электронная
360
16+
Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия

Бесплатный фрагмент - Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия

Объем:
450 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6657-3

Предисловие

Эмоционально-образная терапия — это сравнительно новый и оригинальный отечественный метод психодинамического направления психотерапии, который позволяет достичь весьма быстрых и существенных результатов в области психосоматики и при коррекции эмоциональных проблем. Основная идея этого метода состоит в том, что эмоциональное состояние может быть выражено через зрительный, звуковой или кинестетический образ, а дальнейшая внутренняя работа с этим образом позволяет трансформировать негативное эмоциональное состояние в позитивное.

Но для успешной трансформации необходимо провести анализ психологических причин возникновения нежелательного эмоционального состояния. Поэтому этот метод терапии является каузальным, то есть ориентированным на поиск первопричины возникновения психологических трудностей. Опираясь на образы, можно не только провести анализ психологической проблемы, но и ее коррекцию. В этом смысле можно сказать, что удалось совместить два в одном: анализ и воздействие. Но коррекция не может достигаться чисто механическим воздействием на образ. Эмоционально-смысловое интерсубъективное (внутриличностное) воздействие направлено на изменение хронического негативного эмоционального состояния, а образ служит только «рычагом» для этой работы. Поэтому в настоящее время я использую для эмоционально-образной терапии второе название: аналитически-действенная терапия. Изменение состояния достигается с помощью разрешения исходного психодинамического конфликта.

С теоретической точки зрения эмоции являются проявлением психической энергии индивида, направленной на совершение тех или иных действий, например, страх заставляет человека сжиматься, а гнев — нападать. «Застрявшие» эмоции не реализуются в действии, но порождают многие негативные последствия, в том числе психосоматические симптомы и другие хронические проблемы. Нами были созданы и систематизированы многочисленные приемы работы с образами, как позволяющие выявить структуру психологической проблемы, так и решить ее с помощью внутренней работы.

Это направление не противоречит другим направлениям психотерапии, но позволяет использовать теоретические и практические открытия самых различных школ. Внешне простая работа с образами является только видимой частью «айсберга», но эффективность метода обеспечивается его «подводной частью». Поэтому для того, чтобы грамотно пользоваться этим методом, необходимо знать основы психоанализа, транзактного анализа Э. Берна, гештальттерапии, телесной терапии В. Райха, нейролингвистического программирования и других методов. Но благодаря некоторым новаторским идеям данный метод оказывается более эффективным при решении ряда задач, чем его предшественники.

Также важнейшей частью нашей терапии является исповедуемая нами и много лет развиваемая, постоянно проверяемая на практике философия жизни. Эта философия только отчасти отражена в философско-психологических эссе, которые я называю психологическими сутрами. Они опубликованы в отдельной книге «Психологические Сутры. Психология для реальной жизни» [39].

Метод эмоционально-образной терапии вырос из моих первых попыток найти способ психологического воздействия на психосоматическое состояние через работу с образами. Существовали и существуют методы релаксации, аутогенной тренировки, медитации, самовнушения, аффирмаций и т. д. Они не устраивали меня тем, что в них априорно задавалась программа воздействия, хотелось отталкиваться от актуального телесно-переживаемого состояния, найти доступ к пониманию причин его возникновения. Я придумывал медитации, направленные на то, чтобы вызвать образы, отражающие то или иное соматическое или психическое состояние. Например, надо представить, как выглядят органы тела, если путешествовать внутри них в виде маленького человечка; как они светятся, если представить их свечение; как они звучат, если бы они звучали; какое у них настроение… Возникали и более абстрактно-психологические идеи: как представить свое «я»; как выглядит «смысл жизни»; как вернуть «утраченные» когда-то части личности и т. д. Я получал очень приятные ощущения, совершая эти упражнения, в некоторых случаях я ощущал, что энергия просто переполняет меня. Захотелось поделиться своими наблюдениями с другими людьми.

