электронная
180
печатная A5
744
12+
Энциклопедия древнескандинавской мифологии и культуры

Бесплатный фрагмент - Энциклопедия древнескандинавской мифологии и культуры

Том 1

Объем:
610 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-4735-0
электронная
от 180
печатная A5
от 744

Все права защищены действующим законодательством РФ. Перепечатка книги или любого ее фрагмента без согласования с автором, а также любое коммерческое использование представленных материалов незаконно.


Связь с автором: daymonri@yandex.ru

vk.com/daymonri

skype: daymonri

Глава 1. Боги

Асы как люди


Скандинавские боги во многом похожи на людей. Это удивительно живые персонажи, и ни в одной мифологии мира мы не сможем найти столь полные психологические портреты, будто «срисованные» с реальных исторических личностей. Языческие боги северных народов в этом смысле значительно ближе к нам, людям. Конечно, противостояние Сета и Гора в древнеегипетской традиции тоже достаточно «человечно», но, во-первых, там просто «тонны» инцеста (пусть даже символического). А во-вторых, боги Скандинавии все же не переполнены ненавистью, вожделением, похотью, у них много других качеств, порой — откровенно отталкивающих, чаще — выдающихся.

Языческие боги, боги викингов, вопреки расхожему мнению далеко не всегда «ориентированы» на одни лишь воинские дисциплины. Разумеется, Тор, Один, Хеймдаль, Тюр — эти боги скандинавов известны своими подвигами. Они воинственны, храбры, могучи.

Но ведь есть Ньѐрд, Форсети, Браги, в конце концов, ныне весьма популярный Локи! Это тоже скандинавские боги, чьи деяния широко представлены в эддическом эпосе, да только к войне они не имеют практически никакого отношения. Ньѐрд — бог моря, удачи, ветра, Форсети — бог справедливости, а Браги — покровитель поэтов. Локи из языческих богов, пожалуй, самый неоднозначный персонаж, однако трудно не согласиться с тем, что он же и самый «очеловеченный». От мифа к мифу мы все больше понимаем, что, в сущности, он не так уж плох. Просто порой ему скучно, порой он откровенно завистлив, но иногда может быть храбр и даже самоотвержен!


Эпос Севера сквозь тысячелетия


Скандинавские боги не всегда в своих деяниях. Хѐд — слепой бог судьбы, почитался особо, но не стоит забывать, что именно он убил Бальдра, любимого сына Одина. Отец дружин был безутешен, но не наказал Хѐда. Однако тот же Один чуть раньше вместе со своими братьями убил собственного отца, по существу — без всякой причины. Понятно, что здесь первые скандинавские боги совершают «образное» убийство, это всего лишь метафора, рожденная в забродившем мозгу хмельного скальда. Но так ли все просто?..

Скандинавский миф о сотворении мира весьма любопытен, позже многие учения взяли его за основу. Однако германо-скандинавские боги при всех своих «особенностях» никогда не были откровенно жестоки, тираничны, эгоистичны. Ну, разве что Фригг, этой даме эгоизма не занимать, хотя это скорее то самое исключение, которое подтверждает правило. Боги Скандинавов в своих перипетиях «дублируют» нас, жителей Мидгарда, хотя «по идее» они от нас максимально дистанцированы, ведь их мир, Асгард, это другой пласт реальности. Вероятно, так боги викингов воплощают в себе дихотомию добра и зла, извечную борьбу света и мрака, двух взаимодополняющих, но диалектически противостоящих начал.

Отвлекаясь от эзотерики и символизма, можно сказать, что языческие боги просто интересны. Тюр, отдавший правую руку адскому псу Гарму, Один, отдавший правый глаз старику Мимиру, Локи, отдавший… в общем, можно сказать «отдавший свою невинность» ради защиты Мидгарда (да, это тот самый миф о рождении Слейпнира!) … Боги Скандинавов при всей своей мифологичности действительно одни из самых жертвенных и добрых богов. На них хочется быть похожими, они восхищают.

Вероятно, именно поэтому языческие боги не уступили Христу, образно выражаясь. Норвегия, Дания, Швеция и соседние регионы сохранили свою культуру, свой уклад, свой мир, несмотря на тотальную христианизацию. Германоскандинавские боги со временем стали христианскими святыми, проникли в другие «веры». Благодаря этому сегодня мы можем многое рассказать о них, чему и посвящена эта глава.


