электронная
40
печатная A5
364
6+
Ещё пять сказок со всего света

Бесплатный фрагмент - Ещё пять сказок со всего света

Новеллы-сказки

Объем:
184 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-0051-4738-7
электронная
от 40
печатная A5
от 364

Сказка о бенгальской тигрице, трёх её белых тигрятах и духе реки Брахмапутры

1

Когда-то давным-давно в незапамятные времена, в далёкой и загадочной Индии на берегах реки Брахмапутры жила одна очень молодая, но гордая бенгальская тигрица. И вот тут стоит сразу пояснить, что река Брахмапутра берёт своё начало в Китае, и только потом она протекает по заповедным местам Индии, где как раз и обитают бенгальские тигры. Также надо отметить, что Брахмапутра впадает в великий и священный Ганг, на берегах которого расположена жемчужина восточной Индии крупный город Калькутта. Но что ещё интересно, название реки — Брахмапутра состоит из двух слов, «Брахма» и «путра», что означает «сын Брахмы». Ну а сам Брахма является четырёхликим божеством, покровителем творческих натур.

Впрочем, речь сейчас не об этом, а той молодой бенгальской тигрице, что упоминалась ранее. И вот она, эта тигрица, в один из погожих весенних дней вдруг ощутила, что вскоре станет матерью. Ничего необычного конечно в этом нет, вполне нормальное природное явление, но только не в этом случае. И вот почему; обычно у тигриц такого ранга появляется на свет порядка четырёх маленьких рыжих котят, а в данном случае у прекрасной рыжей мамы родилось трое очаровательных, но абсолютно белых тигрят. Такого на берегах Брахмапутры ещё никогда не было. В общем, событие неординарное и, разумеется, мама-тигрица была изумлена до бескрайности.

— Как такое может быть!?… Ведь я простая тигрица, обитающая в привычном месте, и почему именно у меня появились такие детки!?… Уж не вмешался ли в мою судьбу какой-нибудь злой рок!?… Быть может, я чем-то прогневало божество покровительствующее тиграм и из-за этого оно послало мне такое проклятие!?… Но что же мне тогда теперь делать?… я совсем растеряна… — засомневалась юная мать, и уже было собралась пойти просить совета у более опытной тигрицы, как вдруг с Брахмапутры повеял свежий ветерок и принёс ей ответ.

— Оставайся со своими детьми,… не ходи никуда,… не спрашивай ни о чём,… расти и воспитывай их, как и надлежит любой матери!… Это особенные тигрята, они отмечены богом Брахмой,… это по его воле они сотворены такими,… и это не проклятье, а благословление,… береги их и лелей… — лёгким дуновение пронёсся ветерок и исчез в зарослях. Разумеется, тигрице было известно кто такой Брахма, ведь она хоть и молодая, но осведомлённая, и знает, чьё имя носит река, на берегах которой она живёт. Однако сомнения всё же не исчезли, и тигрица вновь спросила.

— А кто это со мной говорит?… чей голос принёс мне ветер?… — тихо произнесла она и замерла.

— С тобой говорит дух реки,… я сын Брахмы, и я покровитель всего живого на этой реке,… она и названа в мою честь!… Я властитель её берегов,… а чтоб ты не сомневалась в этом, я сейчас же пришлю тебе знак!… — моментально прозвучал ответ, и в ту же секунду со стороны реки к убежищу тигрицы ветром принесло цветок лотоса с тремя большими белыми лепестками. Увидев этот знак, тигрица сразу успокоилась и стала кормить своих маленьких котят грудным молоком. А уж они к ней с удовольствием пристроились. Мордочками тыкаются, носиками сопят, причмокивают. Ну как на таких тигрят не нарадоваться.

— Ах, они у меня какие милые,… ну и пусть что белые,… пусть не рыжие,… зато самим богом Брахмой отмечены,… его веленьем такими сотворены… — любуясь своими чадами промурчала тигрица, и больше уж ничему не удивлялась. Кормила их, заботилась, лелеяла, делала всё, как и просил дух реки. Хотя иногда у неё всё же возникало желание посоветоваться со старшей тигрицей. Однако чем больше она смотрела на своих маленьких котят, тем меньше ей хотелось кому-либо показывать их. И это правильно, ведь белые тигры в дикой природе очень редко встречаются, и зачем ими кого-то ещё удивлять. Тем более что такой цвет практически не даёт им возможности выжить.