Оказалось, что можно было корректировать некоторые симптомы просто через мысленное сосредоточение на воображаемом образе этого симптома. Например, можно было слушать воображаемый звук, соответствующий боли в голове, — и звук менялся в лучшую сторону, а боль исчезала без анализа причины! Можно было обонять воображаемый запах сердечной боли — запах исчезал, и боль тоже! Можно было мысленно натянуть или ослабить плохо звучащую струну — звук улучшался, а боль проходила! Это было очень интересно, похоже на существующий уже давно метод biofeedback (биологической обратной связи), когда пациент научался мысленно управлять образом своих физиологических показателей, демонстрируемых ему на экране монитора. Только уже не надо было никакого компьютера, и выбор состояний и образов был совершенно неограничен, коррекция могла проводиться «в полевых условиях». Коррекция происходила в считаные минуты, а результат сохранялся навсегда. Это уже было здорово!

Я проводил семинары, организовал кружок в рамках общества то ли гуманистической, то ли гуманитарной психологии, не помню точно. В ходе этих занятий и вызрела основная модель терапевтической работы. Оказалось, что не всегда можно действовать так просто, особенно когда речь шла не о психосоматическом симптоме, а о психологической проблеме. Я понял, что подбор метода мысленного воздействия на образ определяется психологической причиной возникновения проблемы. А образ содержит в себе массу информации о проблеме и может служить ключом к раскрытию истинных причин страдания. Причем клиент часто не понимает, что он рассказывает о себе с помощью образа, а терапевт понимает! Поэтому необходимо было дополнить перечень методов воздействия на образ процедурой анализа проблемы. Отсюда, а также из задач преподавания психотерапии родились модели первичных проблем (см. ниже) и некоторые пункты аналитической работы.

В 1994 году я опубликовал небольшую книжку под видом учебно-методического пособия, в которой обозначил основные идеи, методы и этапы работы, но называлась она еще по-старому: «Медитативная психотерапия» [31]. Скоро я изменил название, поскольку слова «эмоционально-образная» в большей степени соответствовали истинному содержанию того, что происходило в процессе терапии. Я постоянно вел кружки уже среди студентов, развивал теорию, приемы и философию метода.

Постепенно расширялось поле приложения метода, легко удавалось избавить индивида от боли, аллергии или фобии… Успехи слегка кружили голову, хотя я не встретил поначалу адекватного понимания и принятия у большинства коллег. Некоторые друзья воспользовались моими идеями, которыми я щедро делился, в личных целях, но я на них не в обиде, поскольку магистральное направление развития метода оставалось за мной, а они только подтверждали мою правоту. Кроме того, в психотерапии невозможно избежать тех или иных заимствований. Мне, например, очень помогли мои занятия йогой, обучение у гештальттерапевтов и телесных терапевтов из Германии и Швейцарии, семинары по НЛП (Нейролингвистическое программирование) у разных преподавателей, семинары по процессуальной терапии Арнольда Минделла, изучение литературы по психоанализу, символдраме, другим направлениям психотерапии и т. д.

Я стремился обучать студентов, чтобы они далее использовали и развивали метод, чтобы доказать, что он работает не только в моих руках. Сейчас у меня уже десятки последователей, и некоторые опытные психологи-практики, прошедшие обучение, предпочитают работать именно этим методом, хотя знают и гештальттерапию, и НЛП, и эриксонианский гипноз и т. д.

Метод обрастал дополнительными деталями, не все они отражены в публикациях, самая подробная из которых — книга «Эмоционально-образная терапия. Теория и практика» 2004 года [36], издана небольшим тиражом в Московском гуманитарном университете. Но и в ней многое недосказано, например, недостаточно раскрыт аналитический аспект ЭОТ. Поэтому назрела необходимость дополнить эту работу, заполнить те пробелы, которые в ней присутствуют и увеличить теоретическую часть. Метод и сейчас развивается, и в книге будет много новинок.

К сожалению, я сталкиваюсь со многими искажениями. Создается впечатление, что некоторые люди считают, что достаточно создать образ и потом как угодно им манипулировать, и тогда все должно получиться, что это и есть мой метод. Это далеко не так, следует поучиться не только самому методу, но и тому, как им пользоваться. Иначе может получиться как в той басне про мартышку и очки: «…то их понюхает, то их полижет. Очки не действуют никак!»

