электронная
Бесплатно
12+
Эльфийская рукопись

Бесплатный фрагмент - Эльфийская рукопись

Объем:
424 стр.
Возрастное ограничение:
12+

Скачать бесплатно:

Эта книга родилась на свет благодаря участникам группы «Эпидемия». Особенно хочется отметить Юрия Мелисова, чьи вдохновляющие сценарии легли в основу данного произведения. Мы хотим сердечно поблагодарить каждого из музыкантов и вокалистов за огромный вклад, который они внесли в музыку и наши творческие жизни.

Также мы не можем не выразить признательность Дмитрию Процко, который оказывал нам помощь и поддержку в течение всего процесса работы над этой книгой.

Часть 1

Глава 1. «Побег на Ксентарон»

1


В далёком мире, затерявшемся среди безграничных просторов нашей Вселенной, существовало государство, населённое эльфийской расой. Эния — так назывался край эльфов — располагалась на живописной вечнозелёной равнине, спускающейся на север к океану, а с юга окружённой неприступными горными хребтами, покрытыми льдом. Однако королевство было надёжно защищено не только естественными природными барьерами. Существовала защита более высокого уровня — магическая. Энию опоясывал незримый купол, служивший преградой для всякого существа иного вида, желавшего проникнуть в прекрасную страну незамеченным. Пройти можно было только по главному тракту, пролегающему по дну ущелья, между отвесными скалами. Там находился коридор, где влияние магического барьера отсутствовало, но не заметные для постороннего глаза эльфийские лучники, укрывшись в горах, подстерегали всякого нежеланного гостя. А если иноземная армия угрожала вторжением и бьющих без промаха эльфийских стрел не хватало, то на такой случай были припасены гигантские валуны, способные похоронить под собой авангард любого войска и преградить путь оставшимся в живых.


2


— Дельвиэт, что это ты там прячешь?

Девочка-шатенка яркими зелёными глазками пытливо смотрела на своего друга, спрятавшего руки за спиной. Он робко улыбался, сжимая пальчиками тонкий стебелёк — для того, чтобы найти подарок, ему пришлось проделать неблизкий путь от столицы до озера, скрытого в глубине берёзовой рощи. Только там росли самые красивые ирисы в Энии — Дельвиэт был в этом уверен. Тем более, чем-то эти цветы напоминали ему подругу: такие же яркие и нежные. Детское сердце не смогло устоять перед соблазном сорвать лиловый цветок и тайком пронести его в королевский сад.

Дельвиэт убрал руку из-за спины и протянул ирис девочке. Её красивый ротик широко раскрылся, а глаза восхищённо распахнулись, с восторгом глядя на чудесное растение. Маленькие пальчики потянулись к длинному стеблю.

— Ох, какой красивый цветок! — воскликнула она, осторожно трогая гладкие лепестки.

— Это тебе, Стелла, — торжественно произнёс Дельвиэт, вручая цветок подруге, и улыбнулся шире, увидев счастливый блеск в зелёных очах.

— Какой он прекрасный! — Стелла поднесла ирис к лицу и прикрыла глаза, вдыхая нежный аромат. — Где ты его нашёл?

— Они растут на берегу дивного озера. — Дельвиэт мечтательно вздохнул, вспоминая сияние водной глади под лучами ослепительного солнца, бледно-голубое небо над головой и море цветов, утопающих в густой мягкой траве. — Это неблизко, я хотел бы тебе показать.

— Я с радостью схожу с тобой, если отец мне позволит! — Девочка подпрыгнула на месте и кинулась на шею другу, легонько потеребив его чёрные волосы. — Ты лучший, Дельвиэт!

Зеленоглазая Стелла была дочкой начальника Королевской гвардии и происходила из знатной эльфийской семьи, приближённой к королю и королеве Энии. Юный же Дельвиэт родился в семье простого воина, которому время от времени выпадала честь стоять в почётном карауле у стен дворца. Чтобы позволить сыну насладиться игрой в роскошных королевских садах, он брал его с собой на службу. И вот однажды, бродя среди многочисленных вишнёвых деревьев, Дельвиэт наткнулся на миленькую девочку, склонившуюся над кустами вербены. Это и была Стелла. Не прошло и минуты, как они познакомились, а позже и крепко сдружились. не так часто встречаясь в садах, они всякий раз считали дни до того момента, когда наступит очередь отца Дельвиэта охранять дворец.

