электронная
61
печатная A5
292
12+
Эльф и сокровища гномов

Бесплатный фрагмент - Эльф и сокровища гномов

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-2494-7
электронная
от 61
печатная A5
от 292

Эльф и сокровища гномов
Город ангелов

Солнце озарило город Ангелов. Это был просто потрясающий вид — мерцающие энергетические купола стоящие на густых облаках в лучах восходящего солнца. Весь город залился розовыми красками рассвета. Спящие в своих энергетических куполах крылатые хозяева стали просыпаться. В этом городе никогда не было спешки. Каждый знал свое дело.

Симон был отличным ангелом. Каждое утро, как только первые лучи солнца касались его жилища, он просыпался, вставал и убирал купол, чтобы в полной мере насладиться красотой начинающегося утра. Приветствие утреннего солнца уже давно стало церемонией воспевания красоты мироздания, которую Симон так ценил во всех её проявлениях. Вся церемония занимала не более пяти минут, но наслаждения от увиденной картины хватало на целый день.

И хотя внешний вид всех ангелов был одинаковый: высокий рост, широкие плечи, могучие крылья, которые в размахе достигали четырёх метров, прямой нос, высокие скулы и небесного цвета глаза; у каждого ангела были свои ключевые качества. Симон отличался своим отменным чувством меры. Он никогда не ошибался. Благодаря этому его и поставили работать на развес души на Большие Весы Жизни.

Весы находились в малюсеньком зале, который ничем не отличался от остальных кабинетов Небесной Канцелярии. Свет был приглушён, стены пусты. И надо сказать, что это изрядно портило Симону настроение. Ведь он давал жизнь всем магическим существам. И именно от него зависело какой магией они будут обладать, не говоря уже об их силе…

Сегодня Симон занимался развесом душ для Эльфов. Это было очень ответственное задание. Все дело в том, что они рождались не в семье. Душа просто материализовалась в виде малыша Эльфа на Земле. Как и любая чистая душа, Эльфы могли пользоваться простой первородной магией. Делали они это интуитивно. После смерти, уже набравшая опыт жизни на Земле, душа переносилась в утробу беременной женщины и тогда на свет появлялся Человек. От того как Эльф разовьет свою магию, зависело будет ли Человек Магом или нет.

Ангел очень любил свою работу. И делал её ответственно. Единственное, на что он мог отвлечься — это мысли о красоте. Симон в очередной раз задумался о потолке в приёмной — он отражал всё великолепие и безмятежность космоса. Смотря на потолок, легко можно было выпасть из суеты повседневности. Звезды таинственно мерцали в глубине потолка и уносили мысли далеко-далеко. Симон очень любил вглядываться в этот потолок, а всё потому, что ночью Ангелы спали, потратив весь заряд энергии за день, и не могли наслаждаться звездами, светившими в ночной тишине.

Затем он задумался о стенах, которые меняли свой цвет и даже консистенцию в зависимости от их настроения. Стены были то розовыми и слегка прозрачными, как дымка, то становились темно-серыми и плотными, как грозовые облака и, казалось, вот-вот ударят тебя молнией…

В глубине этих мыслей Симон и не заметил, как из черпака с живительной силой, на весы упал огромный кусок Души. Симон спохватился, но весы уже заработали и Душа перешла в стадию отправки.

Огромный ком подкатил к горлу, а перед глазами пронеслась вся история раздела Огромной Энергии Душ. Как прежде Душу отправляли огромными кусками и это породило Гигантов.

