электронная
80
печатная A5
334
18+
Если бы ты меня любила…

Бесплатный фрагмент - Если бы ты меня любила…


Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-0688-8
электронная
от 80
печатная A5
от 334

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ

В каждом из нас живет демон и ангел. Способен ли демон на любовь, а ангел на убийство и жестокость? Или вы пребываете в иллюзии стереотипов, наделяя ангела крыльями и нимбом, а демону навешивая все самое плохое?

Никогда не знаешь, какие помыслы у доброго соседа, спрашивающего мило: «как дела?» Или что в голове у девочки-подростка, которая доверчиво смотрит в твои глаза…

Эта история слишком проста, чтобы в нее поверить и слишком откровенна, чтобы увидеть за темными сторонами проблески света души, которая жаждет исцеления…

Глава первая

1.

Я познакомился с Мэри, когда ей едва исполнилось 14. Это была прелестная девочка — белокурая, с милыми конопушками и звонким смехом. Этот смех до сих пор звучит у меня в ушах, когда я отматываю кадры своего прошлого…

Оказалось, что это дочь моего соседа Стюарта.

Она каждый вечер каталась на велосипеде перед моим домом, и я любил наблюдать за ней, едва отодвинув занавеску цвета сирени, которую моя чертова мамаша выбрала вопреки моему желанию.

Мне нравился ее школьный наряд: серая клетчатая юбка и белоснежная рубашка, обтягивающая грудь, а также гольфы. Каждый раз, провожая ее взглядом до автобуса, я продолжал мысленно рисовать ее образ и представлял как она разговаривает с одноклассниками, потом сидит на уроках, грызет карандаш. А потом очень грамотно отвечает с места и получает «отлично». В эти моменты я ощущал гордость, а также возбуждение…

Однажды я увидел Мэри в компании какого-то смазливого парня. Он проводил ее до дома и они застряли у ворот, поговорили, а потом он наклонился к ней, чтобы поцеловать. Меня всего передернуло! Я сплюнул прямо на чистый отполированный пол, проклиная «свободу нравов» и впервые почувствовал желание «наказать»…

Моя мамаша приходила по четвергам и вылизывала весь дом до блеска. При этом все время, пока она это делала, звучал ее мерзкий голос, причитающий и воспитывающий. Я не мог дождаться ее ухода и как только закрывалась за ней входная дверь, садился за стол на втором этаже и рисовал.

Я прорисовывал каждую деталь лица Мэри, вкладывая в рисунок всю свою любовь.

Мне пришлось «заделаться» столярным мастером, потому что этот милашка-сосед, увлекался домашним хозяйством. Я перелопатил груду книг, с утра и до поздней ночи сколачивая стулья, прибивая книжные полки и превратил свою комнату в «опилочный кошмар». Мне пришлось запереть ее на ключ и соврать, что я покрасил стены, чтобы мать не «нарвалась» на бардак и не устроила сцен. Она терпеть не может запах краски!!

Мои ожидания оправдались. О, как я был счастлив, попав в дом Стюарта! Теперь я мог напроситься выпить вечерком пива или зайти, чтобы перемолвится словечком о последних новостях. А всего-то стоило заговорить о клетках для птиц и показать этому болвану, какой чудесный я смастерил шкаф для инструментов.

Я все время искал глазами Мэри, мне нужно было видеть ее облик, слышать смех и запечатлевать каждую деталь, чтобы потом перед сном рисовать в воображении причудливые картины.

И однажды я пробрался в ее комнату и долго рылся в вещах. Я хотел взять парочку ее фотографий, но вместо этого нашел дневник. Уж очень мудрено спрятать его под матрас и надеяться, что никто не проникнет в твои тайны…

К чему эта писанина? Я налил себе крепкого виски и уселся читать перед открытым окном, чтобы услышать, когда эта девчонка вернется.

«Я мечтаю уехать из этого городка и стать актрисой. Моя учительница математики хвалит мою сообразительность, но я предпочитаю английский и занятия музыкой. Мы с Колленом уже неделю встречаемся, и Регина все время завистливо выспрашивает подробности. Я не хочу рассказывать о наших поцелуях и прикосновениях. Иначе она всем разболтает!!

Отец на прошлой неделе купил еще 20 цыплят и возится с ними, а мама пропадает на работе. Я однажды слышала, как она говорила по телефону с кем-то, шепталась так нежно… Я подозреваю, что у мамы другой мужчина. Но мой отец настолько наивен, что даже если мать приведет любовника домой — он предложит ему пива и ни о чем не догадается».

Я допиваю пятый стакан и чувствую, как все мои мышцы расслабляются, я теряю связность мыслей… Пытаюсь пролистать это откровение подростка, но вдруг замечаю хозяйку дневника.

Мэри и ее ухажёр остановились перед домом и снова милуются. Под действием алкоголя, обостряются чувства, и я сжимаю кулаки, потому что эта развратная девчонка не может зайти так далеко!!

Нет, Мэри не такая… Я уверен, что у нее светлая душа. Я достаю свой альбом и делаю набросок двоих за моим окном.

Когда я однажды покажу эти рисунки Мэри, она будет долго плакать над тем, как незаметно ее жизнь «скатывалась в пропасть»…

2.

Чем больше я узнавал Мэри, ее повадки, характер и привычные действия ее дневного сценария, тем отчетливее в моей голове зрел план.

Я уже давно выбрал тихое местечко у озера, примерно в 1000 км отсюда. Я знаю, что мать чертовски разозлится, когда узнает, что я продал дом. Но это ее не касается… уже.

