электронная
200
18+
#эМЖо

Бесплатный фрагмент - #эМЖо


Объем:
162 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8124-7

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Март 2018. Лофт

Собрались, как обычно, в лофте на Стрелке. Новенькие приходили вовремя, бывалые опаздывали. Аппаратуру с первого раза подключить не удалось, и проектор показывал картинку вверх ногами. Я наклонила голову и прочитала: «Продажи в социальных сетях: построение единой воронки конверсий». Имя докладчика было мне незнакомо. Я оглянулась по сторонам.

У окна томился Анатолий Быков, известный ведущий женских тренингов. В темном пиджаке и цветастом шарфе, он покачивал в руках ключами от машины и привлекал внимание дамочки, сидевшей недалеко от него. Правда, делал он это довольно необычным способом: глубоко дышал и сверлил дамочку взглядом. Пускал энергетическую волну, наверное. По слухам, Быков в последнее время увлекся восточными практиками.

Дамочка сидела за своим маком и быстро печатала. Быковские манипуляции были ей глубоко параллельны. То ли Быков еще не достиг нужного уровня мастерства, то ли у нее был оберег от придурков. Я пригляделась и узнала в ней Машу, близкую ассистентку Вениамина — раскрученного гуру тех самых восточных практик. В этот момент Маша подняла голову и помахала мне. Быков тоже заметил меня и сдержанно кивнул: мы друг друга недолюбливали.

В другом углу я заметила еще одного женского тренера, на этот раз женщину, Елизавету Королёву. Ярко рыжие волосы, большие черные глаза, блузка, которая чудом не лопалась на внушительном бюсте. Список ее бывших любовников подходил под сотню, но в последнее время она остепенилась и имела только одного официального партнера, за которого и собиралась замуж. Миллиардное состояние потенциального мужа было для нее не только приятным бонусом, но и отличной рекламой. Ясно же, что женщина, выходящая замуж за миллиардера, знает какой-то секрет, поэтому после объявления о помолвке клиентки валом повалили на ее тренинги.

Рядом с Королёвой стоял Гриша, и мое сердце екнуло. Я подавила волнение и направилась к нему.

— Привет. Не ожидала тебя здесь увидеть.

Гриша был высоким, на две головы выше меня, брюнетом с едва заметной сединой в волосах, с теплыми зелеными глазами и плутоватой улыбкой, как у подростка. Он кивнул мне, но вопреки своему обыкновению не стал целовать меня в щеку, и мое настроение мгновенно испортилось.

— Да вот, решил выбраться. Говорят, во второй половине будут рассказывать про современные технологии, не хочу отставать от времени. Это Елизавета Королёва. Вы знакомы?

— Только заочно. Кристина, — представилась я, — приятно познакомиться.

Елизавета ласково скользнула по мне взглядом. Задержалась на моем лице и руках: похоже, отметила отсутствие макияжа и обручального кольца на пальце.

— Семен про вас рассказывал. Не бойтесь, только хорошее…

Началась презентация. Впрочем они на таких мероприятиях были тридесятым делом. Если докладчик не обладал яркими ораторскими способностями, а это с ними случалось в большинстве случаев, то их рассказы были всего лишь фоном для общения людей между собой. Ради приличия люди слушали первые пять минут, но, если ничего интересного не предвиделось, то возобновляли свои беседы.

— Кто это? — я дотронулась до Гришиного локтя. Он продолжал держаться подчеркнуто доброжелательно и все же старался соблюдать дистанцию. Королёва заметила это и подавила легкий смешок.

— Без понятия. Никогда его не видел. Очередной диванный маркетолог, наверное.

Маркетолог бубнил под нос о том, как настраивать и тестировать целевые аудитории в социальных сетях. Никто его не слушал, люди заходили в помещение и сразу же направлялись к кофе-пойнту. Или обнаруживали своих знакомых и присоединялись к ним. К нам подошел Артур и пришлось познакомить его с Гришей. С Елизаветой тот уже был знаком.

Артур был низенького роста, пухленький, с заурядным лицом, в неизменной кепочке, которой он прикрывал раннюю лысину. Тем не менее природа компенсировала его внешность другими талантами, и в прошлом он был одним из самых известных альфонсов Москвы. Сейчас же свое обаяние он тратил на молоденьких девушек, которым за плату рассказывал, как устроены браки богатых женщин с их не менее богатыми мужьями.