Они были очень большими, средний рост доходил до семи метров. Три головы умели работать как одна, мысли не нужно было озвучивать. Поэтому общались они с помощью телекинеза или попросту читали мысли друг друга. На каждой голове располагалось по четыре глаза, каждый из них смотрел в четыре разные стороны. Гиганты всегда видели, что происходит вокруг. Слуховое отверстие находилось в самом верху, в центре головы, поэтому они не всегда слышали, что происходило внизу. Рта и носа не было. Отверстие для еды находилось в груди, рядом с органами пищеварения. Дышали они кожей. Каждая клеточка захватывала кислород и передавала его в кровь. Углекислый газ накапливался и выходил разом из отверстия в спине. Гиганты быстро стали развиваться. Легко познавали окружающий их мир и очень быстро начали создавать целые цивилизации. Они заселили всю землю. Изучение строения своего тела привело к созданию новых видов — динозавров. Развитие цивилизации не стояло на месте и однажды семь гигантов изобрели машину для получения энергии напрямую из воздуха. К сожалению, их расчеты оказались неверны. При первом же испытании этой машины произошел взрыв такой мощности, что весь континент Атлантиды, на котором стоял город, пошел вниз. Его залило водой новых океанов. Мир изменился. Все, что не погибло при взрыве, погибло при изменении рельефа Земли. Лишь семь Гигантов, стоявших вплотную к машине, и большая часть когда-то высоко развитого города вокруг замерли. Взрыв такой силы вызвал временной вакуум. Ничего уже не могло побеспокоить их.

Климат на планете сильно изменился. Но ангелы продолжали давать жизнь новым видам. Следующими на Земле появились Драконы, Русалки, Снеговолки и другие существа, способные выжить в новых условиях. Менялся климат и появлялись новые виды существ: Тролли, Гоблины, Гномы, Циклопы, Феи, Гарпии и многие другие. Для каждого вида существ важно было соблюдать точные пропорции Души. Но все они очень медленно двигались к развитию и созданию цивилизаций.

Симону вспомнилось, как стали появляться Эльфы. Их специально создали для подготовки Души к тому, чтобы стать Человеком. Что очень помогло в развитии цивилизации на Земле. Получалось, что душа Человека жила два цикла на Земле и маленький кусок Энергии Душ давал большой толчок для развития. Когда на Земле стали появляться Маги, они создали специальные миры, спрятанные от простых людей. Делалось это для того, чтобы навести порядок на Земле и оградить человечество от магических существ. Миры находились в разных местах: в горах, в океанах, во льдах, были созданы города-двойники в параллельных измерениях. Развитие человечества и магических существ таким образом шло своим чередом и не мешало друг другу.

Ещё ангел вспомнил последствия того, когда на Земле появился Эльф с такого размера Душой. Это произошло совсем недавно и до сих пор грозит магическому миру катастрофой. Эльф попал в джунгли. Из-за частых нападений на него диких зверей, он озлобился и со временем подчинил себе хищников этой местности. Изучил язык змей, рептилий, пауков и падальщиков. Он был жесток, что очень несвойственно Эльфам, и очень сильно развил свою магию. Когда он умер Душа его переродилась в Мага, как это и положено. Мага зовут Вольдемор Мраконосов. Нет и не было на Земле Мага, который превосходил бы его по могуществу. Он живет одной целью — подчинить себе весь магический мир.

Симон уже не мог отменить отправку Души, но он мог повлиять на то, куда она попадет. Он понимал, что то, что произошло — новая страница истории Земли. Об этом надо доложить…

Встреча

Тем временем в великих Фарерских горах Дэрин Гольденхват выбралась на поверхность, чтобы набрать ягод для своей семьи. А надо сказать, что семья у нее была большая — это было совсем обычным делом для гномов. Гномы жили в горах и крайне редко выходили на поверхность, только чтобы раздобыть пропитание. Грибы и ягоды были особым лакомством для любого гнома, а значит их еще и можно было выгодно продать. Дэрин всегда удивлялась бескрайним лугам и ветрам, которые гуляли на поверхности.

— Того и гляди простудишься… — проворчала Дэрин и посильнее запахнула жилетку.

