электронная
86
печатная A5
422
6+
Элис в стране игрушек

Бесплатный фрагмент - Элис в стране игрушек


5
Объем:
216 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-4247-3
электронная
от 86
печатная A5
от 422

Глава 1 «День, который мог пройти мимо»

Беда всех больших городов заключается в том, что они полностью состоят из бесконечного числа безразличных окон и в то же время, очень любопытных глаз. Причём совсем не важно, чьи именно эти глаза: куклы, обычной собаки или человека. Всё дело в том, что они на тебя смотрят, разглядывают и о чём-то думают, но тебе никогда не скажут. Они есть даже в твоём телефоне. Да, да! В том самом, что ты постоянно таскаешь с собой. Скажешь, нет? Какая разница, что ты скажешь! Ты ведь знаешь, что они там есть.

Даже в совершенно пустой квартире, когда все домочадцы уже разошлись по своим неотложным делам, всегда есть чьи-то любопытные глаза. Они так и норовят на тебя посмотреть и узнать все твои тайны. И прячутся они всегда самыми хитрыми способами. То смотрят на тебя украдкой с обложки книги, а то и с самого верха шкафа в виде стеклянных глаз игрушечной собаки.

Они вездесущие, эти глаза! Но все-таки есть один способ спрятаться от них. Пусть не навсегда, а только на время, но зато совершенно точно и надёжно.

Девочка Элис считала, что придумала этот способ сама и очень этим гордилась, правда никогда и никому об этом не рассказывала. А зачем делиться с кем попало, таким важным секретом? Ведь если все будут о нём знать, то тогда это будет уже вовсе и не секрет. Его просто не станет, а значит и способ, как спрятаться от назойливых чужих глаз, перестанет работать.

А вы знали о том, что многие игрушки внутри полые и если в них есть хоть одна небольшая дырочка, то внутрь их можно заглянуть одним глазком? И если вы всё сделаете правильно, то тогда перед вами может открыться целый потаённый мир. Он специально спрятан от посторонних глаз и полон приятных сюрпризов и неожиданных встреч. Ведь это только ваш неповторимый мир и именно таким он и должен быть.

Буквально неделю тому назад у Элис был день рождения. Просторная квартира наполнилась пахнущими духами тётями в нарядных платьях и их мужьями, от которых веяло дорогим табаком и выпивкой. Всего было с избытком: еды, напитков, суеты и веселья, а также чрезмерного внимания к имениннице со стороны гостей.

Подарков было то же, как всегда много, но лишь один из них оказался по-своему дорог для девочки Элис. Уж неизвестно кому именно из гостей пришло в голову подарить девочке большой пластмассовый колёсный пароход прошлого века. Да, впрочем, это уже совсем и не важно. Но так было видимо угодно провидению, что именно с него и началась эта история.

О, это прекрасное ощущение — ожидания чуда! Особенно тогда, когда по не понятной для самого себя причине, ты точно знаешь, что оно неизбежно произойдёт.

И уж чем только не отвлекала себя Элис от этого неудержимого желания, заглянуть внутрь новой игрушки, через единственную дырочку, стараясь оттянуть как можно дальше желанный момент. Но вот заветный час пробил, время пришло и всё свершилось! Стоило только девочке посмотреть внутрь парохода и задержать ненадолго дыхание, как она тут же оказалась в совершенно ином мире, где нет этих самых противных и вечно высматривающих глаз.

Вокруг оказалось темно и тихо, словно летней ночью. Такие сказочные ночи случаются очень редко и только лишь в середине августа. Бездонное небо было сплошь усыпано яркими звёздами всех величин и значений, и лишь бесконечное множество светлячков сидящих на заснувших до утра цветах освещали узкую тропочку в траве. По ней и пошла не спеша девочка Элис, пытаясь разглядеть стоящие по сторонам растения, листья которых были покрыты сверкающими капельками росы, словно бриллиантовыми ожерельями.

«Интересно! Откуда берутся звёзды?» — подумала Элис, шагая по тропке немного пританцовывая. Вопросы в её голове, стали вдруг появляться просто сами собой, — «А родители у них есть? А почему некоторые звёзды падают с неба, но потом их никто не может найти на земле?»

