электронная
360
печатная A5
489
12+
Экологические поселения

Бесплатный фрагмент - Экологические поселения

Серия «Экосоциология»

Объем:
210 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-5607-8
электронная
от 360
печатная A5
от 489

Кулясов Иван Павлович, экосоциолог

Ведёт активную исследовательскую деятельность в области экосоциологии с 1998 года. Проводит сравнительный анализ экологической деятельности в России и по миру. Занимается развитием теории экологической модернизации и экосоциологии. Консультирует в области экологизации, экологической модернизации, устойчивого развития, управления водосборами, лесной сертификации (социальный блок).

Использует качественные социологические методы — групповой дискуссии (фокус-групп), интервью (биографические, полуструктурированные и другие), изучение отдельного случая (case study), анализ материалов, участвующее наблюдение. Применяет также акционистские методы, предусматривающие экологизацию, стимулирование социально-экологической ответственности, развитие устойчивых сообществ, гражданского общества и межсекторального партнёрства по решению социально-экологических задач.

Участвовал в более 30 исследовательских и активистских проектах, в ходе которых был соорганизатором более 30 семинаров и конференций. Осуществил десятки экспедиций, в основном, в сельской местности и дикой природе.

Опубликовал более 70 статей в научных журналах и сборниках, в том числе Environmental Politics и известных международных издательствах Oxford Elsevier Ltd и Ashgate. Большое значение придаёт передаче научно-практических знаний — участвовал в публикации 10 учебно-методических изданий. Постоянно популяризирует результаты своих научных исследований и активистских проектов в медиапространстве.

Проживает, в основном, в сельской местности Вологодской области, где ведёт натуральное хозяйство, сохраняя природу и народную культуру для будущих поколений.

Лучший способ связи kulyasov.ip@gmail.com

Экологические поселения: примеры, дискурсы и практики

Инициативы создания экопоселений на Северо-западном Кавказе и Горном Алтае

Авторская статья опубликована ранее в научном сборнике Экопоселения в России и США. Ред. М. Соколов. СПб.: ЦНСИ. 2004. Вып. 10. с. 3—34.

Введение

Экопоселения в России начали возникать в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Это было время социальных и экономических реформ, трансформации СССР в суверенные национальные государства. Российское общество находилось в глубоком социально-экономическом кризисе. Господствовавшая коммунистическая идеология сменилась плюрализмом мнений и идей. В это время в городах стали формироваться группы людей, которые пытались найти новую идентичность. Именно тогда в России проявилась мировая тенденция создания экопоселений, вызванная новым мировоззрением, распространением инновационных технологий, экологическими проблемами, пониманием важности устойчивого образа жизни (Гилман 1994).

Многие горожане, имеющие «свободные» профессии или вышедшие на пенсию, стали ежегодно на длительный срок уезжать в сельскую местность, где жили их предки или прошло детство. Они значительно отличались от коренных сельских жителей, в том числе и социальным статусом горожанина, то есть тем, что были прописаны и имели жильё в городах. Возникли новые социально-экономические формы развития сельских территорий, представленные в виде экопоселений. Они состояли из бывших горожан, постоянно проживающих в сельской местности и сменивших городскую прописку на сельскую. В своей новой жизни они руководствовались идеями глубинной экологии и экологической этики (Кулясов, Кулясова, Тысячнюк 1999: 87—100).

Переехавшие в сельскую местность горожане сразу же столкнулись с неизбежным снижением уровня жизни, выразившимся, прежде всего, в трёх ключевых проблемах:

1) невозможность полного самообеспечения семьи жизненно важными продуктами, предметами быта и культуры на основе местного семейно-кустарного производства;

2) невозможность получения детьми качественного образования и многих привычных городских культурных услуг, обеспечивающих сравнительно широкие возможности даже при низком уровне доходов;

3) невозможность установления добрососедских отношений с коренными сельскими жителями, не понимающими мотивов миграции горожан в сельскую местность.