Солнце, которое и так было редким гостем в этих горах из-за частых дождей, слепило ей глаза. Дэрин надвинула на глаза маску из прозрачного синего камня, который муж заботливо добыл в недрах гор и отполировал специально для неё, и испытала невероятное облегчение. Ничего так не сводило ее с ума, как яркие солнечные лучи. Они слепили ей глаза и не давали найти то, ради чего она поднялась на поверхность.

Стоит отметить, что далеко не всем гномам хватало храбрости подниматься на поверхность. Во-первых, там очень ярко, по сравнению с полумраком подземелья горы, светило солнце. Во-вторых, гномы добывали сокровища, а значит сохранить в секрете место их обитания и место хранения сокровищ было приоритетной задачей. Ну и в-третьих, это было опасно из-за существ, живущих на поверхности.

Выходить на поверхность Дэрин научил её дед Лорик Мэпографов. Он занимался составлением карт для передвижений внутри и снаружи горы. Конечно, ему были известны все входы и выходы из горы, а также древнее подземелье и тайные лазы дворца. Но эти ценные знания были строго засекречены, поэтому дед очень переживал, что не может передавать их потомкам. Брать с собой внучку в свои вылазки на поверхность ему никто не запрещал. Он научил её прятаться среди камней, если появлялась опасность. Показал больше пяти входов и выходов из горы. Водил к тому месту, где горная река выходит на поверхность. Показал, какие ягоды и грибы можно есть, а какие нельзя. Благодаря деду, который давно уже умер, Дэрин абсолютно не боялась бывать снаружи и регулярно делала вылазки.

— Мрак тебя побери! — выругалась Дэрин, когда на соседнем камне что — то заискрилось и засверкало. Она непроизвольно зажмурилась и стала закрывать лицо руками, опасаясь непонятной яркой вспышки.

— Что это? Я уже на том свете? — пронеслось в голове, когда в ушах отозвался детский плач.

Дэрин со страхом открыла глаза и замерла. В двух метрах от нее на камне сидел младенец. У него были огромные синего цвета глаза, заостренные уши, кожа серовато-розового оттенка блистала на солнце, на голове белели кудряшки, а прямо посередине груди была идеально ровная родинка. Ребенок тоже замер и перестал плакать, заметив Дэрин. Он внимательно ее изучал. Дэрин была небольшого по гномьим меркам роста, но ребенку в тот момент она показалась огромной. Широкие плечи из-за объемного жилета казались ещё шире, что было очень хорошо для гномов, ведь они отличаются силой, но при этом пугало малыша. Маска на глазах превратила изумрудные глаза Дэрин в один синий и безобразный глаз. Рыжие волосы вставали дыбом из-за сильного ветра. На талии висел клинок, его ручка была искусно украшена камнями и блестела на солнце. Она показалось очень интересным предметом малышу.

— Боже, он же сейчас совсем простынет! — подумала Дэрин и бросилась к ребёнку.

Она достала из корзины плед, который всегда брала с собой «на всякий случай», и попыталась укутать малыша. Но не тут-то было! Невидимая стена не позволяла ей подойти ближе. А малыш смотрел на нее очень настороженно. Дэрин даже на секунду показалось, что этот ребенок видит гораздо больше и смотрит в самую ее душу.

— Тише… Тише… Я помочь хочу. Это — одеялко. Будет тепло. — нежно и ласково заговорила Дэрин.

Это был голос, которому он поверил. Стена между ними пропала. Дэрин укутала малыша, а он почувствовал аромат ее волос и запах вкусных булочек, которые были завернуты в плед. Малыш взял в рот край так вкусно пахнущей ткани и, изрядно её обмусолив, выплюнул.

— Да ты же голодный! Вот, держи! — Дэрин протянула малышу кусочек булки.

Малыш попробовал еду и глаза его распахнулись. А руки потянулись к остатку булки.

— Ишь, какой шустрый! Все соображаешь! Прям, как все Гольденхваты! — сказала Дэрин и замерла от осенившей ее мысли. — У тебя нет родителей и тебе нужен дом…. Ты будешь жить с нами! Надо срочно обсудить это с мужем!

