такую коллизию великолепно понимает и ставит между молодыми людьми барьер — кровавую вражду семейств. И действо закрутилось!

Барьер — это бесподобный прием, универсальное средство для выхода психики на уровень идеализации. Барьер запускает механизм мечты, включает фантазию, доводит страсть до предельного уровня мечтаний, до абсолютной идеализации и мечты о полном и идеальном удовлетворении желаний.

Плавно течет река желаний. Бац! На пути эмоционального потока возникает плотина. Тут-то все и начинает бурлить. Именно барьер помогает возбудить желанья до предела, а заодно создает условия для разбега и взлета фантазии, дает время душе переплавить заурядную похоть в волшебство мечты. Такой этап идеализации Стендаль называл любовной кристаллизацией.

Вернемся к пьесе Шекспира. Знаменитая сцена у балкона. Почему балкон столь выигрышен для девушек? Он и барьер, делающий девицу недоступной, и одновременно — идеальные подмостки. Балкон возносит Джульетту ввысь, чуть ли не в небесные существа, отрывает от грешной земли, идеализирует ее, и одновременно ставит преграду.

Пока мы, зевая, тянемся к яблоку, душа молчит, но стоит какому-то гаду ползучему прошипеть «низ-зя», как запретный плод начинает перевешивать все блага рая. Неудовлетворенное вожделение, наткнувшись на преграду, достигает степени гипержелания, тогда-то и начинаются в психике самые интересные процессы. Избыточное дерзновение души зажигает над объектом нимб эксклюзивности, и нам начинает казаться, что именно этот фрукт только и сможет исполнить наши желания самым полным и идеальным образом.

Барьер делает запретный плод сладким за счет решения двух задач. Во-первых, желание под действием запрета доводится до уровня гипержелания, достигает максимума. Во-вторых, появляется время, чтобы запустить механизм идеализации объекта. Включается фантазия, возбуждаются мечты, начинает работать всем нам знакомый механизм стремления к счастью. Неудовлетворенное желание начинает верить, что именно этот объект идеален и способен его удовлетворить по-особенному.

Стремление к счастью — здесь ключевое понятие, ведь именно стремление к счастью есть основной, сердцевинный процесс человеческой психики.

Стремление к счастью — это мечтания о полном и идеальном удовлетворении желаний.

Вернемся к Шекспиру.

Ромео встретил Джульетту. Вскинулась юношеская гиперсексуальность и тут же наткнулась на барьеры — балкон, кровавую вражду. Проклятые препятствия постоянно мешают моментальному исполнению обычных для молодых людей желаний, но и они же поднимают градус стремления к счастью до точки кипения, до уровня бессмертной любви. Неудовлетворенная страсть заставляет работать на полную мощь мечту о полном и идеальном исполнении желаний.

Шекспир в своей гениальной пьесе с четкостью программиста изложил все этапы и необходимые составляющие великой любви. Просто руки чешутся расписать пьесу великого англичанина в блок-схему с квадратиками и стрелочками или хотя бы по пунктам указать этапы становления бессмертного чувства юного Ромео.

Желание — гиперсексуальность молодого Монтекки.

Объект — Джульетта.

Барьер — вражда веронских семей плюс проклятущий балкон.

Любовь.

Схема выглядит универсальной.

На вход психики поступает желание. Некое препятствие включает мечтательный механизм стремления к счастью, и человек начинает фантазировать о его полном и идеальном удовлетворении. Если объект поспешит стать рядом и достоверно наобещает размечтавшемуся субъекту таковое удовлетворение, то дело любви обеспечено.

Все. Теория любви создана. А задачка-то оказалась пустячной. И чего мудрецы пять тыщ лет головы ломали? Да мы за пять минут расщелкали тайну любви и получили искомое определение.

Внимание! Перед нами точное определение любви

Любовь — это сфокусированное на объект стремление к счастью.

Раскроем матрешку определения.

Любовь — это сфокусированные на объект мечтания о полном и идеальном удовлетворении желаний.