Вопросов было так много, что девочка решила просто махнуть на них разом рукой. Что в них проку, если ответов на них всё равно и днём с огнём не сыщешь, а тем более, сейчас — ночью. Элис остановилась и, размахивая руками, словно дирижёр оркестра, начала сочинять новую песенку:

— Пароход с колёсами! — произнесла девочка, первое, что пришло ей на ум, — С храбрыми матросами! — продолжила она и, почувствовав, что песенка выйдет на славу, двинулась дальше по тропинке.

Тропинка извивалась, словно ручеёк и вела неизвестно куда. Но это сейчас Элис волновало меньше всего. Она почувствовала вдохновение и запела ещё громче:

— По волнам бежит, качается! Мне навстречу он плывёт — улыбается! — девочка раскачивалась из стороны в сторону и делала вид, что держит в руках и вращает штурвал кораблика.

— Скрепят его колёсики! И бегают матросики! — гулкое эхо, звонкого голоса девочки, разнеслось по сонной округе и отозвалось в ответ ещё несколько раз, затихая.

— Он может ездить по воде! И может плавать по земле! — быстро придумала продолжение своей песенки Элис, и подняла обе руки к бесконечному небу, словно обращаясь к нему и желая потрогать пальчиком одну из звёздочек.

Небо молчало и ничего девочке не ответило. «Наверное, оно тоже сейчас спит» — подумала Элис и тут же продолжила сочинять песенку дальше:

— Всё от того и потому! Что очень нравлюсь я ему!

— Ему… ему… — ответило звонким голосом эхо и затихло.

Тропинка неожиданно закончилась и растеклась в крохотную полянку. Элис увидела перед собой мальчика, который сидел на берегу реки. Вид у него был серьёзный и сосредоточенный, а в зеркальной глади воды отражались все до единой звёзды.

— Привет! — сказала Элис немного неуверенно, ведь она не знала, захочет ли мальчик с ней разговаривать.

— Здравствуй! — ответил мальчик, не оборачиваясь, продолжая и дальше внимательно смотреть вдаль едва различимого горизонта.

Голос его прозвучал совершенно естественно и приветливо, словно они были давно знакомы и мальчик знал заранее, что скоро придёт Элис и поэтому совсем не удивился.

Он сидел на краю высокого берега реки, свесив ноги и упершись руками в начало крутого уступа. Прямо под ногами мальчика начинался край неба отражённый спящей гладью воды. Выглядело это так необычно, что казалось, стоит сделать только шаг и можно будет и дальше легко и просто гулять босиком по небу, как ни в чём не бывало.

— А почему ты здесь сидишь? — спросила Элис, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь кроме огненной нитки далёкого горизонта.

— Я жду, когда придёт новый день, — спокойно ответил мальчик и мельком глянул на девочку, обернувшись.

Элис удивилась такому неожиданному ответу. Ответ был странным и загадочным одновременно, а это всегда вызывает желание, во что бы то ни стало узнать всю правду до конца. Девочка ещё раз посмотрела туда, откуда должен прийти новый день и непонимающе спросила:

— Но он и так придёт. Зачем тогда его ждать?

— Конечно, придёт, — тут же согласился мальчик, — Он всегда приходит. Но дело в том, что он может пройти мимо.

На голове у мальчика были смешные и непослушные вихры волос. Они есть у всех мальчиков, для которых дело и слово стоят всегда превыше всего остального.

— Ой! — вырвалось само собой от испуга у девочки, — И что тогда будет, если новый день пройдёт мимо? — заволновалась немного Элис, от чего веснушки на её лице загорелись ещё ярче.

— Так не должно быть, — уверенно ответил мальчик, — Поэтому я и здесь, — он повернул голову, к Элис и приветливо улыбнулся.

— Но ведь тебя никто не заставляет этого делать! Обычно такими делами занимаются взрослые!

— Вот именно! — голос мальчика прозвучал ещё более решительно и радостно, — Я уже взрослый и сам решаю, как лучше поступить.