Ребята наслаждались обществом друг друга: прятались за широкими стволами берёзок и срывали яблоки с королевских яблонь, делились выдуманными историями, любовались красотой розовых кустов и подглядывали за знатными людьми, проходившими во дворец через главные ворота. Дни шли — а они придумывали себе всё новые занятия и никогда не скучали. Ничто не могло омрачить их светлой дружбы.

Дельвиэт, прислонившись спиной к яблоньке, с увлечением рассказывал Стелле о том, как красиво в берёзовой роще, когда солнце играет с ветвями деревьев и бросает на землю свои солнечные пятнышки, а птицы поют в вышине, — а потом перед глазами предстаёт озеро с прозрачной чистой водой, а вокруг цветы, цветы, цветы… Стелла завороженно слушала рассказ своего друга, поглаживая стебель ириса и представляя живые картинки в своём воображении. Вот бы в самом деле упросить отца сходить прогуляться в рощу! Он точно должен отпустить. А сколько там цветов! Букет из них будет прекрасным подарком маме. А ещё из них можно сплести прекрасные венки…

— Эй, простак!

Грубый мальчишеский голос оборвал рассказ Дельвиэта и заставил ребят повернуться на звук. Высокий для своего возраста эльф с белокурыми волосами шёл прямо к сидящим на траве детишкам, а взгляд его голубых глаз излучал холод. Это был Ботар-эль, старший брат Стеллы. Дельвиэт ни разу не видел его раньше.

— Отойди от моей сестры, — так же холодно проговорил Ботар-эль, остановившись подле мальчика.

— Но Ботар-эль! Это мой хороший друг! — возразила Стелла.

— Сын простого солдата не может быть твоим другом. — Эльф был неумолим. — Быстро иди домой!

Он взял сестру за руку и, бросив на Дельвиэта недружелюбный взгляд, повёл её за собой прочь из сада. Дельвиэт вскочил с места и подбежал к Стелле — но Ботар-эль оттолкнул его в сторону, всем своим видом показывая презрение к представителю более низкого социального статуса. Девочка, обернувшись к другу, шепнула одними губами, но он сумел разобрать слова.

«Я всё равно вернусь».

— Стелла, я буду тебя ждать! — пообещал Дельвиэт.

Ботар-эль на это лишь фыркнул. Но как бы он ни был против дружбы своей сестры с «простолюдином», он не мог запретить ей проводить с ним своё свободное время.


3


Стелла молчаливо бродила среди деревьев в приусадебном леске и гладила ладонью шершавые стволы деревьев. Медленно ступая по короткой траве, она печальными глазами смотрела перед собой и старалась ни о чём не думать, но непрошеные мысли злостно лезли в голову молодой эльфийки. Прошло уже много недель с момента её последней встречи с Дельвиэтом, и дни тянулись, словно густой мёд, вот только такими же сладкими они не были. Скорее, они отдавали горечью, как плоды грейпфрута.

Стеллу собирались выдавать замуж. Она уже достигла достаточно зрелого возраста, чтобы вступить в брак, и родители уже подобрали ей достойного партнёра, как и полагалось девушке из знатной семьи: богатого, крепкого, красивого, умного. Но вот сама Стелла не хотела выходить замуж за него. Зачем ей материальные богатства, если для неё важнее ценности души? Зачем ей сила, если её обладатель не знает, куда эту силу направить? Зачем ей жёсткий ум, если нет фантазии и воображения? А красота… Во всяком случае, это не самое главное. Она любила другого.

Она любила Дельвиэта.