Напомним: стремление к счастью — это и есть мечтания о полном и идеальном удовлетворении желаний. Если мы ждем от объекта шедеврального исполнения навалившихся на нас хотений, значит, мы любим его. Для любви именно вожделения, потребности есть самая настоящая шагреневая кожа. Покуда мы желаем, до тех пор мы и любим. Но одного желания мало, требуется и способность конвертировать свои вожделения в идеальные фантазии, а этот талант вполне индивидуален. Ну, еще и с объектом должно повезти, не каждому дано встретить объект, который возьмет на себя труд обещания идеального. Природа не Шекспир, лень ей для каждого озабоченного Ромео Джульетту сочинять. Тут как карта ляжет.

Любить можно человека, город, страну, идею, деньги, но в любом случае объект любви берет на себя завет обещать, сулить нашим желаниям своими идеальными черточками полное удовлетворение. Отсюда и такая сумятица в попытках прояснения сути любви. Пестрота человечьих хотений заслоняет собой простой мечтательный механизм перевода вожделений в любовь.

Жизнь в топку психики может подбросить любое любой стресс — страх смерти, сексуальное возбуждение, голод, но всеядной этой топке любое горючее в радость. Всего-то и нужно наличие объекта, способного зажечь огонь фантазий, да барьер, мехами раздувающий пламя. Есть таковые условия? Тогда и проблем нет! Вожделения с радостью перегорят в мечтания, причем такой силы, что все свое счастье человек с радостью свяжет с подвернувшимся «идеальным» объектом.

Поздравляю, вечная проблема нами решена! Гэйм овер. Кончен бал. Полюс достигнут. И над чем веками пыхтели и мучились философы да мудрецы? Повторим искомое финальное определение:

Любовь — это сфокусированные на объект мечтания о полном и идеальном удовлетворении желаний.

Неужели действительно все? И тайна веков раскрыта? Не торопитесь закрывать книгу. На самом деле наша ракета все еще тужится на стартовой площадке, реактивные пары разводит. Мы пока что от земли даже не оторвались, а предстоит нам долететь до самых звезд.

Тогда я этого не понимал. Многие годы мне казалось, что дело сделано, и тайна №1 исчерпана навсегда.

И вдруг все рухнуло.

Победа? Катастрофа!

Зачастую победа — это всего лишь приятная пауза перед поражением.


Почти двадцать лет я пребывал в приятной уверенности, что играючи расщелкал сверхзадачу пятидесяти веков. Этак пришел, увидел, расщелкал. И с какой стати мудрецы тысячи лет чесали затылки, когда тут работы на несколько минут? Листнул Шекспира, вычленил суть и походя сформулировал смыслы любви со всеми ее глубинами.

Ослепление мое продолжалось долго. И основания тому имелись.

Вскоре после «открытия», я опубликовал несколько статей на эту тему, в том числе и в журнале «Химия и жизнь» (благодаря доброте замечательного редактора и писателя Бориса Горзева), выложил тексты в интернете. Пошли отзывы, в основном хорошие. Тема, казалось, закрыта навек.

Разве нет?

По моей схеме все получалось элементарно. Нас душат страхи за себя и близких, беспокоят болезни, обуревают вожделения, кусает зависть, а защиты и успокоения нет. Приходится от безысходности и для защиты быстренько находить объект, обещающий все идеальным образом устроить. Дальше просто: фокусируем на объект все неисполненные мечты, желания, запускаем механизм идеализации объекта — вот вам и любовь!

Разве не так?

Плюс неуместное перечисление целей любви мы заменили универсальным словом объект, и список противоречивых желаний свелся к факту самого желания. Ну, а мечты о полном и идеальном удовлетворении желаний и есть сам смысл любви, ее суть и нерв.

Все просто. Взметнулось желание. Рука тянется к яблоку. Бац! Шлепок по руке свыше! Барьер, однако… вожделение забурлило, мечты разбушевались, придали объекту идеальные черты — здравствуй, любовь.

Так барьер смерти подстегивает любовь к жизни. И никогда мир не кажется таким прекрасным как через решетку тюремной камеры.

Первые сомнения у меня появились после критики читателей. Положительных отзывов приходило больше, но отрицательные оказались полезней.

9. Римма. [ответить] Я с вами не согласна! Всё не так. Вы описали не любовь, а лишь влюбленность. Это два разных понятия, влюбленность может перерасти в любовь, а может, и нет.

15. Мила. [ответить] Рассуждению о любви, как о желании, наткнувшееся на преграду. Это вызвало ощущение того, что автор-циник, эгоист и какой-то однобокий тип, пытающийся объяснить то, что сам очевидно не испытал или слышал от других.