Содержание главы:


Ангрбода — причиняющая страдания

Балист — таинственный брат Локи

Бальдр Прекрасный — любимец богов

Велунд — бог-кузнец

Вили и Ве — братья Одина

Гулльвейг — неопалимый камень раздора

Имир — скандинавский первочеловек

Исида Суэби — богиня древних германцев

Квасир — отец хмельной мудрости

Локи — бог, который «может»

Мимир — свой среди чужих

Ньѐрд — бог стихий и великий ван

Ньѐрун — сестра-жена Ньѐрда

Од — бог или смертный?

Один — царь богов, владыка Асгарда

Сиф — хранительница Трудхейма

Тор — защитник Мидгарда

Тюр — доблесть веков

Утгарда-Локи — владыка внешнего мира

Фарбаути — бог грома, отец огня

Фрейр — бог солнечного света

Фрейя — богиня с переменчивым нравом

Фригг — супруга Всеотца

Хѐд — бог судьбы

Хеймдалль — светлейший из асов

Хель — богиня мертвых

Хермод — храбрейший из асов

Эгир — владыка морей

Ангрбода — причиняющая страдания

В древнескандинавской мифологии Ангрбода — первая жена бога огня и коварства Локи (его вторая жена — Сигюн). В эддических песнях не рассказывается о том, как Локи встретил Ангрбоду, но есть прямые указания на то, что она происходит из рода великанов (вероятно — ѐтунов). С древнескандинавского слово «Angrboða» дословно переводится как «та, что приносит страдания».

Ангрбода знаменита тем, что родила Локи трех детей, которые впоследствии сыграли ключевые роли в становлении и гибели мира. Первый сын великанши Агрбоды и Локи — Ёрмунганд, великий змей, которого Один забросил в Мировой Океан. Ёрумунганд свернулся в кольцо и таким образом удерживает воды океана, окаймляющего Мидгард.

Ее второй ребенок — Хель, сутулая и злобная повелительница Хеля (или Хельхейма), мира мертвых. Половина тела у Хель — синяя, вторая половина — «цвета мяса». Когда наступит Рагнарек, Хель вместе с великаном Суртом поведет армию мертвых и детей Муспелля на битву с асами.

Еще один сын великанши Ангрбоды и Локи — Фенрир, огромный волк, который жил в Асгарде и дружил с богом победы и доблести Тюром. Впоследствии асы обманули Фенрира, сковали его волшебными цепями и поместили под землю. В час Рагнарек Фенрир порвет свои путы и пожрет солнце и луну.

Также в «Старшей Эдде» упоминается, что Ангрбода произвела на свет Гарма. Не ясно, кто является его отцом, не обязательно Локи. Гарм — адский пес, что стережет мост между Хельхеймом и Нифльхеймом (этот мост зовется Гъялларбру, в переводе с древнескандинавского — «золотой мост»). На данный момент общепризнанной является версия, которая гласит, что в действительности Гарм и Фенрир — один и тот же персонаж (либо Гарм — воплощение Фенрира). Все дети Ангрбоды и Локи (кроме Гарма) до определенного момента жили в Асгарде, пока, по мнению Всеотца, не начали представлять опасность. Однако, они не были убиты (быть может, из уважения к Локи).

Кроме того, в «Старшей Эдде» есть такое упоминание великанши Ангрбоды: «Старуха жила в Железном лесу, где породить ей дано было Фенрира род». Именно поэтому Ангрбоду иногда называют «старухой из Железного леса». Нужно отметить, что Железный лес — это достаточно интересная локация в древнескандинавской космогонии. Железный лес назван так потому, что листья на его деревьях состоят из чистого железа. В лесу обитают ведьмы и тролли (по другой версии — огромные волки). В эддических сагах есть некоторые разночтения относительно расположения Железного леса (он также называется Ярнвид), в одном месте сказано, что это часть Ётунхейма, в другом говорится, что Ярнвид находится в Хельхейме и каждый усопший должен невредимым пройти через него, чтобы предстать перед Хель. Тем не менее, отношение Ангрбоды к Железному лесу неясно. Также нет единого мнения о том, что значит «Фенрира род», ведь в отдельных строфах «Старшей Эдды» Фенрир называется вовсе не волком, а троллем.