С годами их дружба переросла в то чувство, которому безразличен социальный статус. Ботар-эль был недоволен — не то слово, он был разгневан и одновременно напуган тем, что может потерять сестру, ведь любовь простолюдина и леди более чем странна и неприемлема для их семьи. Приняв решение во что бы то ни стало выдать свою дочь замуж за такого же знатного эльфа, как и она сама, родители запретили Стелле видеться с Дельвиэтом. Так она фактически стала пленницей в усадьбе собственной семьи, а саму землю сторожила недремлющая охрана с оружием наперевес. Бедной девушке приходилось коротать дни в одиночестве или в компании строгого брата. Время от времени к ней приезжал тот самый жених — и правда, статный, важный, но… Совсем не то, что было нужно Стелле. Пусть он вежлив, услужлив, добр и ласков… Нет.

Просто он не Дельвиэт. Не Дельвиэт, который может в любой ситуации понять её душу, поддержать и поднять настроение; не Дельвиэт, который заразительно смеётся и глубоко рассуждает; не Дельвиэт, который смотрит так любяще своими карими глазами и касается так нежно… Дельвиэт тоже её любил. Но репутация семьи была, видимо, важнее искренних чувств и настоящего счастья.

Несправедливо.

Склонившись над кустиком черники, эльфийка обречённо вздохнула и сорвала пару ягод с тонких веточек. Выпрямилась. Устремила взгляд вдаль. Близилось венчание — ах, как бы хотелось оттянуть время, пусть даже если бы ей пришлось остаться совсем одной, но только не с кем-то другим!

— Стелла!

Девушка неохотно обернулась. Неужели даже прогуляться в одиночестве ей не дадут? Но, с другой стороны, кто бы стал звать её домой шёпотом?

У толстого ствола раскидистого дуба стояла фигура, закутанная в чёрный плащ. Из-за капюшона Стелла смогла разглядеть лицо лишь частично, но знакомые черты пошатнули её неутешный настрой. Глаза её просветлели; сердце забилось быстрее и кровь стала горячее: она не могла не узнать…

— Дельвиэт! — тихо вскрикнула она, бросившись к своему возлюбленному.

Лишь мельком её сознание затронула ненавязчивая мысль о том, как он смог пробраться сюда незамеченным. Но ведь если он смог, значит, он действительно её любит и жаждет встречи! О, если бы так же незамеченной пройти мимо охраны и уйти, сбежать куда-нибудь!..

— Милый, милый Дельвиэт… — зашептала Стелла, обвивая руками широкую спину. Слёзы просились наружу, но тёплые родные руки обняли её в ответ — и Стелла уткнулась лбом в крепкую грудь.

— Стелла… Я так рад встрече с тобой, — проговорил эльф. — Как будто целая вечность прошла со дня нашего последнего свидания…

— О-о…

— Мне так больно видеть тебя несчастной. Почему твои родители не желают тебе счастья? — посетовал Дельвиэт. — Разве не твои интересы должны быть на первом месте в твоей взрослой жизни? Что лучше: жить долго и размеренно, но безрадостно, потакая своим родителям, или…

Стелла подняла на него взгляд.

— Или… — Дельвиэт принял ещё более серьёзный вид. — Есть одно место, куда ты и я можем отправиться прямо сейчас. Там никто не запрёт тебя в твоих покоях, там легко дышать без оков твоей семьи, а воздух пропитан магией. Там есть прекрасный дикий лес, и оба солнца там светят так ярко… Имя этому месту — Ксентарон.

Короткая пауза повисла в воздухе. Стелла широкими глазами смотрела на любимого, а тот, в свою очередь, — на неё, словно ожидая ответной реакции. И, будто переварив фразы Дельвиэта, девушка с мольбой взглянула на него, произнеся лишь одно:

— О, Дельвиэт!

Дельвиэт с жаром взял её руки в свои и заговорил быстро, пылко, но так же тихо, как и раньше:

— Милая моя Стелла! Не будет нам с тобой счастья в этой земле. Бежим же туда, где нету бед! Туда, где будем лишь я и ты… Никто не помешает нам, ничто не омрачит нашего счастья! Ксентарон приютит нас с радушием. Мы заживём вместе и проживём жизнь, в которой не будет разлуки и одиночества. Об этой планете мало кто знает, и нас там не найдут. Это единственное место, где мы можем укрыться ото всех.

