электронная
176
печатная A5
736
12+
Энтария, еще одна сказка

Бесплатный фрагмент - Энтария, еще одна сказка

Объем:
696 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6174-6
электронная
от 176
печатная A5
от 736

Начало

— Ох, доконает меня эта работа! Говорила мне мама — иди в торговцы, всегда будет кусок хлеба. Так ведь нет, потянуло меня на романтику.

На окраине леса, в сонном свете двух лун едва слышно бормотал низенький человечек. Укрывшись в лапах развесистого кустарника, он поливал лежащий на земле плащ густой темной жидкостью из маленького пузатого пузырька. Судя по брезгливой гримасе, запах у смеси был тот еще. Во второй руке он держал сломанную ветку, которой старательно размазывал жидкость, смешивая ее с грязью на одежде. Темные всклоченные волосы человечка выглядели так, словно их измазали смолой и осыпали мусором. Едва видимые за морщинами глазки-бусинки казались игрушечными. Кожаная куртка со штанами цвета серой грязи были расшиты маленькими, непонятными знаками. Маленькие, но довольно длинные пальцы то и дело бросали ветку. Рука при этом тянулась к поясу, охватывая рукоять кинжала. Человек тихонько что-то бубнил себе под нос. Казалось, разговор с самим собой успокаивал его.

— Надеюсь, это дрянное зелье мне действительно поможет. Чертовски не хочется стать обедом этих безмозглых травинок. А ведь эти растения даже не подавятся. Сожрут как муху или еще лучше — совьют кокон для своих семян. Чертовы мудрецы-алхимики, любители охранной экзотики, тратят столько денег на своих стражей. С другой стороны, если бы они не заботились так о своей безопасности, то не было смысла нанимать меня.

Едва заметная улыбка появилась на покрытом шрамами лице.

— Помоги мне, Тарган.

Человек преданно поцеловал черный, исчерченный золотыми рунами браслет на правой руке, накинул на плечи плащ и легкой поступью направился к высокому силуэту светлой башни.

Даже если бы кто-то наблюдал сейчас за опушкой леса, то он навряд ли поверил в происходящее. Призрачный силуэт, скользящий по высокой траве в сторону рва, заполненного мутной водой и гигантскими водорослями, ощупывающими водную гладь длинными и плоскими стеблями.

Нужно было быть полным безумцем, чтобы броситься в темную воду, не опасаясь за свою жизнь. А преодолев водную преграду, выйти на берег, где живой стеной извиваются шипастые растениями и зазубренные лианы.

Неподалеку от живой изгороди виднелись белые кости птиц, решившихся полакомиться сочными ягодами, растущей у стен башни из белого камня.

Плотный туман не позволял разглядеть, где заканчиваются растения и начинается сама башня, поросшая зеленоватым мхом и плющом

Небольшой плотик легко скользнул по траве и так же легко перенес своего владельца на ту сторону рва. Водоросли медленно, как бы брезгливо расползались в стороны от маленького парома. Острые как бритва лианы и усеянные шипами растения размером со среднее дерево обвили сапоги незваного гостя, ступившего на их земли. Но, едва прикоснувшись одежды незнакомца, отступали. Шипастая защита, созданная сдерживать целые армии во время атаки, оказалась бессильной перед неизвестным зельем.

Осторожно, шаг за шагом, фигура приближалась к стенам башни. Кое-где камень уже выкрошился, а стены, словно стыдясь, прикрывали мхом множественные трещины. В одном из окон виднелся свет. Выше окон, на крыше виднелись силуэты созданий с распахнутыми крыльями.

— Спасибо, Тарган, что не покинул меня. — Почти не шевеля губами, произнес человек.

— Клянусь, это в последний раз. Денег хватит на хороший домик у моря. Я перестану быть Скользкой Ящерицей. Просто буду выращивать овощи и по вечерам любоваться закатами. Да, остается только проверить, не обманул ли старик с перчатками. Если уж он не поскупился на золото, эта вещь для него очень дорога…

Очередной порыв скрыл едва слышный металлический шелест. Отрастив две пары когтей на руках и ногах, человек начал свое восхождение по отвесной стене. Преодолевая камень за камнем, он прислушивался. Шелест растений и всплески воды внизу, редкий звук осыпающейся каменной крошки из стены, хлопанье крыльев и скрежет когтей где-то там, в темноте. Ночная симфония звуков. Еще один камень. Сорок седьмой. Сорок восьмой, уже видно первое окно.