Таким образом, великаншу Ангрбоду справедливо назвать значимым эддическим персонажем, который сыграл не последнюю роль в глобальном сюжете древнескандинавской мифологии.

Балист — таинственный брат Локи

В скандинавской мифологической системе Балист (или Балейст) — один из наименее изученных, а потому — довольно спорных персонажей. По всей вероятности, Балист является йотуном, сыном Фарбаути и Лаувеи.

Оригинальное древнескандинавское слово «býleistr» не имеет точного перевода, на данный момент доминирующей остается версия, высказанная Р. Симеком. Согласно этой версии, форма «býleistr», позже англицизированная в ныне традиционную «byleist», может быть переведена как «успокаивающий молнию», либо «бродящий среди пчел». Учитывая контекст, предпочтительнее выглядит первый вариант, так как отец Балиста — бог молнии. С другой стороны, во втором варианте перевода слово «пчелы» может выступать метафорой.

При этом технически ни в одном из дошедших до нас текстов не сказано о происхождении Балиста, однако в «Младшей Эдде» несколько раз говорится о том, что он является братом Локи (отсюда — закономерное предположение о Фарбаути и Лаувее, как о его родителях). Р. Симек в «Словаре скандинавской мифологии» заключает, что значение и роль этого героя невозможно определить, хотя едва ли он упомянут в эддических текстах без причины, ведь это не единичное упоминание.

В части «Видение Гюльви» из «Младшей Эдды» говорится о двух братьях Локи — Балисте и Хельблинди. О Хельблинди также ничего не известно, хотя это слово несколько раз используется как кеннинг или одно из имен Одина, тогда как слово «Балист» выступает кеннингом или вторым именем Локи. Балист также упомянут в «Прорицании вельвы», в саге «Песнь о Хюндле» и в части «Язык поэзии» из «Младшей Эдды».

Существует две сложности в понимании имени Балист и его значении для скандинавской мифологической системы. Первая сложность — неустановленная связь между этимологическими дуадами Локи-Балист и Один-Хельблинди, которые в единичных случаях выступают взаимозаменяемыми формами. Вторая сложность — орфография. Дело в том, что имя «Балист» не имеет единой формы написания на древнескандинавском, в разных списках это имя написано поразному. Например, в «Codex Regius» и «Codex Wormianus» используется вышеупомянутое написание «Býleistr». В «Codex Trajectinus» встречаем измененную форму «Blýleistr», а в «Codex Upsaliensis» брат Локи назван «Býleiptr».

К сожалению, йотун Балист не встречается ни в одном другом тексте, тогда как во всех списках «Младшей Эдды» и «Старшей Эдды» упоминания о нем сводятся к определению «брат Локи». Вероятно, ввиду отсутствия дополнительных и альтернативных источников этот персонаж так и останется загадкой для современного скандинавоведения.

Бальдр Прекрасный — любимец богов

Один из самых знаменитых мифов древнескандинавского эпоса связан с Бальдром, богом весны, тепла и солнечного света. В «Младшей Эдде» Стурлусона сказано, что Бальдр был настолько хорош собой, что от него исходило сияние («Столь светел тот ас и прекрасен лицо он, так что сияет»). Он имел светлую, почти белую кожу, такие же волосы и ресницы («Есть растение, из всех растений оно самое белое, так его ровняют с ресницами Бальдра. Столь же светлы и прекрасны волосы и тело его»). Бальдр — бог мудрый и добрый, красноречивый и благородный. Он — первый сын Одина и Фригг. Его палаты называются Брейдаблик. «Старшая Эдда» говорит об обиталище Бальдра, что никогда не было свершено там злого поступка.

Этимологически слово «бальдр» («baldr») в переводе с древнескандинавского означает «господин» или «повелитель». Иногда в эддических текстах используется альтернативный вариант имени — Бальдур. Жена бога Бальдра — Нанна. Это добрая и кроткая богиня из рода асов, ее имя («Nanna») в переводе с древнескандинавского означает «мать». Жена Бальдра родила потомку Одина прекрасного сына — Форсети, который почитался скандинавами, как бог справедливости и правосудия. В тоже время жена Бальдра — это яркий аллегорический образ верности и преданности, ведь как только Нанна увидела тело убитого мужа, у нее тут же разорвалось сердце, и ее сожгли вместе с ним в ладье. Кстати, многие современные источники достаточно вольно трактуют этот эпизод легенды о Бальдре, утверждая, что Нанна была сожжена заживо. Это абсолютно не соответствует тексту «Младшей Эдды».