Прекрасная эльфийка молчала, но её зелёные глаза были красноречивее любых слов. В них загорелись огоньки надежды — и Дельвиэт невольно улыбнулся, глядя на её наивное личико. Как он и предполагал, Стелла была готова отправиться с ним в путь прямо сейчас — и эта скрытая за женственностью отвага ему понравилась.

— Я пойду за тобой хоть на край света, Дельвиэт! — выдохнула девушка, и эльф обнял её крепче.

— Я люблю тебя, Стелла.

Чуть отстранившись, Дельвиэт развёл руки в стороны и начал бормотать какие-то странные слова себе под нос, шевеля пальцами и расчерчивая в воздухе замысловатые узоры. Не прошло и минуты, как рядом с дубом вспыхнуло голубоватое свечение, и Дельвиэт, подав руку своей любимой, повёл её за собой в открывшийся Звёздный портал. В ту же секунду он исчез без единого следа, а пара оказалась на зелёной равнине. Стелла доверчиво прижималась к руке возлюбленного и уверенно шагала вперёд…

Вот только она не знала, что это был не настоящий Дельвиэт.


4


Настоящий же Дельвиэт в это время бродил по улице и не знал, куда деть своё страдающее сердце. По обеим сторонам от него громоздились небольшие эльфийские домики, а в окошках можно было разглядеть семейные пары — они мило разговаривали друг с другом, улыбались, кто-то занимался хозяйством снаружи, а кто-то громко ссорился. Какими бы ни были домашние хлопоты, они были вместе.

Стелла… Дельвиэт был бы рад иметь такую же семейную жизнь вместе с ней. Вот только Судьба была против них. Вот бы обмануть эту Судьбу. Даже если бы для этого пришлось вторгнуться на охраняемую территорию и подвергнуть себя опасности. Он готов рискнуть всем.

Блуждая взглядом по домам и дворикам, Дельвиэт вдруг выхватил из общей картины незнакомую мужскую фигуру и остановился; мужчина же, наоборот, медленно направился в сторону парня. Незнакомец был похож на эльфа фигурой и чертами лица, но глаза его светились опасным жёлтым огнём, а зрачки напоминали звериные: такие же хищные и вытянутые. На его лысой макушке вырисовывались странные узоры, похожие на рунные. Насторожившись, Дельвиэт выхватил из-за пояса кинжал, намереваясь в случае чего дать отпор, но неизвестный вскинул руку в предупреждающем жесте и произнёс лишь одно слово, заставившее юношу замереть и выронить из рук оружие.

«Стелла».

— Что с ней? — взволнованно спросил Дельвиэт, отбиваясь от тревожных мыслей и вбрасывая их одну за другой: — Откуда ты её знаешь? С ней всё в порядке? Кто ты? Как ты меня нашёл?

— Сбавь обороты, юноша, — хрипло проговорил мужчина. — Я пришёл, чтобы помочь. Выслушай же меня и не перебивай.

Дельвиэт обеспокоенно кивнул и поднял свой кинжал, вернув его на исходное место. Сверкнув глазами, — Дельвиэт заметил блеснувший в них недобрый огонёк, — незнакомец заговорил. Представившись именем Скай, он начал рассказывать эльфу о планете под названием Ксентарон, но, уделив самому миру лишь поверхностное внимание, сразу перешёл к главной теме.

— Я могу сделать так, чтобы ты и твоя любимая вновь были вместе.

Сердце Дельвиэта взбудораженно забилось, стоило лишь ему услышать эти слова. Он хотел было ответить на реплику Ская, но тот оборвал его на первом же слове:

— Вы сможете спокойно жить на Ксентароне, никто вас не потревожит и не будет препятствовать вашему счастью. Разве не об этом вы мечтали? Более того, ты способный эльф… Ты сможешь стать повелителем Ксентарона. У вас будет всё, о чём вы только пожелаете: богатства, земли, счастливая жизнь, а главное — вы сами. Ну, что скажешь на это? Согласен отправиться вместе со мной на Ксентарон?