Некоторым семьям мигрантов всё же удалось адаптироваться в роли сельских жителей, сохраняя в семье стиль жизни, проникнутый идеями глубинной экологии. Эти семьи сформировали несколько региональных сетей протоэкопоселений. Другие мигранты вернулись в города, и там, в городах и на опытных площадках в сельской местности, стали формировать коллективы единомышленников, объединенных уверенностью в том, что пять и более семей смогут решить эти ключевые проблемы. С 1994 года начались попытки создания экопоселений. Некоторые из них оказались жизнеспособными и развиваются в настоящее время. Количество экопоселений в России продолжает расти, их описание и анализ даются в других статьях этого сборника.

В этой статье используется и развивается классификация альтернативных поселений, данная Александром Шубиным (Шубин 1998). Под протопоселением Шубин понимает инициативную группу людей, которая стремится к созданию сообщества и уже имеет для этого землю и жильё в сельской местности. При этом из членов инициативной группы на месте постоянно живёт несколько человек. Собственно поселение это сообщество численностью несколько десятков, но не более трёх сотен человек, ведущих «информационно-аграрный» или «духовно-творческий» образ жизни. Несмотря на то, что основную часть жизни члены сообщества проводят в поселении, они социально активны и участвуют в общественной жизни за его пределами. В противном случае это будет всего лишь традиционным сельским поселением. Мегапоселение альтернативное поселение, рассчитанное на многие сотни и даже тысячи людей.

Эта классификация применима и для экопоселений, так как они носят протестный и альтернативный характер. Можно дополнить эту классификацию, описав такое явление, как инициатива создания экопоселения. Она всегда предшествует созданию протоэкопоселения. После создания протоэкопоселения основной задачей становится создание собственно экопоселения. Именно стремление к решению этой основной задачи является главным отличием протоэкопоселения от простой миграции в сельскую местность, когда семьи стараются полностью воспроизвести стиль жизни сельских жителей.

Протоэкопоселение стремится перерасти в экопоселение для того, чтобы устойчиво развиваться благодаря альтернативным ценностям и принципам экологической модернизации. Экопоселенцы осваивают заброшенные сельские территории, покупают и строят дома в вымирающих деревнях, вытесняя сельских жителей в города и крупные посёлки с относительно хорошо развитой инфраструктурой.

Далее в статье рассматриваются социально-экономические условия на сельских территориях и государственная политика в области миграции в сельскую местность. Будут описаны социологические экспедиции в Кавказский и Алтайский регионы, где уровень миграции горожан в горные посёлки довольно высок. Дан анализ социально-экономического положения этих регионов, эколого-этических ценностей семей мигрантов, опишем их экологические практики. Также будет сделано описание и сравнение существующих там инициатив по созданию экопоселений и сетей протоэкопоселений.

Условия создания экопоселений в Кавказском и Алтайском регионах во многом похожи, поскольку сами регионы имеют ряд сходных черт. Можно выделить следующие:

1) оба региона являются горными, со сходными природно-климатическими условиями;

2) они являются национальными республиками в составе Российской Федерации и полиэтничны по составу населения;

3) в обоих регионах в Советский период преобладало сельскохозяйственное производство, поэтому разорение колхозов и других аграрных предприятий в период трансформации вызвало массовую безработицу;

4) в регионах располагаются государственные заповедники и другие особо охраняемые природные территории (ООПТ), некоторые из которых включены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и охраняются международными экологическими и культурными организациями;

5) регионы традиционно являются местом миграций, например, староверов на Алтай и казаков на Кавказ. В настоящее время эта тенденция продолжается. За последние десять лет в разные посёлки предгорной части республики Адыгея (относится к Северо-западному Кавказу) и в районы республики Горный Алтай выехали тысячи человек. В некоторых посёлках насчитывается от нескольких сотен до нескольких тысяч мигрантов.

Будем сознательно избегать оценок экологичности стиля жизни мигрантов, так как такие оценки могут давать только экологи-специалисты. Особое внимание в статье будет уделено инициативе создания экопоселения, порождающей её социальной среде, мобилизации ресурсов, преодолению материальных и морально-этических трудностей, переезду и адаптации городских мигрантов в новой социальной и природной среде.