Я очень надеялась, что Артур не скажет ничего лишнего, и делала вид, что мы с ним знакомы очень поверхностно. Артур же искал повод пообщаться со мной тет-а-тет:

— Мы очень удачно встретились. Я хотел бы с тобой обсудить кое-какие детали контракта. В неформальной обстановке…

Я поймала Гришин взгляд… холодный и отстраненный, и душа ушла в пятки. Меня спасла Елизавета, она всплеснула руками и накинулась на Артура:

— Артурчик, ну что за манеры, только появился и сразу тащить девушек в темный угол. Принеси-ка лучше нам шампанского и расскажи, как дела у Лены, я давно ее не видела…

Артур, дамский угодник, послушно поплелся за шампанским, а я с благодарностью посмотрела на Елизавету, и она подмигнула мне в ответ. На сцену тем временем поднимался Быков.

— Как он вам? Ваш прямой конкурент, между прочим.

Королева рассмеялась достаточно громко, так что все в зале обернулись на нас, а Быков споткнулся на последней ступеньке.

— Боже, и женщины ведутся на это? — тихо спросил Гриша, — Он же совсем никакой.

Елизавета наклонилась к его уху и тихо прошептала какую-то пошлость. Гриша только бровь поднял. Потом она ответила на мой вопрос:

— А как я могу относиться к мужику, который рассказывает женщинам о том, какими они должны быть, чтобы выйти замуж, и при этом публично унижает их? О! А это что за красавчик?

Я вздрогнула. В дверях стоял Саша. В черном плаще, с которого стекала вода, и темных очках, которые он не снимал даже в помещении, он был похож на молодого Киану Ривза. Их компания даже не стала искать модель для рекламы, так что проезжая по центру я была вынуждена лицезреть на билбордах его знакомое до боли лицо.

— А это очень талантливый молодой человек, — произнес Гриша как ни в чем не бывало. Он сегодня будут рассказывать о том, как их компания собирается применять для свиданий очки дополненной реальности. Кристина, ты же его знаешь?

— Немного, — я опустила глаза, — впрочем, мы давно не общались.

Елизавета пристально поглядела на мое побледневшее лицо.

— Немного? — Она покачала головой, — ну-ну. Кристина, если хочешь, приходи на мой новый тренинг, — она протянула мне визитку, — может заинтересуешься.

Саша заметил меня, но даже виду не подал, что узнал. Вслед за ним вошла его невеста. Если бы я тогда знала, как все обернется… Хотя что я могла тогда сделать? Подсыпать яд в ее бокал? Я взяла протянутую визитку из рук Елизаветы.

— Зайду. Как раз собиралась пройтись по всем… А теперь я вас оставлю, мне нужно идти.

Я постояла с ними еще немного, ровно до тех пор, пока Саша и его пассия не отошли от двери на расстояние, достаточно безопасное для того, чтобы я могла выйти не сталкиваясь с ними. По пути Саша пожимал всем руки — он был знаком почти со всеми, а его подруга жеманно улыбалась.

На выходе я столкнулась с Артуром. Он забыл про шампанское и уже успел свети близкое знакомство с какой-то девушкой. Та как раз стояла перед зеркалом и поправляла одежду, а Артур невинно терся рядом. Он незаметно шлепнул ее по попе, когда она пошла в зал, и переключился на меня. Я как раз пыталась отыскать свою куртку в ворохе наваленной на входе одежде, и он воспользовался поводом мне помочь.

— Кристинчик, ты что, обиделась?

— Артур, ты нормальный? Ты бы хоть смски удалял… У тебя же жена…

— Ой да прекрати, Ленку это только заводит.

— Ага, заводит. Она моему начальнику вынесла весь мозг, он меня потом чуть не сожрал.

— Ну все же обошлось. Пупсик, не дуйся, — Артурчик попытался меня обнять. К счастью, я нашла свою куртку, и начала одеваться, так что ему пришлось меня отпустить.

— Слушай, это было весело… — мне нужен был какой-то аргумент, чтобы он отстал, и я выдала первое, что пришло в голову, — но мне кажется, я снова влюбилась.