Важно отметить, что Бальдр фигурирует только в искомом мифе, сюжет которого представлен в тексте «Младшей Эдды», в «Прорицании Вѐльвы» и «Снах Бальдра» из «Старшей Эдды», а также в «Деяниях данов» Саксона Грамматика (но там Бальдр — полубог и сюжет изложения лишь частично повторяет оригинальный миф). Впоследствии скандинавские поэты неоднократно использовали эффектные хейти и кеннинги Бальдра, отсылающие к его трагической истории.


Хѐд, Бальдр и Локи: миф об умирающем боге


Эддический сюжет, повествующий о судьбе Бальдра Прекрасного (в «Младшей Эдде» Снорри называет его Бальдром Добрым), имеет прямые аналоги во многих культурах. Эддический миф повествует о том, что однажды Бальдру начали сниться «дурные сны», о которых он незамедлительно поведал Одину и Фригг. Асы держали совет, в результате которого Фригг взяла клятву «с огня и воды, с металлов бранных, камней и деревьев, болезней и ядов, птиц и зверей», что они никогда не тронут Бальдра. Бог стал неуязвим и асы часто забавлялись, метая в него камни, стрелы и копья.

Локи это пришлось не по нраву. Он обернулся женщиной и пришел в покои Фригг, чтобы выведать у нее тайну о неуязвимости Бальдра. Фригг рассказала коварному богу о том, что она не взяла клятву с побега омелы, что растет на западе Вальхаллы, потому что побег тот показался ей слишком молодым и слабым. Локи сломал росток и дал его Хѐду, богу судьбы, брату Бальдра. До того Хѐд стоял в стороне и в отличие от других асов ничего не метал в сына Одина, ибо был слеп. Локи дал ему омеловый прут и сказал, что укажет, куда нужно его метнуть. Прут пронзил Бальдра и он умер. В «Младшей Эдде» по этому поводу сказано следующее: «Так величайшее несчастье стряслось для богов и людей».

Важно отметить, что в «Старшей Эдде» нет упоминания о том, что в гибели Бальдра виноват Локи. Однако в «Прорицании Вѐльвы» асы наказывают коварного бога, и хотя не ясно, за что именно, его связь со смертью сиятельного бога выглядит вполне вероятной.

Хермонд, другой сын Одина, по просьбе Фригг отправился в Хельхейм на Слейпнире, чтобы просить королеву мертвых отпустить Бальдра. В это же время асы перенесли тело погибшего на его ладью, что была больше других и звалась Хрингхорни (в переводе с древнескандинавского — «с кольцом на форштевне»). Боги не смогли сдвинуть ладью в море и послали за великаншей Хюрроккин («сморщенная от огня»), которая сделал это с одного легкого толчка. Как уже отмечалось, смерть Бальдра убивает Нанну: она умирает от разрыва сердца, узнав о смерти мужа, и ее тоже положили на ладью. Корабль подожгли, а Тор «освятил костер» Мьельниром.

Проститься с богом Бальдром пришли даже инеистые и горные великаны. А Один положил на горящую ладью драгоценное кольцо Драупнир. Хермод тем временем пережил немало приключений, но все же достиг чертогов Хель. И та сказал ему, что отпустит погибшего бога, если его действительно все любят и каждое существо в мире (живое и неживое) будет проливать о нем слезы. Хермод взял у Бальдра (который уже оказался в мире мертвых) Драупнир в доказательство своих слов и вернулся к асам.

По Бальдру плакали все — люди Мидгарда, великаны Ётунхейма, цверги Свартальвхейма и другие живые существа. По нему проливали слезы даже небо, море и камни, лишь великанша Трекк («благодарность» с древнескандинавского) отказалась горевать о прекрасном боге. В «Младшей Эдде» нет точно указания на то, что облик Трекк принял бог коварства, там сказано лишь, что «люди полагают, будто то был Локи».

Нужно сказать, что смерть Бальдра — переломный момент в структуре повествования эддических текстов. Ведь после гибели прекраснейшего из асов наступает Фимбульвинтер, «великанская зима», за которой последует Рагнарек («гибель богов») и весь мир исчезнет в огненном шторме. При этом Бальдр и Локи, как сложный дуалистический образ достаточно часто встречаются в произведениях не только скандинавского, но и мирового искусства вплоть до нынешних дней.