Притом бывали даже такие случаи, когда матери белых зверят сразу отказывались от них. Категорически не признавали и бросали на произвол судьбы. Вполне возможно, что и эта тигрица отказалась бы от своих белых котят, если бы не услышала голос духа Брахмапутры. Но слава индусским богам всё обошлось, и теперь тигрята росли не по дням, а по часам. Не прошло и недели как тигрята прозрели и стали вести себя гораздо активней. Начали играться, устраивать кучу-малу, и даже затевали догонялки, за что им особенно попадало от матери.

— Да что же вы делаете, котятки мои!?… еле-еле ходить научились,… вон, лапки ещё дрожат, а уже бегать затеялись!… Слишком уж рано вы за это взялись,… вам бы ещё хоть немного в убежище посидеть,… а вы прям наружу так и рвётесь!… И не вздумайте выходить отсюда пока я на охоте,… там снаружи мир полный опасности и вражды!… Да вы у меня ещё и беленькие,… слишком приметные для джунглей,… вас будет легко поймать!… Вы даже спрятаться не сумеете… — не раз предупреждала тигрица котят, собираясь пойти поохотиться. А охотиться приходилось, ведь ей тоже требовалась подпитка, а иначе у неё быстро бы закончилось грудное молоко.

Ну а на охоту тигрица ходила раз в два дня, остальное время сидела со своими пушистиками и воспитывала их. Правда они её плохо слушались и всё больше занимались озорством и баловством, приходилось их одергивать. Впрочем, что в этом уж такого плохого, ведь всем маленьким ребяткам хочется пошалить, позабавиться. Вот и тигрятки, невзирая на свой белый цвет, росли непоседами и шалунишками. Случалось уж так разыграются, что тигрица была готова их хорошенько отшлёпать.

Но как таких симпатяг отшлёпаешь, мама только взглянет на них и уже всякое желание наказывать пропадает. И это понятно, ведь тигрятки такие миленькие, все из себя красивенькие, беленькие, в озорную полоску, мордашки пушистенькие, глазки большие, смышлёные. Ну, у кого лапа подымится на таких-то обаяшек. Но всё, как говориться, до поры до времени. Чем больше мама-тигрица давала спуску своим озорникам, тем шаловливей они становились. И вскоре это вылилось в одну не очень-то приятную историю.

2

Как-то однажды тигрица по своему обыкновению ушла на очередную охоту подкрепиться. Как всегда наказала тигрятам не выбираться за пределы убежища и вести себя тихо, дабы не привлекать к себе внимания. Но только все её указания не подействовали на тигрят. Они уже привыкли, что мама всё им прощает и, конечно же, поступили по-своему. А именно, едва мама ушла, как они опять расшалились и в пылу игры выкатились за пределы убежища. То есть практически оказались в диких джунглях. Поначалу они ничего особенного и не заметили. Играются себе в кучу-малу, и останавливаться не собираются. Но вдруг один из тигрят замешкался и огляделся.

— Ой, ребята,… а куда это мы попали?… похоже, мы уже не дома… — озабочено промяукал он.

— О-го-го,… да мы в зарослях, про которые нам рассказывала мама,… помните, она ещё говорила, что они опасные и враждебные,… и предупреждала нас не ходить в них… — чуть испуганно заметил другой тигрёнок.

— Да-да,… мама так и сказала, тут опасно и нас могут похитить наши враги,… ой, не к добру это… — подтвердил третий тигрёнок и теперь они уже все вместе поняли, что остались без защиты. Там в убежище, в кустах, их хоть стены из ветвей защищали, а здесь они оказались на виду у всех джунглей. Три ярко-белых пятна на сочно-зелёном ковре растительности, ну как их не заметить. Готовая цель для всякого хищника. Да тот же сетчатый удав или тигровый питон может запросто напасть. В общем, положение скверное, в любой момент может накинуться кто угодно.