Артур присвистнул:

— Это серьезно. А говорила, что завязала с этой глупостью. Впрочем, я рад за тебя. Если твоя новая любовь тебя бросит — позвони мне…

— Иди ты…

Но он меня уже не слышал. Мимо нас в дверь проплыла высокая блондинка с сигаретой в зубах, и Артур, вспомнив, что он тоже иногда курит, сел ей на хвост. Неисправимый тип.

Я не стала выходить следом и напоследок оглядела лофт. На сцене был Саша. Он снял темные очки и демонстрировал их публике.

— Только представьте: вы приходите на свидание в специальное кафе. Всех посетителей снимают на камеру. Выражение лица девушки напротив анализирует специальный алгоритм и сообщает вам через вот эти очки о том, как проходит встреча, а так же выдает вам небольшие подсказки. Скучает ли она или наоборот увлечена разговором. Или может быть явно показывает вам, что можно позвать ее в гости… В следующих версиях мы собираемся добавить текстовые подсказки с темами, которые вызвали у нее наибольший отклик…

Я вышла из здания. Падал мокрый снег и не хотелось идти пешком. Поднялся ветер и снежинки больно били по щекам. Я достала телефон, но он, как назло, разрядился, так что я накинула капюшон и направилась к метро.

Февраль 2016. Ссора

— Ты дура, что ли? Зачем ты отказалась?

Саша стоял напротив меня с перекошенным лицом. Его всего трясло от злости, а я не понимала, за что на меня орут. Подумаешь, отказалась от повышения.

— Если бы я согласилась, на меня бы повесили кучу работы. Я бы дома только по ночам появлялась. Ты этого хочешь?!

— У тебя что, совсем нет амбиций?

— Есть. Просто они… другие.

— Какие?

Я забралась с ногами на диван и обняла большого плюшевого медведя. Сколько времени женщины боролись за равноправие, и что в итоге? В итоге меня пилит мой парень за то, что я не хочу зарабатывать деньги.

— Не знаю. Но мне кажется, реклама — это не мое.

— А что твое?

— Не знаю пока. Мне рисовать нравится.

— Не смеши меня. Ты рисуешь как маляр.

Это было обидно.

— Я только начала. И мой преподаватель говорит, что у меня хорошо получается.

— Еще бы он тебе не говорил, ты ему платишь.

— Зато мне нравится. Ты можешь думать о чем-нибудь кроме денег?

— Я думаю о нашем будущем. В отличие от тебя. На квартиру я один буду зарабатывать?

— Ты хочешь, чтобы я зарабатывала столько же?

— Конечно.

— Ты помнишь, что я вообще-то готовлю и прибираюсь?

— А я тебя просил? Я тебе давно говорил: давай наймем домработницу. А поесть можно в ресторане. И быстрее и вкуснее, — он осекся и посмотрел на плиту.

Разговор оказался бы менее драматичным, если бы до этого я не провела два часа готовя пасту с морепродуктами. Я открыла крышку и посмотрела на сковородку. Вот тебе и четырнадцатое февраля. Выкинуть, что ли, на хер?

Он подошел сзади и обнял меня:

— Извини. Ты старалась, готовила, а я тебя обижаю. Просто я надеялся, что в следующем году мы уже возьмем ипотеку. Я присмотрел нам отличную квартиру, с большой кухней, как ты всегда мечтала. Сейчас покажу…

Глаза набухли от обиды, но я проглотила слезы. Еще не хватало выслушивать о том, какая же я плакса.

— Я не хочу сейчас смотреть, — локтем я оттолкнула Сашу, но он продолжил крепко держать меня.

— Одним только глазком. А потом будем праздновать.

— Ну хорошо, — похоже это был единственный способ закончить разговор.

Саша взял со стола ноутбук и поставил передо мной. На экране была светлая просторная квартира обставленная белоснежной мебелью. Кухня пятнадцать или двадцать метров с полами блестящими как в Эрмитаже. Кажется, только купи и будет тебе обязательное счастье. Мой взгляд сполз ниже на цену.

— Двадцать лямов? Ты спятил? Даже если бы я согласилась, нам на первоначальный взнос копить и копить.