— Можно я сяду рядом с тобой? — осторожно спросила девочка.

Она вовсе не боялась незнакомого мальчика, ведь его глаза излучали столько доброго тепла и радости, что с их помощью можно было бы растопить все ледники в Антарктиде. Но тогда бы уровень мирового океана поднялся и затопил все города. «Видимо поэтому он и сидит здесь у реки» — подумала Элис. Единственное чего она действительно сейчас немного опасалась, так это того, что мальчик не разрешит ей сесть рядом с ним.

— Конечно, садись, — также спокойно ответил мальчик, продолжая улыбаться, и следом добавил, — Ведь это и так твоё место.

— Моё? — переспросила Элис, не сразу поверив в то, что услышала.

— Да. Это наше с тобой место. И больше ничьё. Это твоё место, — мальчик указал рукой на свободное место рядом с собой, — А это — моё.

— Но я никогда раньше здесь не была! Разве такое, может быть? — спросила Элис и села рядом с мальчиком.

— Конечно, может. Здесь можно всё, — мальчик взял яблоко, которое лежало рядом с ним, и бросил его в воду.

Прямо на лету яблоко, словно по волшебству превратилось в золотистую рыбку, которая красиво нырнула в зеркальную гладь тёмной воды. Затем рыбка вновь вынырнула и, сделала в воздухе сальто, словно махнув хвостиком на прощанье.

— Здесь здорово! — и с этим было не возможно не согласиться, — А как тебя зовут? — почему-то именно сейчас Элис очень захотелось узнать имя этого занятного мальчика.

— Никак, — совершенно спокойно ответил мальчик.

Он сделал руками воображаемый бинокль и стал внимательно вглядываться через него вдаль.

— Вот тебе раз! — удивилась Элис, — У всех есть имена, а у тебя вдруг раз — и нет. Так не бывает!

— А вот и бывает, — мальчик встал на край берега, пытаясь, стать выше, что бы увидеть то, что там за горизонтом.

— Но почему так случилось? — Элис решительным образом не хотела мириться с такой не справедливостью.

— Всё очень просто, — ответил мальчик и, оторвав свой взгляд от воображаемого бинокля, посмотрел на Элис своими синими глазами, — Просто ты мне его ещё не придумала.

— Ой! Но я, же не знала!

— Но ты должна была об этом знать, — уверенно ответил мальчик, вновь вглядываясь в свой бинокль.

— Ни чего не понимаю! Как можно знать и не знать одновременно? — совсем запуталась Элис, и её милое личико немного нахмурилось.

— Ведь ты сама придумала меня. А значит, и должна была знать, что у всех мальчиков есть имена.

— Опять ничего не понимаю! — Элис развела в недоумении руками — Как можно что-то придумать и не знать об этом?

— Ты знаешь. Но поймёшь это немного позже, — мальчик перестал смотреть вдаль через бинокль и сел снова рядом с Элис.

— А-а! — только и смогла ответить Элис, сделав вид, что всё поняла.

Лёгкий ветерок, чуть касаясь зеркальной поверхности воды, промчался невидимкой и вновь замер, но ненадолго. Он ещё только просыпался, и можно было даже сказать, что он потягивался после сна, протирая свои всевидящие глаза.

— Новый день пришёл, — спокойно и уверенно произнёс мальчик.

— Я знаю, — сказала Элис, она смотрела вдаль и видела, как нитка горизонта начинала светиться всё ярче солнечным светом и расширяться.

Совершенно новые и очень приятные ощущения разлились по всему телу Элис. Она почувствовала себя счастливой и защищённой одновременно. И от этого ей захотелось побыть здесь ещё, хотя бы чуть-чуть. Ведь всегда хочется, что бы всё хорошее длилось как можно дольше.

— Мне пора, — сказал мальчик и, сделав небольшую паузу, добавил, — Моя роль закончилась и теперь мне нужно уйти.

— Но я не хочу, что бы ты сейчас уходил! — расстроилась Элис.

Ей меньше всего на свете хотелось расставаться с кем-либо прямо сейчас. «И почему так всегда происходит?» — подумала девочка с замиранием сердца.