Благодарю исследователей Центра независимых социологических исследований (ЦНСИ), особенно Антонину Алексеевну Кулясову и Марию Сергеевну Тысячнюк за совместную работу по данному исследованию, участие в организации и проведении экспедиций, обработке материала, обсуждении результатов. Благодарю респондентов и проводников Андрея и Елену Рудомаха, Игоря и Анжелу Глоба, Алексея Трехлебова, Евгения Калошина, Александра Петрова, Светлану Баринову, Леонида и Галину Казанцевых, Андрея Малышева за помощь в проведении исследования, предоставленные документы и материалы, участие в интервью, за жильё, питание и транспорт, за сердечную теплоту и заботу. Особую благодарность выражаю руководству Вологодской региональной АНО «Культура новой эпохи» за финансирование и материальное обеспечение Алтайской экспедиции.

Методы исследования

Сбор эмпирической информации в ходе экспедиций осуществлялся с помощью глубинных биографических интервью и анализа документов. Эти методы использовались для изучения взаимоотношений между участниками инициатив создания экопоселений и жителями небольших экопоселений (Ковалёв, Штейнберг 1999). Осуществлялись также участвующее наблюдение и социологическая интервенция.

Разница между этими методами состоит в том, что в случае участвующего наблюдения исследователь пассивно участвует во взаимодействии, ведя дневник наблюдения. В случае социологической интервенции исследователь становится активным участником всех происходящих коллективных действий, стараясь оказать положительное влияние и помочь развитию отношений в экопоселении. Не забывая о социологической этике, исследователь в то же время идентифицирует себя как участник сообщества, стараясь понять и разделить ценности и мировоззрение изучаемых групп.

Так, во время экспедиции трёх сотрудников группы экологических исследований ЦНСИ в 1998 году в поселение «Китеж», специализирующееся на воспитании приёмных детей, исследователи помогли в составлении экологической программы этого экопоселения, выполнение которой способствовало включению его в мировую сеть экопоселений (Communities Directory 2000: 277). В другом сообществе (Вологда), специализирующемся на здоровом образе жизни и традиционной русской культуре, в 1997 году была активизирована инициатива создания экопоселения, которая до настоящего времени остаётся устойчивой. Участие в инициативе позволило глубже понять все условия, взаимоотношения, сложности и успехи инициатив создания экопоселений.

Государственная политика в области миграции в сельскую местность

Представляется необходимым дать краткое описание социально-экономических условий, в которые попадают городские мигранты, собирающиеся создать экопоселение, поскольку эти условия важны для понимания ошибок и успехов взаимодействия экопоселенцев с сельскими жителями и сельской администрацией. Сельские территории во времена СССР имели такие социально-экономические формы жизнедеятельности, как совхозы и колхозы. Это были крупные механизированные и химизированные хозяйства, направленные на интенсивный и экстенсивный рост выпуска продукции. Они являлись частью государственной плановой экономики и существовали на дотации государства.

Проводившаяся с 1970-х годов политика укрупнения совхозов и колхозов методами централизации работоспособного населения привела к тому, что многие сельские поселения оказались почти нежилыми. После Перестройки, лишённые государственной поддержки, эти хозяйства пришли в упадок. В результате усилилась миграция сельского населения в города, снизилась рождаемость, увеличилась смертность и ещё большее количество населённых пунктов оказались заброшенными.

Перед государством встала проблема трансформации сельских территорий. После Указа Президента РФ от 11 декабря 1993 года «О государственном земельном кадастре и регистрации документов о правах на недвижимость» совхозы и колхозы были трансформированы в акционерные общества и товарищества, фермерские и крестьянские хозяйства, садово-огородные кооперативы горожан и подсобные хозяйства сельских жителей. С этого времени государственная политика была направлена на усиление потока мигрантов в сельскую местность и их скорейшую социально-экономическую адаптацию.

25 мая 1994 года Правительство Российской Федерации издало Постановление №533 «О льготах для граждан, переселяющихся для работы в сельскую местность». Переселение было возможно только для работы на предприятиях и в организациях агропромышленного комплекса и осуществлялось строго в соответствии с договором о переселении и при обязательном наличии жилой площади в хозяйстве вселения.

Между тем о существовании таких возможностей не было широко известно, и большинство горожан, переселяющихся в сельскую местность для создания экопоселения, не только не пользовались правами, предоставляемыми законодательными актами, но даже и не знали об их существовании. Только в последние годы с возникновением электронных дискуссионных листов по вопросам создания экопоселения упомянутые законодательные акты стали обсуждаться в среде заинтересованных и восприниматься как ресурс.