Бедные малыши тут же сбились в кучу и стали обнюхивать воздух, пытаясь найти обратную дорогу домой. Так делают все кошки мира, и здесь уж нет разницы, домашняя ли ты Мурка или белый бенгальский тигрёнок, все в момент опасности ищут место, где им ничего не угрожает. Вот и тигрята старались его найти. Но не прошло и минуты, как со стороны реки из-за кустов стремительно выскочила мать-тигрица и сразу напустилась на своих чад.

— Ах вы, непослушные котята!… Я же вам говорила сидеть дома и не ходить по джунглям!… Хорошо ещё, что я пораньше пришла,… заглянула в убежище, а там нет никого,… благо быстро вас по запаху нашла!… А теперь марш за мной домой!… — строго прорычала она и мигом увела тигрят обратно в убежище. Ну а уже там она не скупилась на наказание, отшлёпала всё-таки ребят, наподдавала им как полагается. Но не больно, скорее больше для проформы, чем со злости. Хотя тигрята восприняли такое наказание очень серьёзно и после этого из дома уж ни на шаг не выходили. Даже наоборот, держались подальше от входа, и шалили намного аккуратней.

Впрочем, так продолжалось недолго. Через какую-то пару месяцев всё сильно изменилось. Тигрята изрядно подросли, поумнели, окрепли, стали уверено стоять на лапках, и теперь уже сама тигрица начала выгонять их из дома, чтоб они постепенно привыкали к вольной жизни. Правда, во время таких вылазок она очень внимательно следила за ними. Более того, взялась обучать их премудростям тигриной охоты и другим важным навыкам.

Делала это тигрица деликатно и со знанием предмета обучения. При этом использовала приёмы разнообразных забав, в которые прежде игрались её малыши. Наглядно обучала их охотничьей хватке. Успешно развивала новые повадки. Объясняла, как следует делать схроны и засадки. А также показывала, как надо правильно содержать коготки в порядке. В общем, передавала тигрятам все свои накопленные знания, а уж их-то у неё было немало.

Однако времени на обучение постоянно не хватало. А всё потому, что на противоположном берегу Брахмапутры находилась рыбацкая деревня. Хотя не сказать, чтобы уж прямо так напротив она находилась, и даже совсем не рядом, а намного выше по течению. Но очень уж крупная деревня, чуть ли не целый городок, и опасность от её жителей, рыбаков, исходила нешуточная. Не самой конечно тигрице, а её трём белым, а потому слишком приметным, малышам. Вот и приходилось на время людской рыбалки вновь прятаться в убежище. Так уж выходило, что рыбаки на своих лодках, в поисках рыбы, сплавлялись вниз по течению и как раз проплывали мимо места обитания тигров.

Странное конечно соседство, но оно сложилось достаточно давно, а потому всё так и оставалось. Хотя вернее будет сказать, что это тигры здесь обитали очень давно, ещё, наверное, со времён сотворения мира, а вот люди появились здесь уже гораздо позже. Пришли откуда-то и поставили вверх по реке свою рыбацкую деревню. Они даже и не знали, что вторглись в естественное место обитание тигров. Впрочем, это вполне понятно, ведь тигры ведут скрытный образ жизни, и люди долгое время их просто не замечали.

Только спустя множество лет они вдруг обнаружили такое соседство. Однако деревню свою переносить не стали, ведь уже прижились тут, и не одно поколение рыбаков выросло на этих берегах. Так что соседство продолжилось, но только с той разницей, что люди теперь стали вести себя намного осторожней и наблюдательней. Во время рыбалки внимательно следили за противоположным берегом, чтоб в случае появления тигра суметь дать ему отпор. Так и жили, не тужили, и в дела друг друга не влазили. Тигры охотились, а люди рыбачили, одним словом — идиллия.