Бальдр в других культурах


Очевидна параллель между образом Бальдра, сына Одина, и Иисусом Христом, сыном Иеговы. Кроме того, сюжет с «умирающим богом» встречается в древнегреческих мистериях (в частности — мистерии Бахуса). Также представляется возможным провести аналогию с мифом об Юдхиштхире из Махабхараты. Легендарный французский мифолог Ж. Дюмезиль идет еще дальше и, анализируя образы Бальдра и Юдхиштхиры, проводит аналогию с зороастрийским Митрой.

При этом германские исследователи (в частности — Г. Неккель, Г. Хемпель и Ф. Шредер) говорили о связи Бальдра с финикийским Таммузом, греческим Аттисом и минойским Арес-Дионисом. Также стоит отметить очевидную аналогию с кельтским Лугом, убивающим Балора. Все эти параллели натолкнули многих исследователей (первым из которых был вышеупомянутый Ж. Дюмезиль) на мысль о том, что некогда на территории Европы и частично — Азии мог существовать единый культ солнечного бога. Тем не менее, на сегодняшний день данная теория все еще подвергается критике, хотя ритуальный характер драматического эпизода с Бальдром очевиден.

Велунд — бог-кузнец

В скандинавской и англо-саксонской мифологии Велунд — это эпический персонаж с явными чертами бога. До нас дошел лишь один эддический текст, повествующий о данном герое, это «Песнь о Велунде» (ее также иногда называют «Сказание о Велунде»), которая входит в состав «Старшей Эдды» (раздел «Песни о героях»). При этом в «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона нет упоминаний о боге Велунде, в чем многие исследователи не видят ничего удивительного.

Очевидно, дело в том, что кузнец Велунд действительно был одним из древнейших и наиболее почитаемых богов у скандинавов и западногерманских племен. На основании лингвистического анализа скандинавоведы сделали вывод о том, что «Песнь о Велунде» является наиболее древней эддической поэмой. При этом поэма имеет два пласта — изначальный (сюжет о кузнеце-колдуне Велунде) и появившийся много позже (сюжет о валькириях). Оригинальный вариант мифа так и не удалось восстановить, но многие исследователи (в частности — М. А. Стеблин-Каменский) полагают, что христианские миссионеры стремились искоренить этот образ. Вот почему у Стурлусона (который был христианином) мы не находим «Сказания о Велунде». Более того, в поздних христианских текстах Велунд приобретает «бесовские» черты и в результате становится персонификацией дьявола.

Кроме «Старшей Эдды», бог Велунд также упоминается в «Саге о Гидреке», которая очевидно имеет более древнюю, но, к сожалению, несохранившуюся поэтическую основу. Поэма «Сетование Деора» также включает в себя упоминания Велунда. При этом зачастую бога Велунда в его ипостаси волшебного кузнеца часто ассоциируют с греческим богом-кузнецом Гефестом (который, как известно, был хромым, что также сближает его с Велундом). Кроме того, многие исследователи видят в «Песне о Велунде» отсылки к мифу о Дедале, в пользу этой теории говорит тот факт, что в одном из древненорвежских текстов знаменитый дедаловский лабиринт называется «Домом Велунда».

Но почему Велунда считают богом, хотя в оригинальном мифе (который будет представлен ниже) его не относят к данной категории? Первое — аналогия с Гефестом, оба — кузнецы, оба — покалечены. Некоторые исследователи полагают, что этот миф родился из обычая калечить кузнецов, чтобы они не смогли перейти на сторону противника. Однако более логичным выглядит другой вариант: покалеченный в бою воин, который больше не принимал участия в сражениях, вполне мог реализоваться в роли кузнеца. Второй момент — творческое начало. Велунд создает вещи из различных металлов, не только оружие, но и украшения. Он — Творец. Здесь уместно провести аналогию со славянским Сварогом, который был богом-кузнецом, создавшим мир. Третий нюанс — в «Сказании о Велунде» говорится, что он владыка (князь) альвов. Неясно, о темных или светлых альвах идет речь, но очевидно, что подобный персонаж должен быть облечен в божественные черты. При этом логичнее предположить, что Велунд — бог темных альвов, ведь именно цверги (карлы) у скандинавов считались лучшими оружейными и ювелирными мастерами.