— Проклятье… — человек тут же осекся и замер, стараясь слиться со стенкой. Темные силуэты выше окна оказались грифонами. Хуже того — живыми грифонами, а не просто красивыми статуями, как они казались с земли.

Грифоны — создания с торсом льва и головой грифа прекрасно видят в темноте и обладают тонким слухом. Их стальные когти способны прорвать практически любую не укрепленную магией броню. Недаром их пытаются заполучить в охранники почти все богачи и волшебники, оберегающие свои сокровища от глаз воришек. Грифоны всегда до самой смерти верны своему хозяину. Потому получить их на службу чертовски сложно.

Скользкая Ящерица уже встречался с этими созданиями. Это было его третье или четвертое задание. Тогда, вместе с привязавшимся юнцом, он отправлялся добыть фамильный рубин богатого купца. Юнец был не особо смышлен, жаден, да что тут говорить — он был просто откровенно туп. И в тот день никому ранее не известный карманник без имени, проскользнув между когтей свирепой птицы, получил свое прозвище Скользкая Ящерица. Конечно, не совсем гладко проскочив — плечо и половину спины с тех пор покрывает красивый белесый шрам. Но в тот день он стал настоящим героем в гильдии воров.

И что касается напарника, то Ящерица быстро избавился от чувства вины за его смерть. Уронить пригоршню камней на гранитный пол в огромном зале было равнозначно удару в колокол прямо под ухом у стражника. Ужасный урок для новичка, гласящий: бери лишь то, за чем пришел. Жадность тут — плохой помощник. Принцип «Жертвуй малым ради большего» в действии. Кроме того, Ящерица давно понял, что «если ты умер, спасая кого-то, то твою награду получит он, а не ты».

Шум и скрежет наверху стих — птица отошла, и надо двигаться дальше. Еще подняться на какие-то несколько рядов камней. Сердце стучит как бешеное, когти грифонов снова скрежещут так громко, что кажется, вот-вот и сожмут грудь Ящерицы.

Снова приходится не дышать, слившись с башней в надежде, что волшебный плащ обманет глаза стража. Капли пота предательски заливают глаза, жесткие перчатки за пазухой царапают бок. Еще каких-то два-три ряда камней. И вот уже виднеется крепкое на вид, зарешеченное окно хранилища хозяина башни. Ожидание. Торопиться в таких случаях не стоит.

Устроившись под карнизом, можно перевести дух и посмотреть внутрь комнаты с помощью маленького зеркальца. Такой предосторожности учат слепящие ловушки, которые часто ставят на высоких окнах. Но комната пуста, лишь старая решетка закрывает проход. Быстро и бесшумно, огненная руна превратила решетку в тлеющие куски металла. Эффектный и очень дорогостоящий фокус.

— Пора начинать представление. — На лице Ящерицы скользнула улыбка.

Перелетев через окно, человечек на мгновение затаился в темном углу комнаты, осмысливая следующие шаги. В комнате две двери. Одна дверь, похоже, ведет на стену, к грифонам (проклятье, о них ведь не предупредили заранее). Вторая, судя по словам заказчика, открывает проход в кабинет Ильтара — хозяина башни. Ильтар — природный маг и алхимик, мастер приготовления волшебных зелий и отваров. Будучи одним из могущественных магов страны, Ильтар живет в своей башне по собственным законам и правилам. Ходили слухи, что он даже отлавливал животных из окрестных лесов для испытания своих волшебных алхимических зелий. Скользкая Ящерица всей душой надеялся, что маг сейчас слишком занят, чтобы отвлекаться и смотреть в волшебное зеркало на свое сокровище. Иначе придется отсиживаться в темном углу до тех пор, пока не закончится действие зелья от растений. После чего неудачливого вора будет ждать один из трех путей — когти грифонов, шипы растений или встреча с хозяином башни. Третий путь, пожалуй, страшнее первых двух, сложенных вместе. Однажды в Гильдию воров прискакал неудачливый вор, ноги которого превратили в лягушачьи лапы. При этом не все волшебники столь милосердны к тем, кто посягает на их магическую утварь.

От мысли о волшебной расправе мурашки всех форм и размеров пробежались по спине Ящерицы. Бог Тарган, повелитель воров и благородных бродяг, всегда был на его стороне. Быть может, не отвернется он и на это раз.