— Но я должен, — голос мальчика был не преклонен, — Так было задумано.

— Кем задумано! — вскрикнула Элис от досады, и голосом командира добавила — Я хочу, что бы ты остался!

— Я могу остаться, — покорно согласился новый друг и тут же добавил, — Но я не могу этого сделать, — мальчик смотрел на Элис, продолжая улыбаться.

— Как это? Могу и не могу одновременно? — Элис встала рядом с мальчиком, ей хотелось внимательно рассмотреть его лицо, что бы обязательно запомнить все черты.

— Так тоже бывает, особенно тогда когда начинаешь принимать важные решения сам, — первые лучи восходящего солнца осветили лицо подростка, — Я могу остаться. Но тогда этот день пройдёт мимо, и ты никогда не узнаешь о том, что должно было произойти именно сегодня, — мальчик сделал небольшую паузу в своих объяснениях. Впервые за долгое время, Элис совсем не хотелось перебивать собеседника. Ей хотелось только слушать, — А может быть именно сегодня и есть твой самый важный день в жизни, — продолжил новый знакомый, — Но точно и наверняка мы никогда этого не знаем, пока не проживём этот день до конца, — мальчик был на редкость сообразительным и всегда умел всё объяснить.

Ну, почти всегда, скорее всего. Ведь совершенно невозможно знать абсолютно всё на этом свете. Но если что-то сейчас и было не понятно, то Элис почему-то точно знала, что потом она обязательно всё поймёт. Ведь иначе и быть не может.

— Ты точно не можешь остаться? — на всякий случай спросила Элис, хотя ответ уже знала наперёд.

— Не грусти по этому поводу. Мы ещё встретимся, — сказал мальчик и задорно подмигнул одним глазом.

— Откуда ты знаешь наверняка? Ведь это мои мысли, в конце концов? — удивилась Элис такой бескомпромиссной уверенности.

— Просто знаю и всё. Так тоже очень часто бывает у всех людей. Вот только объяснить это, пожалуй, не получится, — сказал напоследок мальчик и пошел, не оборачиваясь по тропинке, по той самой по которой сюда пришла Элис.

Ласковые лучи летнего солнца пробуждали ото сна цветы на полянке и вдоль тропки. Потягивая руками-листьями, они не спеша открывали свои яркие, разноцветные бутоны, что бы вновь радовать всех окружающих своей неповторимой красотой и ароматом.

— Я обязательно придумаю тебе самое красивое имя на свете, — шёпотом пообещала Элис мальчику.

Она осталась на берегу реки совсем одна и на короткое мгновение, ей стало очень грустно. Но только совсем немножко. Ведь она очень часто оставалась одна и давно уже к этому привыкла. Вот только сегодня, это было несколько иначе и чуть более волнительно.

Солнце быстро поднималось над горизонтом, освещая всё вокруг. Ветер тоже уже проснулся и летал над рекой, поднимая на поверхности воды небольшую рябь. Эта рябь, отражая солнечные лучи, светилась мириадами мелких дневных звёздочек. Они были гораздо ярче ночных, тех, что висели над головой, а теперь исчезли на ярком фоне синего неба. «Звезды, наверное, тоже устают светить и поэтому днём уходят отдыхать» — подумала Элис.

Берег под ногами девочки вдруг стал совсем мягким, словно бисквит в торте. И ноги Элис сами собой соскользнули вниз с крутого склона.

— Ой! — вырвалось у девочки, от того что она не понимала что сейчас происходит.

Она немного испугалась того, что сейчас упадёт в воду и непременно намочит своё красивое платье. И тогда мама её обязательно пожурит за это и скажет, что она неряха. А это будет очень неприятно, ведь она ни в чём не виновата. Ноги сами соскользнули вниз, но затем неожиданно остановились, уперевшись во что-то твердое, но слегка покачивающееся из стороны в сторону.

Элис сама того не ожидая оказалась в лодке, которая тут же поплыла по реке. Бисквитный берег, покрытый зелёной помадкой, быстро удалялся и вскоре совсем пропал из виду.

— Жаль! — сказала Элис вслух и, вздохнув, добавила, — А мне так захотелось его попробовать!