Этот дом принадлежал моему деду. После того, как мать выгнала отца 5 лет назад, от него не было никаких вестей. Но я устроил все так, что дом официально стал моим. Всего-то нужно-поднять свои криминальные связи и отвалить побольше бабла, чтобы осуществить свою мечту.

Я давно понял, что не имею особой ценности. Моя учеба в школе доставляла мне кучу проблем, поэтому я проигнорировал колледж и устроился работать на автомойку. Мать транжирила мою зарплату и пока еще была для меня хоть каким-то авторитетом, я позволял ей это. Но тайком клал небольшие суммы в банк. Я собирался накопить на машину… но сейчас радуюсь, что денег хватит на год после того, как я выберусь отсюда.

В эту пятницу моя мамаша заявилась со своей подругой и они устроили посиделки с вином. Какого черта надо заявляться в мой дом и пьянствовать, если существуют сотни мест, где можно весело провести время?! Но я уже привык к тому, что молчание-лучшее лекарство. Поэтому просто смотрел телевизор и слышал, как они хихикают на кухне. Часам к 12 мать отправилась наверх спать, а Сандра присела рядом со мной на диван и пустила сигаретный дым мне в лицо…

— Как дела, малыш?

У меня свело скулы от ее противного голоса. Я сжал покрепче бутылку пива и отхлебнул прилично, лишь бы не отвечать.

Дамочка стала двигаться вплотную ко мне и положила руку на мое бедро. Я резко повернул голову и вылил остатки пива на ее глубокое декольте. Сандра взвизгнула, подскочила и оскорбленно удалилась вон.

Гребаная сука! Я поднялся с дивана и бросив гневный взгляд наверх, туда, где спала моя мать, решил привести свой план в действие немедленно.

Я начал перевозить вещи. Я решил, что мне хватит недели для завершения задуманного и поэтому немного расслабился после выходки маминой подружки в субботу.

Мать считает, что это выход — приводить ко мне баб, чтобы я «эмоционально» разряжался. Она все еще думает, что мне 15 и в моей крови бушуют гормоны, но разве это выход? Да, я не завожу подружек и вряд ли меня когда-то видели в компании хоть одной красотки. Но это потому что я еще не встретил свою любовь. В детстве я решил, что это будет скромная и добрая девушка. Мы с ней вместе будем сидеть на кухне и обсуждать семейные дела, строить планы, мечтать о детях… Но посмотреть, что творится вокруг! Так таких жен просто не существует! А встретить «мисс невинность» — так вообще один шанс на миллион!

Я все ждал момента, как охотник, когда смогу «позаботится» о Мэри. Мне нужен был один четко продуманный шаг, а потом я уже знаю, как все будет.

Сначала я планировал заглянуть к соседям в гости и если дома никого не окажется, то предложить девчонке показать коллекцию бабочек, которую мне подарили. Но этот «цыплятник» вечно торчал в своем сарае во дворе и даже не отлучался в магазин.

Но судьба всегда преподносит свои сюрпризы и однажды вечером, ближе к выходным, я заметил в окне как парочка голубков ругается, а потом Мэри присела на крыльцо и закрыла лицо руками. Лучшего момента, чтобы заполучить ее, и не придумаешь!

Я перешел через дорогу и сел рядом на прохладное дерево крыльца.

— Что случилось, Мэри?

Я положил свою ладонь ей на плечо, и Мэри опустила руки. Я увидел ее заплаканное лицо.

— Этот придурок… сказал, что мы расстаемся. Потому что я видите ли, не даю ему то, что нужно.

Я так и думал! Что этот тип из тех, кто просто собирает «коллекцию».

— Ну так чего плакать из-за таких идиотов?

Мэри очень внимательно посмотрела в мои глаза и как будто это было так очевидно, сказала:

— Я влюбилась, мистер Оливер.

Уже в фургоне, двигаясь на запад в темноте ночи, я понял, что поступил правильно. Я знал, я остро чувствовал, что должен защитить эту девочку от реалий жизни, от испытаний, которые ей приготовила судьба.

Что обычно происходит с влюбчивыми наивными особами? В 18 лет они оказываются официантками с малолетним ребенком, потому что в поисках любви все время натыкались не на тех. А когда твое сердце разбито в 10 раз, ты плюешь на жизнь, на свое призвание и будущее… Тебе плевать как будут развиваться события, потому что вера в хорошее растоптана безвозвратно.

Мой путь занял два дня. Я останавливался несколько раз, в один из которых проверил как там Мэри. Девчонка до сих пор была в отключке, видимо я переборщил с таблетками.

Рано утром, уже когда мы пересекли границу, я остановился перекусит, ь и сидя в придорожной забегаловке, смотрел на фургон, в котором глубоко спала Мэри. Я представлял что будет дальше…

Еще месяцами ранее я позаботился о том, чтобы нас невозможно было найти. Этот сценарий обошелся мне в половину стоимости моего дома. На оставшиеся деньги я собирался какое-то время существовать… потому что место было глухое. Но самое главное, что теперь Мэри будет со мной. И мне не придется заботится о поиске смысла жизни.

Я допил жутко противный кофе и снова сел за руль. Спустя 15 часов я заглушил машину в гараже своего нового дома и с облегчением завалился спать.

3.

Я проснулся от дикого крика. Мою машину сотрясали удары и мне пришлось долго соображать в чем дело. Ну конечно! Девчонка очнулась и подняла панику!

— Мэри, успокойся!!