Ящерица вынул из поясной сумки розовый кристалл и тусклым светом, осветил комнату. Еще одна дорогая вещица в арсенале. Если на человека с розовым кристаллом в руке посмотреть через волшебное зеркало, то камень сменит цвет с розового на голубой. Удача пока была на стороне воришки.

Старый книжный шкаф, треснутое зеркало, ветхий сундук — эти вещи всплывали из темноты в свете кристалла. От неосторожного прикосновения тревожно звякнул стол со стеклянными колбами. Из-за двери хозяина башни послышался кашель, и Ящерица застыл на месте, боясь сделать шаг. Момент, который называется «вся жизнь пролетела перед глазами». Предательская капелька пота, скользящая по шее, сотня ругательств за неуклюжесть. И — ничего. Медленный выдох, медленный вдох. Можно продолжать осмотр комнаты.

Ворох старой одежды, сброшенной в углу указывал на обычный для магов пренебрежительно-рассеянный характер их владельца. Шкаф с мерцающими камнями за стеклом заставил Ящерицу на миг остановиться. Нет, это не то… Хотя, когда основное задание будет выполнено, можно будет заняться и этими блестящими малышами.

В розовом свете из темноты на полу проявился длинный серебристый ящик, исчерченный рунными словами защиты. Осторожно, стараясь не прикасаться к крышке, Ящерица попытался прочесть некоторые из слов. Большую часть охранных надписей составляли короткие приказы — «Ударить», «Оглушить», «Ослепить», «Обжечь». Самодовольная улыбка появилась на лице вора. Защита из рун помогает от тех, кто не умеет их читать. Те же, кто знает рунный алфавит, могут исправить пару символов в слове, и грозное заклятие превратится в безобидную закорючку. Однако, не все так просто. Рунные приказы сплетены как головоломка, защищающая сама себя. Одно слово поддерживает два соседних, а то, в свою очередь, прикрыто целым предложением ниже. Тонкая ювелирная работа для профессионала.

Вдумчиво почесав затылок Ящерица приступил к расшифровке рунной ловушки. Две руны реагировали на прикосновение рук к крышке ящика, четыре — на ее открытие. Открывалась вся это конструкция ключом треугольной формы, скорее всего, наконечником жезла. А вставив неправильный ключ, можно получить на свою голову целый водопад заклинаний. Разумеется, и после этого можно выжить. И жить долго и счастливо до самого рассвета. Больше вряд ли протянешь.

Итого есть только два способа добраться до содержимого ящика: заставить ловушки сработать и отойти подальше, либо старательным трудом исправить защитные руны. Первый вариант проще. Но в данной ситуации на шум сбегутся как грифоны, так и сам маг — хозяин сокровищницы. Вряд ли они просто улыбнутся, похлопают вора по плечу и позволят взять заслуженный трофей.

Обидно, но справедливо. Первый вариант отбрасывается. Потому, вынув из поясной сумки инструменты, Ящерица приступил к работе.

Кристалл время от времени мерцал, привлекая к себе внимание и заставляя, затаив дыхание, неподвижной статуей сидеть в темноте. Скрежетание когтей за дверью слышалось то ближе, то дальше, — грифоны явно следовали по какому-то патрульному маршруту. Ветер снаружи приносил запах дождя и сырых камней башни. А из-за двери Ильтара не было слышно ни звука. И все же казалось, что откуда-то из темного угла на полуночного гостя пристально смотрят невидимые глаза. Словно поджидая, когда воришку можно будет застать врасплох.

Знак за знаком ловушка на ящике теряла свою силу, разматывая клубок заклятий в отдельные нити. Последний этап — механический замок ящика послушно открылся от прикосновения отмычки. Осторожно сдвинув крышку в сторону, Ящерица, наконец, увидел предмет, ради которого он проделал свой путь. Черный посох, словно вырезанный из загнутой ветви дерева, с серебристыми жилками-вкраплениями, мерцающими как звезды на ночном небе. Оканчивался посох раздвоенным наконечником, двупалой лапой. На конце каждого «пальца» и у их основания были видны выемки. От черного и холодного на вид посоха веяло таким огненным жаром, что Ящерица невольно прикрыл лицо ладонью. На памяти вора было много волшебных предметов, но этот обладал поистине величественной силой. Он словно шептал, приказывая упасть перед ним на колени. Однако падать на колени или просто любоваться находкой у вора не было времени. Пошарив у себя за пазухой, он нащупал только одну перчатку из драконьей кожи и мысленно выругал себя за небрежность. Ведь мгновение назад их было две. На рынке за такую перчатку дадут не меньше пятисот золотых, что было бы неплохо к тем трем тысячам, что он получит за посох.