— Если ты голодна, то можно остановиться в любой момент, и ты откусишь от приглянувшегося берега, сколько пожелаешь, — раздался рассудительный голос где-то за спиной у Элис.

— Ой! Кто это? — спросила девочка и обернулась.

Но в лодке никого не оказалось. Только тёплое какао с молоком тихо билось о борта лодки снаружи.

— Да, кто здесь? — переспросила Элис, озираясь по сторонам и пытаясь заглянуть под сидения.

— Это я. — вновь произнёс голос, находясь совсем рядом.

— Где ты? Я тебя не вижу!

— Конечно, не видишь! Ты на мне стоишь! — немного обиженно констатировал голос.

— Ой, извините! Я не знала! — засуетилась Элис, переступая с ноги на ногу.

— Не стоит так прыгать и меня раскачивать! А то тебя укачает! И тогда всё! Пиши, пропало! — произнёс заботливый голос и замолк.

— Я уже каталась на лодках, и меня ни разу не укачивало! — сообщила Элис и немного подумав, спросила, — А почему вы за меня так переживаете?

— У каждого человека должен быть тот, кто за него всегда беспокоиться, и переживает, — совершенно уверенно сообщил голос.

— Интересно! Но я ещё никогда не разговаривала с лодками! — задумчиво произнесла Элис и тут же, спросила, — А кто переживает за меня?

— Сейчас я за тебя переживаю. И судя по тому, какая ты красивая и нарядная, о тебе кто-то очень сильно заботится, а значит и обязательно всегда переживает, — голос замолчал, а девочка вдруг задумалась, оглядывая себя.

— А кто заботится о тебе? Ты ведь тоже очень красивая и нарядная? — спросила Элис, она никогда раньше не задумывалась о таких серьёзных вещах.

— Я не знаю, — удивлённо ответила лодка, — Никогда об этом не думала. Я просто плыву и всё.

— А куда ты плывёшь?

— Туда же куда и ты, разумеется, — ответила лодка без тени сомнения.

— Это хорошо, — сказала Элис и, показывая рукой, добавила, — Вот только там впереди река заканчивается!

— Ой, как здорово! Никогда не видела конец реки! — обрадовалась лодка и прибавила ходу, — Скорее бы посмотреть на него!

— Но мы, же разобьёмся! — вскрикнула Элис, но было уже поздно.

Лодка с девочкой сорвались с конца реки и полетели прямо вниз. Но страха не было, как впрочем, не было и дна у этого неожиданного речного завершения.

— Ух, ты! — вскрикнула от радости лодка, — Как весело!

Дно лодки вновь коснулось глади какао с молоком и заскользило дальше, как ни в чём и не бывало, оставив конец реки позади себя. Элис даже не успела испугаться. Она огляделась по сторонам и поняла, что они как и прежде плывут по реке. С обеих сторон были всё те же берега, вот только теперь они были больше похожи на вафельный торт в разрезе обильно политый сверху молочным шоколадом. Ручьи из белого шоколада стекали в некоторых местах с вафельных берегов и вливались в какао. Они смешивались в этих местах причудливыми узорами, и затем устремлялись дальше по реке, следуя за течением, и пропадали вовсе.

— Где это мы теперь? — робко спросила Элис, с интересом рассматривая необычные берега.

— Мы там, где и должны быть! — ответила лодка уверенным и радостным голосом.

Она веселилась словно ребёнок, плавно покачиваясь с боку на бок, и каждый раз норовила проплыть поближе к впадающим в реку ручьям белого шоколада. Светлые завитки на тёмном фоне реки меняли своё направления движения, складываясь в новые узоры.

— А откуда ты знаешь, что мы должны быть именно здесь? — спросила Элис.

— Это же очень просто! — ответила лодка и засмеялась, — Когда ты счастлив, то ты и есть там, где и должен быть. Но если тебе плохо, то значит, ты где-то свернул не туда и начал удаляться от своего счастья.

— Всё так просто! И больше ничего не нужно? — удивилась Элис.