Однажды незнакомая мне студентка подошла ко мне с вопросом: «Я лечила вашим методом моего молодого человека, у него болел живот. Живот у него прошел, но заболела спина. Почему так могло получиться?» Я уверен, что она у меня не училась, бог весть, что она делала!

— Скажите, — спросил я, — а какие были образы?

— Не помню…

— А какие методы воздействия вы применили?

— Не знаю…

— Какую проблему вы выявили?

— (Непонимающий взгляд.) Никакую…

— Как же я могу вам сказать, что вы сделали, и почему это произошло? Сначала поучиться надо, потом уже применять…

Недостаточно знать только ЭОТ, наша терапевтическая работа соответствует всем требованиям, которые предъявляются к любой психотерапевтической работе. Мы сталкиваемся с теми же трудностями, как и все прочие, — с сопротивлением, переносом, проекциями, недостатком доверия, ригидностью мышления, предрассудками и т. д. Для работы в стиле ЭОТ необходимы хотя бы базовые знания в области психоанализа, аналитической психологии К. Юнга, индивидуальной психологии А. Адлера, транзактного анализа Э. Берна, теории телесной терапии В. Райха, гештальттерапии Ф. Перлза и т. д.

Метод невозможно применять просто механически, как набор технических приемов, необходимо эмпатически понимать клиента, моделировать его проблему на самом себе, решать ее как бы для себя, а потом для него. Необходимо получить собственный клиентский опыт, решить какие-то свои проблемы этим методом. Необходимо обладать глубоко продуманной философией жизни, иметь открытое сердце и уметь формулировать ясные моральные суждения.

Любая форма психотерапии является тонкой интеллектуальной, эмоциональной и духовной деятельностью. Это очень элитарная профессия, но потребность в профессионалах в нашей стране очень велика, необходимо совершить прорыв в количестве и качестве специалистов. Надеюсь, что мой многолетний опыт и ощутимые успехи ЭОТ помогут достижению этой цели.

Введение

Психотерапия — это лечение души и лечение душой. Так сказал знаменитый Карл Юнг. Но этого гениального определения еще недостаточно, чтобы понять, что делает психотерапевт. В нашей стране психотерапевта в основном воспринимают либо как врача, прописывающего лекарства, либо как гипнотизера, внушающего людям то, что нужно.

Психотерапия в современном понимании — это научно-практическая ветвь психологии, предназначенная для того, чтобы помочь страдающему человеку решить свои психологические проблемы в ходе специально организованного профессионального общения. Некоторые формы психотерапии, например, терапия искусством или телесная терапия не точно сочетаются с этим определением, но фундаментом психотерапии всегда является беседа, диалог. Психотерапия проводится как индивидуально, так и в форме групповых занятий. Большинство клиентов психотерапевта являются людьми психически здоровыми.

Психотерапевтическая беседа является профессиональной не только потому, что проводится по определенным правилам, но и потому, что терапевт в ее ходе использует огромный объем профессиональных знаний и методов, направленных на помощь индивиду в самостоятельном решении своих проблем. Это методы аналитические, предназначенные для поиска истинных причин психологической проблемы. Или методы обучающие, предназначенные для выработки навыков и умений, помогающих справляться с проблемной ситуацией. Или методы побуждающие, помогающие стимулировать процесс работы клиента над собой. Или методы моделирующие, помогающие создать, так сказать, «лабораторную» модель проблемы, чтобы решить ее. Или методы развивающие, помогающие развить личность клиента, так сказать, возвысить ее, в результате чего он сам легко решает проблему. Или методы трансформирующие, помогающие изменить эмоции, поведение или мышление индивида. А также другие…

Так или иначе, но психотерапия может выполнять только две взаимосвязанные задачи — это помощь обратившемуся в самопознании и помощь ему же в самоизменении. Никаких других задач, психотерапия не может и не должна решать. Психолог или психотерапевт являются только проводниками, так сказать, «сталкерами», помогающими индивиду в его путешествии по его собственному внутреннему миру. Вся основная работа совершается самим обратившимся за помощью, и без его работы над собой ничего не может быть сделано. Редкие исключения только подтверждают правило.