И вот чтобы не нарушать эту идиллию мать-тигрица на время рыбалки людей прятала своих тигрят в убежище. И всё бы хорошо и такой уклад мог бы сохраняться вечно, если бы её тигрята были привычно рыжего цвета и не выделялись на фоне зарослей джунглей. А тут-то они беляночки, да ещё и такие озорники. И это их озорство, невзирая на угрозы и наставления матери-тигрицы, только нарастало. Прошёл ещё один месяц, и оно уже практически било через край, что не могло не сказаться на безопасности. И однажды уровень озорства настолько возрос, что стал превышать всякую осторожность.

3

Было обычное летнее утро, и ничто не предвещало беды. Однако её симптомы уже начали проявляться. С самого рассвета тигрята вели себя особенно возбуждённо. Правда непонятно почему; то ли сон им какой приснился, то ли солнышко слишком припекло, а может и настроение так сложилось, кто знает. Но как бы там ни было, в это утро тигрята совсем распоясались. Прыгали, кувыркались, рычали, шипели, и даже дерзили матери. Но она нашла метод, как призвать их к порядку; сначала рыкнула так, что в округе задрожали джунгли, а потом по разу шлёпнула своих малышей по мягкому месту, отчего те сразу присмирели.

— А теперь я ухожу на охоту, и чтоб сидели у меня тут тихо!… Никаких глупых выходок,… сохраняйте спокойствие, и я вас больше не накажу!… — с явной угрозой в голосе напоследок предупредила она и тут же отправилась в джунгли охотиться. Тигрята остались одни. Разумеется, первые минуты, они, всё ещё находясь под воздействием маминого предупреждения, вели себя тихо и покладисто. Однако уже через час к ним снова вернулось лихое настроение. Опять началась возня, кувыркания, и в конечном итоге тигрята вновь выкатились за пределы убежища. Ну а на воле они уже не смогли остановиться, и игра быстро переросла в догонялки.

Вроде ничего такого, ведь тигрятки уже подросли, рычат и даже царапаются. А в случае чего и постоять за себя смогут. Но это только если где-то рядом с домом, ведь тигрица перед уходом своим грозным рыком распугала всех потенциальных недругов. А тут вдруг тигрят, словно как магнитом потянуло к реке. Впрочем, это тоже можно понять, ведь свежий ветерок с Брахмапутры так и манил. В результате чего тигрята неосознанно выбрали направление и вскоре оказались на берегу реки. И надо же такому быть они сразу выкатились на самый крутой откос. Такой получается, когда вода подмывает берег и земля осыпается.

Ну а тигрята в пылу игры совсем не заметили этого обрыва, выскочили на него и как были, кучей-малой, полетели вниз в воду. Течение сразу подхватило их и понесло за собой вниз. Настоящая беда, тут взрослому-то свалиться с такой кручи страшно, а здесь вообще ещё малыши. Но слава богам, представители семейства кошачьих с рожденья умеют плавать. Так что тигрята не растерялись и стали упорно грести лапками.

Секунда, другая, и они быстро выровняв своё положение, направились к берегу. Плохо только, что берег в этом месте пока так и оставался отвесным, бедные тигрятки никак не могли за него зацепиться. Им приходилось тратить массу усилий, чтоб оставаться на плаву. Однако сплавившись чуть подальше, тигрята удачно наткнулись на небольшой плоский выступ в виде скромного островка. И вот его-то как раз хватило, чтоб малыши зацепились и выбрались на сухое место. Правда, у них тут же завязалось препирательство.

— Это ты столкнул меня вниз в воду!… Я в этот момент был спиной к реке и не видел её!… — сходу упрекнул своего брата один из тигрят, и мигом получил отпор.

— Не надо говорить ерунды!… Да я сам в это время ничего не видел,… ведь ты лапой закрыл мне глаза!… — вполне резонно возмутился брат.

— Правильно!… Я потому и прикрыл тебе глаза, чтоб ты не видел, какую подсечку я для тебя готовил!… — вмиг парировал первый тигрёнок и тут у них разгорелся такой спор, что пришлось вмешаться третьему брату.