От захватывающей дух прогулки румянец на её щеках стал ещё более заметным, а кудряшки золотых волос начали развеваться от встречного летнего ветра.

— Конечно, не нужно! Какой смысл усложнять себе жизнь, если ты счастлив?

— Вот так всегда! — сказала Элис и глубоко вздохнула, — Ищешь, ищешь всю жизнь ответы на вопросы, а они раз и оказываются совсем простыми.

— Не расстраивайся по этому поводу. Они лишь кажутся простыми, но на самом деле это не так, — сказала лодка и направилась к берегу.

Уткнувшись в него носом, она остановилась. И только сейчас Элис решила внимательно рассмотреть своё внезапное и не забываемое средство передвижения, что бы хорошенько запомнить и при новой встрече не спутать с какой-нибудь другой лодочкой.

Борта и сидения и даже острый и приподнятый немного кверху нос лодки, были сделаны из самой обычной карамели разных цветов. И стоит особо отметить, что каждая досочка, и каждый гвоздик были выполнены с максимальной достоверностью и старанием.

— А может быть так, что одно счастье уже закончилось, а другое ещё не началось? — спросила Элис у лодки, догадываясь, что их прогулка закончилась.

— Я не знаю, — задумчиво произнесла лодка, — Моё счастье ещё никогда не заканчивалось.

— Наверное, это очень большое счастье и его надолго хватает, — произнесла Элис и сошла на берег.

— Наверное, так и есть. Но этого я тоже точно не знаю. Но когда мы с тобой встретимся снова, я обязательно тебе об этом расскажу, — пообещала лодка и поплыла дальше по реке.

— Надо обязательно с ней встретиться снова, — произнесла Элис, встревожено вслух, — Ведь я очень хочу узнать про счастье, как можно больше.

Глава 2 «Все, что тебе кажется и есть правда»

Элис пошла по тропинке, которая вела её туда куда нужно. Не то что бы девочке очень сильно туда хотелось, просто она знала, что так должно быть. Всё вокруг становилось странным, чрезмерно пёстрым и непонятно шумным. Большие цветные деревья, увешанные всевозможными конфетами и светящимися огоньками, могли быстро появиться из ничего и также неожиданно исчезнуть вновь. Стоило только Элис отвернуться и посмотреть в другую сторону, как тут же всё менялось.

Вот опять! Только что здесь были не высокие кусты с пироженками на верхушках, но стоило только Элис отвернуться на одно мгновение, как их уже и след простыл. Посмотрев назад, девочка с удивлением обнаружила, что следы её босых ножек, отпечатавшиеся в шоколадной тропинке, тут же разбегаются в стороны и прячутся за кустами.

— Куда! Ну-ка на место! — скомандовала Элис своим следам.

Следы были сильно напуганы, постоянно озирались по сторонам и с большой неохотой возвращались на свои места, расталкивая друг друга.

— Это что такое! — сказала громко Элис своим следам, — Вы должны быть там, где я вас и оставила, а ни где попало!

Прямо над головой у Элис пролетела большая птица. Она была очень худая и с маленькими крыльями, и поэтому ей приходилось очень часто ими махать, что бы ни упасть на землю и не растянутся на ней во всю свою длину.

— Давай, Элис, поторапливайся! Ты опять опоздаешь! — прощебетала птица и улетела.

Элис невольно заулыбалась, глядя вслед смешной птице, а про себя подумала: «Как можно опять опоздать туда, где ни разу ещё не была?»

Вдруг прямо у себя за спиной Элис услышала хруст и чавканье. Она повернулась и увидела круглое мохнатое существо с большими глазами. Существо перестало жевать и, улыбаясь, смотрело на девочку. Ростом оно было примерно полметра, с маленькими ручками и ножками. А густая, длинная шерсть, покрывающая всё тело, была совершенно белой. В своих маленьких ручках существо держало недоеденный шоколадный след девочки.

— Ты кто? — громко спросила Элис у мохнатого существа, недоумевая от подобного поворота событий.

— Я время! — ответило существо и продолжило торопливо грызть недоеденный след.

— Как-то я по-другому тебя себе представляла, — задумчиво произнесла Элис и спросила, — А зачем ты ешь мои следы?

