электронная
108
печатная A5
315
12+
Экология чувств

Бесплатный фрагмент - Экология чувств

Или этюды о воспитании

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-4129-6
электронная
от 108
печатная A5
от 315

ПОСВЯЩАЕТСЯ


Памяти моей горячо любимой мамы — Спириной Анны Михайловны. Человека светлой души и большого сердца. Она привила мне любовь к людям, чувство радости жизни при любых обстоятельствах.

Низкий ей поклон.

Т. Казимирская


Вместо предисловия

«… пол был скрытой стороной человеческой жизни, в нем всегда было что-то стыдное, его не решались обнажать… Тут мы стоим перед поражающим парадоксом: то, что является источником жизни и самым большим напряжением жизни, считается стыдным и подлежит сокрытию».

Н. А. Бердяев

/из кн. «О рабстве и свободе человека»/

Основной обязанностью родителей является забота и воспитание детей. При этом ведущим принципом воспитания является принцип сотрудничества дошкольных образовательных учреждений, школы и общественности — это дворцы молодежи, кружковая работа и прочие организации.

К сожалению, до сих пор дают себя знать поистине трагические последствия пренебрежения воспитания в области психогигиены половой жизни.

Во всем мире бьют тревогу в связи с ростом преступности среди несовершеннолетних, наркоманией и детской проституцией. Для того, чтобы предупредить явление — его надо знать в корне. Невежество еще никогда не приносило добрых плодов.

Половое воспитание, как любая объективная реальность, не должно быть окутано тайной и тем более, не должно быть закрыто туманом лжи. Оно должно быть объектом научных исследований.

Я не ставила своей целью проводить эксперименты и научно разрабатывать данный вопрос. Этой проблемой натолкнули меня заняться учащиеся Катайского педагогического училища, где, будучи студенткой я проходила преподавательскую практику. На одном из первых уроков девушки-студентки задали мне вопрос: «Как отвечать детям на вопрос: «Откуда берутся дети?» Возможно, вопрос был на «засыпку», не могу утверждать, но только знаю одно; вышла я из этого тупика с достоинством, а помогло мне в этом знание медицины и самое главное любовь моей семьи ко мне. После этого занялась всерьез данной проблемой. Создала картотеку детских вопросов, записывала разговоры детей, взрослых, касающихся вопросов пола. Постепенно начала составлять конспекты занятий — это были своеобразные ответы детям и взрослым на услышанные вопросы.

В то время, конец 70х –начало 80- х годов прошлого столетия, программа «Воспитания и обучения» была основным и единственным документом и в ней не предусматривались занятия по объяснению детских вопросов –откуда берутся дети. После того, как студентки озадачили меня данной проблемой, я разработала конспекты занятий, и не на пустом месте, а исходя из программы М. Васильевой «Воспитание и обучение». Согласно программы, в первой младшей группе педагоги обогащали словарь детей: «кошка» и как называются ее детеныши «котята». Собака — щенок, курица — цыплята. Задача — развитие речи, но после того, как у ребенка происходит знакомство с детенышами, когда ребенок овладевает первыми действиями с куклой (пеленает, кормит, купает и т.д.) у него возникает вопрос: «Откуда берутся дети?». Для нас взрослых этот вопрос — вдруг! А ведь он зародился на заложенной нами же почве. Поэтому вопрос не должен был бы волновать родителей, педагогов. Детей в этом возрасте интересует не процесс зачатия, а — не было его (ребенка) и вот он — Я!

Готовы ли мы, взрослые, ответить на вопросы детей. И встает гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?» Быть ли нашим детям грамотными в вопросах полового воспитания — зависит от нас взрослых.

Для меня проблема полового воспитания — основа нравственности. И не просто нравственности — а социальная основа, т.к. ребенок, вступая во взрослую жизнь должен знать, что хорошо, а что плохо. Должен иметь свое суждение на происходящие события через воспитание чувства. Свобода — это умение интеллигентно доказать свое право на выбор, это умение из многообразия развлечений выбрать свое — близкое духу, сердцу. Здесь уместно вспомнить слова В. Н. Татищева, который большое место уделял самопознанию. Вот, что он говорил по этому поводу в статье «Разговор о пользе наук и училищ». Самопознание заключается в том, «еже знати, что ему (человеку) добро и зло», т.е. что ему полезно и что вредно и непотребно. На уровне 80-х XXв. в самопознание не были заложены потребности развития чувств.