Дэрин уложила малыша в корзину и отправилась домой.

3. Мир гномов

Прошло 8 лет.

Мироден Гольденхват рос смышленым мальчишкой из простой семьи гномов. Отец и мать воспитывали Миродена как настоящего гнома и никогда не затрагивали тему его рождения. У него было три брата и три сестры. Первым на свет появился Ардал. Затем родилась маленькая Имгла. Третьего ребёнка назвали Киф. Чуть позже родился Анрэй и близняшки Айне и Айрин. Вместе с Мироденом детей было семь — счастливое число для гномов. Отец и старшие братья с утра и до вечера уходили в шахты добывать сокровища и расширять границы королевства гномов во имя царя Рордана Бейврагов Отважного. А сестры помогали матери по хозяйству. Старшая сестра Имгла вышла замуж за соседа Бэрра, и без того большая семья Гольденхватов, ждала пополнения со дня на день. Мироден готовился изучать горные науки в школе (читать и писать все гномы умели с трех лет), а пока он уже отлично умел отличать минералы по цветам и даже запаху. Помогал отцу делать из камней, найденных в шахте, украшения. И, надо сказать, у него это получалось в разы лучше остальных братьев. Пальцы у Миродена были длинные и тонкие, а у братьев короткие и широкие.

— У тебя явный талант, сын! — говорил ему отец, похлопывая по плечу своей большой и мозолистой рукой. — Вот кому я передам свое дело!

Он легко мог делать много дел одновременно и как-то по-особенному чувствовал ароматы и вкусы. Мать часто доверяла ему приправлять еду.

— Заходи и ко мне помогать готовить, если не хочешь, чтобы муж меня обратно отправил, вместе с тем, что я готовлю! — говорила в шутку Имгла брату, когда заходила навестить родных.

Единственное, что огорчало Миродена — это то, что братья были гораздо сильнее его, как и остальные гномы. И хотя никто не бил Миродена, он часто был изгоем среди гномов из-за своего внешнего вида. Мальчик рос на голову выше своих сверстников, руки его были более длинные и доходили почти до колен, уши отличались острыми кончиками, а цвет кожи был серый и невзрачный, по сравнению с розовощекими гномами. К тому же, беловолосые кудри, пышной копной стоящие на голове, издалека выделяли его в толпе рыжеволосых гномов. Мироден всегда стеснялся своей внешности, плечи его были сутулы, а глаза огромны и грустны.

Соседские мальчишки, часто игравшие во дворе, всегда находили время, чтобы подразнить Миродена, и не важно какой игрой они были заняты: догонялки, футрок или король горы. Стоило ему появиться на улице, вслед летели обидные прозвища. Чаще всего «Дылдой» дразнил один соседский гном — Айден. Он был самым крутым мальчиком среди восьмилеток. Все мальчишки хотели быть на него похожими и пытались с ним подружиться. Айден был невысокого роста, но очень складный на вид с широкими плечами и всегда модно уложенной рыжей шевелюрой. По силе превосходил остальных. Иногда его отец даже брал сына на работу, и все мальчишки сильно ему завидовали. Мироден очень хотел играть с детьми во дворе, но никак не мог заслужить их уважение, и это очень его расстраивало.

— Придет время, они будут сами за тобой бегать и просить поиграть с ними, когда поймут какой ты особенный! — всегда говорил отец. Верилось в это с трудом. Мальчик никак не мог представить, что же такое должно произойти, чтобы все его зауважали.

Мать часто просила Миродена проведать отца и братьев и отнести им обед. Каждый раз относя обед, он осматривал окрестности. Королевство гномов полностью состояло из камня и было высечено внутри горы. Место, где жили все гномы, было похоже на четко организованную и хорошо продуманную многоэтажную галерею. Каждое жилище было просторно и предполагало расширение в глубину по одной комнате на гнома. Как только в семье планировалось появление нового члена семьи, сразу начинали копать новую комнату. Жилища располагались рядами. Один ряд над другим. Входной проем жилища каждая семья гномов оформляла как могла. Кто-то украшал золотыми прожилками, кто-то драгоценными камнями, кто-то шкурками животных, которых держали для пропитания и одежды, а кто-то металлическими изделиями. Поэтому места хватало всем и выглядело очень аккуратно снаружи. Помимо дороги рядом с жилищами были еще и лифты для жителей верхних рядов.