32. Лёха [ответить] Не-а. Не определил ты, что такое любовь. В печку сие.

В общем, дошло до меня: а ведь читатели правы! Поверхностным получилось определение, глубинную суть явления оно не раскрывает. Внешний контур ухвачен, направление лыжни верное, но копнул только на полштыка. Эгоистичной, самовлюбленной получилась любовь по моей теории, приземленной. А ведь мировая история может нам предложить тысячи и тысячи примеров жертвенной любви. Нет, не эгоизм доминирует в истинном высшем чувстве. Кривым, одноногим получилось определение. Настоящая любовь щедра без меры, великодушна, а тут эгоизм, самолюбование. Можно сходу привести сотни примеров жертвенной, альтруистичной любви, тут и жены декабристов вспоминаются, и потрясшая мир история английского короля Эдуарда VIII, которой отрекся от престола ради любимой женщины.

Сравниваем эти благородные истории с плодом моих умствований.

Любовь — это сфокусированные на объект мечтания о полном и идеальном удовлетворении желаний.

Не разрыв, а целую пропасть между жертвенной практикой и эгоистической теорией невозможно не заметить.

Типичная ошибка

Почти все путают любовь с влюблённостью… Влюблённость принадлежит к животной природе человека, любовь — к его зрелости.

Валерио Альбисетти

Тогда я еще не знал, что эгоизм есть первейший признак не любви, а влюбленности. Настоящая любовь — чувство не для Нарциссов. Классное исполнение желаний? Но ведь только к этому приземлению наше нежное чувство не сводится! Не одно, пусть и изысканное потребление, маячит на горизонтах любви, а и нечто высшее, пока неназванное, и простая мечта об удовлетворенных желаниях явно не в силах исчерпать всю суть феномена.

Читатель Римма права, и речь в нашем определении идет именно о влюбленности. (Кстати, само слово влюбленность, насколько я помню, придумал Карамзин.) Хочешь от объекта отменного исполнения желаний? Получи влюбленность, но не рассчитывай на космическое чувство, сотрясающее небесные сферы и шекспировские подмостки. Приятство — да, но это еще не звезды, не полет!

Саманта, самая сексуальная из четверки героинь фильма «Секс в большом городе», так объясняла подружкам, почему она бросила весьма симпатичного парня. Оказывается, он стал слишком занимать ее мысли, а она привыкла думать только о себе и своих желаниях. Грузить себя любовью? Это не для такой искательницы сексуальных приключений как Саманта.

Впоследствии я нашел десятки текстов и сотни примеров, указывающих на лакмусовое отличие влюбленности от любви — эгоизм. Так что кто только не принимал на земле влюбленность за настоящую любовь. Может быть, это вообще самая типичнейшая ошибка.

Но не только «эгоистичность» моего первого определения любви, доказывало его ошибочность (недостаточность). Слишком много это определение навязывало объекту. Что мы видим в жизни? Объект перед нами скромный, чуть ли не замухрышка, — смотрю ему вслед, ничего в нем нет, — а цветы в душе влюбленного субъекта распускаются до небес! И это происходит сплошь и рядом, когда по своим скромным внешним данным объект несопоставим с бурей эмоций в нашей душе. Объекта на копейку, а фантазий он пробуждает на рубль. Почему? Нет ответа в нашей формуле.

Запомним этот ключевой парадокс. Без разрешения данного фокуса истинного смысла высшего чувства нам не раскрыть.

Подведем предварительные итоги. В первой попытке я повторил на бумаге обычную ошибку, которую мало кто не совершал в жизни.

Итак, мы лишь взяли разбег, разобрались только с влюбленностью, а до высшего чувства не допрыгнули. Зато осознали типичную ошибку, и теперь можем искать разгадку тайны №1 на другом уровне нашего исследовательского лабиринта. Шишка эта нами набита не зря. Если доберемся до полюса проблемы, лучше будем понимать, что путь был хоть и с зигзагами, но правильным.

Осознав крах первой попытки, я решил взяться за тайну №1 всерьез. Системно. Уже было понятно, что проблема в характере идеализации, в ее вывертах. Во время любви идеализация происходит явно не простая, а золотая — комплексная. Она не сводится к базовым вожделениям тела. Здесь — ключ к проблеме.

А что нужно для того, чтобы решить проблему строго, системно?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 381