— Все следы должны рано или поздно исчезнуть, — сообщило время, поглядывая на тропинку в ожидании, что девочка снова сделает шаг.

— А почему так рано? — непонимающе спросила Элис.

— Потому что твои следы последние и другие я уже съело, — время сделало вид, что смотрит на то, что за спиной у девочки.

Элис повернулась тоже посмотреть и сделала шаг. Время тут же схватило новый след и с жадностью стало его поглощать, хрустя острыми зубками.

— Странные вы все тут какие-то! — сказала Элис и вприпрыжку поскакала дальше по тропинке.

Деревья разом расступились, а потом и вовсе исчезли, и девочка увидела большой белый пароход, который стоял у причала. Из его высокой трубы валил густой дым и роскошными большими кольцами не спеша поднимался к небу. Два больших гребных колеса по бортам парохода уже начинали крутиться, стараясь оттолкнуться от причала и скорее отправиться в долгожданное плавание. И лишь прочный канат всё ещё удерживал судно у причала, но два бравых матроса уже спешили к деревянному трапу, что бы убрать его в сторону, а затем и отвязать удерживающий пароход канат.

Все пассажиры давно уже были на борту парохода. Все кроме пассажирки Элис, которая как всегда опаздывала. Она и сама порой не понимала, почему так происходит. Вроде она всегда всё делает правильно и даже вовремя, но непременно и каждый раз вновь и вновь умудряется опоздать. Это просто какое-то наваждение, которому нет ни конца, ни края.

— Подождите меня! Пожалуйста! — крикнула Элис очень громко и, что было сил, бросилась бежать к пароходу без оглядки.

Матросы остановились и, посмотрев на бегущую к ним девочку, замерли в ожидании. Элис бежала быстро, и почему то точно знала, что она никак не должна опоздать на этот пароход.

Оставалось не более сотни шагов до спущенного с корабля трапа, но тут Элис увидела, как её уверенно обгоняет время. Оно прыгало большими прыжками как заяц и, поглядывая на бегущую девочку, улыбалось во всю свою большую до ушей улыбку.

Скорее всего, что Элис вновь бы опоздала, и ей опять пришлось бы выслушивать разного рода упрёки по этому поводу. Но видимо сегодня, случиться этому, было не суждено.

Тот самый мальчик, которому Элис так ещё и не придумала имени, догнал время и ловко, словно ковбой с дикого запада, оседлал его словно лошадку. Время, конечно же, не остановилось совсем, но всё же сильно замедлило свой неудержимый бег.

Элис быстро пробежала по трапу и оказалась на борту парохода. Она тут же остановилась и повернулась, что бы посмотреть на мальчика. Увидев его, всё ещё верхом на запыхавшемся времени, она радостно замахала своему спасителю руками. Ей очень хотелось сказать ему самые добрые слова и поблагодарить за столь самоотверженный поступок. Но матросы уже убрали трап и отвязали от пристани канат, который всё это время удерживал пароход на месте. Раздался гудок, и большие колёса парохода ещё громче зашлёпали лопастями по воде, отправляя кораблик в дальнее плавание. Так что все сказанные Элис слова просто утонули в этих звуках.

Девочка увидела, как мальчик ловко спрыгнул со спины своей необычной лошадки и замахал в ответ Элис рукой. Пароход быстро удалялся от причала и силуэт мальчика становился крохотным, как и само время, что так и осталось на берегу.

«Эх! Мне бы такого друга!» — подумала Элис и вздохнула как взрослая тётя.

Горевать долго по какому-либо поводу, девочка не умела, ведь впереди её ждало ещё так много всего нового и интересного. Например: куда отправляется этот белый пароход, для чего и что там у него внутри и кто крутит эти огромные гребные колёса?

Железная дверь в форме вытянутого вертикального овала скрипнула и впустила девочку внутрь. После яркого солнца на улице всё внутри парохода показалось мрачным и не приветливым. Воздух был насыщен запахами канцелярских принадлежностей и старых книжек из библиотеки.