Сразу перед жилищами была главная гномья площадь. Здесь проходила основная жизнь гномов. С одной стороны был рынок, где продавалось все, что нужно для жизни. Утром все гномы собирались на площади и получали план работ на день. Король всегда следил за их ходом и пополнением королевской казны. На площади проходили дружные гулянья и всегда кипела жизнь. С другой стороны, были мелкие ремесленнические мастерские и школа.

Тут же, на площади, начиналась дорога на огромные металлоплавильные мастерские. Дорога уходила вниз. Там, где лава выходила на поверхность, располагались огромные печи. Гномы были профессионалами в переплавке любого металла и даже разных сплавов. Всё в этих мастерских было выверено до миллиметра и работало, как один большой часовой механизм. Для того, чтобы остудить изделия подавалась вода из подземной горной реки, так удачно протекавшей в этом прекрасном подземном гномьем мире. Работать в этих мастерских было очень сложно и при этом очень почтенно.

Прямо за площадью начиналась дворцовая колоннада. В скале с двух сторон был высечен весь королевский род. Высота их поражала сознание. У каждого члена семьи в руках было оружие. И надо сказать, что идеально владеть оружием умели все особы королевского рода, независимо от пола. Когда Мироден проходил по этой колоннаде в животе его всегда все съеживалось, и он старался поскорей ее пройти.

За колоннадой открывался великолепный вид на дворец. Мироден смотрел на него открыв рот, ведь это было самое величественное сооружение, которое он видел за всю свою жизнь. Колонны уходили под самый свод горы и казалось, они бесконечны. На стенах высечены изображения из жизни гномов. Мироден не мог пройти мимо этих стен, внимательно все не рассмотрев.

Изображение о первых гномах, пришедших в эту гору было его любимым. Это было спокойное и радостное время для гномов. Они занимались тем, что им очень нравилось — работали.

На следующем изображении на гору нападал дракон. Драконы издавна нападали на гору, так как они обожали сокровища, а гномы не могли жить, не добывая их. Тяжелое время. Мало гномов тогда выжили. Из их сокровищ остался один только сундук. А в нём лежал камень непростой. Гномы даже дали ему имя — Предверок. Он светился изнутри особым светом. И лишь тот, кто обладал магической силой, посмотрев в него, видел свое скорое будущее. Остальных же камень сводил с ума. Не могли они жить далее, не смотря в него каждый миг. А потому гномы спрятали сундук. Поговаривают, что этот сундук до сих пор хранится в тайниках замка.

Дальше изображено строительство большой защитной колоннады и то, как фигуры обрушивают свои орудия на голову дракона, появившегося в замке. Глядя на это изображение Мироден всегда испытывал невероятную жалость к дракону. Уж так он был устроен. Он очень любил животных, которых было не так уж много в подземном мире. И они отвечали ему взаимностью.

Однажды, когда Миродену было 6 лет, случилось нечто очень странное. Мироден относил отцу и братьям обед, и путь его шел мимо горной подземной реки. Неподалеку от того места, где он шёл, гномы делали новый тоннель. Они использовали бурильное оборудование для супертвердых пород, а при этом нередко возникает небольшое землетрясение. Мироден почувствовал, как земля трясется у него под ногами и услышал, как сверху на него летят камни. Он не задумываясь прыгнул в воду, несмотря на то, что гномы не любят плавать. Течение реки под землей очень бурное и таит в себе множество опасных водоворотов и камней. Ни один гном, упавший в горную бурлящую реку, не выжил. Мироден не успел даже понять, что с ним происходит, как вода закружила его и стала затягивать на дно. С большим трудом раскрыв глаза он увидел, что тело его сияет и освещает всё вокруг. В полуметре от себя он увидел целую стаю рыб.