— Да тихо вы оба!… Это была всего лишь игра, и мы все трое должны были быть осторожными, ведь мама предупреждала нас, чтоб мы сидели тихо и никуда не высовывались!… А мы ослушались её, и вот результат,… мы сидим на каком-то непонятном клочке земли и не можем никуда двинуться!… Впереди у нас река, а позади отвесный берег, и что теперь делать неизвестно… — остудил он пыл братьев, и они все трое резко замолчали. Задумались, как им дальше быть. Но тут их раздумья прервал громкий окрик, доносящийся с середины реки.

Это кричали рыбаки. Они с утра уже вышли на рыбалку, и сейчас, сплавляясь на лодках вниз по течению, проверяли расставленные накануне сети. Их было тоже трое; двое на основной, большой лодке, и один на маленькой, вспомогательной. Сети они как раз уже проверили, и даже выгребли кой-какой улов, и тут вдруг рыбачок, что был помоложе и позорче, заметил своим острым взглядом тигрят на островке возле берега.

Да и как не заметить таких-то малышей; три белых, мокрых, трясущихся комка шерсти. И вполне естественно, рыбачок, увидев такое диво, закричал. Не прошло и минуты, как рыбаки, усиленно взявшись за вёсла, стали скорей грести к островку, чтоб получше разглядеть свою находку. И чем ближе они подгребали, тем стремительней их удивление сменилось на жажду наживы.

— Смотрите-ка, какие крохотные белые тигры!… Совсем котята!… Я таких ещё никогда не видел!… — заголосил молодой рыбак.

— И ведь точно,… совсем малыши,… притом такого необычного окраса, белые,… только мокрые!… И я думаю, что как раз из-за такого окраса их мать и бросила их,… ведь тигры не воспринимают тех, кто отличается от них!… Видать, тигрица выгнала котят из логова на реку, чтоб они тут утонули… — предположил второй рыбак, который по возрасту был чуть старше первого.

— Хм,… да ничего-то вы не понимаете!… Это боги нам знак свыше подали,… нас трое и тигрят столько же,… каждому по котёнку!… Это нам награда за все наши мытарства!… Вот вы представьте, сколько могут стоить эти белые малыши, если их, к примеру, продать в бродячий цирк,… или же в зоопарк к самому падишаху,… наверняка бешеных денег стоят!… Может даже тысячу золотых рупий!… Да на такие деньги можно три жизни безбедно прожить!… — с явно алчным настроем заключил третий и самый старший рыбак.

— Ого!… тысяча рупий!… да это же богатство-то какое!… Но только как его заполучить!?… ведь падишах живёт в Калькутте на священном Ганге, а мы здесь на Брахмапутре прозябаем!?… — чуть ли не пуская слюнку от соблазна обогатиться, запричитал первый рыбак.

— Ха-ха!… вот глупец!… Ну, неужели ты не знаешь, что Брахмапутра впадает в Ганг!?… Стоит нам только спуститься вниз по течению, как мы самым спокойным образом попадём в Калькутту!… Но такими, какие мы сейчас, нам там не быть,… нас просто не пустят к падишаху в этом рыбацком тряпье!… Надо сначала вернуться домой, переодеться, привести себя в порядок,… и только тогда отправляться в путь!… А сейчас, ну-ка хватайте этих котят и сажайте в мешок, чтоб они не смогли царапаться да кусаться,…поплывём домой… — мигом настроил на нужный лад своих младших товарищей бывалый рыбак и кинул им мешок с веревками, чтоб те скорей пленили тигрят.

Ну а молодые рыбаки ребята ушлые, проворные, им не впервой что-либо в мешок паковать, им случалось и сомов размером с бревно ловить, а тут всего-то тигрята-малыши. Похватали они их моментом, да в мешок покидали. Куда уж тут царапаться да кусаться, за шкирку хвать и все дела. А бедные тигрятки как в тёмный мешок попали, так сразу присмирели, прижались друг к дружке и молчат, даже мяукнуть не хотят, вон как им боязно, ведь до этого их в мешок ещё никто не сажал. Рыбаки же, быстро поблагодарили богов за неожиданный улов, и поспешили к себе в деревню, готовиться к путешествию в Калькутту.

4

А тем временем мать-тигрица, удачно поохотившись, возвращалась домой в убежище. И уже на подходе к нему почуяла что-то неладное. Стояла необычная тишина, не слышно ни шороха возни, ни ворчанья игры, всё тихо и спокойно.

