электронная
180
печатная A5
289 260
12+
Эхо себя самого

Бесплатный фрагмент - Эхо себя самого

Призвание как неизбежность

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-9241-2
электронная
от 180
печатная A5
от 289 260

От автора

26 июля 2018 года. Королёв,
Московская область.

Посмотрев фильм «Миссия невыполнима. Последствия», я вышел из кинотеатра и направился в гипермаркет «Глобус». У меня в голове ещё крутились слова из разговора Итана Ханта со своей бывшей женой; она сказала, что нашла своё место в жизни.

Трудно сказать, насколько фильм повлиял на меня, но именно в этот день в «Глобусе», сидя в кафе, я услышал эхо, сообщившее мне моё призвание. Ответ, который я сразу же записал на чеке, поначалу удивил своей простотой и логичностью: неужели всё оказалось настолько очевидно? Впрочем, удивление было слабым и прошло быстро, ведь моё окружение, места, увлечения — всё вело меня к этому ответу. Оставалось лишь признаться, что самая сокровенная часть моих мыслей и была призванием, которое я искал. И я нашёл, когда преодолел себя и понял, чем буду заниматься дальше. Буду, потому что хочу, потому что могу, потому что это и есть моё призвание.

Бесконечность долго посылала мне подсказки, наконец-то мне удалось их понять и объединить. А подсказок я получил много. Они входили в мою жизнь различными путями, взаимодействовали между собой. Одни подсказки едва касались меня и быстро уходили прочь, другие меняли мировоззрение, третьи словно выворачивали душу наизнанку. Потребовалось самому взглянуть на мир по-другому, чтобы их понять.

Возможно, вы уже догадались, какой ответ я написал на вопрос: «В чём моё призвание»? Если не догадались, то ответ найдёте в конце книги. А сначала расскажу о том, как мышление помогло мне в поисках себя.

С четырёх лет я был спокойным ребёнком и обычно никуда не спешил. Уже тогда я стал любознательным. Я часто ходил с дедушкой смотреть на проезжавшие мимо электрички, ещё мы ходили в тир и ели козинаки. Моя основа выработалась ещё в начальной школе и помогает мне даже в самых трудных случаях. В неё входят отзывчивость, желание слушать и слышать, любовь к детям и уважение к пожилым, наличие своего мнения почти по любому вопросу, стремление к системному мышлению. Я никогда не относился к женщинам пренебрежительно и не ставил под сомнение их возможности. Я всегда любил мир и никогда не считал людей изначально порочными.

Однажды, когда мне было лет десять, я взял из библиотеки книгу, которую перечитал четыре раза. Скорее всего, именно она сделала меня тем, кем я сейчас являюсь, поскольку проникла в такие глубины моей души, куда не проникала до этого ни одна книга (кроме «Маленького принца»). Эта книга, являясь частью «Отверженных», повествует о бедном парижском мальчике по имени Гаврош. Родители его не любили, он был предоставлен сам себе. Тем не менее та сила, которая жила в Гавроше до гибели от шальной пули, помогла мне прочувствовать, что этот мир полон людей, которые не падают духом и радуются жизни, что бы вокруг ни происходило. «Гаврош», «Маленький принц» и «Незнайка» — наиболее точное отражение глубин моего внутреннего мира.

В начальных классах я хотел быть дальнобойщиком, в средней школе — инженером-конструктором или программистом, а в старших классах видел себя либо переводчиком, либо юристом по направлению «Уголовное право и криминология». Добавим сюда мои любимые предметы: историю, географию и астрономию. В пятом классе я стал ходить в театральную студию и задержался в ней на 10 лет. Меня не удивлял такой разброс предпочтений. Ещё перед окончанием школы я понимал, что мне предстоит нелёгкий выбор. Тогда я воспринимал этот выбор как отказ от тех профессий, которые в меньшей степени соответствовали моей личности.

В институте я заметил, что моё мышление в большей степени основано на логике, чем на чувствах. В целом оно объединяет в себе «скандинавскую модель социализма» и китайский взгляд на общество, хотя в последние годы я стал также сторонником плоской шкалы налогообложения, легализации огнестрельного оружия и корпоративного государства. На пятом курсе, благодаря преподавателю истории политических и правовых учений, я увлёкся изучением тоталитаризма, в особенности — фашизма в Италии.

Живя с чуждыми мне целями, я тратил время на построение чужих систем. Увлёкшись содержанием мира продаж, я почти забыл о его форме, не говоря уже о чём-то более значимом. Так продолжалось до 2016 года, который стал поворотным в моей жизни. Я заново открыл для себя буддизм и увлёкся литературой по саморазвитию. В ней также искал ответы на интересовавшие вопросы. Затем в ноябре в моей жизни появился «Тинькофф Банк».


В декабре 2017 года я начал писать «Компас успеха», поскольку ощутил в этом потребность. Тогда мне казалось, что моя будущая книга — лишь собранные воедино мысли о себе и о мире, а толчком к их написанию послужил мой принудительный уход из «Тинькофф Банка».

Книга «Эхо себя самого» посвящена обзору пути к своему призванию. И она бы не появилась, если бы мне нечего было сказать. У меня есть что сказать и чем поделиться с вами.

Подобно губке, впитывающей воду, я впитываю различную информацию всю жизнь. В эту книгу я вложил не только мои знания и опыт, но и свою душу, свои ощущения, которые иногда возникали у меня где-то на грани мышления и чего-то «потустороннего». Теперь понимаю, что «потустороннего» попросту нет: то, что находится за горизонтом, существует в такой же степени, как и находящееся перед ним. Поэтому я с радостью дарю вам карту, которую подарила мне бесконечность. На этой карте нет городов, рецептов на все случаи жизни и советов из серии «ваше будущее — в ваших руках». На ней есть лишь вы.

Как же приблизить тот день, когда становится понятно, для чего мы пришли в этот мир? И что делать человеку после того, как он найдёт смысл своей жизни? Скорее всего, в этой книге вы найдёте подсказки и сами ответите на этот вопрос.

Написание книги само по себе доставляет мне удовольствие. Гай Монтэг, герой книги «451 градус по Фаренгейту», сжигал книги и наслаждался тем, как они менялись. А я наслаждаюсь тем, как со временем меняется текст, сглаживаются резкие переходы от темы к теме, а книга превращается в стройную систему.

Создавая «Эхо себя самого», я приходил к удивительным обобщениям и ещё более удивительным выводам, некоторые из которых стали для меня настоящим откровением. Например, почти весь опыт мыслителей сводится всего к нескольким «инструментам», так называемым «золотым правилам». Кое-что я взял из опыта других людей, а также из социологии и психологии.

Итак, в моей книге путь к призванию состоит из двух частей (по два этапа), гранью между которыми является выход за пределы себя и своих предубеждений.

Вот эта схема.

Первая часть книги рассказывает о достижении себя. Добраться до себя самого — меньшее, что успешный человек может себе позволить. Строго говоря, нахождение себя — едва ли не начало осмысленной жизни, а не существования среди временных удовольствий и поверхностных отношений. До какого возраста лучше всего достичь себя? На мой взгляд, это желательно сделать до окончания школы, чтобы понять, следует ли получать высшее образование и если следует, то какое.

Вторая часть книги посвящена тому, что находится за пределами себя. Там (о чём пишут многие авторы мотивационных книг) и вправду находится нечто, качественно меняющее людей, которые, в свою очередь, меняют историю.

Отдельно следует сказать и о логическом подходе в данной книге. Я заметил, что многие понятия и явления удобнее разделять не на две противоположные группы (добро — зло, нужное — ненужное), а на три. В первом случае для наглядности обычно используют отрезок, концы которого олицетворяют противоположности. Во втором случае подходит равносторонний треугольник. Классификации в данной книге основаны скорее на трёхзначной логике, а не на двухзначной. Это не означает, что у нас добавляется один «неправильный» вариант: «правильность» чего-либо сама является следствием двухмерной логики. Трёхзначная логика помогает перейти от «правильности» к «предпочтительности», к построению системы ценностей и целей. Например, моё деление мышления на «нулевое», «единичное» и «мышление бесконечности» подразумевает «единичное» мышление в качестве запасного варианта.


Наши задачи:

1) понять, как далеко от себя мы находимся

(увидеть себя духовного);

2) по тропе осознанности обрести себя

(увидеть своё призвание);

3) сделать свою жизнь частью своего призвания.

Примерно до четырнадцати лет я смотрел на мир глазами путешественника. Когда же понял, что я — это я, то… почувствовал себя землянином. Я перешёл в «пещеру» и до 26 июля 2018 года находился в ней. После нахождения себя я снова стал путешественником. Но теперь духовно я осознал себя не просто путешественником, а гостем, который временно посетил Землю (в сущности, так и есть).

Представьте, что вы прилетели на Землю со своей личной планеты. Как она выглядит? Сколько у неё спутников? Может, она сама спутник? Эта планета и является вашим духовным миром, вашей точкой опоры.

Прежде чем мы отправимся к самим себе на свои духовные планеты, сначала подумаем над миром, в котором нам довелось жить. Мы, гости этого мира, станем наблюдателями, перемещающимися от этапа к этапу, посмотрим на ход мыслей большинства землян.

Часть первая. Путь к себе

Этап первый.
НЕОСОЗНАННОСТЬ

Мир, в котором мы живём

Тот, кто не знает, что есть мир, не знает и места своего пребывания.

Не знающий же назначения мира не знает ни того, кто он сам, ни того, что есть мир.

Тот же, кто остаётся в неведении относительно какого-нибудь из этих вопросов, не мог бы ничего сказать и о своём собственном назначении.

Марк Аврелий

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то взять бы да ободрать кого-нибудь.

М. Е. Салтыков-Щедрин

В тишине громкий звук звучит громче.

Александр Семченко, политолог

Всемирно известный учёный Стивен Хокинг однажды предположил, что до Большого взрыва… ничего не было: ни времени, ни пространства, ни атомов. Я же предложу иной вариант.


Вначале было вовсе не слово, не звук «омм» (от которого, согласно индуизму, возникла Вселенная) и даже не хаос (хотя в нём и заключается источник жизни). Я пришёл к выводу, что нет никакого материального начала этого мира. Поиск материального начала подобен поиску Святого Грааля или созданию алхимии. Слишком долго люди пытались найти то, чего нет. Они цеплялись за границу познания, полагая, что она одновременно является и границей мира.

Разумеется, так думали не все учёные. Даже не беря в расчёт работы Иммануила Канта, можно утверждать, что научная мысль в состоянии взглянуть на саму себя со стороны и успешно это делала задолго до возникновения науковедения.

Мир лучше всего описывается через бесконечность, поскольку он вечен и безграничен. Первооснову можно описать иными словами: беспредельность, безграничность, безначалие, материя и даже неопределённость. Я предпочитаю «бесконечность», так как это слово делает упор на отсутствии концов и начал.

По какой причине мир, в котором мы живём, пока ещё далёк от тех миров, о которых мы мечтаем? Для ответа на этот вопрос уместно понять, в чём главное отличие нашего мира от лучшего устройства общества, какое только можно представить. Как только мы задумываемся, чего не хватает каждому из нас как части мира, мы сразу начинаем понимать: нашему миру не хватает справедливости. Люди готовы мириться с несправедливостью, если она проявляется редко и не угрожает обществу.

Нехватка справедливости присуща как современному миру, так и древности. Индийская и европейская цивилизации рождены неравенством, которое рождено неведением.

Существует около пятисот определений слова «цивилизация». Понятие «культура» не сильно отстаёт в этом плане. Мыслители по-разному подходили к классификации исторических периодов, отталкиваясь из различных предпосылок. Рассмотрим несколько подходов.

Известный немецкий философ Гуссерль считал, что цивилизация является мёртвой культурой. Вряд ли следует так жёстко противопоставлять одно другому: цивилизация скорее сама является этапом культуры.

Мне ближе подход шотландского философа Адама Фергюсона, разделившего историю на стадии (этапы): дикость — варварство — цивилизация.


Английский учёный Арнольд Тойнби выделил в истории двадцать одну цивилизацию (я разделил эти цивилизации на четыре условные группы). Цивилизации, по Тойнби, могли влиять друг на друга. Освальд Шпенглер выделил девять культур, обособленных друг от друга.

Добавим к сказанному, что немецкий философ Карл Ясперс ввёл понятие «осевое время», под которым понимал 700–200 гг. до нашей эры. В это время сразу в нескольких местах Евразии (Греция, Рим, Палестина, Персия, Индия, Китай) на смену мифологическому мировоззрению пришло рациональное. Действительно, в это время появились:

• в Греции — философия;

• в Палестине и в Персии — иудаизм и зороастризм (возможно, они появились раньше);

• в Индии — буддизм;

• в Китае — конфуцианство, даосизм, легизм и моизм.

Марксизм в описании истории отталкивается главным образом от экономических факторов. По Марксу, история представляет собой череду страт (этапов): первобытнообщинный строй, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм, коммунизм (распадающийся на социализм и непосредственно коммунизм, являющийся «подлинной историей человечества»).

Обобщив сказанное, можно сделать некоторые любопытные выводы. В первобытном обществе «истории не было». Затем появлялись культуры, что говорило о начале своего исторического пути, хотя различие между культурами было незначительным. В «осевое время» как следствие «катастрофы бронзового века» стали появляться цивилизации. Учитывая, что первобытный строй существовал десятки тысяч лет, «осевые» цивилизации появились почти одновременно по историческим меркам. Каждая из них пошла своим путём, всё больше отдаляясь в самобытности от других цивилизаций, хотя и взаимодействуя с соседними.

О том, что этапы развития человека и цивилизации во многом схожи, писали и Тойнби, и Шпенглер, и другие философы. А если история цивилизаций и есть промежуточный этап между эпохой первобытной культуры и эпохой победившего разума или духа? Если у истории цивилизаций есть конец, то должно быть и начало истории. Мы получаем последовательность, которая перекликается с описанными в этой книге четырьмя этапами развития человека.

Ничего удивительного здесь нет: отдельный человек как часть общества проходит те же самые этапы развития, что и само общество.

В «Компасе успеха» упоминается Китай — успешный пример «ненулевой» цивилизации, где интересы общества выше интересов человека. Достоинств такого подхода перед цивилизацией «я» предостаточно.

Китай — самое старое из всех современных государств, в котором придумано множество изобретений, включая четыре великих (компас, порох, бумага, книгопечатание). Предпосылок к распаду Китая пока не предвидится, поскольку граждане Китая живут коллективизмом, а не тоталитаризмом. Они поставили на первое место не себя, не деньги, а общность. Эта идея передаётся из поколения в поколение чуть ли не на генетическом уровне и является стержнем китайской цивилизации.

Со времён Коперника (1473–1543) было сделано довольно много для приобщения европейцев не просто к нормам и ценностям, а к правам человека. Хотя становление учений о правах человека затянулось на столетия, оно в целом идёт в правильном направлении. Локк, Гоббс и французские энциклопедисты подарили людям собственное «я», которое постепенно вышло на передний план, затмив собой интересы общества.

Возведение отдельно взятого человека во главу угла допустимо, хотя нежелательно. Мы стали свидетелями разложения «западного общества» на совокупность меньшинств. Опасность кроется не в разнообразии меньшинств, а в том, что эти меньшинства возводят свои права и желания выше прав и желаний остальных людей. А это гораздо хуже попыток отдельных людей возвыситься над другими. Общество, как совокупность людей, имеет не только те же права, что и люди, но и право на сплочённость, а также право на духовность. Права человека немыслимы без прав общества.

Даже в экономически развитых странах есть немало людей, готовых при удобном случае (а часто даже без него) поставить свои интересы выше интересов других. А если к сказанному добавить, что информационные потоки так часто уводят людей в сторону, то мы получаем тот мир, в котором живём, — «глобальную деревню» с избытком рекламы и нехваткой духовности.

Я долго размышлял, насколько развитие упростило нашу жизнь. В «Компасе успеха» упоминается, что мир благодаря технологиям «дошёл до самого себя» и настала эпоха «знакомства всех со всеми». Доступность и открытость являются достаточными основаниями для признания, что мы перешли на уровень взаимозависимости. На таком уровне особенно важно понимать не столько то, что люди нужны друг другу, сколько понимать себя и то, что нужно дать миру.

Таким образом, кроме несправедливости, миру не хватает осознанных людей — костяка общества, своеобразной элиты разума. Эти люди, являясь профессионалами своего дела, призваны направлять общество в нужную сторону и служить нравственными маяками. Но и здесь нам следует сделать шаг вперёд в размышлении и понять, что удел каждого взрослого человека — стать частью этой элиты.


Это неизбежно, поскольку элиты склонны к расширению, а духовные — особенно.

Из-за чего неосознанность остаётся массовым явлением?

Во-первых, из-за упомянутого изобилия информации, в котором и заблудились люди. За 20-й век мы узнали о мире больше, чем за всё предыдущее время. Мрак невежества обернулся слепящим изобилием информации. Неосознанность словно вывернулась наизнанку, но не стала менее опасной.

Во-вторых, из-за пагубного влияния многих общественных институтов и значительной части окружения люди стремятся не к себе, а в сторону «внешнего» успеха (образа). Наибольший вклад в развитие неосознанности вносит школа.

В детские годы создаётся ядро личности, поэтому школа влияет на личность сильнее, чем мы думаем. Первым серьёзным препятствием на пути к себе является устаревшее школьное образование, мало изменившееся с 19-го века. Если бы я писал эту книгу в 19-м веке, то наверняка сделал бы упор на получение профессиональных знаний, за счёт которых человек, развивая себя, развивал бы и науку. В те времена насыщение школьников сведениями по разным предметам оправдывало себя, сейчас же требуется иной подход — отказ от изучения многого в пользу освоения нужного и важного. Поэтому школам суждено уже сейчас быть учебно-информационными центрами с модульной системой обучения, в которой ученик основную часть предметов и глубину их изучения выбирает сам.

Что же мы видим? Школа в начале 21-го века по-прежнему стремится вложить в учеников большой объём информации, мало заботясь об их предпочтениях. Более того, поскольку ученики насыщаются бессистемной информацией не только в школе, но и за её пределами, вред усиливается. У детей возникает «информационное отравление». Многие дети не любят ходить в школу — они пресытились объёмами фактологической (а не методологической) информации, способ подачи которой оставляет желать лучшего. Как правило, предметы изучаются гораздо дольше, чем нужно.

Крайне мало внимания уделяется развитию творческого начала в людях. Мы пришли к пониманию, что у людей должны быть равные возможности, однако слабо представляем, как создать систему, стремящуюся превратить каждого ребёнка во всесторонне развитую личность. США, Западная Европа, а также исламские страны в этом вопросе пока не преуспели. Наибольших успехов в школьном образовании достигла Япония, где дзюдо, оригами и другие творческие предметы включены в школьную программу. Также следует отметить страны Северной Европы и (с оговорками) СССР.

Школьное образование большинства стран мира высасывает из учеников самобытность и самостоятельность. Неосознанность внушается ученику постепенно. Шаг за шагом ребёнка приучают к мысли, что он изначально должен. Библия говорит о «первородном грехе», школа же прививает «первородный общественный долг», причём немалый. Ребёнку внушают, что он должен не только окончить школу (желательно с отличием) и поступить в институт, но и «хорошо учиться» и не прогуливать уроки. Ему ставят в пример тех, кто идёт на золотую медаль. Ребёнок пока не понимает, почему от него требуют успевать по всем предметам, ведь ему по душе от силы половина из них. Если ученик получает отрицательную отметку, лишь немногие родители начинают глубоко интересоваться причиной этого. А тех, кто высказывает собственное «бунтарское» мнение, пугают мрачным будущим на дне общества, а иногда и открыто оскорбляют, ставя под сомнение их способности и умственное развитие.

Как-то раз одному британскому школьнику дали задание написать, кем он хочет стать, когда вырастет. Он написал, что хочет стать счастливым. Ему сказали: «Ты не понял задание», а он ответил: «Вы не поняли жизнь». Школьника звали Джон Леннон…

Однажды писатель Валентин Катаев помог написать сочинение своей соседке по даче. В сочинении нужно было раскрыть мысли Катаева при написании повести «Белеет парус одинокий». За сочинение школьница получила «неудовлетворительно» и запись: «Катаев совсем не об этом думал». Сейчас мы знаем её под именем Дарья Донцова.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 289 260