В 1990 году мной была разработана и сертифицирована образовательная программа «Мы живем на Урале», где была предусмотрена глава «Эмоциональная культура», которая включала такие разделы:

• Введение 2 часа

• Эмоциональная культура 10 часов

• Человек, как неотъемлемая часть природы 8 часов

• «Программа воспитания в детском саду» и

проблема полового воспитания дошкольников 4 часа

• Практические занятия с дошкольниками 20 часов

Через курсы повышения квалификации по программе «Мы живем на Урале» прошло более пяти тысяч человек.

«Корень всему злу и добру — воспитание» — говорит И. И. Бецкий. «Воспитание должно произвести добрых граждан, а для этого необходимо произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные воспитания привили в сердце вселить могли, какие получили они сами, и от них дети передали б паки своим детям и так, следуя из родов в роды, в будущие веки».

Ж-Ж. Руссо в «Эмиле, или о воспитании» пишет: «… как станет воспитывать своих детей женщина, совершенно не привыкшая мыслить? Как она сможет определить, что именно пригодно для них? Как внушит она им любовь к добродетелям, кои ей неизвестны, как наделит их достоинством, о коем не имеет малейшего понятия? Она сумеет их лишь ласкать или угрожать, и они станут дерзкими и трусливыми; она сделает из них жеманных обезьян или ветреников и повес, — никогда не выйдет из них рассудительных и любезных людей.»

Время летит! Читая имеющуюся литературу по проблеме полового воспитания сегодня, наталкиваешься на мысль, которую проводят авторы — что мы оказались не готовы, и информационный бум захлестнул нас; мы не можем вынырнуть из той лавины, которая накрыла нас.

А так ли на самом деле обстоит поставленный перед нами вопрос? В 60-х годах прошлого века в сборнике «Задачи по педагогике» стоял вопрос: Как объяснить детям вопросы пола? Откуда берутся дети?

В 18 веке Гр. Саввич Сковорода (1722—1794 гг.) в притче «Благодарный Еродий» заложил принципы полового воспитания. Кстати, а не из этого ли произведения и появился Аист, который приносит детей? В своей притче, в лице аиста и его детей Сковорода дает ряд советов относительно физического воспитания (начиная с зачатия и вынашивания плода). Правильно воспитанного в физическом отношении ребенка не трудно научить далее наукам и морали. Воспитание, по мнению Сковороды, это лишь помощник природы: «Не мешай только ей, а если можешь отвращай препятствия и будто дорогу ей очищай, воистину сама она чисто и удачно совершит… Учитель и врач есть учитель и врач, а только служитель природы единственныя и истинныя и врачебницы и учительницы».

Воспитание, по взглядам Сковороды, должно развивать природные способности ребенка. Самой важной стороной воспитания Сковорода считал «воспитание сердца». Нужно развивать «сердечный покой», радостное мироощущение, деятельную любовь к людям.

В 40-х годах 19 века вопросы любви и взаимоотношений между людьми не иссякают.

В. Г. Белинский в основу отношений человека ко всему окружающему — ставит любовь. Он продолжает мысль Сковороды и выдвигает педагогическую идею — человечности, т.е. глубокое уважение к человеческому достоинству и на первое место Белинский выдвигает нравственное воспитание, и должно оно проводится живым нравственным примером.

«Настоящая любовь, — говорит Белинский, — „высшая ступень той любви, которую мы видим во всей природе“, должна быть основой взаимных отношений между родителями и детьми. Отец должен быть столько же отцом, сколько и другом своего сына. Родителям не стоит отгораживать себя от детей строгостью, суровостью, холодной недоступностью». Поэтому у В. Г. Белинского был свой взгляд на половое воспитание. Он говорил о том, что в период полового созревания нужно дать детям сведения, касающиеся половой жизни, но нужно сделать это умеючи, осветить эти сведения «как великое таинство творящего духа». «У нас обыкновенно думают, что девственная чистота состоит в младенческом неведении: ложная мысль! … Добродетель девушки не в том, чтобы она младенчески не знала, но в том, чтобы она младенчески знала и в знании оставалась чистою и девственною».