Внезапно за окном послышался отдаленный шум, металлический лязг, скрип колес и топот копыт. Шум толпы. Башня содрогнулась от мощного удара. С потолка посыпалась каменная крошка, из-за окна послышался голос, отдающий приказы.

Голос? А удар был похож на прямое попадание снаряда от катапульты. Что здесь, черт побери, происходит? Ведь лес у башни был безлюден, когда Ящерица отправлялся на задание. Если не…

— Проклятый старик. — Злобно прошипел вор, в спешке надевая рукавицу.

— Он послал меня в башню, зная, что будет нападение. Кто-то из магов перенес сюда боевые отряды. А этот пройдоха просто хотел украсть посох до атаки. За это, пожалуй, надо будет стрясти с него еще пару звонких монет. Отход из башни посреди сражения стоит гораздо дороже.

Посох угрожающе затрещал, стоило поднести к нему руку. Даже через перчатку чувствовался жар. Так, словно суешь руку в горящий костер. Старик утверждал, что перчатка защитит от жара. Кроме того, обычно вещи прекращают сопротивляться, если их коснуться рукой. Этакое испытание храбрости. Или слабоумия. Но, черт побери, почему посох так жжется даже сквозь рукавицу?

— Хозяин!

За дверью послышался звук приближающихся когтей, лязгающих от прикосновения к камням.

— Нас атакуют!

Одиночный звук сменился целой серией — похоже, что все стражники башни разом двинулись в сторону хозяина башни. Судя по скорости приближения звука, один или несколько грифонов должны были вот-вот ворваться в комнату. А свидание со стальными когтями вовсе не входило в планы вора. А потому надо сосредоточиться и аккуратно закончить то, ради чего он здесь. Волшебные вещи не любят оплошностей.

Вдох, выдох. Выскакивающее из груди сердце — не лучший помощник в любой ситуации.

— Все ко мне! — Этот голос заставил Ящерицу резко повернуться в сторону второй двери — хозяин башни призывал своих слуг.

— Все сюда. — громко повторил голос, — Не сметь атаковать нападающих!

Капли пота скатились по шее Ящерицы… Сейчас откроются обе двери, здесь будут и грифоны, и маг. Розовый кристалл, коварно мигнув, поменял свой цвет на голубой. Черт. Черт, черт, черт! Его обнаружили. Или скоро обнаружат. На комнату уже направлено волшебное зеркало. Увидеть незваного гостя в башне — это лишь вопрос времени.

К черту осторожность! Ящерица сглотнул слюну и неловко дернулся, склонившись над посохом. Словно издеваясь, драгоценная перчатка соскользнула с его руки и провалилась в углубление под посохом. Еще одна задачка. Без перчатки можно лишиться руки. А значит теперь нужно…

Ящерица достал из поясной сумки бутыль и обильно облил руку вязкой, как мед, жидкостью. Это спасет его от жара на пару мгновений. Нужно лишь подхватить перчатку и взять посох. Или же просто наплевать на перчатку и схватить посох рукой. Кристалл, предательски мигнув, засиял ярко синим цветом. Это значит, что осталась последняя защита — плащ. Он отведет взгляд смотрящего в зеркало на пару мгновений, не больше. Да к черту все! Шаги все ближе, времени все меньше. Ящерица, втянув руку в рукав, потянулся за посохом. Приглушенный крик боли, смешавшись с огненным треском, растворился в скрипе открывающихся дверей…

***

Кабинет мага был обставлен в присущей хозяину манере. Рабочий стол стоял посреди комнаты и служил свалкой всевозможных свитков, книг, бутылочек и невероятного вида засушенных корешков. Огромный ковер, что покрывал каменный пол комнаты, также переживал не лучшие времена. Из красочного творения ткачей он превратился в кучу лохмотьев, с трудом удерживающих форму. Вдобавок, из-под ковра пробивались витые, стелющиеся зеленоватые ростки с разноцветными листьями. В горшках по углам комнаты цвели, распускались и просто извивались растения — результаты магических исследований и опытов. Сливаясь в один орнамент, растения покрывали все стены кабинета. Потолок комнаты облюбовали светящиеся лианы, создавая в кабинете легкое светло-голубое освещение, слегка непривычное после солнечного света. Этой комнате явно требовалась генеральная уборка.