В последнее десятилетие особое внимание исследователей стал привлекать крестьянский двор как наиболее устойчивая и жизнеспособная единица воспроизводства в любых, даже самых неблагоприятных, социально-экономических условиях. Появился целый пласт исследований, например, школа Теодора Шанина, посвященных повседневным практикам и стратегиям выживания крестьянства (Шанин 2002). Некоторые исследователи приходили к выводу о том, что в современных кризисных условиях крестьянский двор остается ресурсом экономического выживания и социальной стабильности (Петриков 1995).

Отмечалось, что крестьянская семья имеет более разнообразные возможности обеспечения себя пищей, одеждой и жильем, чем городская. Горожане полностью зависят от инфраструктуры, сельские жители от индивидуального знания и трудовых навыков. Последняя характеристика крестьянского хозяйства очень важна для понимания мотивов создателей экопоселений, которые стремились обрести независимость от современной урбанистической инфраструктуры. Исследователи отмечали, что в условиях всех случавшихся в России социально-экономических и идеологических кризисов крестьянская семья обеспечивала постоянную стабильность производственных сил и отношений (Виноградский 1996).

Создание горожанами экопоселений во многом объясняется их стремлением создать стабильное жизнеспособное хозяйство в сельской местности. Однако экопоселенцам сделать это было труднее, чем крестьянам, так как в отличие от последних они не имели трудовых навыков и умений, передающихся из поколения в поколение. В западной литературе вопросу экопоселений посвящено значительное количество работ (Bouvard 1975; Gilman 1983, 1991, 1992; Kozeny 1996; Metcalf 1998).

Между тем, в контексте дискуссии о трансформации сельских территорий в России, создание экопоселений практически не рассматривалось. Можно привести лишь несколько работ на эту тему (Забелин 1998; Шубин 1998). Собственно тема экопоселений в российских научных кругах обсуждалась в рамках ноосферного движения, а также в рамках программы Социально-экологического союза «Экополис». В этих дискуссиях акцент был сделан на выработке модели экопоселения, то есть на том, каким экопоселение должно быть. Вместе с тем, научных исследований, посвященных анализу практических инициатив создания экопоселения и повседневных практик в уже существующих экопоселениях, практически не проводилось.

Очень кратко эта тема затрагивалась О. Яницким, он упоминал развитие экопоселений, рассматривая характеристики альтернативистского направления экологического движения (Yanitsky 1996). С 1998 года группой экологических исследований Центра независимых социологических исследований начато изучение экопоселений в России (Пчёлкина 1998: 77—79; Кулясова 1999: 15—17; Kulyasova, Kulyasov, Tysiachniouk 1999: 202—214; Кулясова, Кулясов 2000: 2—16; Tysiachniouk, Kulyasova, Kulyasov 2000: 145—161). Далее в статье будут рассмотрены примеры инициатив создания экопоселений в двух регионах России Кавказском и Алтайском. Анализ инициатив создания экопоселений важен для понимания того, как появляется экопоселение, и какие трудности возникают на пути его создателей.

Кавказская экспедиция

Остановимся на общей характеристике Майкопского района Республики Адыгеи и Апшеронского района Краснодарского края, на территории которых поводилось исследование. До изменения административных границ Адыгея входила в состав Краснодарского края. В настоящее время это национальная республика, субъект Российской Федерации. На территорию обоих районов в свое время переселялись казаки. В настоящее время социально-культурная группа казаков, относящихся к Кубанскому казачеству, довольно многочисленна.

Майкоп является столицей Республики Адыгея. Краснодар остался административным центром Кубани. В Советский период в них были сосредоточены многие промышленные предприятия приборостроения, деревообработки, пищевой промышленности, производства стройматериалов. В настоящее время основная масса промышленных объектов либо вообще перестала существовать, либо практически не функционирует. Наиболее успешны предприятия пищевой промышленности. В сельской местности в предгорных районах основной отраслью хозяйства является растениеводство (зерновые, фруктовые деревья, овощи). Основу экономики горных районов составляло лесное хозяйство. В настоящее время большинство лесхозов находится в упадке. Безработица в сельской местности высока, поэтому среди сельских жителей высок уровень самообеспечения и самозанятости.