Но мне бы хотелось обратить внимание на одного из основоположников русской философской мысли — Михаила Васильевича Ломоносова. В свое время М. В. Ломоносов старался раскрыть взаимоотношения между органами чувств и мозга, и придавал большое значение научным гипотезам о познании природы. Гипотезы, утверждал Ломоносов «позволительны в предметах философских, а это даже единственный путь, которым величайшие люди успели открыть истины самые важные…»

Одни из «самых важных истин» были заложены Михаилом Васильевичем Ломоносовым в письме к И. И. Шувалову от 01 ноября 1761 года, где на первый план Ломоносов выдвинул следующие, наиболее актуальные, по его мнению, общественно-политические задачи: «Все оные по разным временам замеченные порознь мысли подведены быть могут, как мне кажется, под следующие главы:

— О размножении и сохранении российского народа.

— О истреблении праздности.

— О исправлении нравов и о большом народо просвещении.

— О исправлении земледелия.

— О исправлении и размножении ремесленных дел и художеств.

— О лучших пользах купечества.

— О лучшей государственной экономии.

— О сохранении военного искусства во время долговременного мира.

Сии столь важные главы требуют глубокого рассуждения, долговременного в государственных делах искусства к изъяснению и пред осторожной силы к произведению в действо.»

На первый взгляд, вроде бы вопросы не относятся к проблеме полового воспитания, а если вникнуть в суть, то до настоящего времени все поднятые вопросы остаются актуальными «Размножение и сохранение российского народа» …, а экономика в наши дни не является ли тормозом в «умножении… российского народа»?

Ломоносов подчеркивал, что «… где любви нет, ненадежно и плодородие».

В. Н. Татищев продолжает мысль: «Разумная любовь включает в себя все добродетели. Личное счастье и нравственность не противоположности: потребности наши — от природы, даны нам богом, а следовательно, разумное удовлетворение их не является злом. Грех то, что вредно натуре человека: добродетель — то, что ей полезно».

Воспитание чувств связано со всей мировой историей культуры. Европейская философская мысль насчитывает не меньшее количество лет, чем в России.

Начиная от греческих мыслителей — Сократа, Платона… и кончая именами 20 столетия Руссо, Фромм и т. д.

Если мы обратимся к «Пиру» Платона то прочтем: «… Эрот — бог древнейший. А как древнейший бог, он явился для нас первоисточником величайших благ. Я по крайней мере, не знаю большего блага для юноши, чем достойный влюбленный, а для влюбленного — чем достойный возлюбленный. Ведь тому, чем надлежит всегда руководствоваться людям, желающим прожить свою жизнь безупречно, никакая родня, никакие почести, никакое богатство, да и вообще ничто на свете не научит их лучше, чем такая любовь. Чему же она должна их учить? Стыдиться постыдного и честолюбиво стремится к прекрасному, без чего ни государство, ни отдельный человек не способен ни на какие великие и добрые дела».

Тема любви была причиной философских рассуждений, эта же тема отражалась в педагогических взглядах европейских педагогов.

Я. А. Коменский выдвигал мысль, что человек делается человеком только путем образования, которое должно даваться в наиболее подходящем возрасте.

Д. Локк определяет задачи воспитания как создание здорового духа в здоровом теле. Далее Локк советует, чтобы дети не были жестокими, он советует следить, чтобы дети не мучили животных т.к. проявленная при обращении с животными жестокость, легко может укорениться и распространиться на обращение с людьми.

Ж-Ж. Руссо вопросам воспитания чувств большое место уделяет в романе «Эмиль, или о воспитании». Первым средством, считает автор, необходимо устранить все, то, что преждевременно возбуждает половое чувство: тесная одежда, сидячая, праздная жизнь. И уделял внимание просвещению, а это — отвечать на вопросы серьезно, просто, без всякого замешательства, не допуская, чтобы дети узнали о половой жизни со стороны.

Экскурс в историю воспитания чувств хотелось бы закончить словами Фребеля «Отцы, родители, исправим то, что недостает нам, дадим это, устроим это нашим детям; то, чем мы более не владеем, — все оживляющую, все образующую силу детской жизни — вернем ее снова через детей в нашу жизнь. Будем жить для наших детей!»

Послушаем, что говорят дети о себе…

«Откуда берутся дети, известно: их покупают в больнице. Больница торгует детьми, одна женщина купила сразу двух. Зачем-то она взяла совершенно одинаковых, — говорят, она их различает по родинке, у одного родинка на шее, у другого нет, непонятно, зачем ей одинаковые. Купила бы лучше разных».

(«Сережа» В. Панова)

Вы помните себя, когда Вы были маленькие. Да?