В глубине комнаты, у дальней стены, стояли массивные шкафы, заполненные книгами и рукописями. Книги стояли крайне небрежно. Словно каждый томик не клали в шкаф, а закидывали на полку.

За спиной мага возвышалось магическое зеркало в серебряной оправе. По поверхности волшебной глади время от времени пробегала серебристая рябь. И вслед за ней, на искрящемся серебре возникали то неведомые растения исполинских размеров, то диковинные строения из треугольных камней, то просто свернутая восьмеркой радуга.

За письменным столом, на простом деревянном стуле, восседал владелец башни. Его светло-изумрудные одеяния, расшитые серебром, также знавали лучшие времена. Потертые рукава, многочисленные пятна и потертости. Все указывало на то, что чистый гардероб не является смыслом жизни этого человека.

Это был седоватый старец с разноцветными глазами. Левое око мага светилось яростным золотым светом, когда как правое излучало изумрудное спокойствие. Волшебник сидел прямо, не сутулясь. Его длинные золотые с проседью волосы ниспадали на плечи, выбиваясь из-под золотого обруча на голове. Темно-фиолетовый плащ был небрежно наброшен на спинку стула, во взгляде мага словно застыло выражение печали. Пером в руке он выводил аккуратные строки в объемной книге.

Справа на столе, на подставке из малахита, стоял хрустальный шар. Из глубины этой хрустальной сферы магу улыбалась миловидная женщина с зелеными глазами и волосами цвета солнечного заката. Крошечная фигурка в шаре непринужденно и беззвучно смеялась. Время от времени она подносила к лицу букет цветов, вдыхала аромат и танцевала.

Старик накрыл шар своей ладонью и вытер слезу. В мире есть воспоминания, от которых не помогают даже самые сильные зелья забвения. Женщина, перевернувшая его жизнь с ног на голову. Ангел, подаривший старику радость жизни и двух сыновей. Они встретились в лесу, когда Ильтар собирал травы для нового зелья. В тот день юная охотница Селеста показала, что знает о лесных травах больше мага-алхимика. И этого хватило, для того, чтобы невидимые струнки души Ильтара дрогнули. А спустя несколько дней Селеста покинула дом своей мачехи и поселилась в башне мага в качестве полноправной хозяйки.

Альвир и Людовик — сыновья Ильтара и Селесты росли достойными детьми: в меру разбалованными и в меру собранными. А возмужав, отправились в рыцарский поход за славой. Волшебник не одобрял такого боевого мальчишества, но был бессилен перед мнением супруги. Дети охотницы должны быть настоящими рыцарями, говорила она. И Ильтар уступил.

А буквально на следующий день после ухода сыновей, Селеста вернулась с охоты смертельно уставшей. Неизвестная болезнь нашла охотницу в далеких болотах, где она добывала травы для Ильтара. В тот день маг многократно проклял себя. Он считал себя великим лекарем, но ничем не мог помочь своей возлюбленной. Селеста увядала, день за днем, несмотря на помощь лучшего лекаря волшебной страны.

Три месяца провел Ильтар у ее постели в надежде на чудо, но чудо не произошло. Она умерла. Умерла, прикоснувшись к его щеке и прошептав: «Я всегда буду любить тебя, Ильтар». С той поры прошло уже больше семи лет, и за Ильтаром в народе закрепилась слава безумца-алхимика. Ставя безумные и отчаянные опыты, он создал множество чудодейственных эликсиров от смертельных болезней, раздавая их всем, кто обращался к нему за помощью. Спасая чужие жизни, он надеялся искупить свою вину перед той, кого когда-то любил.

Все маги и шарлатаны в округе возжелали проникнуть в библиотеку мага, чтобы получить рецепты тех самых волшебных напитков, что возвращали к жизни практически мертвых людей. В итоге, устав от человеческой жадности, Ильтар создал растительную армию вокруг своих владений. Армия растений днем и ночью оберегала покой башни, обвиваясь вокруг стен и разевая свои хищные шипастые пасти. Отгородившись от мира, он выходил из башни лишь чтобы собрать новые травы или поймать диких животных для своего зоопарка.