Мы сели за стол. Я разложила пасту по тарелкам, Саша налил вино в бокалы:

— У меня есть одно интересное предложение.

— Какое?

— От той фирмы. Я говорил тебе. Которая хочет VR встроить.

Саша работал в стартапе, который занимался виртуальной реальностью. Я привыкла к тому, что их молодую компанию штормило в зависимости от настроения то одного, то другого инвестора. Бывало Саша лежал на диване и мечтал, как уже завтра они все окажутся на страницах Forbes или на худой конец РБК. А уже на следующий он трясся от страха, что инвестор их кинет и придется возвращаться к ненавистной офисной работе. Меня уже не первый раз посетила мысль, что зарабатывай я больше, Саша чувствовал бы себя спокойней на своей нестабильной работе. Но у меня не было никакого желания быть его подушкой безопасности.

Я вспомнила, что Саша мне говорил про «ту фирму». Какая-то крупная контора, которая решила повышать стрессоустойчивость менеджеров высшего звена с помощью очков дополненной реальности.

— Я даже боюсь представить, чем они собирались дополнять офисную реальность. Монстры, выскакивающие из тумбочек, или кандалы на уровне лодыжек у подчиненных?

— Они забили на стрессоустойчивость. Сейчас попроще хотят. Чтобы на совещаниях руководитель мог надеть очки и просматривать информацию о присутствующих. Как в третьем сезоне Шерлока Холмса.

— Они считают, что им это поможет?

— Да не важно, поможет или нет. У нас там свой человек, он их убедил. Они готовы начать работу через месяц. А там такие бабки… Это же госсуха.

Живя со стартапером в одной квартире, поневоле начнешь разбираться в высоких технологиях, даже если ты маркетолог. Тем более, если ты маркетолог, закончивший ВМК. А когда мы только начали встречаться с Сашей, я вообще могла часами сидеть и слушать, как он рассказывает о своей работе. Поэтому сейчас без труда могла поддержать тематический разговор.

— Мне кажется у них инфраструктура слабая. Если это госсектор.

— Ты же понимаешь, что это неважно. Встроим наполовину, проведем демонстрацию… Все, кому нужно, получат повышение. А дальше законодательство нам на руку: начнется тендер, который выиграет какой-нибудь прикормленный заказчик. Работу он конечно не выполнит, но это уже будет не наша проблема.

— Похоже на откатную схему.

— Да какая разница, я же буду бабки получать за свою работу. Наконец столько, сколько заслуживаю. В западных компаниях столько и платят.

— Тогда почему бы просто не пойти в западную компанию?

— Потому что я — патриот, — Саша выпрямился по струнке и стукнул себя в грудь. Это было настолько манерно, что я рассмеялась.

— Ты уже согласился?

— Да. Может подумаешь еще раз насчет повышения? Тебе же нереально повезло с работой. Я кому ни рассказываю, мне никто не верит, — он придвинул стул ко мне и поцеловал меня в щеку. — А паста отличная получилась. Ты моя домохозяюшка, — еще один поцелуй.

— Послушай. Я не хочу брать еще больше работы. Я не люблю командовать, ты же знаешь. Я хочу делать то, что мне нравится. Тебе не кажется, что это нормально?

Саша задумчиво жевал пасту.

— Ты знаешь, думаю, что ты права. У меня с этим проектом все равно времени не будет, так что даже хорошо, что ты пошла рисовать. Будет чем заняться…

Я напряглась.

— Ты станешь больше работать?

— Возможно. Но кто-то из нас должен нормально зарабатывать. Согласна?

Я посмотрела на него. Когда мы познакомились, то мне даже нравились его амбиции. Он выделялся на фоне остальных молодых людей, которые, казалось, ничего не хотели от жизни, кроме как смотреть по вечерам Игру престолов или играть в WoW. А Сашка был не такой — он хотел лучшей жизни. И более того был готов прикладывать к этому какие-то усилия. Как и я. Поэтому мы быстро нашли общий язык и съехались уже через месяц после знакомства. Три года вместе пролетели незаметно. Сейчас мы могли позволить себе почти все, регулярно ездили отдыхать заграницу, и текущего уровня доходов мне было достаточно. Я хотела расслабиться и спокойно подумать о том, что же я хочу делать дальше. Но Сашке было мало. Он хотел свою квартиру в центре и навороченную тачку в гараже, так что в последнее время у нас находилось много поводов для ссор.