— Спасите! — раздалось в голове Миродена.

Вода вокруг раздалась кругами. А рыбы отозвались на его зов. Они со всех сторон окружили Эльфа и на минуту он стал частью этой стаи. Стая плыла по течению одним целым, преследуя только ей понятную цель. Но вдруг направление рыб резко изменилось — они выпрыгнули из воды, выбрасывая из воды тело на берег. С трудом приходя в себя, Мироден уже не мог понять явь это или все ему причудилось. Про то, что случилось он никому не рассказал и впредь обходил стороной большую горную реку.

Изображений на стенах дворца было так много, что этот отрезок пути занимал у Миродена не меньше часа. Как обычно поздно спохватившись, что обед давно остыл, мальчик поспешил к родным. Туннели только на первый взгляд смотрелись запутанными. Но, если присмотреться более внимательно, становилось понятно, что каждый тоннель пронумерован и подписан разным цветом. Каждый цвет означал разные ископаемые, которые добывали гномы. Отец и братья Миродена работали в туннеле под номером шесть, зеленого цвета. Это означало, что здесь добывают драгоценные камни. Большую часть того, что гномы добывали, они отдавали королю. Оставшуюся часть они могли использовать на своё усмотрение.

Отца Миродена звали Кианан. Ростом он был не выше обычного с сутулыми от тяжелой работы плечами. В огненно-рыжих волосах выделялась одна седая прядь. Отец любил рассказывать, как удивились его родители, обнаружив эту седую прядку на голове новорожденного пухлощекого мальчугана. Он был гномом очень спокойным и сосредоточенным на том, чем занят. Именно эти качества помогали ему мастерски делать украшения и прочие вещи из драгоценных камней, которые они добывали. Лучшим его помощником в этом деле был Мироден. Остальным братьям либо не хватало терпения этим заниматься, либо умения.

До родни мальчик добрался быстро, лишь немного заплутав в самом конце тоннеля, который расходился в разные стороны совсем пока без указателей. Но быстро нашел отца и братьев по веселому пению. Гномы очень любили петь за работой.

Давааай, давааай!

Раз, два, три!

Смелей копай и не зевай —

Историю твори!

Достать сокровища из недр

Не каждому под стать!

Король наш с нами будет щедр —

О чём ещё мечтать?!

— Почему вы копаете в другую сторону? — спросил Мироден и поприветствовал родных.

— Почему опять так долго? — заворчал старший брат Ардал. Он взял Миродена за ухо и продолжал наставлять. — Опять, поди, не смог спокойно пройти мимо стен королевского дворца? Когда же это закончится?! Мы ГОЛОДНЫЕ, слышишь!

Мироден заверещал от боли –Ай-яй-яй-яй! — но ответить брату было нечего.

Остальные братья только похихикивали над тем, как Ардал в очередной раз пытался вразумить брата.

— Ардал, перестань. — тихо, но уверенно сказал отец. Повторять дважды не пришлось. Отца все слушались беспрекословно.

Мальчик достал обед и раздал каждому по тарелке.

— Дак, почему же вы копаете в другую сторону, отец? — снова спросил Мироден.

— Прямо за этими стенами начинаются земли гоблинов. Мы не можем копать прямо. — ответил отец. — Не бойся, сами гоблины довольно далеко и редко подходят к нашей территории. — продолжил Кианан, увидев испуганный взгляд сына.

Пока родственники ели, Мироден как обычно осматривал места, где копал каждый член его семьи. Он приближался ближе к раскопу и едва вдохнув воздух определял есть ли тут драгоценные камни или нет. И он всегда оказывался прав. Братья в глубине души очень ему завидовали. Даже прозвища ему придумывали. «Предсказамус», «Сыщик», «Супернос» и другие не слишком умные, но обидные слова летели в его адрес каждый раз, когда он хотел помочь отцу и братьям.