Именно тогда по округе прокатился слух, что Ильтар сошел с ума, выращивая в своей башне чудовищ. Животные заменяли магу его потерянную семью — ушедшую жену и сыновей. Больнее всего было то, что вернувшиеся из похода сыновья не простили ему смерти матери. «Ты заботился о своих животных лучше, чем о нашей маме» — сказали они.

Со временем маг совсем перестал покидать башню, поручая сбор трав и кореньев животным, очеловеченных с помочью тех же странных волшебных зелий. А один из его последних экспериментов помог магу обзавестись верным другом и помощником.

Сегодня же тревожные предчувствия не покидали Ильтара. Накануне, предчувствуя беду, он разослал пернатых гонцов с просьбой о помощи. А потому сегодня его не удивил крик его охранников-грифонов. Он знал, что за войска были переброшены под его стены, и чья сила этому способствовала. Он просто ждал.

— Хозяин! На нас напали!

— Все ко мне! Не трогать нападающих! — Рявкнул маг, стараясь сдержать грифонов от необдуманных поступков.

Накинув на плечи свой плащ, он открыл дверь, шагнув в комнату-хранилище. Первое, что бросилось ему в глаза, за миг до того, как старший грифон Кирик ворвался в соседнюю дверь, — это расплавленная решетка на окне. Голубой кристалл на полу, сдвинутая крышка заветного ящика. Неужели все же кто-то смог украсть его? Нет, посох Лунного Дракона лежал на своем месте, мерцая серебряными звездами.

— Хозяин!.. — Лев-птица, распахнув настежь дверь, чуть не сбил с ног мага, но тот предупреждающе поднял ладонь, заставляя грифона замолчать. Подойдя к посоху, он нежно провел по нему рукой, поглаживая серебристые жилки. В ответ посох засиял как солнце после дождя, но мгновение спустя, свечение исчезло. Ильтар вздохнул — он был всего лишь хранителем посоха, волшебный предмет не признавал в нем хозяина. Рядом с ящиком лежала обугленная перчатка из драконьей кожи — вероятно, с ее помощью похититель намеревался унести посох. Неизвестно, выжил ли похититель или нет, хотя он достаточно ловко обошел рунные ловушки на ящике. Но сам посох не терпит постороннего прикосновения — заключенная в нем сила обращает в пепел любого, кто не принадлежит к числу избранных.

— Хозяин… — уже тише повторил грифон, терпеливо поднимая правую лапу.

— Да, Кирик. У меня для тебя есть приказ. Для тебя и всех твоих солдат. Вы покидаете башню немедленно.

Птица изумленно раскрыла клюв и на секунду замерла на месте.

— Мы? Покидаем башню? Хозяин, вы хотите бежать?

— Нет. — Коротко ответил Ильтар, подходя к застекленному шкафу. — Уходите только вы, я остаюсь в баше.

— Но…

— Это мой приказ. Вы должны выжить и сохранить кое-что для меня. Мне больше некому поручить это задание, эта вещь не должна попасть в руки врага. Ты понимаешь меня?

Грифон преданно кивнул, а Ильтар между тем достал с полки небольшой зеленый камень. Оказавшись в руке мага, камень превратился в подвеску на короткой серебряной цепочке.

— Изумруд Сожаления. Ты должен унести его и хранить до тех пор, пока я или мои сыновья не придут за ним. Сейчас это важнее всего, даже моей жизни. Отзывай своих солдат, Кирик, вы уходите.

— Но как же вы, хозяин?

— Не думай об этом. Мой друг и мои сыновья вот-вот прибудут в башню. Я сумею о себе позаботиться. Иди же!

Приложив к груди правую лапу и поклонившись до пола, грифон вышел на стену башни. На шее виднелась крошечная для его габаритов подвеска с зеленым камнем. Раздался оглушительный крик, и десять грифонов, медленно махая крыльями, устремились ввысь, в темноту ночного неба. Дверь на стену медленно закрылась и маг, облегченно вздохнув, сделал шаг к окну.

— Я здесь, — раздался едва слышный голос из темноты. — Я получил твое послание.

На свет окна откуда-то из темноты шагнула человеческая фигура. Черный плащ с капюшоном скрывали лицо пришедшего, капли дождя на его одежде сверкали в свете звезд. Под черно-матовым плащом с трудом просматривались контуры рук в темных перчатках. Все одеяние было слишком чистым для человека, который мог попасть в комнату, лишь поднявшись по сырой и грязной отвесной стене.