Кроме того, нельзя забывать, что в древности кузнец считался колдуном, магом. Ведь он преображал металлы, почти магическим образом создавал из бесформенного материала вещи невиданной красоты. Кузнец при этом вполне мог ассоциироваться с «нижним», подземным миром.


«Песнь о Велунде» — оригинальный эддический миф


В «Сказании о Велунде» говорится о том, что Велунд — сын конунга финнов и у него есть два брата — Эгиль и Слягфид. Это были могучие охотники, которые часто путешествовали по заснеженным просторам Скандинавского полуострова на лыжах. Далее в саге говорится о том, что братья осели в месте под названием Ульвдалир («волчьи долины» с древнескандинавского) у озера Ульвсъяр («волчье озеро»). Однажды на берегу этого озера братья увидели трех женщин, которые были оборотнями (могли превращаться в лебедей) и одновременно «жаждавшими битвы» валькириями. Братья взяли валькирий себе в жены.

Валькирия по имени Хлядгуд Сванхвит («лебяжьебелая» с древнескандинавского) досталась Слягфиду, она была дочерью конунга Хледвера (возможно, имеется ввиду конунг Хлодвиг). Эгиль взял в жены Эльрун, дочь Кьяра (вероятно — кесаря) из Валлянда (предположительно — Италия). Велунд взял себе Хервер Чудесную, которая также была дочерью Хледвера. Так они прожили семь зим, на восьмую зиму валькирии устали вести мирную жизнь и на девятую зиму покинули своих мужей. Эгиль и Слягфид отправились за ними, а Велунд остался, чтобы следить за хозяйством, кроме того, он полагал, что его жена вернется к нему.

Далее по сюжету «Песни о Велунде» конунг Нидуд узнает о том, что Велунд остался один в Ульвдалир (реально существующее место в Скандинавии) и отправляется со своими войнами, чтобы захватить его в плен, ведь Велунд — величайший из кузнецов. Проникнув в дом Велунда пока тот был на охоте, воины Нидуда увидели семьсот великолепных колец и забрали одно из них. По одной версии это кольцо жены Велунда (впоследствии Нидуд отдает это кольцо своей дочери Бедвильд и она становится супругой Велунда). Однако некоторые исследователи полагают, что это волшебное кольцо, артефакт, позволяющий Велунду летать (позже он поднимется в воздух, забрав кольцо у Бедвильд).

Велунд возвращается в дом, считается кольца и не находит одного. Потом засыпает, а проснувшись, обнаруживает себя связанным. Нидуд забирает меч Велунда, а своей дочери отдает его кольцо. По совету Бедвильд воины подрезают Велунду сухожилия под коленями, чтобы он не мог убежать от них и отомстить. Велунда оставляют на острове Севарстед, где он ковал оружие и ювелирные украшения, и посещать его мог лишь сам Нидуд. Но двое сыновей Нидуда проникли на остров и были очарованы хранящимися там сокровищами. Велунд знал, что они придут вновь, и когда они вернулись, он отсек им головы. Черепа он оправил серебром и послал их Нидуду, а глаза погибших — жене конунга. Из зубов сыновей Нидуда Велунд сделал «нагрудные пряжки» и отправил их Бедвильд.

Далее «Сказание о Велунде» рассказывает, что к кузнецу на остров Севарстед пришла дочь Нидуда, Бедвильд. Она принесла Велунду его кольцо, которое было повреждено. Велунд забрал кольцо, напоил пивом Бедвильд и взял ее в жены. Затем кузнец, смеясь, поднимается в воздух и улетает к Нидуду. Он все рассказывает конунгу, но прежде берет с него клятву, что тот не тронет его жену (теперь это — Бедвильд). Затем кузнец улетает, оставив конунга в горе и одиночестве. Нидуд призывает к себе Бедвильд, которая подтверждает, что носит дитя Велунда.


Анализ легенды и трансформация образа Велунда


Многие исследователи полагают, что изначальная «Песнь о Велунде» могла отличаться от эддического варианта тем, что Велунд летает не благодаря каким-то магическим силам, а посредством крыльев, которые он сделал в кузнице (отсюда — вышеупомянутая аналогия с Дедалом). При этом из мифа видно, что для Велунда было важно, чтобы его наследник выжил, ведь после самого Нидуда он будет первым мужчиной в роду. Нидуд в саге именуется «владыка Ньяров», но до сих пор ни один скандинавовед не предложил однозначной гипотезы о том, кто такие Ньяры.