Отсюда проистекают важные следствия. Если клиент считает, что его проблема порождена не им самим, а внешними по отношению к нему силами, то помощь не может быть оказана. То есть если он считает, что он не может управлять самим собой, познавать самого себя и менять свое поведение, мышление, эмоции и характер, то психотерапевтическая помощь не может быть оказана. В этом случае он считает себя жертвой каких-то не зависимых от него внешних сил, а значит, не может ничего изменить.

Если он считает, что его проблема связана с неправильной работой мозга, то ему следует обратиться к врачам психоневрологам или психиатрам. Если он считает, что его проблема связана с телепатическим воздействием инопланетян, применением против него психотронного оружия, влиянием внутреннего голоса, который приказывает ему что-то сделать, влиянием соседей, которые изымают мысли из его головы, то ему следует обратиться по тому же адресу. Если он считает, что на него навели порчу, сглазили, что в него вселился злой дух, то ему следует обратиться к экстрасенсам, в церковь или опять же к психиатрам. Если он считает, что его проблема связана с неправильными и незаконными действиями других людей, то ему следует обратиться в милицию, к адвокату, в администрацию города и т. д. Если он считает, что его проблема порождается отсутствием денег, то следует научиться зарабатывать. А если же он считает, что для решения его проблемы необходимо стать президентом, изменить всех мужчин (или женщин), улучшить страну, всех людей, мир, нравственность населения, то ему следует обратиться к Деду Морозу, Золотой Рыбке, Господу Богу или к известной всем Щуке.

Если клиент не понимает, что его проблема коренится в нем самом, то психотерапевт помочь ему не может. Терапевт все равно терпеливо старается объяснить клиенту, в чем дело, но если клиент не соглашается принять ответственность за свои проблемы и их решение на самого себя, то работа не даст результата.

Эмоционально-образная терапия не является исключением из спектра психотерапевтических направлений, не является колдовством или панацеей от всех болезней, она обращается к внутренним силам и возможностям самого человека, стремясь устранить помехи на пути гармонизации внутренних психических сил и программ. Эти цели достигаются с помощью воздействия на эмоциональные состояния клиента через работу с внутренними, то есть фантазийными образами самих этих состояний. Основные методы — моделирующие, аналитические и трансформирующие. Трансформирующие воздействия осуществляет сам клиент, так же как сам он создает образы своих состояний. Терапевт помогает ему в этой работе, выявляя ключевые для решения проблемы эмоциональные состояния, помогая ему продуцировать образы, анализировать их, дает свои интерпретации, предлагает некоторые способы воздействия на эти образы, помогает довести процесс преобразований до полного завершения, следит за экологической чистотой результата и закреплением его в реальной жизни.

Психотерапевтической работой с образами занимаются самые разные направления терапии, сюда можно отнести прежде всего гештальттерапию и символдраму. Но еще З. Фрейд [71] толковал образы сновидений, а К. Юнг [20] использовал метод активного воображения. К образам прибегают НЛП, арт-терапия и многие другие вплоть до бихевиорального направления терапии [25, 27]. Тем не менее мы претендуем, что сказали некоторое новое слово в этой области. Все направления психотерапии чем-то похожи друг на друга, они имеют больше общего между собой, чем отличного. Но именно «мелкие» детали создают стиль каждого метода, а этот стиль определяет то, насколько метод эффективен для ряда задач, и насколько он легок для терапевта, и насколько понятен и прост для клиента.

Эмоционально-образная терапия определяется как новый отечественный метод (модальность) психодинамического направления психотерапии

Специфическим отличием ЭОТ следует признать сбалансированное сочетание аналитического исследования и коррекционных воздействий в едином процессе работы с образами эмоциональных состояний (так сказать, «два в одном»). Также характерным признаком ЭОТ может служить то, что результат по большей части сказывается прямо здесь и теперь, порой в ту же секунду, когда применен адекватный прием, исцеляющий внутренний эмоциональный конфликт. Это определяется тем, что ЭОТ является каузальной психотерапией, то есть нацеленной на поиск исходной первопричины проблем личности и ее коррекцию с помощью точечного, экологически чистого и гуманного воздействия. Воздействие осуществляется самим клиентом, и хотя направлено на работу с образом (или образами), но, по сути, является самовоздействием на собственные эмоции или части личности клиента.