А помните ли себя, когда Вас вообще еще не было? Послушайте, что об этом говорят дети.

«Иногда, когда я засыпаю, я вижу себя маленькой, темную и теплую воду, вокруг темно, темно. Кто-то ласково и нежно не дотрагиваясь до меня, разговаривает со мной. Я слышала голос, я слышала музыку.»

«Вначале это был большой, большой океан. Воду, в которой я находился много-много дней я вспоминаю каждый раз, когда меня купают и я снова слышу знакомый голос, но теперь-то я знаю — это моя мама. Как хорошо иметь маму!»

«Когда я увидела после темноты свет, он резал мне глаза, мне было очень больно и я кричала. Я ничего больше не помню, как вдруг почувствовала знакомое прикосновение ласковое и нежное и голос: родной и милый.»

«Я открыла глаза и увидела улыбающееся красивое лицо мамы. Оно что-то говорило мне, но я слышала только звуки „ямама, ямама“. Лицо все улыбалось, что-то гладило меня и я поняла оно говорило: „Я твоя мама!“ И я поняла, когда я была в темноте, со мной разговаривала моя мама. Этот голос, который я слышала постоянно — был голос моей мамы.»

«Однажды надо мной я увидела много улыбающихся лиц — они все были разные. Каждое лицо говорило: «Я — твой папа», «Я твой дедушка». Лицо дедушки было пушистое и когда говорило, то это пушистое смешно дергалось, но я почему-то заплакала. А другое лицо с теплыми глазами и ласковым голосом сказало, чтобы я не плакала. Я почувствовала тепло и силу, а лицо сказало: «Я твоя бабушка» и запела песню. Я знаю эту песню:

Баю-баю, баю-бай

Пойди бука под сарай

Под сараем кирпичи

Буке некуда легчи…

Мне было очень хорошо. Все говорили, что я дома.»

«Я очень взрослая. Мы перешли в среднюю группу. Какая интересная у нас воспитательница.

Вы представляете, сказала, что будем играть в мяч, но девочки будут бросать мяч мальчикам, а мальчики девочкам. А кто мальчик, а кто девочка не сказала.

Кто мальчик — Таня? А кто девочка — Ваня? А может Таня девочка, а почему? У Кати бант, а у Вовы нет. Кто девочка? А я кто? Мама меня зовет — дочка, дедушка — называет внучкой. Значит я — дочка-внучка: не девочка я и не мальчик. У меня платье. Может я девочка. А почему? У девочек — платья. И я бросаю мяч Тане, а воспитательница рассердилась и сказала: «неправильно». Она всем так говорит. Но ведь у Тани нет платья. Она в шортах и бантика нет, у нее прическа как у Дани.

Как узнать, где девочка, а где мальчик?

Воспитательница сказала: «запомните имена — Оля — девочка, Коля — мальчик. Но у него же тоже Оля. Я заплакала.

Саша с бантиком и Саша без бантика. Кто из них девочка, кто из них мальчик?

Вот задача! Вова, Катя, Маша, Миша, Ната, Витя — имена, как имена.

Игра у нас не получилась. Воспитательница рассердилась и всех нас послала в туалет. Ура! Пойдем на прогулку!

О! Я поняла, кто мальчик. Мальчик — это пальчик! Мальчики — те, кто писают из пальчиков. (Не здесь ли кроется причина подглядывания и разглядывания в средней группе половых органов) Коля из пальчика, а Оля — из ничего. И я тоже из ничего! Саша из пальчика и Саша из ничего. Мальчик — это пальчик! Значит мальчики — это пальчики!»

Выше приведенные примеры — это рассказы детей 60-70-80 годов прошлого века. Сейчас к большому сожалению ни один ребенок не вспомнит того, что чувствовали их сверстники. Те дети, чьи рассказы приведены выше, сами уже бабушки и дедушки, а их внуков захлестнул информационный бум. В настоящее время, во время вынашивания плода родители детей, постоянно в общении с интернетом, поэтому не удивительно, что современные дети более продвинуты в овладении электронных технологий, чем их ровесники 70 х годов прошлого века.

Знакомство ребенка с миром

С чего начинается знакомство ребенка с миром? С отчего родного кровного дома. А что для ребенка самое главное в доме — его родители и родственники.

Ваш малыш подрос и спустился с кроватки. Что это такое большое и пушистое? А какой хвост! И говорит: «мяу-мяу». Мама зовет: «кис-кис!» Песенку спела про кошку:

Серенькая кошечка

Села у окошечка.