— Во имя предков, прекратите! — всегда осекал сыновей отец.

Гномы очень уважали своих предков, всегда чтили их заветы и возносили им молитвы. Они верили в то, что усопшие родственники оберегают свой род.

Кианан в душе часто благодарил предков, за то, что Дэрин однажды вернулась домой с этим малышом в корзине. Хоть он и был против, когда это произошло, но выиграть спор с женой никогда у него не получалось. Такая уж она была, его любимая Дэрин — отважная и настырная, она находила столько доводов, что аргументы любого быстро иссякали. Время шло и Кианан быстро понял, что этот мальчуган ещё всех удивит!

Направив родных в нужную сторону и собрав посуду, Мироден отправился в сторону дома. Мыслями его полностью завладели гоблины. Он пытался вспомнить все, что о них слышал.

4. Земли гоблинов

Гоблины были весьма неприятными человекоподобными существами. Рост их варьировался от полутора до двух метров. Кожа и строение черепа были похожи на рептилий, а язык раздваивался на конце и достигал до полуметра в длину. Глаза находились очень далеко друг от друга — почти над ушами и имели третье веко. Волос у них не было совсем, даже ресницы отсутствовали. Жили они в ущелье, очень глубоко, так как не могли переносить солнечный свет. Ночью же эти существа выходили на поверхность и сеяли ужас на жителей близлежащих земель, грабя их и убивая скот. Те, кто пытался дать им отпор, чаще всего погибали. Гоблины жили стаями. Стаи возглавляли вожаки. А вожаки подчинялись королю. Короля и вожаков легко можно было сменить, убив того, кто это место сейчас занимает. А потому король и вожаки были не только самыми сильными особями, но и самыми умными. Без ума долго удержаться на этом месте не представлялось возможным. Передвигались гоблины на волках, которых сами и выращивали. В особо голодные времена волки становились отличным пропитанием и теплыми шкурами для своих хозяев. Главным для гоблина было подраться и повкуснее наесться. Они искусно владели небольшими клинками. В драке всегда использовали не только оружие, но и все, чем щедро наделила их природа — когти, зубы и даже языки.

Только представив себе, что гоблины бродят поблизости, душа Миродена убежала в самые пятки и никак не хотела возвращаться. Он остановился в том месте, где тоннель повернул. Прислонился ухом и всем телом к стене, пытаясь удостовериться, что поблизости нет гоблинов, и ему нечего бояться. Стена под его весом предательски затрещала и резко провалилась вперед вместе с потерявшим равновесие мальчиком. Он кубарем покатился вниз по крутому склону, отбивая бока камнями, летевшими вместе с ним. Склон и не собирался заканчиваться и даже больше — переходил в большой обрыв. Летевшему мальчику обрыв показался живым существом, раскрывшим свою пасть и обнажившим острые, как зубы, камни на дне. Ждущим в гнетущей тишине зевак, вроде него.

Подлетая к зубастым камням на дне обрыва Мироден крепко зажмурился. В полёте он широко расставил руки и ноги и представил себя птицей, которую видел однажды под сводом их такой родной, но уже такой далекой горы. Птица эта была белая и широко расправив крылья кружила над опустевшими в рабочее время жилищами гномов в поисках пропитания. То, что птица была голодна и испугана, Мироден понял как-то инстинктивно, просто посмотрев на неё. Тогда он взял горстку ягод, которую заботливо дала ему матушка и стал бросать по одной, приманивая птицу. Так он не только накормил беднягу, но и показал дорогу на поверхность. Дэрин никогда не брала Миродена на поверхность. Но на всякий случай показала ему несколько выходов из горы. Она боялась, что сын увидит, как блистает на поверхности его кожа, и начнет расспрашивать почему он не такой, как все.