Молодой эльф не мог отказаться. Жизнь без лишений рядом со Стеллой — это то, о чём он мечтал. И он знал, что и сама Стелла с радостью согласилась бы остаться с ним. Но… Почему Скай предлагает ему всё это? Почему он готов безвозмездно предоставить им совместную жизнь, да ещё и сделать его повелителем планеты? Ничто просто так не совершается. Что в таком случае готовит им будущее?

Дельвиэт только открыл рот, чтобы высказать свои сомнения, когда Скай вновь перебил его:

— Твоя Стелла уже на Ксентароне. Она ждёт твоего решения.

Дельвиэт тут же оборвал все свои негативные мысли.

— Что ж, тогда мой выбор окончательно определён, — проговорил он, коротко склоняя голову перед Скаем. — Я отправлюсь с тобой на Ксентарон.

Губы мужчины тронула едва заметная улыбка, и, если бы Дельвиэт в этот момент поднял голову, он бы увидел в этой улыбке коварную ухмылку.

На следующий день в Энии хватились Стеллы и Дельвиэта. Узнав о пропаже сестры, разъярённый Ботар-эль поклялся найти её и наказать вероломного похитителя-эльфа. Но никто не знал, куда они подевались.

Глава 2. «Начало новой жизни»

1


Ксентарон в то время был чудесной планетой с бурной растительностью, но практически лишённой цивилизации. На далёких-далёких островах, окружённых водой и алыми рифами, жили Золотые драконы — древнейшие и мудрейшие создания. Даже стоя на берегу, вдали от гигантских клочков суши, служащих драконам гнёздами, можно было, вдохнув полной грудью, ощутить, как лёгкий запах гари щекочет ноздри, а затем оседает в лёгких. Это не обязательно должно порождать чувство тревоги и опасности. Это чувство иное. Чувство дома. И это неспроста — драконы оберегают Ксентарон.

Каменное гнездо на просторной поляне, брошенное ушедшим на острова драконом, всё ещё хранило его дух — мнимо ощущались гарь и сера, а выжженный вокруг обелисков круг всё ещё не давал и малейшего ростка травы. Некоторые камни были испещрены тайными знаками, которые не понимали эльфы и даже драконы — местные гномы или аборигены явно использовали это место для чего-то магического. Между камней выл ветер, принося со стороны моря соль и сизые тучи.

Дикий, расстилающийся чуть ли не по всей поверхности планеты лес был полон незнакомых энийцам растений и животных. Даже воздух здесь был иным, пронизанным нитями магии и духом спокойствия. В этих землях, ещё не тронутых эльфами, действительно было прекрасно.

Лишь членам энийской аристократии и гильдии магов было известно о Ксентароне, но осваивать его планировалось лишь в будущем. Врата, соединяющие два мира, ещё не были построены, и попасть из Энии на Ксентарон не было возможности. Однако некоторые маги, промышляющие не совсем чистыми делами, за некоторую плату помогали преступникам скрыться от правосудия на неизученной планете. Одним из таких колдунов было разработано заклинание «Звёздный портал», коим и пользовались все его последователи, в том числе и Скай. Но намерения у него, конечно, были отличными от намерений остальных магов.

Помня о своём обещании сделать Дельвиэта повелителем Ксентарона, Скай провёл новоприбывших по близлежащим землям и бескрайним лесам, познакомил их с племенами варваров и дикарей, которые недоверчиво поглядывали на неизвестных и слишком нарядных для их мира людей. Дельвиэт держал Стеллу за руку, не смея её отпустить: ему казалось, что, прерви он контакт, всё пропадёт, словно прекрасный сон. Скай предоставил им небольшой домишко неподалёку от густого леса, и теперь они могли жить по-настоящему насыщенной и полноценной жизнью рядом друг с другом.