— Мистер Оливер?! Что я здесь делаю?! Выпустите меня!!!

Я открыл задние двери, и Мэри пулей вылетела из фургона. Осмотревшись вокруг, глаза ее округлились и она с минуту глотала ртом воздух, не имея возможности вымолвить хоть слово.

Надеюсь у нее нет какой-нибудь астмы?! Потому что мы вряд ли будем контактировать с миром в ближайшие… лет пять.

Конечно, я не надеялся на то, что она все ПРАВИЛЬНО поймет и оценит мою заботу!!

— Вы что, маньяк?! Убийца?! Будете меня мучить?! Где мы вообще находимся?!

Ее крики сводят меня с ума. Я еле сдерживаюсь, иду на кухню и собираюсь сообразить что-нибудь поесть.

Мэри тут же бежит из дома прочь, как будто я держу ее. Беги! Беги. Все равно вернешься.

Я давно изучил женские повадки. Моя мать — отличная особь для какой-нибудь психушки. Уверен, любой врач был бы рад такому предмету изучения. В детстве она меня порола. Постоянно. За любое сказанное невовремя слово, за то, что баловался при гостях, за то, что не угадывал ее желания и не оправдывал надежд…

Когда я начал плохо учится, она стала запирать меня в подвале на ночь. Она кричала, что выбьет из меня любую дурь, которая только пожелает поселиться у меня в голове. Поначалу я боялся ее… наверное этот страх жил где-то глубоко до тех пор, пока я не надумал уехать и устроить свою жизнь.

Зато как она любила управлять мной и прихвастнуть при всех:

— О, посмотрите как Оливер умеет стоять на руках!! Оливер!! Иди сюда, покажи тете Саманте и дяде Тревору как отлично накачены твои мышцы!

Я молча появлялся перед публикой и ловко вставал на руки, умудряясь пройти так несколько шагов. Мама визжала от гордости, но в моей душе это был еще один шрам. И так раз за разом, год за годом.

Никто никогда не спрашивал меня что я чувствую. Чего хочу. Родители знали наперед что из меня должно получиться и сто пудово, даже видели как я сдохну в 70 лет.

Единственное, на что светлого и доброго хватало мою мать — это покупать мне модную одежду. И то, я знал, что таким образом она самоутверждается перед другими. Она бы сгорела от стыда, если бы ее сыночка считали обноском или кем-то еще.

Вся эта жизнь напоказ… с дерьмовыми буднями и вечными выходками моей истеричной матери помогли мне стать бесчувственным и как хамелеон подстраиваться под обстоятельства. Если надо было притвориться добрым — я безупречно отыгрывал свою роль. Например, на новогодних выступлениях. Если требовалась выносливость, я терпеливо выносил любые погодные условия и требования окружающих. Все бы ничего… я мог добиться больших успехов в спорте… у меня было много друзей, но однажды я поцеловал свою кузину и мать устроила сцену при всех, обозвав меня извращенцем и навсегда лишив меня радости нормального общения с противоположным полом…

За что? Почему со мной так? Почему другим дают карманные деньги, а тебе суют сэндвич, потому что мать считает, что от пары бумажек я разжирею и сяду на шею. Почему я не могу приводить в дом друзей и просто поиграть в приставку… нет. Мать уничтожила меня, растоптала мою личность и вытерла ноги. А теперь я за много километров от нее и могу вздохнуть спокойно. Мэри — мой шанс. Она неспособна подавить меня хоть каплю, и я сумею доказать ей, что со мной будет лучше, чем с кем-либо еще.

Как она сказала: маньяк?! Я что выгляжу как убийца?! Нееет! Просто не надо стоять у меня на пути… Я бы давно «заказал» свою мамашу, но это было бы слишком просто. К тому же… зачем портить карму, размазав чьи-то мозги по земле, даже если это человек, который лишил тебя нормальной жизни?

Я не настолько жесток и не хочу быть на нее похожим… Когда у нас с Мэри будут дети, я стану хорошим отцом и смогу любить, не смотря на прошлое.

4.

Какая отличная получилась запеканка!!

Я съел больше половины, запив еду двумя бутылками пива. Прошло три часа. Уверен, Мэри добралась до трассы, но я так же уверен, что там будет страшнее, чем тут. Ведь я пальцем ее не тронул! Не орал, не связывал ее… Уверен, ей будет интересно узнать, почему она тут оказалась. Как только эти мысли прокрутились в моей голове, дверь отворилась, и Мэри зашла в дом, грязная и мокрая, с диким выражением лица, но ничем кроме усталости от нее не веяло. Я-не моя мать, поэтому не стану ругаться из-за грязи, а просто говорю спокойным тоном: иди в ванну, там есть полотенце и чистая одежда. А потом возвращайся сюда и поешь.

Мэри кивает и уходит по коридору в самую дальнюю комнату. Я слышу звук стекающей воды и представляю как Мэри стоит обнаженная под горячими струями и гоню прочь эти фантазии. Я не трону ее. Мне нужно не это. Я столько раз слышал отца и мать, что для меня интимная близость стала чем-то посредственным… Но когда я был подростком, старшие ребята такое вытворяли с подружками, что у меня кружилась голова от звуков, доносящихся из спальни и вида двигающихся тел…

Но я ни разу не был с женщиной. Тот самый первый поцелуй и позор, который я испытал, вводили меня в ступор каждый раз, когда я только приближался к одной из них.