Хвостиком виляла,

Деток поджидала.


Где ж мои ребятки,

Серые котятки?

Спать пора ребяткам,

Сереньким котяткам.

А что это за пять клубочков? Их называют котятами.

Так постепенно ребенок знакомится с животными. И вдруг однажды мама слышит: «У кошки — котята, у коровы — теленок, у свиньи — поросята, а я — кто?

— Ребенок.

«Кошка — окотилась, теленок — родился, а откуда я появился? И почему я писаю из трубочки, а Маша из ничего».

И мама в испуге. Не пугайтесь этих вопросов. Ребенка не интересует процесс зачатия, поэтому не делайте загадочные лица и улыбки (ребенок сразу почувствует это — вашу хитрость и, если Вы постараетесь, что-то придумать — Ваш обман), а просто объясните, что он родился и был долго у Вас в животе. Когда дети задают вопрос мама — почему ты мама? Многие родители даже теряются. А это вопрос не праздный. А действительно — почему мама?

Вы кормите ребенка грудью. Грудь по латыни «mamma». На Украине в старину мать звали «мати». У каждой женщины есть детородный орган, который называется «матка». Древние были мудры: где ребенок выношен — так и мать зовут.

Ребенок, ожидая ответ на заданный вопрос стремится постичь окружающий его мир, понять происходящие в нем изменения. «Меня (т.е. ребенка) не было и вот я есть!»

Наблюдая общение детей со взрослыми, видела, как взрослые изворачиваются, стараясь уйти от заданного вопроса, и нередко показывают свое родительское «я» — это угроза или шлепанье детей по месту, предназначенному для сидения на стуле.

В свое время, я наблюдала в одном из детских садов такую сцену: беременная женщина привела сына в подготовительную группу. Рядом с ними, в приемной, другая мама наблюдала, как снимала верхнюю одежду ее дочь. До прихода мальчика с мамой — они о чем-то весело болтали, но когда вошла женщина, девочка (кстати не в пример своей маме негромко) сказала матери, что у Саши мама скоро родит.

— Не говори глупостей! Мала еще. (сказано громко и требовательно)

— Мама, но она же родит! (сказано виновато, заискивающе и негромко)

— Не твое дело! Мала еще! (женщина вышла из себя. Дочь посмела вступить с ней в пререкания! И посмела высказать свое мнение)

На этом диалог между мамой и дочкой прекратился. Но девочка, когда одна нога была в групповой комнате и она, держась за ручку двери с радостью выкрикнула: «А она все равно родит! Вот!» И захлопнула дверь.

На вид очень интересная, интеллигентная женщина — мать девочки, заворчала: «Родит, не родит! Я в ее возрасте даже думать об этом боялась».

Я в этом сомневаюсь — думать она не боялась, а говорить об этом вслух, возможно. Дочь тоже уже начала боятся (судя по ее действиям) говорить при маме о деторождении, она у нее не спросит (в этом я уверена) откуда берутся дети. Или откуда взялась она, а если спросит, то получит, наверное, ответ — купили в магазине, или нашли в капусте и т. д.

Это одна сторона их разговора, но я не случайно подчеркнула интонацию беседы. Девочка в данном случае оказалась более интеллигентной и тактичной в отношении женщины, ждущей ребенка, чем ее мама. Это немаловажный факт такта, который ох, как необходим в семейной жизни.

Не разъяснение вопросов пола детям часто служит причиной возникновения в дальнейшем шипов и роз в семейной жизни.

После приведенного выше примера у ребенка не всегда хватит смелости поделится своими сомнениями или огорчениями с самым близким человеком — мамой, матерью. Кроме того, ребенок будет стараться восполнить свои проблемы в интересующих его вопросах и пополнить свои знания от случайных лиц, которые могут провести разъяснительную работу таким образом, что последствия могут обернуться бедой для всей семьи.

Дитя, не смею над тобой

Произносить благословенья.

Ты взором, мирною душой,

Небесный ангел утешенья.


Да будут ясны дни твои,

Как милый взор твой ныне ясен.

Меж лучших жребиев земли

Да будет жребий твой прекрасен.

Младенцу. А. С. Пушкин

Дети должны чувствовать душевную близость своих родителей.