— Ты вновь опоздала, Элис! — произнёс громкий и немного хриплый голос откуда-то сверху.

Девочка подняла голову и увидела над собой вытянутое к низу лицо с большими рыбьими глазами навыкате.

— А вы кто? — спросила Элис, вполне искренне и, пытаясь вспомнить, где она могла уже видеть эти шарообразные неприятные глаза.

— Я та же, что и вчера! — с раздражением ответила рыба.

«Странно! А разве рыбы умеют разговаривать?» — успело промелькнуть в голове у девочки, но вслух она сказала совсем другое, а не то, о чём подумалось.

— Простите, пожалуйста! — сказала Элис, — Я очень-очень старалась, но сегодня меня задержало время!

— Нет, милая моя! Это ты постоянно задерживаешь время, а не оно тебя! Ты уже большая девочка и тебе пора научиться жить в ногу со временем! — голос был под стать глазам, такой же пустой и нелепый.

— Я всё поняла! Больше такое не повторится! — сказала Элис, желая лишь одного — поскорее отсюда убраться.

— Ступай в свою каюту! И запомни: это был самый последний раз! — сказал голос и удалился прочь по своим делам, размахивая на ходу, большими серыми плавниками.

«Ура! Сработало!» — подумала про себя девочка и направилась дальше по коридору, продолжая рассуждать, — «Как это можно идти в ногу со временем, если мои ноги намного длиннее, а значит и шаг больше».

В узком коридоре было плохое освещение. Элис шла и смотрела на свои ноги, размышляя дальше: «Вот когда время прыгает во весь опор, то получается, что за ним уже не угнаться. А вот когда оно просто идёт, то и мне пришлось бы идти нога за ногу, что бы оно за мной успевало. Боюсь, что здесь пока ничего не получится, тут уж либо время должно подрасти и научиться ходить нормально. Либо я стану зайцем и буду прыгать так же хорошо, как и время».

Проходя мимо приоткрытой двери, Элис увидела нечто необыкновенное и, не удержавшись, заглянула в комнату. Но это была совсем не комната, а скорее маленькая страна с большим числом жителей. Их было так много, что им приходилось стоять ровными рядами, плотно прижавшись, друг к другу.

Все они были высокого роста, и совершенно не обращая на девочку никакого внимания, наперебой рассказывали всем сразу каждый свою историю одновременно. В итоге все эти голоса были похожи на пчелиный рой, который просто гудел и махал разноцветными толи руками, толи крыльями. Хотя, скорее всего это были руки, но разве можно было хоть что-то разобрать в этой всеобщей неразберихе.

— Извините! — громко сказала Элис, стараясь хоть как-то перекричать всё население этой маленькой страны, — А вы случайно не знаете, где моя каюта?

Все жители разом замолчали и повернулись к Элис, что бы посмотреть на того нахала который посмел их всех разом перебить. Стало настолько тихо, что было слышно, как стучится большая муха о стекло иллюминатора под самым потолком. Она никак не могла взять в толк, что бьётся своёй дурной головой о стекло, которого не видит.

— Ой! — проронила Элис в кромешной тишине, не ожидая подобного эффекта от своих слов.

Ей стал вдруг так неловко от того, что она всех отвлекла от столь видимо важных дел и привлекла столько внимания к своей маленькой персоне. И лишь только сейчас Элис заметила, что у всех жителей этой замечательной страны, глаза находятся на груди, на руках, на плечах. Где угодно, но только не там, где бывают обычно у всех — на голове. И всё это видимо произошло по одной простой причине, голов то у них не было. Совсем не было!

— Так она нас видит, или мне показалось? — спросил не громко житель, который стоял возле стены в одиночестве отдельно от остальных.

В отличие от других, у него была голова, вот только почему-то не целая и совершенно пустая изнутри и без глаз. Как впрочем: носа рта и ушей у этой головы тоже не было. Просто ровная голова, без каких-либо излишеств.

— Нет! — раздалось из толпы.

— Так не может быть! — подхватили другие и немного оживились.

— Нас никто не может увидеть! — утвердительно добавил писклявый голосок, после чего все разом вновь заговорили, как и раньше.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 422