Я слышу шаги Мэри и отрываюсь от воспоминаний. Она выглядит иначе, чем двадцать минут назад. Мокрые волосы спадают на лицо… кожа свежая и выглядит Мэри не такой уставшей. Она молча садится и начинает есть, даже не удостоив меня взгляда. Я ухмыляюсь этому игнору, поднимаюсь из-за стола и бросаю на ходу:

Твоя комната вторая направо. Спокойной ночи, Мэри.

Мэри.

Ха! Я даже не сомневалась, что однажды что-то подобное случится! Что я окажусь в какой-нибудь глупой ситуации наедине со своими страхами.

Смотрю в потолок. Невозможно заснуть в новой обстановке. Боюсь ли я мистера «Тихоню»? Нет… но вот того, что может произойти… Ведь так всегда бывает? Люди, от которых меньше всего ожидаешь… БАМ!! И наносят тебе удар!! Ну, если этот хрен собирается надругаться надо мной — флаг ему… в руки! Потому что у меня уже выработался защитный рефлекс. Дело в том, что я давно не девственница. Мой добропорядочный дядя Фрэнкл (наподобие таких молчаливых и идеальных с виду мужчин как этот м. Оливер), однажды зашел ко мне под предлогом «почитать сказку на ночь», но вместо этого заставил меня плакать и бояться. Всегда. Каждый раз при виде этого солидного толстяка у меня срабатывал рвотный рефлекс и инстинкт «беги подальше». Но он всегда настигал меня… Он стал моим кошмаром, пока однажды все это не увидел отец и не засадил маминого брата в тюрьму. Понятно, что проблема-то решилась! Но вот моя психика и мое тело навсегда стали якорями моих страданий.

Что сделал папочка? Потащил меня к психологу… бла-бла-бла. Я как примерная девочка просидела полгода у еще одного мужчины… тьфу! Он пытался выяснить у меня подробности… но мое подсознание создало защитный файл под названием «спрятать подальше и не вспоминать».

Поэтому зря потраченные деньги, папуля! Надо иметь глаза и уши и хотя бы иногда выходить на поверхность из своей идеально выстроенной жизни… тогда может и мама не спала бы с другими, хоть как-то разбавляя эту скучную жизнь.

Почему все вообще на этом помешаны? Разве это удовольствие или кайф?!

Когда Коллен появился в моей жизни, я думала он — другой. Такой милый парень, познакомился со мной на дне рождении Бэт. Мне он показался веселым и интересным. Две недели мы просто гуляли и ходили в кино… Я была в восторге от первого поцелуя! Но потом он начал обнимать меня крепче, и я снова погрузилась в череду воспоминаний. Разве мог Коллен знать, почему я плачу? Разве могла я доступно объяснить ему причину?

Я думала, что все забылось… у нас в школе был хороший социальный работник. Женщина. Единственная женщина которая пообщалась со мной просто по душам. И я ей доверилась… выдав весь багаж тяжести на сердце. Мисс Аллена собиралась помочь мне и вытащить из пропасти… Но именно в этот момент меня увозит прочь какой-то свихнувшийся сосед и кто знает что у него на уме…

Ладно… слишком много прошлого… интересно, у него есть выпить? Я знаю, что кому-то это помогает. Я однажды попробовала на одной тусовке, где были взрослые ребята, но меня стошнило через полчаса, и потом жутко болел желудок. Но ведь можно обойтись пивом? Наверняка этот хрен пьет пиво… где-то же он топит свой стресс. А то, что стресс есть я даже не сомневаюсь! Мы, блин, оказались в жопе мира и уж явно не потому, что ему хорошо жилось в нашем городишко и он просто решил прокатить меня к озеру и половить рыбу. Что. Что на уме у этого кретина?..

Спать, Мэри… спать…

Оливер.

На следующее утро я встал пораньше и отправился рыбачить. Просто чтобы проветрить свои мозги и привыкнуть к тому, что я теперь свободен.

Наверное, моя мамаша вне себя от злости!! Как же, козел отпущения, единственный ребенок, за счет которого она себя возвышала — оставил ее, вычеркнул из своей жизни!

Как же легко дышать… У воды очень тихо и поднялся туман. Я забросил удочку и сел на берег, налил себе кофе из термоса, достал бутерброд и просто завтракал в одиночестве.

Я люблю одиночество. Это самое спокойное время. Когда никто не дергает за привычные ниточки и не чувствуешь себя куклой в чужих руках. Я помню, что когда занимался спортом, думал, что чего-то стою. Думал, что приношу пользу. И даже мечтал дойти до олимпийских игр. Я думал, что у меня есть друзья, но однажды я повредил лодыжку. Вроде ничего серьезного, но она долго не заживала. Когда я пришел поговорить с тренером о летних сборах, то случайно услышал, как мистер Тим хаял меня перед другими. Он объяснял, что я ничего не стою, раз уже месяц вожусь с какой-то лодыжкой. Что спортсмен должен быть внимателен к себе, потому что он «работает на тренера». Вы слышали?! РАБОТАЕТ НА ТРЕНЕРА! От услышанного у меня опустились руки… я слышал смех ребят, и внутри у меня все перевернулось… Я пришел домой и решил больше не связываться с профессиональным спортом.

Я настолько погрузился в воспоминания, что не заметил, как из тумана выросла фигура. Это была Мэри, кто же еще мог забрести сюда.

— Доброе утро, мистер Оливер.

— Оливер. Просто Оливер. Зови меня так.

Мэри всматривалась в туман перед собой и вдруг сказала:

— У вас клюет.