Экологическая ситуация в Майкопском и Апшеронском районах имеет свои особенности. В них расположено относительно небольшое количество промышленных объектов, оказывающих отрицательное воздействие на окружающую среду. Поэтому можно сказать, что это достаточно «экологически чистые» территории. На них расположена часть Кавказского биосферного заповедника, который включён в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Поэтому этот регион находится под пристальным вниманием международных общественных экологических организаций.

Основные экологические проблемы Республики Адыгея связаны с тем, что её руководство стремится всё более активно эксплуатировать природные территории. С 1999 года руководство республики лоббировало на всех уровнях строительство автодороги Лагонаки — Дагомыс, которая должна была пройти по территории Кавказского биосферного заповедника, и пыталось изменить статус адыгейской части заповедника, переведя его в разряд национальных парков, что позволило бы использовать эту территорию для развития туризма. Этим планам противостояла экологическая организация «Атши», поддержанная российским и международным экологическим движением.

Проблемы в лесном хозяйстве Адыгеи и Краснодарского края связаны с многочисленными незаконными рубками особо ценных пород деревьев, рубками на территориях водоохранных зон и на горных склонах. Такие рубки часто производятся вертолётным способом, который дорогостоящ, но, так как вырубаемые особо ценные породы деревьев идут на экспорт в Турцию, это оказывается экономически выгодным. К этому можно добавить браконьерство, широко распространенное среди коренных сельских жителей и горожан, например высоких военных чинов, использующих вертолёты для охоты на зубров. Эта проблема также является объектом внимания описанных ниже общественных организаций «Атши» и «Век РА».

«Атши» в посёлке Сахрай

Посёлок Сахрай находится в Майкопском районе, на высоте более 1 км над уровнем моря. Он примыкает к заказнику и расположен в 20 км от Кавказского биосферного заповедника. Домов в посёлке Сахрай около 400, все небольшие, в основном мазанки. Жильё дешёвое, дома продаются за 3—4 тысяч рублей вместе с участками по 20 соток (цены весны 2000 года). Земля на участках может быть плодородной, а может глинистой, на которой плохо растут огородные культуры. Между домами большие расстояния, поэтому посёлок занимает значительную территорию.

Из административных учреждений в посёлке есть правление, магазин, почта, медпункт, клуб и контора лесхоза. В посёлке плохая телефонная связь, часто можно дозвониться только до ближайшей станицы Абадзехская, расположенной в 28 км. Социально-экономическая ситуация в посёлке достаточно сложная. Вот как охарактеризовал жизнь большей части местного населения один из респондентов: «Местное население ужасно спивается. Те, кто работает в лесхозе, 240 рублей там оклад. И вот они рубят этот лес, у них такая тяжёлая, дикая жизнь, что они потом лес этот еще и воруют, и живут так, в никуда. Вот видят, что всё равно жизнь в никуда, разваливается, и пьют, пьют, пьют» (м., 25 лет).

Исследование инициативы создания экопоселения «Атши» в посёлке Сахрай проводилось мною совместно с сотрудником группы экологических исследований ЦНСИ Антониной Кулясовой в 1999—2000 годы. Сначала изучались документы, распространяемые по электронным сетям экологического движения и рассылкам ENWL. Затем велась переписка с лидером «Атши» по электронной почте, в результате которой были согласованы сроки проведения исследования. Экспедиция проводилась в 2000 году в городе Майкопе и посёлке Сахрай. В ходе экспедиции было взято 10 интервью у лидеров и активистов сообщества, из них 8 биографические, 2 полуструктурированные. Также проводилось участвующее наблюдение, вёлся дневник наблюдений и бесед.

В ходе экспедиции были получены обширные материалы из электронного архива «Атши», которые представляют собой внутренние организационные документы: аналитические материалы, протоколы конференций, литературное творчество. Кроме того, среди материалов есть две книги: фантастическая повесть Урсулы Легуин «Слово для леса и мира одно» о планете Атши и статья Михаила Кордонского «Социомеханика» о закономерностях жизни сообществ. Они имеют большое значение для понимания идей и практик участников сообщества «Атши». В дальнейшем изучение инициативы создания экопоселения в посёлке Сахрай продолжилось по материалам, размещённым в Интернете.