— Может, спят?… намаялись, наигрались, вот и задремали… — предположила тигрица и прибавила шагу. Каково же было её изумление, когда она обнаружила убежище совершенно пустым.

— Что такое?… где мои шалунишки?… Вот же плутишки-безобразники,… наверное, куда-то спрятались,… видимо обиделись, что я перед уходом на охоту так их отругала, и решили отыграться… — пока ещё ничего не понимая, подумала тигрица, а вслух стала звать своих котят, — ну где же вы мои сорванцы!?… А ну выходите шалунишки,… я вам свежего молочка принесла,… идите лакомиться… — ласково промурлыкала она и стала обнюхивать воздух, ища след своих малышей. Так потихоньку-полегоньку, шаг за шагом, она сначала вышла из убежища, затем, точно следуя по запаху, направилась к реке, и вот уже там оказалась прямо на обрыве. Дальше след терялся.

— Ах, что это!?… не может быть!… Неужели мои бедные котятки из-за моих попрёков бросились в реку и утонули!?… Ну, зачем я так на них сердилась и ругала!?… Нет-нет!… я не вынесу этого!… Ах, вы мои маленькие тигрятки… — предположив самое страшное, залилась слезами тигрица. Сердце матери было разбито. Её рыдания гулким эхом разнеслись по всей Брахмапутре. И ещё неизвестно чем бы закончился её плачь, если бы с реки не поднялся свежий ветерок и не принес ей тихий голос.

— Зря ты льёшь слёзы, мать-тигрица,… твои тигрята не утонули, они живы,… но если ты не перестанешь плакать, то можешь потерять своих деток навсегда… — возвестил голос и лёгким шелестом растворился в джунглях.

— Что-что!?… они живы!?… какая радость!… Спасибо тебе дух реки за добрую весть,… я узнала твой голос!… Но ты говоришь я могу их потерять,… так что же здесь произошло!?… что с моими тигрятками!?… где они!?… расскажи мне!… — мгновенно отозвалась тигрица.

— О, не беспокойся,… малыши всего лишь упали с обрыва,… но их тут же подобрали рыбаки и всех троих посадили в один просторный мешок. И вот тут, к сожалению, возникают трудности,… рыбаки собираются отвезти твоих деток в Калькутту и продать падишаху,… у него большой зверинец и там они будут жить в холе и сытости!… Однако если ты хочешь избавить их от жизни в неволе, то тебе стоит что-то предпринять!… — вновь возвестил свежий ветерок.

— Но как же ты допустил такое!?… разве ты не мог отогнать рыбаков от моих тигрят и спасти их?… Ах, что же мне теперь делать!?… — вроде вновь запричитала мать-тигрица, но дух реки резко оборвал её.

— Постой-постой!… тебе не в чем меня упрекнуть,… ведь главное, я не дал тигрятам утонуть,… я вынес их на островок, и дальше их жизни уже ничего не угрожало,… они и сейчас живы-здоровы,… а я могу вмешиваться, лишь тогда, когда им грозит неминуемая гибель!… И потом, разве я не предупреждал тебя, что это на тебе лежит вся ответственность за твоих детей, а не на ком-нибудь другом!?… Брахма сотворил их белыми, но сберечь их должна ты, мать!… И не стоит тебе пререкаться со мной, иначе я рассержусь!… — вполне серьёзно заявил голос.

— Ах, прости меня, и не сердись,… конечно же, ты предупреждал меня и я понимаю, что только мать виновна в бедах своих чад!… Зря я так напустилась на тебя,… но я в отчаянии и не знаю, что мне делать,… ведь если я прямо сейчас брошусь в деревню рыбаков спасать моих малышей, то меня там просто убьют!… Люди злы и не поймут мой порыв,… ведь они не знают, что мне нужны лишь мои тигрята,… люди подумают, что я пришла разорять их деревню и будут защищаться!… Помоги же мне дух реки,… подскажи, что делать,… иначе у меня не будет больше выбора, как только погибнуть в деревне спасая моих малышей… — взмолилась о помощи тигрица.