Довольно непривычно есть рыбу на завтрак, но какая разница? Теперь вообще нет никаких правил!! Пока я пережевываю очередную порцию, до меня доходит содержание этой мысли… Раньше казалось, что жизнь тебе не принадлежит, что какими-то тайными силами управление твоей судьбой во власти тех, кто тебя породил, тех, кто старше и вроде как умнее тебя. То есть ты по определению не можешь быть умнее или лучше людей вокруг… мда, что-то я расфилософствовался.

Мэри молча жует и я все не могу понять, что она сейчас чувствует.

— Чем хочешь заняться? — спрашиваю я.

Мэри пожимает плечами и продолжает жевать с таким же видом.

— Ну ладно. Мы неплохо порыбачили, а теперь можем порисовать или прогуляться в лес.

— Это что, какая-то глупая шутка?! — Мэри дожевала рыбу и вскинула на меня гневный взгляд. Я поразился такой игре: секунду назад у нее был скучающий вид, а тут — вихрь эмоций!!

— Нет, серьезно, это какое-то телешоу? Что-то вроде скрытой съемки из серии «выжить в дикой глуши, питаясь одной рыбой?! Отвечай немедленно: ЧТО Я ЗДЕСЬ ДЕЛАЮ?!

О, нет. Нервы снова натягиваются как струна. Чего она орет? Бешеная…

— Ты здесь, потому что я так решил.

— А ты кто, позволь узнать, Господь Бог?!

— Эй, ты!! Не зарывайся! Я привез тебя в безопасное место, чтобы… защитить.

— От кого?! На меня никто не нападал… не считая тебя самого… чем ты меня напоил? Мой желудок до сих пор ноет! Ты — чертов психопат!! Я про таких по телеку смотрела!! Имей в ввиду, мне фиолетово — у моей родни нет денег на выкуп, я гроша ломаного не стою и чтоб тебе совсем уж стало легче… я уже спала с мужчиной, так что тут тебе нечем удивить!

Я вскочил так быстро, что тарелка перевернулась вместе с остатками завтрака. Все ее слова ужалили меня и лишили надежды… Впрочем, как это всегда и было. Я — гребаный романтик, живущий иллюзиями и рисующий себе картины жизни, которой не существует.

Я оставил Мэри одну и вышел прочь от человека, привидение которого полюбил…

Я шел среди густых деревьев, шел..шел без конца. У меня в голове крутились мысли и как заезженная пластинка слово «психопат», «психопат»…

А разве все вокруг нормальные? Моя мамочка — просто идеал современного мира! Образованная, красивая, чудесная хозяйка, но какой монстр внутри… Или отец, которого я боготворил… оказался слабаком и пьяницей и в итоге исчез из нашей жизни, потому что стал позором для своей жены. А родители Мэри? А соседи? А весь наш убогий городок? Разве все счастливы?

Я упал без сил где-то у подножия холма…

По моим щекам текли слезы и мне было жаль своей потерянной жизни и разбитой мечты.

5.

Мэри.

Куда подевался этот гостеприимный хозяин и заботливый «мужчина мечты»?

О, да… таких видно за версту! Нет, он не маньяк. Он больше похож на не выросшего мальчика, спрятанного под развитым накаченным телом. Будь проклят этот мир! Это место, эта неопределенность! Есть своя прелесть в том, что я здесь… У меня есть время обо всем подумать.

Ночью мне снился дом. Отец, увлеченный наблюдением за курицами, вечно довольная мать. Каждый идеально играет свою роль и прячет за кулисами свое настоящее «я».

Я вынырнула из сна и когда поняла, где нахожусь, мне захотелось плакать. Но чем больше лились слезы, тем сильнее хотелось смеяться!! Я далеко от этих чудиков! От своих псевдоподружек, от парня, который меня не достоин, от школы, от рутинных будней и неизвестного будущего!! Ха! Все что мне нужно — это включить мозги! Так… так… чего мне сейчас хочется? Хорошая пробежка… вот, что мне необходимо!

Я натягиваю спортивки и чистую футболку. Удивительно, но этот придурок позаботился о том, чтобы у меня была вся необходимая одежда. Я натягиваю кроссовки и выхожу на воздух к своему облегчению не столкнувшись с Оливером.

Я бегу. Воздух наполняет легкие, и я чувствую как кровь стучит в виски. Я бегу вдоль озера и свежий ветер дует мне в лицо. Какой густой туман над водой! Мистически манящий и пугающий, словно из фильма ужасов. Но в то же время отгораживающий от мира. Потому что чем дальше я бегу, тем больше у меня появляется ощущение, что я в безопасности…

Я долго растягиваюсь. Приятно нагрузить мышцы и избавиться от нервного напряжения. Раз уж я здесь, надо понять чего я хочу. Надо разговорить этого помешанного и понять, чего я ему сдалась. Какую ценность я имею? Вроде обычный подросток… даже в школе у меня куча троек и проблемы с чувством юмора. Если уж он не извращенец и болтает о том, что хочет меня защитить, нужно залезть ему в мозги, чтобы в случае надобности знать точки, на которые можно «нажать»…

А если это не потребуется, то есть вероятность, что мы можем подружиться.

Я захожу в дом и мечтаю только о душе. Оливер сидит на кухне и пьет ароматный кофе и я вдруг смотрю на него «другими» глазами. Он довольно симпатичен. В простой рубашке и джинсах он даже выглядит моложе, хотя я знаю, что ему 31 год. Что же заставило его умчаться далеко от дома, прихватив соседскую девчонку? Нет, понятно, добровольно я бы не села в его фургон. Не смотря на мою примитивную жизнь, у меня были надежды и планы. А тут он талдычит о какой-то безопасности. Я пытаюсь вглядеться в его черты и почувствовать хоть что-то опасное. Какой-то едва уловимый оттенок загнанности и надломленной души.