Особенностью ЭОТ является также то, что все проблемы без исключения рассматриваются через их психосоматическое выражение. Это значит, что мы считаем, что в основе всех проблем лежат эмоциональные состояния, а эти состояния могут быть поняты только через телесное переживание. Эмоции ведь чувствуются в теле, а не в воздухе витают. С нашей точки зрения, тело является центром идентификации, в котором фиксируются хронические эмоциональные состояния. Преобразование эмоции, понятой как психосоматическое состояние, ведет не только к явно выраженному психосоматическому эффекту, но и реальному изменению личности, что приводит к решению проблемы на более глубоком уровне, чем уровень поведения или интеллекта. Поведение и мышление меняются как бы сами собой, вследствие изменения глубинной эмоциональной основы. Преображенная эмоция снова фиксируется в теле, в дальнейшем, «по умолчанию», определяет новое поведение, мышление, психосоматические состояния, уровень энергии и черты характера.

Подробнее особенности ЭОТ будут рассмотрены ниже. Мы собираемся изложить теоретические основы ЭОТ, методические основы и технические приемы, подробно разъясняя их смысл. Подробно будут рассмотрены отличия ЭОТ от некоторых других модальностей психотерапии. Также будет представлен разбор имагинативных упражнений, применяемых в ЭОТ. Примеров из практики много, и они очень важны. Многие выводы с очевидностью следуют из примеров, но эти выводы должен сделать сам читатель. Примеры могут создать впечатление, что терапия всегда осуществляется за один сеанс, но это не так. Они подобраны, чтобы наглядно иллюстрировать возможности той или иной методики или причины типичных проблем. Пролонгированной индивидуальной терапии следует специально учиться, она имеет особенности, не отраженные в данной книге. Хотя и в этом случае каждая встреча осуществляется как решение некоторого локального вопроса, но все этапы решения проблемы объединены в единую линию, определяемую теоретическими представлениями терапевта.

В конце книги приводится список наиболее типичных образов, встречающихся в нашей работе, с их интерпретацией.

Глава 1. Эмоции и их значение

1. Эмоция — критерий правильности и успешности

Что бы человек ни делал, он делает это ради некоторого эмоционального состояния. Он связывает результат с желанной эмоцией. Эта эмоция и является критерием успеха. Вопрос: «А если он делает что-то ради чистой совести? При чем здесь эмоция?»

Ответьте тогда, что дает ему состояние чистой совести? Это состояние дает ему ощущение внутреннего благополучия и достоинства, спокойствия и гордости за самого себя. Эти эмоции дорогого стоят, и тот, кто их испытывает, не захочет их потерять ради временной выгоды. Если же человек чувствует, что его совесть не чиста, то он испытывает неприятные эмоции стыда и вины. Эти эмоции он не хотел бы испытывать, поэтому старается (в норме), вести себя соответствующим образом.

Точно так же происходит с любым другим делом. Какое бы дело вы ни взялись рассмотреть, конечным итогом, ради которого оно совершается, будет эмоция или эмоциональное состояние. Эмоциональное состояние является окончательным «бонусом». Хотя человек может думать, что он делает это ради фактического результата, а не для эмоций. Но если не для эмоций, то результат ему реально не нужен, он не станет его достигать. Приведу пример.

Пример 1. «Несчастный богач»

Успешный бизнесмен задал вопрос, почему у него все хорошо, а счастья нет?

— У меня, — говорит, — все есть. Семья, дети. Квартира обычная — 130 метров. Мне много не надо. Ну, машина красивая «Ягуар». Но больше мне и не надо. Но счастья я почему-то не чувствую. Я только и думаю, как мне приумножить мои богатства. Бегаю трусцой для здоровья, а голова все время занята, все время что-то прокручивает. Я в пяти советах директоров, у меня пароход на паях, земля… Мне надо этим всем правильно управлять… Мы провели с другом вместе крупную сделку на сотни миллионов долларов. Все сделали правильно и законно, а ощущение в результате (у обоих!) — опустошение!