Февраль 2016. Студия

— Не нажимай так на кисточку.

Василий Александрович, наш преподаватель, ходил от одного ученика к другому и заглядывал через плечо. От него пахло табаком и пылью, все лицо его было в рытвинках и пятнышках, но синие глаза были необычно ясные, как у двадцатилетнего.

— Интересно, он всегда в берете или только на занятия надевает? — прокомментировала моя соседка, когда Василий Александрович вышел покурить.

Я повернулась. Рядом со мной стояла незнакомая девушка. За четыре месяца посещения этой студии я ни разу ее не видела. Живая энергичная брюнетка. Она переминалась с ноги на ногу и все время поправляла свободной рукой непослушные волосы.

— Всегда. Я его однажды его в метро встретила. Тоже в берете был.

— Настоящий художник… Валя.

Она представилась неожиданно для меня и я попала кисточкой мимо нарисованного глаза.

— Блин.

Она заглянула ко мне на картину:

— Выглядит как родинка.

— И правда, — я отошла на полметра и присмотрелась, — Кристина.

— У тебя классно получается, Кристина.

— Спасибо. Ты давно рисуешь?

— Неа. Бросила художку когда-то и с тех пор не рисовала.

Как и я. Я заглянула к ней. И мне стало немного завистно, потому что рисовала она в тысячу раз лучше меня.

— Да у тебя талант.

— Думаешь? А мне как-то никак.

— Так почему-то всегда и бывает. Если что-то получается, то этого не прет, и наоборот.

— В точку. Та же фигня. Но мне сказали, что я должна рисовать…

— Правильно сказали. Мне вот наоборот говорят не рисовать.

— Да ладно, у тебя же тоже получается.

— Мой парень так не считает.

— Передай ему, что он козел.

Я рассмеялась. А она вдруг сникла и опустила голову. Но уже через пару секунд снова вскинула ее и залилась смехом вместе со мной.

Март 2018. Королёва

Я сидела на ковре в окружении еще тридцати женщин. Рядом со мной две женщины громко обсуждали свою подругу:

— А Машка-то видела какого себе отхватила?

— Везуха, что скажешь.

— Упакованный товарищ. В Сочи повез ее кататься. А Машка-то, ну честно, ничего особенного, середнячок. И что он в ней нашел?

— Не говори. Сколько она сюда ходила?

— Года два, не меньше. И к Быкову ходила. И еще тут это, — женщина понизила голос, — пошла к одной, на картах гадает. Вот после этого-то ей и фортануло.

— Да ты че?

— Ага.

— Надо тоже сходить.

— Тоже думаю. Я тебе скину телефончик.

— И мне тоже скиньте. Чем черт не шутит, — вмешалась грузная женщина по соседству. На ней были обтягивающие розовые лосины и майка с нарисованным пушистым зайчиком и надписью Hug mе.

В зал зашла Королёва в восточных шароварах и шелковой блузке. Она заняла место на небольшом помосте и села на ковер по-турецки.

— Девочки, добрый день. Вижу, что сегодня у нас новые люди. Очень приятно, что наши ряды пополняются. Наша сегодняшняя тема: «Почему я не замужем?» и прежде чем я начну что-то рассказывать, давайте попробуем сами ответить на этот вопрос. Итак, у кого какие версии?

— Всех мужиков разобрали.

— Ага. Не осталось нормальных. Либо алкаши, либо геи.

— Это все реклама западная, им же теперь всем анорексичек подавай. Даже не понимают, как нормальная женщина должна выглядеть, — внесла свою лепту женщина в лосинах.

Елизавета со снисходительной улыбкой слушала эти комментарии.

— А что скажут наши новенькие? — она повернулась в мою сторону.

Ох, и как же я не люблю находиться в центре внимания. В этот момент я обычно говорю первое, что приходит мне в голову, чтобы от меня побыстрее отстали.

— Не знаю, может быть из-за неумения создавать близкие отношения?