Пока я пытаюсь понять этого человека, он неожиданно поднимает глаза и улыбается:

— Привет! Отлично выглядишь. — И показывает мне большой палец, поднятый вверх.

— Мне только что удалось пробежать не меньше 5 километров. Я иду в душ, а потом мне надо поесть.

— Ок! Я все равно буду тут.

Ну да. Мы оба будем тут. Только зачем? Что за план у этого парня? Я снова пытаюсь гнать дурные мысли. Я конечно начиталась всяких детективов и фильмов про сумасшедших. Ну хотя бы последний из просмотренных мной -«тревожный вызов» с Холли Бэрри. Я вообще-то не очень люблю эту актрису. Но фильм получился очень напряженным и эмоциональным.

Надеюсь, мой труп не найдут где-нибудь в озере. Очень на это надеюсь.

Когда я возвращаюсь, на столе появляется завтрак. Не может быть! Омлет, тосты и фрукты. Я набрасываюсь на еду, удивляясь в который раз обстановке моей новой жизни. Но ведь так? Разве это не начало чего-то? Может мне удастся узнать намерения Оливера и я смогу понять, что мне делать дальше.

— Ладно. Мне и правда нужно понять, что я.. мы тут делаем.

Мой голос звучит спокойно, и я вижу, что Оливер улыбается и настроен вполне оптимистично.

— С учетом того, что происходит в окружающем мире — это наш островок спокойствия. Не думай, что у меня есть коварный план. Пожалуйста. На самом деле, я не ожидал, что как только окажусь здесь, то потеряю первоначальный ориентир.

— И что это было?

— Я думал, мне придется запереть тебя в подвале! — он смеется, но у меня по коже пробегает холодок.

— Но ты вполне разумно себя ведешь и до сих пор не сбежала…

— Я.…между прочим! Нахожусь невесть где, в глухом лесу со своим соседом, который по факту — похититель. Не думаю, что у меня большой выбор плана побега… у меня нет денег и ты об этом знаешь. И даже нет документов. И к слову… меня вряд ли будут искать.

— Это почему же?!

Ну вот… придется копаться в «старом белье». — Я пару раз сбегала из дома. И жила на улице.

Эти слова «разрезают» пространство кухни. Даже для меня они прозвучали так, словно мой дом — был местом ада, раз я решилась выбрать более безопасное в кавычках место обитания — улицу.

Оливер смотрел на меня широко раскрытыми глазами.

Что, съел?! Вот тебе и мисс совершенство… Я уже привыкла, что меня все считают паинькой. Но так я жила последний год, когда мы переехали. Какой я была до 13 лет — никто знать не знает.

Когда ты пытаешься начать нормальную жизнь, ты уверен, что все изменится. Что призраки прошлого не настигнут тебя, а новое место поглотит и поможет все начать с чистого листа. Но это не так. Твой «чемодан» всегда с тобой. Мать и отец уехали прочь после того, как моего дядю посадили. Мама обещала, что этот городок принесет мне счастье, потому что тут никто не будет знать, что со мной приключилось. Я верила ей. Но жизнь как будто остановилась… Мать успешно притворялась хорошей домохозяйкой и даже женой, а отец стал нелюдимым и отгородился от мира с помощью хозяйства. Снаружи — обычная семья. Внутри — люди, пропитанные драмой. Меня это жутко злило. Неужели все таким и будет до конца дней? И ненависть к себе прорастала день за днем… Когда я завела себе друзей и даже Коллен обратил на меня внимание… я думала, что смогу построить что-то свое. Я верила, что уже не ребенок. Но подруга завидовала, Коллен игрался со мной как с игрушкой. И весь этот карточный домик под названием «мои надежды и мечты» рухнул…

И вот я здесь. Кто я теперь? Смогу ли я это понять и что на этот раз приготовила мне судьба?

6.

Оливер.

Я смотрю на Мэри и все больше понимаю, что передо мной совершенно чужой человек. Совершенно незнакомый. Ту девушку, которую я себе нарисовал «убивало» каждое слово реальности. И теперь как будто исчезал сам смысл приезда сюда. Словно судьба сыграла злую шутку и вместо напряженной игры, только две израненные души.

Я смотрю как Мэри ест и все думаю: а что дальше? Два незнакомца вдали от дома, время не повернуть вспять… Да и возвращаться нет смысла. Я сжег все мосты и навсегда перекрыл нам возможность вернуться.

До ближайшего города — минимум километров 200. Я был уверен, что этот дом станет убежищем от внешнего мира, а получается… что я пытался убежать от самого себя. Черт!! Связаться с Гэри? Нет. Я отдал ему слишком много денег, чтобы сейчас дать попятную. Ладно, разберемся сами.

— О чем ты мечтала, Мэри. Там, в своей жизни.

— Да ни о чем особо. Собиралась стать врачом.

— Боже, какая скукотища!!! — Я рассмеялся, потому что всегда терпеть не мог анатомию.

Мэри как всегда оскорбилась! Я уже начинаю привыкать к этой ее реакции.

— Вовсе нет. Мечтала помогать людям. Кажется, об этом был вопрос. А вы о чем мечтали?

— Давай на «ты», ладно? А то я ощущаю себя стариком.