— Хм,… пожалуй, ты правильно рассуждаешь,… в деревню тебе никак нельзя,… там тебя точно ждёт смерть,… но это лишь в том случае если ты отправишься туда в облике тигрицы!… Ну а если ты явишься в деревню как человек, то с тобой не произойдёт ровным счётом ничего,… и быть может тогда, ты уговоришь тех троих рыбаков вернуть тебе твоих детей… — слегка повеселев, туманно намекая, отозвался дух реки.

— Ты о чём?… что это ты такое говоришь?… как это я пойду к рыбакам в качестве человека?… да разве такое возможно?… или ты забыл, что я зверь?… — вновь ничего не понимая, залепетала тигрица.

— Ха-ха!… а вот тут ты заблуждаешься,… я всё прекрасно помню!… Скорей это ты забыла, что являешься матерью тигрят сотворённых волею самого Брахмы!… А потому я могу во всём тебе помогать, и даже наделён властью превращать тебя в человека,… ведь я сын Брахмы и дух реки с его именем!… Так что приготовься к превращенью,… ты станешь женщиной и отправишься в деревню!… Но перед этим запомни, ты более не вправе использовать свои звериные повадки,… люди не должны ничего заподозрить,… рычать на них или бросаться, ни в коем случае нельзя! А уж коли они будут сильно тебя допекать или нестерпимо раздражать, то ты сможешь их просто усыпить,… но не убивать!… Я вложу в твоё дыхание эфир забвенья, и если ты захочешь кого-либо усыпить, то тебе надо будет, лишь дыхнуть на него, и он сразу заснёт, будто умрёт!… Надеюсь, ты всё поняла?… — решив воспользоваться властью божества, спросил тигрицу дух реки.

— Да, я всё поняла и готова на любые испытания ради своих малышей!… — моментально ответила она и уже с последними словами преобразилась в высокую стройную индианку, одетую в оранжевое сари, отороченное чёрными полосками. Расцветка тигрицы полностью сохранилась, и это придавало женщине некую мистическую загадочность.

— Ну вот,… теперь ты человек,… точнее женщина, и ты обладаешь всеми способностями людей; умеешь ходить на двух ногах, говорить как они, выражать свои эмоции,… так что беги скорей в деревню!… Поднимайся выше по течению,… там за дальней излучиной есть удобное место для брода,… к твоему появлению я сделаю его мелким, и ты свободно перейдёшь по нему на противоположный берег, а оттуда сразу попадёшь в деревню,… торопись, пока солнце ещё высоко!… И помни, судьба твоих деток, зависит только от тебя!… Я же, всего лишь твой помощник!… — спешно напутствовал тигрицу голос, и она опрометью бросилась через джунгли вверх по побережью.

Ну а дальше всё случилось именно так, как и предупреждал дух реки. Едва тигрица подбежала к дальней излучине, как Брахмапутра мгновенно обмелела, появился брод, и уставшей беглянке не составило особого труда перебраться на противоположный берег. Всего один рывок, одна попытка, и тигрица в облике индианки уже оказалась в деревне рыбаков. Вроде бы цель достигнута и всё хорошо, но рано радоваться, здесь бедную мать ждало полное разочарование.

5

Так уж вышло, что пока тигрица разговаривала с духом реки и бежала к излучине, те трое рыбаков в чьём мешке сидели тигрята успели переодеться, взять с собой запас пищи и отправиться в дальнее плавание в Калькутту. Иначе говоря, они разминулись с тигрицей. Несчастная мать опоздала буквально на несколько минут. Но она-то пока ещё не знала об этом, а потому сразу бросилась бегать по деревне и искать тех рыбаков.

Она стучалась практически в каждую дверь, рвалась в каждый дом, каждую хижину, и слёзно спрашивала, где ей найти рыбаков подобравший сегодня на реке тигрят. Однако она не учла того, что рыбаки схитрили и никому не сказали о своём негаданном улове. Они в тайне ото всех, и даже от своих жён с детьми, собрались и отчалили. Вот и получается, что все старания по розыску тигрят были напрасны. А меж тем начало вечереть.