— А зачем вы так стараетесь? Можно жить спокойно и получать удовольствие…

— Нет. Я хочу быть первым!

— А зачем?

— Не знаю. Просто хочу и все!

— Хорошо. Представьте, что вы достигли и стоите на первой ступеньке пьедестала. Что Вы от этого получили?

— Не знаю, мне кажется, меня должны любить…

— Да кто это вас за это любить будет?

— Действительно. Завидовать будут, даже ненавидеть…

— Тогда зачем? Может, кто-то повесит вам медаль на грудь? Представьте образ того, кто повесит вам медаль на грудь. Первое, что приходит в голову…

— (Помолчав, а потом хитро посмотрев.) Что? Неужели, правда, мама?

— Конечно, мама! Она же всегда вам говорила: «Терпи, сынок. Старайся, сынок». Она же сама была трудоголиком, передовиком производства. Получается, что вы не для себя работаете, а для мамы. Хотя ведь она и так вас любит… Но она не учила вас быть счастливым, а учила труду и упорству!

Комментарий. Бизнесмен хотел получить счастье благодаря одобрению матери, но не осознавал этого. Одобрение матери, когда он следовал ее заветам, создавало в нем чувство благополучия, самопринятия, «чистой совести». Если же он получал удовольствие для себя, личное счастье, то он как бы бездельничал и сразу становился «плохим». Поэтому он мучил себя, стремясь к одобряемым матерью в детстве ценностям труда и достижений, хотя его реальная мать, несомненно, одобрила бы его во всех случаях. Им руководило стремление получить чувство одобрения и страх получить неодобрение. Но всегда его усилий было мало с его субъективной точки зрения, поэтому он только истощал себя трудом, так и не достигая желанного счастья.

Так вот людьми и руководят чувства, хотя они этого и не замечают…

Конечно, мало кто согласился бы получать «голую» положительную эмоцию, не подтвержденную реальными результатами, как это делают, например, наркоманы. Большинство людей стремятся к реальному результату, который доставит глубокое удовлетворение и даже, как многие надеются, счастье. Именно то, что получен реальный результат, а не иллюзия, создает эмоцию надежности и уверенности, придает качество полноценности другим эмоциям, связанным с результатом. К сожалению часто люди обманываются и порой, добиваясь своих реальных целей, не получают счастья, а иногда даже элементарного удовольствия. Почему так происходит — это длинная история. Но факт состоит в том, что субъективная эмоциональная реакция определяет значимость результата для данного субъекта. Поэтому когда ребенок горько рыдает из-за того, что воздушный шарик улетел, взрослый не очень переживает, но расстраивается оттого, что не знает, как утешить маленького, как объяснить ему, что это пустяк.

2. Эмоция как главная цель

Но некоторые дела, которыми занимаются люди, предназначены, по сути, только лишь для того, чтобы испытывать эмоции; эмоции являются и результатом, и целью некоторых видов деятельности. Для этого болельщики приходят на стадион, для этого слушают музыку, играют в азартные игры, занимаются экстремальными видами спорта, встречаются с друзьями, отмечают праздники, запускают фейерверки, танцуют и поют, занимаются любовью, в конце концов! Некоторые психологи считают, что оргазм — это не эмоция, а что же это такое тогда? Эмоции важны сами по себе, они что-то нам дают, что ценно само по себе, но понятно, что позитивные эмоции приносят нам здоровье, наполняют нас энергией. Отрицательные эмоции плохо сказываются на нашем самочувствии и здоровье, отнимают у нас силы.

Когда человек не способен радоваться, испытывать положительные эмоции, то это называется апатией, ему все равно. Если он не только ничего не хочет, но еще испытывает постоянное угнетенное состояние, дисфорию, то можно говорить о депрессии. В других случаях человек может испытывать постоянную тревогу, чувство вины, горе и т. д. Иногда цель — хотя бы избавиться от неприятных переживаний.