Очнувшись от своих воспоминаний Мироден открыл глаза и с удивлением обнаружил, что он действительно летел. Мысль эта настолько испугала его и парализовала все его тело страхом. Руки стали непослушными, а ноги ватными и мальчик стремительно стал падать на горную тропу, которая проходила неподалеку. Тропа была узкой и извилистой. Резкий запах ударил в нос, а в мозгу живо появился образ волка с восседающим верхом гоблином, когда он плашмя упал на шершавую и холодную поверхность тропы. Его тело ощутило каждый маленький камешек, а на коже появились ссадины.

— Только этого не хватало! — в ужасе подумал мальчик — волк легко меня найдет!

Кровь стучала в висках и мешала хоть что-то услышать.

— Надо успокоиться и понять, где я есть. — уже спокойнее сказал себе Мироден, когда ноги и руки начали понемногу его слушаться.

Собрав всю силу в кулак он встал на ноги и огляделся. Он по-прежнему был в подземелье, стоял на узкой горной тропе. Один ее край уходил ко дну обрыва и терялся между высокими острыми камнями. Тропа была довольно свежая. Второй край поднимался на горную гряду. И явно уводил его дальше от родного дома.

— Как же можно быть таким неосторожным?! — ругал себя мальчик, смотря в ту сторону, откуда он упал — вечно я попадаю в передряги…

Осторожно, чтобы не быть шумным, мальчик отправился в сторону обрыва. Пройдя по тропе между камнями он замер на месте. Картина, открывшаяся перед его глазами, заставила сердце опять убежать в пятки. Он увидел свежевбитые колья, соединенные веревкой. Это могло означать только одно — кто-то явно делал лестницу вверх. А по запаху и многочисленным следам было понятно, что это гоблины.

— Они пытаются подобраться ближе к территории гномов! — эта мысль завладела его разумом.

Вдруг волчий вой эхом донесся до ушей Миродена.

— Нужно срочно где-то спрятаться! — промелькнуло в его голове.

Он заметил расщелину метрах в пяти от этого места и сам не заметил, как уже втискивался между камней, попутно загребая за собой все, что было на земле — дабы замести следы. Осталась лишь небольшая щель, чтобы наблюдать за тем, что происходит снаружи.

Два гоблина на огромных серых волках появились на самом верху горной гряды. Мальчику показалось, что они сошли с картинки в одной из книг, которые Дэрин читала детям перед сном. Книгу про гоблинов Мироден боялся больше всего. В ней было описано великое сражение между гномами и гоблинами. Кровопролитная битва произошла ещё во времена правления Кернея Бейврагова Умного. Гоблины тогда только поселились в ущелье по соседству с горой гномов. В поисках пропитания и лучшего места для жизни гоблины стали прочёсывать территории. Они быстро поняли, что рядом живут гномы и захотели их захватить. Но недооценили военную мощь противника. Как только армия гоблинов, восседая на огромных волках, вошла в тоннель, который связывал гномью гору и ущелье, они попали в засаду, искусно подготовленную умным Кернеем и его военноначальниками. Много было потерь с обеих сторон в той битве. Керней вызвал короля гоблинов на переговоры. В результате был заключён акт перемирия и произошёл великий раздел территорий. Проход в ущелье решено было закрыть и заходить на территорию гоблинов строго настрого запрещалось. С того момента гоблины и гномы не встречались.

До Миродена стали доносится разговоры гоблинов:

— Возимся тут целыми днями, а все потому, что какому-то магу захотелось получить бесполезный гномий камушек. — ворчал себе под нос толстый гоблин. Его волк с трудом перебирал лапами.

— Этот маг, теперь наш король! Ведь он победил в поединке. И заметь, это не стоило ему особого труда! Или ты бросишь Вольдемору вызов или заткнись и делай, что сказано. — обреченно выжал из себя второй гоблин — Наше дело теперь — не рассердить нового хозяина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 61
печатная A5
от 292