Место, где поселилась молодая пара, оказалось одним из самых благоплодных мест рядом с лесом: под боком у них росли фруктовые деревья с неведомыми плодами и таинственными красочными цветами и разноцветными листочками, а эти деревья окружали многочисленные кустики с мелкими ягодками, похожими на красную и чёрную смородину. Сперва осторожно относясь к этим ягодам, Стелла обходила их стороной, но потом, всё же опробовав их на вкус и найдя его насыщенным, а мякоть — сочной, стала варить из инопланетной «смородины» вкуснейший морс. Воду Дельвиэт носил из реки, протекавшей по правую руку от дома, и, несмотря на то, что энийская вода славилась своей чистотой, эта вода могла бы потягаться с ней: её кристальная прозрачность отдавала сладостью.

Два солнца исправно согревали землю и игрались с тенями и новыми жителями Ксентарона. Ранним утром, подняв голову, можно было увидеть, как по ярко-красному небу поднимается первое солнце, крупное и яркое, проливающее свет и тепло на планету. Чуть погодя, вслед за первым, из-за линии горизонта выплывает второе, буро-зелёное. Это солнце уже не кажется таким же доброжелательным: словно жутко улыбаясь, оно догоняет первое светило, удваивая тени от деревьев, и вскоре сливается с ним. Теперь оно не даст о себе знать до самого наступления вечера. Тогда оно чуть отстанет и будет неспешно клониться к западу, позволяя более яркой звезде уйти вперёд. Это солнце не грело; свечение же его было тусклым и навевало чувство тоски.

В дневное время ксентаронское небо было голубым. Прозрачный чистый воздух словно искрился по мере приближения к верхнему слою атмосферы, и по ночам свет звёзд преломлялся — и по тёмному небу плыли красочные сияющие пятна. Вид был поистине потрясающий.

Нелегко было Стелле и Дельвиэту привыкнуть к новым условиям, но Скай делал всё для того, чтобы обеспечить своим подопечным полный комфорт. Сговорившись с варварами (предварительно припугнув их тем, что Дельвиэт не будет жаловать их в будущем, если они не создадут о себе приятное впечатление), Скай, чья настоящая сущность — Синий дракон, поставлял будущему правителю важные продукты, в том числе и хлеб с мясом. Бежавшие на Ксентарон воры согласились выковать для Дельвиэта острый меч — но Скай был уверен, что эльфу он не понадобится. Всё же в его планы входило обучение парня магии, а не боевым искусствам. К тому же если он научится колдовать, он сможет принимать участие в боях безо всякого оружия. А впрочем…

А впрочем, Скай и не подразумевал участие в каких-либо войнах, когда говорил о том, что Дельвиэт получит трон. Во-первых, на Ксентарон мало кто вторгался за все эти годы и воевать было просто-напросто не с кем. Если только Дельвиэт не станет настолько могущественным магом, что его сил будет достаточно для того, чтобы удерживать Звёздный портал долгое время: тогда у него появилась бы возможность путешествовать по другим мирам, изучать или захватывать их — по его собственному желанию. А во-вторых, отнюдь не Дельвиэт и его правление волновали мысли Синего дракона. Его истинной целью было обучение юного эльфа тёмной магии с дальнейшим практическим её применением.

Золотые драконы считались мудрыми существами, и в их доброжелательности никто не сомневался, однако Скай не был Золотым драконом. Его происхождение уходило в глубокую древность, когда драконы разделялись на множество видов. Куда они подевались теперь, никто не знал, как и то, почему Скай, Синий дракон, остался на Ксентароне. А уж то, что он старался держаться от своих золотых собратьев подальше, должно было навеять подозрительные мысли.

Но коренное население Ксентарона, за исключением гномов, было глуповатым. И, кажется, Скаю это было только на руку.


2


На чёрное ночное небо высыпали многочисленные россыпи звёзд. Крупные и мелкие, они излучали яркий свет, способный предотвратить погружение Ксентарона в полный мрак. Луна на небо не всходила — она сияла крохотной точкой где-то в глубине космоса, а собственных спутников, которые отражали бы солнечный свет, у этой планеты не было. Малиново-лиловые пятна на небе, проглядывающие из космического пространства, преобразовывали обыкновенный небосвод в волшебную сверкающую арку. Переливаясь бледными холодными оттенками, они словно плавали в небе и напоминали полярное сияние. Такое нечасто увидишь в мире Энии. А на Ксентароне это явление происходило каждую ночь.