Важно отметить, что в двух фрагментах утраченной древнеанглийской поэмы (эти фрагменты принято называть «Вальдере») Велунд упоминается в качестве отца некоего Виттиха. При этом Виттих присутствует в работе «Гетика» историка Иордана. Многие связывают Виттиха с легендарным героем немецкого эпоса Дитрихом Бернским.

Также в Англии существует историческое место, которое называется Вейленд-смити («Wayland’s Smithy»), что в переводе означает «Кузница Велунда». Конструктивно «Кузница Велунда» представляет собой древний мегалитический курган, он расположен в Беркшире (сегодня этот район называется Оксфордшир). Исконное происхождение кургана неизвестно, невозможно даже точно определить дату строительства (точнее говоря, никто не проводил глубоких исследований). Известно, что «Кузницей Велунда» курган «обозвали» саксы. У них существовало поверье, что если вечером возле кургана оставить коня и монету, наутро конь будет подкован.

Поздние английские мифы рассказывают о том, что Велунд выковал Экскалибур (меч Артура), Грам (меч Одина, а потом Сигмунда и Сигурда), Бальмунг (меч Зигфрида из «Песни о Нибелунгах»), а также множество других легендарных клинков (один из наиболее любопытных мечей назывался Мимунг). При этом существует миф, который утверждает, что наставником (возможно даже отцом) Велунда был сам Мимир, йотун-хранитель мудрости. Тем не менее, все это поздние саги, которые отстоят от оригинального мифа на сотни веков.

С приходом христианства на европейский Север, образ бога Велунда превратился из эпического в демонический. Во-первых, это связано с архетипичностью кузнечного ремесла, во-вторых, Велунд был князем альвов (эльфов), которых христиане недолюбливали, считая их «бесовским родом». Втретьих, это излюбленная методология христианских миссионеров: бога, которого нельзя уничтожить, вполне можно «переписать». Гете использовал образ Велунда, когда создавал Мефистофеля из «Фауста». Это очевидно, ведь в одной из сцен (Вальпургиева ночь) Мефистофель так и представляется — Воландом. Отсюда проистекает и знаменитый булгаковский образ. Кроме того, легенду о боге Велунде в своих работах использовали Шекспир («Сон в летнюю ночь») и Р. Киплинг («Сказки Старой Англии»). Сегодня этот яркий эпический образ не теряет своей популярности, хотя его истоки до сих пор не известны.

Вили и Ве — братья Одина

Согласно эддическим текстам, у Одина было два брата — Вили и Ве, все трое были сыновьями аса Бури и инеистой великанши Бестлы, а также внуками первочеловека Бури. Имя «Ве» («Vé» на древнеисландском) переводится как «жрец», этимология имени Вили неизвестна. Вили и Ве вместе с Одином убили великого инеистого великана Имира, создав из его тела обозримый космос, а также Мидгард, мир людей.

Один, Вили и Ве создали время (смену суток, дня и ночи), определили законы движения небесных объектов (Солнца и Луны), но самое важное их деяние — создание первых людей. Этот эпизод подробно описан в части «Видение Гюльви» Младшей Эдды. Снорри Стурлусон пишет, как Один, Вили и Ве брели вдоль морского побережья и встретили два дерева. Из этих деревьев боги сотворили мужчину (ему дали имя Аск, что в переводе означает «ясень») и женщину (ее назвали Эмблой, это имя можно перевести как «ива»). Один оживил деревья и наделил их душой, Вили дал им разум и способность двигаться, а Ве подарил людям «облик», а также возможность говорить, смотреть и слушать.

Ни в Старшей, ни в Младшей Эдде больше не встречается упоминаний о богах Вили и Ве. Однако в «Саге об Инглингах» Снорри Стурлусона есть упоминание о том, что во время многолетнего отсутствия Одина его братья правили Асгардом и «взяли себе» его супругу, Фригг. На этот же эпизод в «Перебранке Локи» (песнь Старшей Эдды) намекает бог коварства, указывая на то, что супруга Всеотца в его отсутствие спала с его братьями. Однако многие исследователи, опираясь на древнескандинавские традиции, склонны видеть здесь описание совсем других событий.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 744