Окружающие женщины покосились на меня. Елизавета хихикнула:

— А по твоему брак это всегда близкие отношения?

— А разве нет?

— Тогда я задам вам всем еще один вопрос. Что такое брак? Даже не так. Почему вы хотите выйти замуж?

Женщины недоуменно переглянулись между собой.

— Ну как зачем? Все нормальные женщины замужем. Я что, ненормальная?

— А деньги кто будет зарабатывать?

— Я детей хочу. Мне без мужа рожать?

— Я просто хочу, чтобы обо мне кто-нибудь заботился.

Королёва подняла руку.

— Хорошо. Домашнее задание для вас всех. Напишите дома по десять пунктов, что вы хотите получить от брака? И потом напротив каждого пункта поставьте плюсик, если это возможно получить другим способом. Например, если вы написали «деньги», то подумайте можно ли их взять в другом месте?

— Это как?

— Например, заработать, — в последнем ряду сидела элегантная женщина. Поза была у нее какая-то неестественная, и я не сразу сообразила, что она так сидит, чтобы не помять свой деловой костюм.

— Например, — подтвердила Королёва. С домашним заданием все, а сейчас вернемся к первому вопросу. Я, кстати, скоро выхожу замуж, не за алкоголика и не за гея. А мне между прочим тридцать девять.

Все женщины затаили дыхание.

— Первое: внешность. Как говорит известная русская пословица, встречают по одежке. Вы должны быть ухожены. Всегда. Я не говорю, что с утра до вечера вы должны проводить в салоне красоты, но выделяйте хотя бы час каждый день для того, чтобы позаботиться о себе. Способ выбирайте себе по вкусу: занимайтесь спортом, посещайте маникюрный салон, делайте маски для лица и волос. Все что угодно, но не менее часа в день.

— А если я и так прекрасна? — снова вмешалась женщина в лосинах. Мои соседки хихикнули, но Королёву вопрос не смутил:

— Тогда поддерживайте свою красоту. Любой цветок нуждается в том, чтобы его поливали.

Второе: вы должны быть отдохнувшими. Ни один мужчина не обратит на вас внимание, если вы выглядите загнанная лошадь. Позволяйте себе отдыхать. Но запомните: отдых не подразумевает алкоголь, сериалы или сидение интернете. Гуляйте, читайте книжки, займитесь йогой или сходите на массаж.

— То есть час в день тратить на внешность и еще столько же на отдых? А работать когда? — снова женщина в деловом костюме.

— Не стоит относится к этому как к трате времени. Если вы сами не готовы посвятить себе пару часов, то вряд ли найдется мужчина, который сделает это за вас. Как считаете?

— А что это мы про себя-то все время говорим? Да будь я хоть королевой красоты… Мужика-то где нормального найти в наше время, скажите? — активно вмешалась одна из моих соседок.

— Так. У нас назревает еще одно домашнее задание. В течение этой недели, где бы вы не находились, постарайтесь обращать внимание на всех встреченных мужчин. Не бойтесь, они тоже любят внимание. Составьте список всех, кто вам показался интересным, и мест, где вы их встретили. А потом посмотрим и сравним. Договорились?

— Да, — хором протянули участницы. Будто в школе.

После семинара Королёва подошла ко мне:

— Ну как тебе?

— Неожиданно. Правда, я думала, что на таких тренингах рассказывают про тридцать два способа сделать минет, и еще выдают десять способов, как сворить борщ не испортив маникюр.

— Про минет это к Ларисе Лобовой. Если интересно — сходи. Хотя я бы не советовала. Ко мне потом от нее клиентки приходят двинутые немного. Но от Быкова хуже: оттуда они совсем оплеванные приползают.

— А вы что с ними потом делаете? Самооценку восстанавливайте?

— Пытаюсь. Тех, у кого запущенный случай, к гадалке отправляю.

— К какой гадалке?

— Да есть у меня знакомая, мы с ней учились вместе на психфаке. Людей насквозь видит, вот и подалась в гадалки. В профессии тогда было сложнее раскрутиться. Так что женщины пошли в гадалки и целительницы, мужики в политологи и бизнес-тренера. Я вот тоже решила тоже тренинги вести.