Нет предела совершенству. Все стремятся испытывать положительные эмоциональные состояния, которые служат основой адекватных реакций, ясного мышления, способности к творческому решению. В светской культуре самое оптимальное эмоциональное состояние называется счастьем, в индуизме — самадхи, в буддизме — просветлением, в христианской традиции — благодатью. Счастье — это переживание абсолютной психологической свободы, определяемой как ощущение ничем не ограниченных возможностей. В этом состоянии человек получает избыточное количество энергии, он просто переполнен энергией и в силу этого — добрыми чувствами. Все дела даются легко и не утомляют его. Окружающий мир воспринимается как комфортное и безопасное место, другие люди не вызывают ощущения угрозы, к ним направлены теплые и дружелюбные чувства. Так чувствует себя, например, влюбленный человек, когда знает, что его тоже любят, и любовь и радость переполняют его.

Счастье является естественным состоянием человека. Оно становится доступным ему, когда устраняются помехи к переживанию счастья. Такими помехами являются многочисленные негативные эмоции, запреты и напряжения. Запреты и напряжения, в свою очередь, фиксируются также хроническими эмоциями, часть из которых могут быть и позитивными. Парадокс состоит в том, что для того, чтобы стать счастливым, надо просто вернуться к самому себе, к своей исходной природе, прекратить подавлять и искажать свою природу.

3. Самочувствие — это тоже эмоция

Люди большое значение придают своему самочувствию, но считают его не эмоцией, а следствием состояния здоровья. Но даже в том случае, когда плохое или хорошее самочувствие является результатом здоровья или заболевания, все равно оно и переживается так же, как и любая другая эмоция. Просто эта эмоция выражает собой благополучное или неблагополучное состояние внутренней среды организма. Я бы даже боль называл эмоцией организма. Но эмоции, как известно, не только выражают состояние внутренней среды организма, но и вызывают те или иные сдвиги во внутренней среде, например, выделение адреналина, других гормонов. Всей внутренней «химией» организма руководит так называемая автономная нервная система. Она не подчиняется сознательному управлению, но как раз подчиняется эмоциям. Если человек хронически испытывает некоторые эмоциональные состояния, то воздействие эмоций на тело может привести к психосоматическому заболеванию.

Да, чувства всегда переживаются физически, телесно. А как же иначе мы узнаем о своих чувствах? Они же не в воздухе витают… Поэтому слово «чувство» имеет двойное значение: эмоция (чувство любви или радости и др.), и телесное состояние (чувство бодрости, цельности, живости, энергичности и т.д.). То, что называется самочувствием, относится к чувству тела. «Как вы себя чувствуете?» — спрашиваем мы кого-то, имея в виду его субъективное состояние здоровья. «Да вот сердце что-то побаливает…», — жалуется он. Боль — это тоже эмоция, страдание — эмоция, счастье — эмоция. В НЛП это называется кинестетической, то есть связанной с телом, репрезентацией реальности. Для нас же эмоция — это субъективное выражение состояния личности и организма в их единстве, а не только информация. Это и телесные реакции, и изменения во внутренней среде тела, но также и переживания, объективно происходящие в субъективном мире.

4. Эмоция как энергия

Эмоция является побудительной силой, толкающей индивида к тем или иным действиям. Это «бензин» или «электричество», поступающие в те или иные органы для стимулирования определенных видов активности. Эмоция страха побуждает организм сжаться или убежать и прекратить контакт с угрожающей ситуацией. Эмоция гнева побуждает дать отпор агрессору или даже напасть на некоторый объект, препятствующий достижению каких-то целей. В этом смысле эмоции являются воплощением внутренней энергии организма, выражаемой в самых различных формах и выполняющей самые различные функции. Реально ни одно действие не будет совершено, если его не мотивирует эмоция. Потребность, мотив — это научные понятия, но при реальном поведении они переживаются как эмоции, которые толкают к действию. Например, можно говорить, что половое влечение определяется потребностью в продолжении своего рода, но эта потребность переживается как чувство любви и желания. Это чувство толкает к тому, чтобы искать подходящую пару, потом находить способы завоевать ее расположение и т. д.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.