Любуясь прекрасным сиянием, Стелла сидела на покрытом мхом камне возле реки, закутавшись в лёгкую шаль, и наслаждалась умиротворённой атмосферой. Лес молчал; лишь невесомый ветерок, время от времени напоминавший о себе, шуршал плотными матовыми листочками деревьев и прятался в тонких ветвях кустов, шевеля синеватую в сумерках траву. Не было привычного трещания кузнечиков: они просто не жили на Ксентароне; не было слышно и пения диковинных птиц: они спали в своих уютных гнёздах и дуплах, и не думая о том, что ночью тоже можно бодрствовать.

Ночь была тёплая. Редкая рябь пробегала по водной глади, в зеркале которой отражалась вся прелесть звёздного неба, и чуть искажала переливающуюся красками картину. Свесив ноги с камня, девушка неотрывно смотрела ввысь — и мягкое спокойствие воцарялось в её сердце. Ласковый воздух обвивал её с ног до головы, будто погружая в негу и нежную атмосферу, и Стелла поддавалась ему; душа её парила высоко-высоко, впитывая в себя магические частицы ксентаронского дыхания, ликовала и раскрывалась нараспашку, позволяя природе всецело себя захватить.

Но сердце неприятно кольнуло, будто острой иголочкой. Стелла вздрогнула и потеплее закуталась в свою шаль. Похолодало. Сведя взгляд с неба, эльфийка поправила каштановые волосы и опустила глаза на воду, всё так же дрожащую от незримого дуновения ветерка. Капля тревоги, затерявшаяся в воздухе, проникла под кожу девушки и растворилась в алой крови, перекочевав в самое сердце.

С первым ударом эта тревога засела глубоко-глубоко; со вторым — разлилась по всему телу. Поджав колени к груди, Стелла обеспокоенно вздохнула и, сомкнув ресницы, утонула в море мыслей, наводнивших её голову за время блуждания в поднебесье. И одна мысль, вторгнувшаяся в её сознание столь внезапно, взволновала молодую эльфийку больше всего. Она распахнула зелёные глаза. Её сердце болезненно сжалось от плохого предчувствия. Прошло уже несколько дней с того момента, как они с Дельвиэтом поселились на Ксентароне и жили почти беззаботной жизнью — и сам факт того, что они жили слишком уж счастливо после недель разлуки и печали, заставил её занервничать. Разве бывает так, что в одно-единственное мгновение всё встанет на свои места, словно по мановению волшебной палочки, и печаль уйдёт навсегда?

Не может жизнь быть так добра к ним. Что-то здесь не так.


3


Оба солнца уже отражались в прозрачной речной воде, когда Дельвиэт проснулся. Воздух был свеж, и, выйдя на крыльцо, парень поёжился, подумав о том, что было бы неплохо вернуться обратно в дом и снова лечь рядом со Стеллой. Но ведро в его руке говорило о том, что нужно пойти набрать воды.

И он пошёл.

Когда он вернулся, Стелла уже не спала. Сидя на краю кровати, она проследила взглядом, как Дельвиэт ставит ведро с водой на пол рядом со столом; ночное волнение вернулось с пробуждением, словно и не угасло с наступлением сна. «Не может всё быть так хорошо просто так», — думала она. Сомнения, не такие глубокие раньше, теперь забурлили в её душе с новой силой. И Дельвиэт не мог не заметить тревогу в глазах любимой. Эльф присел рядом со Стеллой и взял её руки в свои.

— Неужели какие-то неспокойные мысли смогли закрасться тебе в голову в такое хорошее утро?

— Я… Я не знаю, Дельвиэт. У меня ужасное предчувствие. Нужно ли нам было покидать Энию? — Стелла прижала тонкие нежные ручки к груди и устало посмотрела по сторонам. — Нет, я счастлива рядом с тобой и знаю, что там мы бы ни за что не были вместе, но… Дельвиэт! Мы ничего не знаем о Ксентароне…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Скачать бесплатно: