электронная
108
печатная A5
488
6+
Это длинное-короткое лето

Бесплатный фрагмент - Это длинное-короткое лето

Приключение близнецов

Объем:
414 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4474-3611-7
электронная
от 108
печатная A5
от 488

Знакомство

Нежно струящийся свет быстро пробежал вдоль стены, словно умелые пальцы пианиста по клавишам, и от его лёгких прикосновений стекло на настенных часах чуть заметно блеснуло, будто заиграло, зазвучало, поздоровалось с озорным лучиком, и откинуло солнечный зайчик на полу.

Костя, открыл глаза, поднял голову, пытаясь вырваться из остатков сна. Даже не сразу вспомнил, где он. Кажется, всё в полном порядке: он дома, в своей комнате, только не в уютной кроватке, а за столом, перед работающим монитором. Похоже, он просто уснул прямо у компьютера, положив голову на левую руку. От этого рука затекла, и по ней теперь неприятно бегали мурашки, а голова казалась какой-то странно тяжёлой.

«Интересно, долго я спал? Сколько сейчас времени?» — Костя поднял глаза: за окном начинался тихий майский рассвет, солнце только-только облизало городские крыши.

Костику нередко случалось засыпать за компьютером. Особенно если накануне он покупал, скачивал из интернета или брал у приятелей новую компьютерную игру, которую не терпелось немедленно попробовать, или какой-нибудь свежий фильм. Обычно процесс игры или просмотра фильма затягивал настолько, что он совершенно не замечал ни течения времени, ни происходящего вокруг, с головой погружаясь в таинственный и увлекательный мир, который дарил ему возможность побыть и гонщиком «Формулы-1» и бесстрашным воином, или супер шпионом.

Сегодня он опять просидел перед компьютером до самого рассвета, и ему снова предстояло пойти в школу абсолютно не выспавшимся, но вместе с этим счастливым и довольным тем, что теперь будет о чём поболтать с одноклассниками.

Взятая вчера у Семёна бродилка, почти пройдена, и теперь он как учитель будет объяснять, куда лучше свернуть и где какой хабар можно надыбать, не подвергая себя встречи с монстрами.

Конечно, Костику доставалось от родителей за такие ночные «посиделки», но это было далеко не самое страшное в жизни. Правда, мама не особенно придирался к нему, видимо, хорошо понимая, что это просто бесполезно, а если больше запрещать тем сильнее провоцировать любопытство, а вот папа…

Но из-за папиных нотаций Костя заморачивался не слишком, ведь если он не узнает, то и придираться не будет. Главное правило: ни пойман — ни вор, ну, а если уж поймали, то тут нужно отвечать за свои поступки. Геннадий Павлович — Костиков папа по натуре был добрый человек, но в последнее время его как подменили. Постоянно усталое лицо наполнилось грубостью, а в словах чувствовалась резкость и холодок. Возможно всё дело в работе, хотя Геннадий Павлович старался о ней в присутствии семьи не говорите, но это было видно и так.

— Костик!

Он выключил компьютер и запрыгнул под одеяло прямо в одежде. Сердце его колотилось, как молот о наковальню.

В дверях появилась Галина Михайловна — мама Кости.

— Ты проснулся уже?

— Да… — вяло потягиваясь, произнёс он.

То, что Костя совершил глупость, он понял по взгляду мамы.

— Ты что спал в одежде?

Ну, надо же была так лопухнуться. Спрашивается, зачем вынимал руки из-под одеяла.

— Кость, — Галина Михайловна присела на краешек кровати, — ну объясни мене, сколько это будет продолжаться? Ведь для игр есть день, а ночь для того чтобы спать.

— Мамочка, я, наверное, больше не буду.

— Наверное?! Костя, я буду на ночь забирать компьютер.

— Мама!

— И не мамкой. Если не научишься по ночам спать, то я именно так и сделаю Завтра последний день занятий в школе, а там каникулы, играй целыми днями.

— Не получиться. У меня через пять дней спортлагерь.

— Хоть что-то оторвёт тебя от компьютера.

— Это точно.

— Ты вставать-то собираешься. Хотя по твоему лицу, тебе бы лучше поспать, но сам виноват.

Костик спрыгнул с кровати:

— Как раз собираюсь.

— Умывайся и завтракать.

Одиннадцатилетний Костя Лунёв был обычным не чем не приметным мальчиком, как и многие дети его возраста. Среднего роста, с ярко-голубыми глазами и вечно растрёпанными, как у большинства мальчишек, русыми волосами, весёлый, общительный, в меру взбалмошный, в меру упрямый, а когда был в настроении, то и толковый ребёнок.

Учился средне, хотя был достаточно эрудированным и интересующимся человеком, физике и особенно информатике все схватывал на лету, а вот в математике перебивался с тройки на двойку и обратно. И всему была виной лень и дорогой компьютер, который им с сестрой купили на одиннадцатилетее.

Почти у каждого ребёнка есть брат или сестра. Возможно они и не родные, а двоюродные или троюродные, но, тем не менее, родственники. Косте повезло больше всех. Он из числа тех, кому посчастливилось иметь родную сестру, да ещё как две капли похожую на него, хотя если верить маме, то Надя родилась на несколько минут раньше него и считалась старшей, а тогда получалось, что это он, Костя, похож на свою сестру, а не она на него. Хотя какая разница, кто на кого похож. Вот если бы вместо неё у Кости родился брат, то было бы на много круче. Хотя если вместо него у Нади родилась сестра, то…

Об этом Кости не хотелось и думать. При одной мысли, что он мог бы родиться девочкой, его бросало в холодный пот. Даже то, что он не смог бы заниматься своим любимым хоккеем, а, как и сестра должен был ходить на фигурное катание, пробивало всё тело на озноб, пуская по нему электрический ток. Хотя были и свои плюсы. Первый и самый значимый, это то, что Надя очень прилежно училась и она как настоящая сестра, помогала ему. Ну, давала списывать. Мама всячески пресекала это действие, и иной раз уроки приходилось учить на кухне под пристальным вниманием мамы, а отмазки что мы это не проходили или нам это не задавали, в данном случае не прокатывали, ведь Надя всё тщательно записывала и мама прибегала к услугам своей послушной дочери.

Сейчас Нади рядом не было и этот год Костя может закончить плачевно. В годовых оценках явно вырисовывалась двойка по математике и спорная была оценка по литературе.

Гуманитарные предметы давались ему с трудом, а по литературе он вообще еле-еле натягивал троечку, и опять же вина в его лени и супер навороченном компьютере, да ещё и отсутствие палочки выручалочки в виде сестрёнки, которая находилась в больнице, усугубляли и без того плачевную ситуацию.

Лень пела в два уха как стереосистема, что в эпоху высоких технологий, mp3 и 3D графики, чтение книг — скукота и бесполезная, бессмысленная трата времени! Кому вообще нужны бумажные тома, когда лазерные диски — и те уже устарели, чего уж говорить о всякой там макулатуре! Зачем читать, когда существует кино, где все ярко, наглядно и понятно? Зачем напрягаться и что-то сочинять самому, когда всё что нужно, можно легко и быстро получить из Интернета. Именно это суждение и пагубно повлияло на его оценки, ведь и учителя бывают продвинутые, и понимают, что дети обленились на столько, что сами не хотят ничего делать, да и существуют программки «Антиплагиат», которые легко помогут найти источник полученной информации.

И даже зная это, то всё равно никакие убеждения и аргументы родителей, учителей и некоторых друзей не могли сдвинуть его с позиции, которая выражалась примерно так:

«Художественная литература? Да просто жаль тратить своё время на все эти бесконечные описания природы, длиннющие диалоги и прочую доморощенную фигню, которой напичканы книжки. И вообще, нормальный парень должен разбираться в компьютерах, в технике и спорте, а за книжками торчать — удел занудных ботаников!»

Единственной «макулатурой», которую Костя признавал и подвергал детальному прочтению, были журналы о компьютерных играх, новинках цифровой техники и кино. Книгам же практически не уделял внимания, исключение составляли только школьные учебники — по необходимости. Хотя будь его воля, он бы и без них совершенно спокойно обошёлся и пользовался одним только Интернетом. Но, увы! Несмотря на то, что школа, в которой он учился, считалась одной из продвинутых и современных в районе, большинство учителей не доверяли подобному способу овладения знаниями.

Пока Костя справлялся с утренним туалетом, его мама, как и сестрёнка — Надя, ярая поклонница литературы, готовила на кухне вкусный завтрак, чтобы порадовать своих любимых мужчин.

В свои тридцать пять лет Галина Михайловна Лунёва выглядела лет на двадцать пять максимум. Не высокая, стройная, со светло-русыми волосами, зелёными глазами и очень приятной нежной улыбкой.

Единственное что практически стёрло эту улыбку и прибавило ей лет, это болезнь её дочери, но всё оставалось позади. Мучительные операции, долгая реабилитация, и душу разрывавшие на клочки слёзы. Казалось что это испытание, которое уготовила ей судьба, она прошла, и теперь на горизонте появилось солнышко радости, вышедшее из-за туч томительных ожидании и бессонных ночей.

Так уж сложилось, что из-за болезни дочери, Галине Михайловне пришлось временно бросить работу и опробовать на себе роль домохозяйки. Нельзя сказать, что это её вполне устраивало, поскольку своё главное призвание она видела в том, чтобы посветить себя любимому делу и главное добиться успехов, но и обеспечивать и поддерживать уют в доме и окружать заботой и любовью Костика и Гену, у неё замечательно получалось. Она была просто потрясающей хозяйкой! Ей запросто удавались любые, даже самые сложные блюда, от оригинальных супов до экзотических пирожных. Галина Михайловна практически не нуждалась в помощи книг по кулинарии, поскольку большую часть рецептов знала наизусть. К тому же она обожала импровизировать с всякими приправами, соусами и начинками, благодаря чему могла превратить самое обыкновенное на первый взгляд блюдо вроде котлет или варёной картошки в настоящий шедевр кулинарного искусства. Возможно готовка, как-то помогала ей отвлечься от тягот судьбы или она пыталась скрасить ту тягостную атмосферу, что поселилась в их доме.

Единственный кто был рад новому амплуа Галины Михайловны, это глава семьи, Геннадий Павлович. Он был владельцем нескольких не больших предприятий. Так сказать был бизнесменом средней руки и вполне мог содержать семью. Его старшие братья проживали в деревне: один из них имел крупное фермерское хозяйство, продукцию которой, он и сбывал через сеть магазинов Геннадия Павловича, второй отучившись в Сельскохозяйственной академии, пытался восстановить развалившеюся сельхозартель, но пока у него это слабо получалось, но Сергей Павлович не сдавался и прилагал массу сил.

— Где пострел? — поинтересовался отец, разглядывая пустое место сына.

— Если не уснул в ванной, то должен уже заканчивать с утренним туалетом.

— А если уснул? — поняв шутку, полюбопытствовал он.

— То дело плохо.

Решив не рисковать, мама пошла в сторону ванны, но Костик не уснул, и как подтверждение, его ещё сонная физиономия появилась из ванны.

— Долго моешься, — изрекла мама и поспешила вернуться на кухню.

— Ну не так уж и долго, — не согласился Костик и последовал за мамой.

— Костик, а почему ты такой сонный? — поинтересовался отец, глядя как сын занимает своё место за столом.

— Это в нём таланты дремлют, — ответила за него мама.

Суровый взгляд отца не предвещал ничего хорошего. Хоть он и не затрагивал тему, его ночных посиделок за компьютером, то только потому, что оставил это до вечера, чтобы не спеша, детально, поговорить об этом, а сейчас времени хватало только на завтрак. Ну что же у Костика появилось много времени, чтобы подготовить отмазку в виде оправдательной речи или сочинить какую-нибудь белиберду, типа так получилось, я не виноват, и заключительным аккордом, это больше не повториться. Бред конечно, но всегда прокатывал, так что и в этот раз должно сработать.

Лето

Трудно было учиться в эти последние дни, накануне желанных и долгих летних каникул. Не то настроение. Ничего не лезло в голову. На уроках ребята вертелись, шушукались между собой. Учителя чуть ли не каждую минуту делали кому-то замечания, но и это помогало плохо. Да и как не повернуться к соседу, не улыбнуться на шутку, не подмигнуть вроде бы без всякой причины другу, не поглядеть в яркое окно, где в лучах почти летнего солнца кружатся голуби, крикливыми стаями носятся ошалевшие от счастья воробьи. Невозможно было не делать этого: огромный, шумный, посторонний мир врывался в тесные неподвижные стены класса и словно раздвигал их, рушил привычный деловой порядок.

Разговоры на переменах сводились к тому, что каждый наперебой рассказывал, куда с родителями собираются отправиться отдыхать. Некоторые так рьяно себе это представляли, что планы переходили в фантазии, которые явно шли наперекор здравому смыслу.

Костик появился в классе, когда его лучший друг Стёпа что-то усердно рассказывал Кириллу. Тоже другу и вратарю их хоккейной команды. Увидев Костика, мальчики переключили своё внимание на него.

— Капец, Костян, ну где ты шляешься? Ты чё такой сонный?

— Да не чё я не сонный! — стал оправдываться Костя. — Так, подзасиделся за компом ненадолго… Всю ночь мутантов истреблял. Стёпа твой «stalker» ну просто не реальная вещь. Жесть! Так разве можно спокойно спать, когда на руках такая суперская игрушка. Вчера ещё фильм один решил скачать, про торговцев временем — а торрент тормозил чего-то, грузил целую вечность. Потом вообще все зависло… Я ждал, ждал, да и уснул за компом. Когда проснулся уже утро.

— От предков небось влетело, — посочувствовал Стёпа.

— Не а, — разочаровал его Костя, но о том, что вечером предстоит разговор с папой, предусмотрительно промолчал.

— Ну, а ты далеко прошёл-то? — полюбопытствовал Кирилл.

Сейчас, окончательно сбросив с себя остатки сонливости и довольно потерев затылок, Костик принялся рассказывать, куда ему удалось пробраться за ночь.

— Слушай, завязывай ты с играми своими! У тебя от них скоро окончательно крыша съедет! — вмешалась в разговор соседка по парте Костика, Юля.

Её пересадили к нему, когда учительница увидела, как Костик в наглую, списывает у своей сестры. Вот тогда им влетело по первое число, даже Наде от отца досталось. Костик испугался, что Надюша больше не даст списать брату, но девочка оказалась не из робкого десятка, за это он ей был признателен, и опять пожалел, что Надюша не мальчик, ведь тогда бы они с ней ух, позажигали бы.

— Ой, кто бы говорил! — парировал Костик. — На себя посмотри. Тоже мне, специалист по романтике! Чем время на книжки тратить, лучше бы почаще в кино ходила. Ведь круче в миллион раз! Сейчас такие технологии, спецэффекты всякие…

— А её никто не приглашает, — рассмеялся Стёпа, за что получил учебником по голове, — Юлька, ты чё? Я же пошутил.

— Знаешь, что за такие шутки бывает? — казалось Юля, всерьёз обиделась.

— Знаю. Знаю. А хочешь в кино сходить? С Кириллом? — подтрунивал лучшего друга Стёпа.

— Вот ещё! — гордо вздёрнув носик, изрекла Юля, — С такими придурками, я не то, что в кино… мне с вами даже стыдно будет в зоопарке появляться, где очень много ваших «родственников»!

— Каких родственников?! — удивились мальчики.

— Обезьян! Те эволюционировали, что бы стать людьми, вы деградируете. Хотя с точки зрения науки, деградация, это тоже эволюция. Так что можете себя поздравить. У вас уже появляются ярко выраженные формы перехода человека назад к истокам. Скоро вы полностью деградируете, и превратитесь в приматов мужской особи. Один будет сидеть за тупой железякой, а другой выискивать у него вшей.

— Да ладно тебе Юль, — пошёл на мировую Костя. — Ну, тебе нравятся книги, нам фильмы. Мы разные.

— Мы одинаковые! Хотя это только пока.… Как вам трём олухам объяснить, — не сдавалась девочка. — Это же совершенно разные вещи! Кино, конечно, круто, не спорю. Но книга — совсем другое! Когда читаешь, у тебя в голове, будто целый мир создаётся, причём твой собственный мир, понимаете? Он ни от кого и ни от чего не зависит — ни от режиссёров, ни от актёров, ни от бюджетов, ни от спецэффектов — только от тебя! Ты сам его представляешь таким, каким хочешь. Разве не здорово? Никакое кино не сравнится!

— Ладно, проехали, не хочу с тобой снова цапаться, — решил закончить ни к чему не приведший диспут Кирилл. — Только никто и никогда не сможет убедить меня в том, что читать — круто…

Возможно, Юля и нашла более весомые доказательства, но прозвенел звонок и все дети поспешили рассесться по своим местам.

— Слушай, Юль… — в голосе Костика появились просительные интонации. — А ты задачку, что нам вчера задавали, решила?

— А ты что не сделал домашнее задание? Шутишь? Ты с этой фигней не справился! Тоже мне, «задание повышенного уровня сложности»!.. Не задача, а смех один!

— Дай списать, а? А то я всю голову сломал — не выходит. Ты же знаешь…

— Знаю, что без сестры, ты полный ноль! Кстати как она?

— Мама сказала, что всё хорошо и её скоро выпишут.

— Скучаешь?

— Ты даже представить не можешь, как.

— Ладно. На. Списывай, — сжалилась Юля. — А если учительница вызовет,… заставит всё подробно рассказывать?

— Может пролечу…

— А если нет. Ты забыл, что у неё ведь паранойя: «Вы сами ничего не делаете, все с ответов скатываете!» Если спишешь, а не сможешь объяснить, как решал, и она точно пару влепит…

— Да уж. Если у меня в этой четверти пара нарисуется, то и в году автоматом.

— Хорошо, помогу я тебе, что и как расскажу на перемене, но ты за это должен будешь. Как только Надя выпишется, позвонишь мне первой. Да и в кино нас сводишь. По рукам?

— По рукам, — обрадовался Костик. — Только ты мне ещё на сочинении помоги, ладно? А то я, естественно, ничего не читал. Увидел, какая книжка толстая, и мне сразу плохо стало… Краткое содержание в инете проглядел — и все. Значит, опять будет трояк или ещё хуже. А для отца это трагедия, покруче мирового кризиса. У меня предки, ты знаешь как, на литературе помешаны…

Родители Костика с самого их с Надей рождения старались приучить детей к чтению: рассказывали им на ночь сказки, учили вместе с детьми стихи, несколько раз в неделю ходили в книжный магазин, чтобы порадовать их какой-нибудь новой книгой. Уже к пяти годам Костик и Надюша научились читать самостоятельно, а потом, в школе, до четвёртого класса были одними из лучших учеников по чтению и литературе. И вот надо же… В детской, на полках Костика, место книг заняли диски с многочисленными играми и программами, фильмы на DVD и журналы о всяких новомодных технических устройствах. И весь мир сына замкнулся на сером ящике, именуемом компьютером… Костик медленно, но уверенно прирастал к компьютеру, спасало ребёнка только тяга к спорту, но вот учёба резко пошла вниз. Надюшенька, та искусно лавировала между балетом, учёбой и любовью к книгам, ни разу не заснула, чтобы что-то не почитать перед сном.

— Тебе седалище не натёрла шея?

— Не понял…

— Костик, ты мне капитально на шею садишься, остаётся только ножки свесить.

— Прости…

— Ладно. Помогу я тебе, но только с условием.

— Опять в кино или уже в театр?

— Ух, ты! А ты Костик не такой потерянный, как казалось раньше. Театр это хорошо, но ты должен после уроков сходить со мной в одно место.

— На свидание?

— Не заслужил! Обещай что сходишь, а узнаешь потом. Ну как?

— Обещаю, — произнёс Костик, так как большого выбора у него не было, а если Юля поможет, то он готов был пойти с ней на край света.

На перемене Юля вкратце объяснила, как решается задача, но это Костику, увы, не помогло. На уроке алгебры, его, так как у Кости была спорная оценка, вызвали к доске. Первым делом Людмила Викторовна проверила домашнее задание, и осталось довольна.

— Ну что же, — изрекла она, разглядывая понурое лицо мальчик, — теперь посмотрим, как ты её решал.

Людмила Викторовна продиктовала задачу про каких-то водителей, которые подрядились перевести мусор. Костя записал условие задачи на доске мелом и стал думать. Но это, конечно, только так говорится, что он стал думать, на самом деле он пытался вспомнить, что ему рассказывала Юля, но мысли в его голове разбежались как тараканы.

Да ещё и задача попалась такая трудная, что Костик все равно не решил бы её. Он только нарочно наморщил лоб и сделал задумчивое лицо, чтоб Людмила Викторовна видела, будто Костик обдумывает столь стратегическое решение этой задачки, а сам стал украдкой поглядывать на класс, чтоб ребята подсказали ему. Но подсказывать тому, кто стоит у доски, очень трудно, и все его друзья молчали.

— Ну, как ты станешь решать задачу? — прервала подзатянувшуюся паузу Людмила Викторовна. — Какой будет первый вопрос?

Костик тяжело вздохнул и сильнее наморщил лоб, после повернувшись вполоборота к ребятам, изо всех сил заморгал одним глазом, что со стороны можно было подумать, что у мальчика от переусердия, начался нервный тик.

Хоть многие из ребят и сообразили, что дело Костика плохо, но подсказывать пока не решались, за исключение Стёпы и Кирилла, лучших друзей, но и тех прервала учительница.

— Тише, ребята, не подсказывайте! Я сама помогу ему, если надо, — утихомирила их, Людмила Викторовна.

Она стала разжёвывать Костику задачу и подсказала, как сделать первый вопрос. Костик проглотил разжёванное и быстренько записал на доске первый вопрос.

— Правильно, — похвалила его Людмила Викторовна. — Теперь какой будет второй вопрос?

Костик снова задумался и состроил страдальческое лицо. Кирилл опять не оставил друга в беде и кинулся подсказывать.

— Тише! Я ведь не глухая и всё слышу, а вы только ему мешаете! — изрекла Людмила Викторовна и принялась разжёвывать Костику второй вопрос.

Таким образом, постепенно, с помощью Людмилы Викторовны и с подсказкой ребят, Костик решил наконец-то задачу.

— Теперь ты понял, как нужно решать такие задачи? — спросила Людмила Викторовна.

— Понял, — кивнул головой Костик.

— По твоему виду этого не скажешь. А ты в курсе, что у тебя тут двойка вырисовывается?

— В курсе, — прошептал Костик, ловя на себе насмешливый взгляд Димы Лескова.

Мальчик, как и многие из их класса занимался хоккеем. Хотя почему многие. Весь класс был отдан в объятия спорта, он так и числился в школе, как спорт-класс. Мальчики почти все занимались хоккеем, за исключение нескольких фигуристов, девочка разделялись на фигуристок и спортивных гимнасток. Дима Лесков, как и Костик, был нападающим, и воздыхателем его соседки Юли, но девочка не обращала на него никакого внимания, и от этого Дима ещё сильнее ненавидел Костика, думая, что Юлечка, тайно влюблена в Костю. Когда же Юлю посадили за одну парту с Костиком, то помимо нежданной соседки, Костя получил злейшего врага, готового на всякие пакости и мелкие каверзы.

— И что будем делать?

«Хотите я и вас в кино, в театр или на свидание приглашу» — чуть не проговорил Костик, но в место этого он просто пожал плечами.

— Знаешь что? Я тебе тут в тетрадочки напишу пару задачек, и если ты к завтраму всё решишь, то я так и быть сжалюсь, и поставлю тебе тройку.

В данной ситуации торг был не уместен, и Костя, кивнув головой в знак согласия, отправился на своё место.

Получив после урока свою тетрадь, в которой оказалось куда больше чем пара задачек, Костя невольно осознал, что на самом деле он, совсем ничего не понял. Но ему стыдно было признаться, что он такой бестолковый, к тому же Костик боялся, что Людмила Викторовна поставит ему плохую отметку, а это пагубно скажется на настроении родителей. Костя решил, что дома подумает над решением задач как следует.

— Ты что глухой? Мы же тебе подсказывали, — произнёс Кирилл, когда мальчики, покинув душный класс, оказались в коридоре.

— Что же вы подсказываете так, что Людмила Викторовна всё слышит? Орут на весь класс! Разве так подсказывают?

— Думаешь легко подсказывать, когда ты возле доски стоишь! — оправдывался Стёпа. — Вот если б ты с места отвечал…

— С места, с места! Потихоньку надо.

— Я и подсказывал тебе сначала потихоньку, а ты стоишь как пентюх и ничего не слышишь.

— Так ты, наверно, себе под нос шептал, — буркнул Костик.

— Ну вот! Тебе и громко нехорошо и тихо нехорошо! Не разберёшь, как тебе надо! — изрёк Кирилл

— Совсем никак не надо, — вмешалась в разговор Юля. — Самому надо соображать, а не ждать когда тебе подскажут.

— Зачем же мне свою голову утруждать, если я все равно ничего в этих задачах не понимаю? — оправдывался Костя.

— Оттого и не понимаешь, что не хочешь соображать, — продолжал дискуссию Юля. — Надеешься на подсказку, а сам не учишься. Тебе нужно оторваться от компьютера и взять в руки учебник. Кость пойми, что дальше будет сложнее.

Костя понимал это и сам, но как можно оторваться от столь прекрасного и погрузиться в столь нудное как чтение, даже пусть нужного учебника.

Звонок оповестил, что начался следующий урок. Как не хотелось заходить в душный класс, но детей радовало только одно, что завтра выставят годовые оценки и впереди три месяца беззаботного лета.

На литературе помощь Юли была более ощутима. Заданное на тридцать минут сочинение, Костик как заправский писатель, написал под диктовку Юли. Выборочная проверка, в которую попал Костик, показала, что он справился на пятёрку, и четвёрка в году ему обеспеченна. Костику повезло, что Диана твёрдо шла на отлично, и учительница не притронулась к её сочинению, а не то его ждало бы сильнейшее разочарование.

Приближение каникул, делало учёбу мучительной каторгой. По всему было заметно, что устали и сами учителя. Они ведь тоже люди. А может, понимали всю тщетность своих усилий. Стихия!

Даже неутомимая Светлана Борисовна, учитель биологии, смирилась с таким положением, а вдобавок ко всему ещё и простудилась. В понедельник чихала, во вторник часто подносила к носу кружевной платочек, а сегодня совсем не пришла в школу. Поэтому детей отпустили с последнего урока.

— Помнишь, что ты мне обещал? — остановил Костика голос Юли, когда радостные дети вырвались из оков школы на улицу.

— Помню, — кивнул головой Костик, — только ты мне так и не сказала, куда мы пойдём.

— Это не далеко, — хитренько улыбнулась Юля, и поспешила в сторону школьного двора, Костик последовал за ней.

— Костик, как говорил Дени Дидро: люди перестают мыслить, когда перестают читать. Мне кажется, ты перестал мыслить ещё в садике. Вот скажи, когда ты последний раз читал?

— Сегодня.

— Что?

— Книгу.

— Какую?

— Я знал, что ты так спросишь.

— Так какую? Ах, Костик, Костик, если ты не возьмёшься за ум, то Костик, у тебя будут большие проблемы. Но я могу тебе помочь.

— Как?

— Я завтра отведу тебя в библиотеку.

— Зачем ты себя так будешь утруждать. Я сегодня же пойду в библиотеку сам.

— Сомневаюсь…

Они прошли через школьный двор пересекли спортплощадку, после миновали стадион. Костя сгорал от любопытства, куда ведёт его Юлечка, но девочка хранила молчание, что предавало их прогулке таинственность и загадочность.

— Вот мы и пришли, — шёпотом произнесла Юля, и Костик ощутил, что его рука оказалась в руке Юли, и та нервно её сжимает.

— Стоматологическая поликлиника, — прочитал Костик. — Это мы сюда, что ли шли?

— Сюда, — кивнула головой Юля и сжала руку мальчика ещё сильней.

Чем ближе они подходили к двери поликлинике, тем сильнее ощущал Костик страх девочки, жаль только что он не видел, как сжимаются кулаки и зубы его злейшего врага, который не поленился и проследил за ними.

— Ты за всё у меня ответишь, — процедил сквозь зубы Дима.

— Ну и что ты ему сделаешь? — полюбопытствовал Серёжа Кабанов, лучшей друг Димы.

— Что-нибудь придумаю, — зловеще заверил Дима, — Ну что она в нём нашла? Ленивый придурок, который дальше компа ничего не видит.

— Значит, что-то нашла, — многозначительно вздохнув, изрёк Серёжа, но поймав злой взгляд своего друга, продолжать дискуссировать на эту тему не стал. — Ты как хочешь, а я домой, — ретировался он, так как игры в шпионов не сильно прельщали его, да и в отличие от Димы, он не конфликтовал с троицей закадычных друзей, а даже наоборот симпатизировал им.

Очутившись в прохладе поликлиники, Юля повела Костю, только ей известным путём, перед одним из кабинетов она села и тяжело вздохнула. Костя последовал её примеру и присел рядом с девочкой.

— Страшно?

— Да, — кивнул Юля.

— Тебе надо было с мамой прийти сюда, — посоветовал Костя.

— Ты знаешь, какая у меня мама?

— Какая?

— Очень смелая! Про таких говорят: «Коня на скаку остановит. В горящую избу войдёт». И я хочу быть похожей на неё. Вот поэтому я и пришла одна.

«Ну не ода» — хотел было поправить её Костик, но промолчал.

— Так, нужно собраться, — изрекла девочка и занялась самовнушением. — Я смелая, я взрослая, я ничего не боюсь…

Двадцать раз, именно столько произнесла Юля эти восемь слов. Но видно это ей не помогло, и она, прильнув к плечу Костика, заплакала:

— Я трусиха, я обычная трусиха…

— Да нет же, — хотел подбодрить её Костя, но в это время дверь кабинета возле которого они сидели, открылась.

— Вы ко мне? — полюбопытствовал врач, разглядывая двух притихших детей.

— Наверное, уже нет, — ответил Костик, так как Юля не то что перестала плакать, она даже не дышала, а Костик это хорошо слышал, так как её носик находился рядом с его ухом.

— Зря, — как-то загадочно изрёк врач. — Неужели я такой страшный, что вы боитесь ко мне зайти. Между прочим, я очень люблю детей.

— А с чем вы их любите? — пошутил Костя.

— В смысле?

— Ну, с майонезом или кетчупом, а может у вас есть собственный рецепт?

— Есть, — согласился врач, видя, что девочку шутка мальчика забавляет и та перестаёт бояться и вместо слёз на лице пробивается улыбка. — Заходите, поделюсь рецептом, — показав на дверь, произнёс он.

Дети встали, и Костик хотел уже войти в кабинет, но Юля его остановила:

— Ты классный, но я пойду одна. Костик, пожалуйста, подожди меня здесь. Только обязательно дождись.

— Обязательно дождусь, — прошептал Костя, глядя, как дверь кабинета закрывается.

Костик и сам побаивался зубных врачей даже не самих людей, а те инструменты, которыми они работают. И он не считал себя слишком смелым, поэтому и посещения вот таких кабинетов он предпочитал в присутствии мамы. Только её нежные руки могли снять с ребёнка нервозность, придавали спокойствие и уверенность. Вот приблизительно как сейчас, и хоть Костя и не чувствовал страх стоя перед дверью стоматологического кабинета, но нежные руки которые лежали у него на груди предавали уверенность и спокойствие. Костя задрал голову и увидел улыбающееся лицо женщины, а так как она была в белом халате, то явно говорило, что она врач этой поликлиники.

— Страшно? — задала женщина вопрос, который не так давно задавал сам Костя — Юле.

— Не а.

— А твоей подружке?

— Она смелая, — заступился Костя за Юлю. — Очень смелая! Она коня на скаку остановит и с ним в горящую избу войдёт! Видите! А вы говорите страшно…

— Поэтому пришла с тобой, а не с остановленным на скаку конём?

— Это потому, что,… что,… что коней на нашем пути не встретилось, да и нужно было, чтобы кто-то присмотрел за портфелями, — нашёлся Костя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 488