— Вы… ты… старше меня в два раза.

— И что? Ты меня боишься что ли?

— Нет. Чего мне бояться? Я просто не могу понять, зачем все это — Мэри обвела глазами наше жилище — но даже если и так, что дальше?

— Да в том-то и кайф! Мы можем выбрать, Мэри. Можем делать, что хотим!!

— Ты — сумасшедший!! — это звучит как-то мягче, чем ранее, когда она обозвала меня психопатом. — Что делать со свободой тому, кто привык быть в рабстве?

Ну вот. Рабство. Эта девчонка что, самая умная что ли?! Мне вдруг на миг показалось, что передо мной моя мать. Я снова дома и снова прячу свои чувства… потому что мы давно играем в эту игру.

И тут я стал копаться в этом. Почему в 30 лет я позволял матери так со мной поступать?! Почему я продолжал быть жертвой? А ей позволял быть своим палачом? В итоге — я всего лишь жалок. Жалок и противен сам себе. Вот кем я всегда хотел быть — психологом. Решать головоломки, залазить в людской мозг и понять, почему происходит сдвиг по фазе. Мой любимый фильм — с Робертом Де Ниро, где у него раздвоение личности. И еще есть один — «никогда не разговаривай с незнакомцами», где играет Антонио Бандерас.

Хорошая мысль — пересмотреть их! Можно предложить эту идею Мэри.

— Ты любишь кино?

— Я предпочитаю книги… но в фильмах есть своя прелесть.

— Я предлагаю устроить марафон любимых фильмов!!

Мэри на миг задумывается, будто что-то припоминая, потом хлопает в ладоши и усаживается на диван. Я иду в комнату за ноутбуком. Попкорн бы не помешал сейчас.

И вот, девять часов подряд мы смотрим попеременке фильмы, которые затрагивают за живое ее и меня. У нее в коллекции — сплошь маньяки и преступники. Да, представляю, что у нее в голове… но и я хорош. Сплошь неуравновешенные личности. И когда я отправляюсь спать, какие-то кусочки пазла встают на место в моей голове и я определенно вижу чем могу помочь себе и Мэри в ближайшее время.

Мэри.

Когда мы смотрим с Оливером фильмы, я будто снова оказываюсь дома… сижу в гостиной перед телеком, слышу как мама возится на кухне, а отец за окном ласково зовет утят попить воды. Я погружаюсь в эти ощущения и меня тянет к знакомому комфорту, к привычной обстановке. Я все там знаю наизусть! И даже Коллен… так хочется снова ощутить вкус его губ и услышать дурацкие приколы! Он обожал сериал друзья! Боже, как хочется увидеть серию с Фиби, где она играет «драного кота»!

День пролетает незаметно. После просмотра фильма «не разговаривай с незнакомцами», я пытаюсь включить анализ и увидеть в этом фильме Оливера. Может он безобидный герой? На которого я одела маску сумасшедшего? До сих пор мне не до конца ясно от чего он меня решил уберечь, спрятав в этом доме, но я определенно отдыхаю тут от прежней себя… Хотя перспектива жить так всегда меня пугает. Каждый день смотреть фильмы? Бегать? Есть и спать? Нет, это определенно ненормально. Пока я только приглядываюсь к Оливеру. Уж не влюбился ли он в меня? Сбежал, чтобы запереть меня и ждать, пока я отвечу взаимностью? Нет. У меня паранойя. А если так и есть?

За ужином мы сидим напротив друг друга. Оливер хорошо готовит и пока не просит моей помощи. Но чем больше я жую, тем сильнее хочу спросить.

— Скажи, у тебя есть девушка? Ну, была… там?

Смотрю, как он отвел глаза и проглотил еще одну порцию макарон. Нервничает.

— Почему ты спрашиваешь?

— Мне просто интересно…

— Нет.

Такой простой ответ. Разве он меня устраивает?

— Слушай, я знаю, мы тут играем до сих пор в какую-то игру. Но рано или поздно придется куда-то двигаться. Поэтому скажи мне правду.

Оливер молча встает из-за стола и исчезает в полумраке коридора. Спустя пять минут он возвращается с папкой и ложит ее передо мной. Я открываю первый рисунок и весь мой ужин просится обратно…

Минуты замедлились вместе с дыханием. Поборов рвотный рефлекс, я смотрела на себя, нарисованную карандашом, и мой мозг стягивало тисками. Он точно больной!!! Нет, портреты замечательные. Я прорисована словно реальная. И вот эта Мэри смотрит на меня с бумажного листа и словно смеется: — Ты даже не знаешь во что вляпалась, детка!

— Ты следил за мной? Я медленно сглатываю и произношу эти слова стальным голосом.

Оливеру нравится произведенный эффект. Я даже почти уверена, что его это заводит и меня затягивает в омут прошлого, когда вот таким же взглядом меня одаривал дядя…

— Разве это запрещено? — самодовольная ухмылка. И это даже хуже, чем когда противные руки из прошлого касались меня.

Неужели этот мир населяют одни извращенцы? Похотливые самцы, которым одно и нужно — опустить тебя на самое дно?

Больше всего меня убила зарисовка, где были я и Коллен. Я думала, что эти минуты только мои. Я думала, что наш поцелуй стирает мое прошлое и дает шанс. Но этот миловидный мужчина передо мной стал еще одной каплей, которая меня раздавила.

Хочется плакать, но я не стану. Я теперь осознаю всю тяжесть своего положения. Уж лучше бы он был маньяком, чем эта психологическая пытка… что там еще у него «в рукаве»? Что он достанет завтра и бросит мне в лицо? Я думала, что пасть ниже, чем упала я — невозможно. Но когда твоя жизнь как на ладони у такого как Оливер — жди беды…

Что ж. Ты сам затеял эту игру. И не думай, что я так легко сдамся.

7.

Оливер.

Ну вот… вот оно это знакомое чувство. Я почти уверен, что так всегда себя ощущала моя мать! Это чувство превосходства над другим, пьянящее и удовлетворяющее. Мэри стоит как вкопанная, изучая свои изображения в альбоме. Я вижу какой танец напряжения у нее внутри. Но зато во мне просыпаются все те чувства, что я испытывал, когда подглядывал за ней. Как мне этого не хватало!! Коктейля из адреналина, похоти и тайных желаний…

Однако, это быстро проходит, когда я замечаю слезы в глазах Мэри. Черт! Ну разве я этого добивался?! Эта девчонка ненормальная! Совершенный неадекват!! Где ее истерики? Крики? Я бы тогда с размаху ударил ее и запер в подвале. Но нет. Она стоит опустив руки, словно смиренно принимая свою судьбу…

А я думал, что она сильная… Что она будет бороться и доказывать мне, что у нее есть свои права. Как это всегда делала та сука, что называлась моей матерью…

Ладно. Пойду возьму ружье и постреляю. Ах, да… Мэри!! Ты еще не знала, что у меня есть оружие?! Ха-ха-ха.

Спускаю почти весь запас патронов, растрясая воздух. Эта мертвая тишина вокруг наполняется хоть какими-то звуками и мне становится кайфово. Впервые за неделю, что мы тут. Я думал, что потерялся… утратил свои инстинкты и даже был удивлен тому спокойствию, которое меня накрыло. Милая болтовня с Мэри, неторопливые завтраки и просмотры фильмов уже почти пробуждали во мне вкус. Но я неизменен. Мне нужна игра в кошки-мышки. Мне нужен страх, потому что только его запах заставляет меня жить. Снова хочется выпить, что я и сделаю, когда вернусь в дом…

Достаю прохладный напиток из холодильника и плюхаюсь на диван. Мэри нигде не видно, но мне не особо хочется видеть эту девчонку. Пусть поплачет где-нибудь в уголке и потом предъявит что-нибудь или будет без конца повторять:

— Зачем мы тут? Почему ты меня увез? Ты не маньяк?

Нет, блин!! Всего лишь мужик, который тебя выбрал и не оставил выбора тебе. Потому что это было бы слишком — ты же не умеешь выбирать! Крутишься с какими-то идиотами, потом страдаешь… В этом твоя проблема, Мэри… ты не знаешь чего хочешь.

Не знаю, сколько проходит времени, но я уже чувствую приятную расслабленность мышц и легкость в голове. Я шарюсь в ноутбуке, пытаясь найти что-то достойное и утонуть в мелькании картинок… Вдруг я замечаю движение и оборачиваюсь. Мэри стоит, оперевшись о стену. На ней короткие шорты и прозрачная футболка. Я гляжу на нее и жду. Но она все стоит, словно дразнит меня. Наконец, отрывает свою задницу от стены и садится рядом. Смотрит пристально в мои глаза. Приближается вплотную так, что наши лица почти касаются друг друга. Я резко трезвею и изучаю ее лицо. Чувствую дыхание на своей коже. И мне вдруг мерещится, что она похожа на ангела, удивительно красивого и невинного. Мэри смотрит на мои губы и вот уже мягко к ним прикасается…

И когда я начинаю отвечать на ее поцелуй, во мне резко срабатывает щелчок, я отпрыгиваю как ужаленный и начинаю задыхаться.

— Я так и думала — бросает мне Мэри, пока я пытаюсь поймать хоть немного воздуха в легкие, встает и исчезает в коридоре. А у меня в голове идет борьба за жизнь…

Мэри.

Не ожидала, что с Оливером может такое случится! Я надеялась на эффектную выходку, а теперь меня трясет, потому что я слышу как он задыхается. Черт! Вот я дура! Напяливаю кофту, делаю глубокий вдох и иду посмотреть как он там.

От увиденного у меня подкашиваются ноги — Оливер побелел, хватается за горло и машет руками.

— Что?! Что?! — я подбегаю к нему и начинаю истошно вопить. Мозги отключились, но я вдруг инстинктивно бью его по лицу. Оливер вздрагивает и приступ паники начинает медленно отпускать его…

Я вывожу его на улицу и сажу на крыльцо. Сама я чувствую себя так, будто прожила то, что случилось с Оливером вместе с ним.

— Как ты? Обхватываю его лицо руками и смотрю в глаза.

— Вроде живой… — он пытается улыбнуться.

— Что, блин, стряслось?

— Долго объяснять. Но зато я знаю, что нам делать.

Оливер окончательно пришел в себя и более уверенно сел. Я же прислонилась к лестнице и прикрыла глаза.

Пофиг. Мне пофиг что ты там придумал. Я уже готова на все, потому что какой смысл в моих ожиданиях? Меня несет судьбой-злодейкой, словно листик на ветру. И я уже не знаю, что будет завтра… что за душой у этого человека, в глазах которого могут блестеть жестокость и похоть, а через секунду — дикий страх и желание жить. Неважно зачем я тут. Я готова пройти и это испытание. Видимо, мне не суждено прожить нормальную жизнь…

Глава 2. Наедине со своими монстрами

Оливер.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 334