Я переоделась, выбралась из здания и обернулась на вывеску «Академии Любви Елизаветы Королёвой». Конечно же там были амуры и сердечки. Рядом с выходом находился Макдональдс, где ученицы Академии пополняли запас калорий после упорной учебы. Я достала из кармана блокнот, вычеркнула Королеву из своего списка и пошла заказывать себе двойной чизбургер.

Март 2016. Кафе

— Кристина, пойдешь с нами пиво пить?

Паша, мой начальник, выловил меня у гардероба. Он был чуть старше меня, щуплый интеллигент, с маленькими глазками, в дорогом костюме, который, впрочем, висел на нем как на вешалке. Он вызывал у меня нестерпимое желание его пожалеть и погладить. Паша был типичным представителем нашей конторы, вчерашний технарь, вдруг разбогатевший и еще не научившийся пользоваться большими деньгами.

Наша небольшая компания выросла совсем недавно, разработав технологию, которая позволяла отслеживать качество каналов привлечения клиентов. Это конкурентное преимущество мы использовали на полную и старались влезть на рекламном рынке во все щели, до которых могли дотянуться. Внезапный рост компании и запах денег уже начал сказываться: помимо инженеров с наивными глазами я все чаще встречала в коридоре раздувшихся мужичков с маслянистым взглядом. Я подозревала, что Паша хотел укрепить свои позиции за счет старых лояльных сотрудников, и недавнее предложение о повышении было связано исключительно с этим.

— Не сегодня. Я с парнем в кино договорилась пойти. В следующий раз с вами схожу.

— Эх-х. Ну ладно. Семья это главное. Хороших выходных.

— И тебе.

Я быстро вышла из офиса и зашагала к метро. Наконец-то неделя закончилась, впереди целый вечер и выходные, и Сашка обещал прийти домой пораньше…

Дома никого не оказалось. Я написала Саше смс, и он почти сразу перезвонил мне:

— Я задержусь сегодня. Не жди меня.

— Мы же в кино собирались.

— Сходим в следующий раз. В ресторан с заказчиком идем, я же не могу отказаться.

— Но…

— Не грусти. Сходи с кем-нибудь из подруг.

В трубке раздались гудки. Наверное, зря я отказалась от повышения. Мне казалось, что так мы будем проводить больше времени вместе, но я все чаще и чаще оставалась дома одна. Я поднялась с дивана, прошла в ванную, включила холодную воду и умыла лицо. Посмотрела на себя в зеркало. Может быть я больше не привлекаю его? На полочке стояла моя косметичка. Я уже забыла, что там хранится, и расстегнула молнию, чтобы посмотреть. Тушь, корректор, помада. Я достала со дна помаду и отвернула колпачок. Я зачем-то приобрела ее в Duty Free, в котором мы с Сашкой убивали время перед полетом.

«Зачем тебе помада? Ты же почти не красишься?»

«А вдруг ты захочешь от меня уйти к какой-нибудь размалёванной кукле? Я должна быть наготове.»

«Ну ты и дурочка. К кому я от тебя уйду?»

Я взяла помаду и накрасила губы. Потом достала карандаш и начала подводить глаза. С непривычки получалось неаккуратно и пришлось несколько раз стирать нанесенную краску. Через полчаса на меня смотрела женщина, которая явно куда-то собиралась. Интересно, если я пойду куда-нибудь без него, то он будет ревновать? Я оделась, вышла из дома и пошла прогуливаться по набережной. Никакой определенной цели у меня не было, просто сидеть дома одной было невыносимо.

Весна все никак не хотела начинаться. С воды дул холодный ветер, он забирался под пальто, свитер и проникал сквозь кожу до самых костей. Мимо спешили редкие парочки, в основном молодые. Для них улица была единственным местом, где можно было побыть вдвоем.

Начинало темнеть. На другой стороне реки загорелась неоновая вывеска в виде чашки. Я подумала о пустой квартире, в которой меня никто не ждет, и направилась к мосту.

В кафе было безлюдно. Я села за столик в кафе, заказала безалкогольный глинтвейн и уставилась в окно. За окном шел снег. Я отвернулась. На столике рядом с солонкой стояла реклама местного чизкейка: на ней женщина смаковала пирожное с блаженной улыбкой на устах. За окном у женщины с картинки цвела сирень.