В этой возрастной группе, где я наблюдала описанную выше сценку, проводила занятия «Животные и их детеныши». Цель занятий — показать взаимосвязь природы и человека. Обогащение и знание слов «родиться», «окотиться». Во время занятий задала вопрос детям о том, спрашивали ли они у родителей, откуда они появились и что им ответили родители. Описать реакцию детей трудно, но попробую. Сколько лукавых глаз сразу появилось, а улыбок: одни нахальные, другие недоумевающие, третьи весело-озорные. Одна девочка громко отпарировала: «С нами нельзя об этом говорить! (это была не та девочка, та девочка сидела все занятие низко опустив голову, и только в конце занятия подняла, улыбалась и громко кричала вместе со всеми: уа-уа, изображая крик младенцев). В течение всего занятия я к этой девочке не обращалась. Мне постоянно казалось, что она от меня ждет наказания. Она видела меня в приемной, знала, что я слышала утренний разговор. По ее позе можно было прочитать, что она от меня ждала подвоха.

Но вернусь к занятию. Снова спрашиваю, но, а вы сами знаете откуда вы появились. И снова ехидненькие ответы: «из капусты, бабушка у цыганки купила, и в хлеве овечка нашла и хи-хи.»

— Ребята, я же с вами серьезно говорю. Мне жаль, если вы не знаете. Я сделала расстроенное лицо. И они хором сказали: «Да в больнице нас родили».

— А почему тогда вы мне говорили всякую чепуху?

— Нам говорили, что мы еще маленькие, это глупости. Об этом с нами говорить нельзя.

Один мальчик (у него папа гинеколог) сказал: «Я же им рассказывал, как рожают детей.»

И говорит мне вымученным-страдальческим голосом: «Вы бы знали, как это больно!» Этот мальчик однажды «дежурил» с папой и присутствовал на родах.

— Ребята, Дима вам рассказывал, а дома вы говорили со своими родителями об этом?

Многие сказали — нет. На вопрос «Почему?» «Ругаться будут!» Даже были такие ответы — набьют. Многие дети больше общаются с бабушками и дедушками. Разговаривали. Ответы разные: подрастете — узнаете.

— Ребята, а вы не обижаетесь на родителей, что они вам так говорят?

— Нет!

После этого «нет» мне стало страшно. И я вспомнила новеллу Стефана Цвейга «Гувернантка».

«Девочки были оскорблены ложью своих родителей. Из веселого уюта детства, они как бы попали в бездну, теряя веру в родителей, любовь к ним, утрачивая доверие к людям, пугаясь жизни, подобно темному лесу, через который им предстояло пройти».

Мы с детства приучаем ребенка к унижению, не замечая этого. А оборачивается это тем, что при живых родителях — дети воспитываются в домах ребенка и детских домах. Стариков сдают в дома престарелых и инвалидов.

У меня шла серия занятий, на которых дети рисовали портреты своих пап и мам.

Но прежде, чем рисовать портреты своих близких, мы с детьми рисовали человека — вообще, т.е. взрослого. В рисунках детей разных дошкольных учреждений повторялась закономерность — рисунки были безликие, невыразительные, хотя я просила обратить внимание на одежду прохожих, их лица. Этому я не была удивлена. Я предполагала этот результат т.к. дети через себя, через свои эмоции, чувства не пропускали встречных. Они и должны быть для них безликими. Но дело в другом — дети не помнят лиц своих родителей. На занятиях, когда мы рисовали портреты пап и мам мне постоянно приходилось напоминать: «Вспомните, дети, какие губы у вашего папы — тонкие, пухлые и т.д., брови. А уши? — Может они торчат? А может прижаты к голове.» Просила посмотреть детей друг на друга.

Девочки, да и мальчики с большей охотой рисуют мам, но у них они получаются вымышленными. Дети стремятся показать их лучше, красивее и даже изменить им имя, особенно в последнее время на героев киносериалов.

А вообще дети с удовольствием рисуют дом, танк, куклу; что угодно только не родителей.

И еще одну особенность отметила, работая с детьми с серией занятий «Олицетворение материнства». Я давала детям репродукции картин: «Мадонна на троне» художник Круг фра Бартоломмео; «Мадонна с младенцем» художник неизвестен XVI в.; «Мадонна с младенцем» художник Пьетро Перуджино и мн. др.

Дети понимают искусство. Работу по одним и тем же репродукциям проводила в средней, старшей и подготовительной группах.


(средняя группа)

— Дети, что бы вы могли сказать об этих картинах?