— Я рад тебя видеть, — улыбнулся Ильтар. — Ходили слухи, что ты снова вернулся к прежнему.

— Ты же сам знаешь, что все это полная ерунда. Просто люди любят страшные истории. И я все же пришел по твоему зову. И вижу, что ты в очень большой беде. Королевские войска скоро ворвутся в твою башню.

— Я позвал тебя, чтобы попросить об одном одолжении. — Ильтар оборвал речь странника.

— Одолжении? Ты шутишь? Как можно просить об одолжении человека, обязанного тебе своей жизнью. Я твой слуга, Ильтар.

— Ты мой друг. А потому я прошу тебя. Поклянись, что сохранишь вот это кольцо.

На ладонь в черной перчатке упал небольшой перстень с прозрачным камнем.

— Алмаз Всепрощения?

— Да. Я сумел отыскать только два из трех камней. И теперь хочу сохранить их. Хотя тому, кто послал вора в мою сокровищницу, нужны были не они. Кому-то понадобился мой посох. И, возможно, моя жизнь.

— Почему бы тебе просто не спрятать посох? Я буду выглядеть не лучшим образом, но позволь мне унести его прочь туда, где его никто не найдет.

— Нет! И не потому, что я не доверяю тебе. Посох терпит лишь прикосновение избранных, он в считанные мгновения обратит тебя в пепел. Прости, но я не хочу терять еще одного друга по глупости.

— Я понимаю, — темная фигура склонила голову, кивнув в ответ. — Чем еще я могу тебе помочь?

— Только сбереги камень. И…, Пожалуй, я отдам тебе несколько моих книг.

Ильтар вышел в свой кабинет и на мгновение остановился, окинув взором свою комнату. Десятки книг, сотни препаратов и ингредиентов для напитков — на сбор всего этого у него ушел не один год. Все это невозможно будет спасти, если войска прорвутся в башню, одолев природные силы защиты. Но даже магические лианы не смогут долго сдерживать мощь снарядов катапульт, охраняя башню от разрушения. Ильтар отбросил эту мысль и прошел к книжным шкафам. Сложив в сумку три книги, он добавил четвертой ту, что лежала на его столе. И уже открывая дверь в сокровищницу, он услышал металлический лязг, похожий на звук сражения.

Переступив за порог, маг замер. В комнате шла настоящая битва — темная фигура в плаще с двумя короткими клинками в руках отбивала атаки грифона. Простому человеку никогда не сравниться в бою с львом-птицей. Но это сражение больше походило на битву грифона с тенью. Тень человека в капюшоне словно искра пропадала прямо перед ударом когтистой лапы. В едва видном свете маг разглядел в грифоне одну из птиц Кирика. Не теряя времени, Ильтар щелкнул пальцами, и заклинание повиновения прочно сковало сражающихся жесткими объятиями магических лиан, выросшими из стен.

— Прекратите!.. Если еще мои союзники будут устраивать побоища в моей башне…

— Он — воррр… — едва шевеля клювом, произнес грифон. — Он хотел украсть ваш посох, хозяин.

— Неправда, — раздался в ответ спокойный размеренный голос. — Я лишь рассматривал его, когда эта птица набросилась на меня…

— Оба, прекратите! — в голосе Ильтара прозвучал небывалая угроза. — Почему ты вернулся, Кирику был отдан приказ уходить.

— Хозяин… — в голосе птицы слышалось страдание. — Кирик погиб, он не смог выполнить ваш приказ, неизвестные маги поймали нас в свои сети. Острые как бритва магические сети. Все погибли. Один из магов подобрал подвеску с шеи Кирика. Я проклинаю себя за трусость, но мне пришлось бежать, чтобы сообщить вам об этом, вместо того, чтобы мстить за Кирика.

Лицо Ильтара изменилось. Недовольство и едва сдерживаемая злость закипали в его груди. Но маг не позволил эмоциям взять верх над собой. Он тяжело вздохнул и лишь слегка опустил голову.

— Ты правильно сделал, солдат. Теперь я знаю, что в надежных руках всего один камень. Но тебе не следовало нападать на моего друга, если ты ценишь свою жизнь Ты, похоже, уже заработал несколько ран в бою с ним.

— Крр-р-раааа… — вырвалось из клюва грифона.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 176
печатная A5
от 736