Интересно чего мне не хватает, чтобы наслаждаться одиночеством? Чизкейка или сирени? Зазвонил телефон: Сашка!

— Кристина, тут такое дело. У нас тут автопати намечается, у начальника на квартире, приду ближе к утру… Не обижайся, это и правда очень важно. Ты же понимаешь, связи нужно строить. Зато все выходные где-нибудь вместе проведем.

— Тебе даже не интересно, где я?

— А ты не дома? Пошла куда-то? Ну правильно. Не скучай там без меня. Пока. Целую.

Я положила трубку и подозвала официанта:

— Принесите мне такой же чизкейк как на картинке?

— Отличный выбор. Чай или еще один глинтвейн?

Я задумалась.

— Глинтвейн, только, знаете что, давайте на этот раз с ромом.

Март 2016. Вино

— Классная у вас хата. Ты еще и дома рисуешь? — Валя села на корточки и начала перебирать холсты, составленные в угол комнаты, — а почему на стену не повесите?

— Хата съемная. Хозяин запретил стены портить. На кухне только повесили, там уже гвоздь был.

— Я думала, что на съемной жить проще. Кути себе на здоровье, все равно не тебе ремонт делать.

— А ты на своей живешь?

— Ага. Родаки купили.

— Круто.

— Ага, это похоже единственный способ был, чтобы я из дома убралась. У них свой сын теперь есть, им не до меня теперь.

— Свой? А ты что?

— А я так, наполовину. Ну ниче и на этом спасибо, что не на улицу выставили.

— Одна живешь?

— Когда как. Сейчас одна.

Я искоса посмотрела на нее и подождала продолжения. Я уже заметила, что когда речь заходила о ее личной жизни, то речь Вали спотыкалась, будто наталкиваясь на невидимую стену. Мне стало любопытно, в чем дело. Может она лесбиянка? Я решила пойти окольным путем.

— Говорят, у москвичек есть проблема при знакомстве с мужчинами. Ну, если мужик не из Москвы… то непонятно, ты им нужна или твоя хата? Это правда?

Валя усмехнулась:

— Не знаю. У меня пока до загса не доходило.

— У меня тоже.

— А этот твой? Хороший?

— Хороший, наверное. Только работает много.

— Ну а как по-другому? Лучше пусть работает, чем ворует…

И снова спрятала свой взгляд в пол. Я долила из бутылки последние капли мартини. Не, не лесбиянка. Но похоже, что с мужиками ей не везет еще больше.

— И все же я не понимаю, почему у нас с Сашкой так по-дурацки выходит. Живем как в коммуналке. Ночью приходит, когда я уже сплю. Я утром ухожу — он спит. На выходных тоже не всегда видимся. Я понимаю, что у него там стартап и ненормированный график, но, блин, я уже скоро забуду, как он выглядит.

— А ты не думала завести себе любовника?

— Чего?

— А что? Муж работает — любовник развлекает. Приходит он усталый домой, а ты его встречаешь довольная и удовлетворенная, кружишь вокруг него вся из себя такая нежная и воздушная, мозг не трахаешь. Всем только лучше.

— Валь, я вот честно даже не знаю, что тебе возразить, но есть в этом всем какой-то подвох.

— Какой?

— Не знаю. Я Сашку люблю. Кажется.

— Что? И на других мужиков не заглядываешься?

— Не-ет.

— О-о-о. Это проблема. Тогда я не удивлена, что он дома не появляется. Кристин, ты чего? Им же конкуренция нужна. Они вообще бабу не воспринимают, если на нее другие мужики не пялятся. Это же статус. Слышала такое слово?

— А если мне не хочется с другими мужиками водиться?

— Ну что я могу сказать? Тогда не жалуйся. Слушай, а у тебя еще выпить есть?

Март 2018. Быков

— Многие женщины говорят, что все мужики козлы. Поднимите руку те из вас, кто ни разу не произносил эту сакраментальную фразу?

Прожекторы упали в темный зал. Поднятых рук почти не было.

— И дорогие мои женщины, вот что я вам скажу: вы сами во всем виноваты.

Быков в неизменном шелковом шарфике почти кричал в микрофон:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.