— Они хорошие.

— Почему?

— У них красивые красные платья. Они мамы.

— А почему вы так решили?

— У них такие хорошенькие ребенки — это не ошибка, одна девочка, показывая на репродукцию картины неизвестного художника «Мадонна с младенцем», сказала: «Она его т.е. ребенка так любит, ой тю-тю-тю» и т. д. Дети средней и в первой половине года старшей группы в портретах иногда видели то, о чем взрослый бы и не подумал. У детей с рождения закладывается где-то внутри эмоциональная культура, но своей занятостью, невниманием к детям губим этот прекрасный дар, данный каждому человеку от природы. Работая с этими же репродукциями с детьми в старшей, в подготовительной группе я не отмечала у детей такого видения внутреннего содержания у изображенных на портретах. Шло перечисление — во что одеты, сидит или стоит данный человек.

Чтобы иметь представление о взрослом, его надо чувствовать: его душевное настроение — покой и переживание, радость и счастье, усталость.

Не случайно, что дети средней группы, лучше воспринимают и эмоционально отзывчивее. У них еще свежи в памяти ласковые прикосновения материнских рук, чаще детей этого возраста целуют перед сном, больше уделяется внимания, а общение с родителями великая вещь.

«Как обычно все дети, мы не щадили мать. Едва она приходила домой, усталая, измученная, как мы с младшим братом Ленькой наседали на нее с требованиями сказок! Рассказывала мать хорошо, но от усталости часто засыпала на полуслове, а мы безжалостно будили ее, требуя, чтобы она продолжала точно с того самого места, на котором заснула. А знали мы эти сказки так хорошо, что без труда поправляли мать, если она ошибалась.» (С. Я. Лемешев. «Путь к искусству». )

Ребенка со взрослым должны объединять чувства. Что может объединять на чувственной эмоциональной основе? Это музыка, пение, стихи, рассматривание картин, наблюдение за живой и неживой природой (в дальнейшем для совместного общения детей и родителей я разработала методические рекомендации «Волшебный круг для родителей и их детей» фенологические наблюдения с детьми от 3х до 7 лет) с обязательным использованием: — выразить свои чувства, которые испытывают дети и взрослые, и попытаться передать их в словах, рисунках или сочинить музыку. Только в этом случае у ребенка будет сформирован чувственный эмоциональный образ своих родителей.

Ложь взрослых оставляет налет в душах детей — неискренности и лжи в людских отношениях.

И в то же время взрослые не хотят, чтобы их дети помнили наказания, ложь и ссоры между взрослыми.

Свои впечатления о близких людях, дети переносят на окружающих. Обратите внимание, как люди обращаются друг к другу, а не так ли и в семье обращаются некогда любившие люди.

Дети затрудняются подобрать хорошие, приветливые слова своим товарищам по играм и это не случайно — это следствие примера родителей в семье.

Но причина — невнимание родителей друг к другу, порождает более глубокое следствие — на занятиях, да и в повседневной жизни, мы не слышим от детей красивых слов в адрес родителей, а лиц они тем более не помнят.

Прежде, чем начать работать с детьми по данной проблеме, я решила встретиться с родителями. Беседуя с каждым родителем индивидуально о предстоящей встрече, я видела и чувствовала в их словах и взглядах негодование, недоумение и возмущение.

Но вот долгожданный день нашей встречи настал.

Для родителей мы решили провести занятие «Добрые слова». Во время занятий я попросила детей подобрать своему соседу и подарить хорошие добрые слова. Дети затрудняются. Я попросила вспомнить, а какие слова говорят друг другу ваши родители. (я не дополнила «какие красивые, ласковые слова говорят ваши родители друг другу, т.к. сказав «а какие слова говорят… я думала, что дети поймут: необходимы добрые красивые слова). Но увы… и родители услышали, что же они говорят друг другу. Каждый ребенок хотел высказаться, думая, видимо, что речью родителей поднимут авторитет им. Но бедные родители, мне их было жаль…

Результат был налицо, после занятия родители очень внимательно все выслушали и пришли к единому мнению, что культура необходима, но и их родителей надо просвещать и не надо забывать.

Семейные отношения — критерий проявления чувств. Стабильность семьи — в ее нравственном здоровье. Хорошие взаимоотношения сохранить на всю жизнь трудно, но если семья живет едиными интересами, едиными устремлениями — то это удается.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 315