Бедная тигрица оббегала уже все улочки и переулочки, стучалась даже по второму разу, но все жители смотрели на неё, как на блаженную, или как не от мира сего, а проще говоря, сумасшедшую, и скорей закрывали перед ней двери. При этом не надо забывать, что деревня была огромная, и раскидана, словно город. Так что тигрице пришлось изрядно потрудиться. Она уже совсем отчаялась, сильно устала, выдохлась, и собралась было идти к реке просить совета, как вдруг ей почти уже на берегу повстречался юный паренёк рыбачок. И надо же такому быть он оказался соседом одного из тех трёх рыбаков, и на вопрос тигрицы, «видел ли он сегодня рыбаков со странным мешком?», ответил.

— А вы знаете женщина, пожалуй, что и видел,… где-то примерно в полдень я застал своего соседа с мешком на плечах,… он как раз вернулся с рыбалки,… но рыбы с ним не было, её обычно носят в больших корзинах, а тут у него этот странный мешок!… Притом я даже не успел спросить его, что в мешке,… сосед быстро собрался и куда-то умчался с этим мешком!… — вкратце пояснил он, отчего тигрица-мать на радостях была готова замурлыкать и потереться о ноги паренька, как это обычно делают кошки, однако вовремя очнулась. Вспомнила, что сейчас она в человеческом обличии, и лишь скромно поблагодарила паренька. Но тут же попросила его показать, где живёт тот сосед-рыбак. Сказала, что она хочет поговорить с его женой и посмотреть на то, как он живёт.

Паренёк не почувствовал в этой просьбе никакого подвоха и повёл тигрицу к дому того рыбака. А почему бы и нет, ведь мать-тигрица в облике женщины-индианки выглядела очень даже убедительно, а оранжевое сари и пряди густых чёрных волос с лёгкой проседью на чёлке придавали ей вообще благородный вид. Так что спустя всего пять минут, тигрица, благодаря расторопности паренька, уже говорила с женой рыбака похитившего её тигрят.

— Извините меня за назойливость, но не могли бы вы мне обрисовать, как именно оделся ваш муж для поездки, какая у него лодка и чем он объяснил свой срочный отъезд?… — быстро поздоровавшись, первым делом спросила тигрица и как можно приветливей улыбнулась, на что сразу получила благосклонный ответ.

— О, муж был одет, как и множество мужчин в наших местах,… вот только он взял с собой праздничный пояс, словно собрался на праздничный приём,… но не сказал к кому,… посекретничал,… правда, обещал привезти много дорогих подарков!… Кстати, лодка у него тоже простая,… как и у всех прочих, ничего такого,… но простите, зачем вам всё это знать?… вы такая благородная женщина и спрашиваете про обычного рыбака?… — уважительно всё пояснив, и признав в тигрице женщину из более высокой касты, учтиво переспросила жена рыбака.

— Ну, хорошо,… скажу, не таясь,… всё дело в том, что ваш муж взял нечто такое, что принадлежит только мне,… а он не имел права этого делать!… Теперь мне предстоит найти его, и вернуть своё,… поэтому-то я и интересуюсь его приметами,… ведь в лицо я его не видела, но тогда хоть знать, как он одет!… Да и разных лодок на реке много,… вот я и спросила, как выглядит ваша лодка,… только и всего… — также учтиво ответила тигрица, но жена рыбака отчего-то восприняла её ответ, как оскорбление.

— Это что же получается,… по-вашему выходит, так мой муж вор!?… Ведь как вы говорите, он у вас что-то взял без спроса,… и что же это такое он у вас украл, раз вы его ищите!?… уж не золото ли!?… Да нам никаких богатств не надо!… мы рады уже тому, что у нас есть,… река нам даёт еду, а дети наполняют дом счастьем!… и ничего чужого нам не нужно!… — категорично заявила она. А при слове «дети» из соседней комнаты выбежали и сами дети рыбака. Их было трое. Трое весёлых и милых ребятишек, один другого младше. Они подумали, что матушка их зовёт, потому-то и выскочили. А тигрица, увидев их, сразу добавила.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 364