История инициативы создания экопоселения и структура сообщества

В 1985 году у будущего лидера возникла идея создания экопоселения. Он тогда работал на заводе рабочим и жил с двумя друзьями в съёмной квартире в Краснодаре. Они хотели организовать коммуну «пролетариата» (м., около 40 лет). В 1987 году лидер пришёл к пониманию того, что деятельность коммуны должна иметь экологическую направленность: «В кругу возникла идея именно уехать или в заповедник, или куда-то. В общем, называлось тогда это «экологическая коммуна». В это время он участвовал в движении клубов самодеятельной песни, был связан с субкультурой хиппи.

В этом же году лидер побывал на учредительной конференции международной экологической общественной организации «Социально-экологический союз» (СоЭС), потом в Кавказском государственном биосферном заповеднике. В то время в заповеднике было прогрессивное руководство, которое подбирало новых людей. Он решил работать в заповеднике и строить небольшую экологическую коммуну на кордоне Киша из вновь принятых на работу сотрудников. Однако руководство заповедника сменилось, поэтому идею экологической коммуны решили реализовать в горном посёлке Сахрай. На первом этапе экологическая коммуна виделась состоящей из близких друзей и их семей.

Первый этап создания экопоселения в Сахрае — 1989—1994 годы. В 1989 году лидер купил в посёлке дом с большим участком земли, садом, огородом и двумя прудами и стал там жить со своей семьей, образовав протоэкопоселение. Основной идеей тогда было построение сообщества вне города. Развитие было направлено, по словам лидера, «внутрь сообщества». Приезжали в тот период, в основном, молодые семьи, уставшие от «суеты городов и потока машин», многие принадлежали к субкультуре хиппи и движению анархистов, увлекались туризмом и художественным творчеством, путешествовали автостопом (ж., около 45 лет). В доме лидера жило постоянно около 15 человек. Большая численность была невозможной из-за ограниченного размера жилой площади.

За эти годы в посёлке Сахрай побывало более 150 человек. В основном приезжали, узнав об инициативе создания коммуны по персональным сетям. В этот период создать сообщества с единой идеей и экономическим пространством не удалось. Вот как об этом говорят респонденты: «Тут было больше все-таки прожектов. Об этом постоянно говорили, но чтобы дело сделать… Собирались несколько человек, делали какие-то общие заказы. Но чтобы действительно большое общее дело, этого не было, экономического» (ж., около 45 лет). «Не было никакого вектора вовне. И, соответственно, это определяло состав людей. Одни люди приходили, другие уходили. В общем, всё это зашло в какой-то внутренний тупик (лидер, м., около 40 лет).

Тем не менее, за 1989—1994 годы в посёлок переехали жить около 20 семей. Одни успешно адаптировались, стали работать, например, в поселковой школе; другие прожили деньги и уехали; некоторые зарабатывали, продавая предметы ручного труда. У ядра коммуны была идея изменить жизнь в посёлке Сахрай. Продолжалась неформальная работа по охране Кавказского биосферного заповедника. Некоторые участники сообщества пытались активно противодействовать незаконным действиям в заповеднике, одной семье даже пришлось уехать из-за угроз со стороны «мафии». С местным населением были очень сильные конфликты из-за разницы образа жизни и отсутствия взаимопонимания. Приведём комментарий респондента: «Первые годы здесь были „напряги“ с местными большие, потому что они не могли понять, для чего люди едут сюда из города. Наверное, от чего-то скрываются. Вот потом ребята, которые ушли в армию до нашего приезда, вернулись из армии и пошли выяснять, что такое, что это такое, что они не понимают. Ну, и выясняли с кулаками. Вот. Был напряжённый период» (ж., около 45 лет).

Вследствие неприятия местными жителями нового сообщества многие его участники уехали из Сахрая, бросив дома, которые затем были разграблены. Можно сказать, что на этом этапе развития инициативы создания экопоселения конфликты внутри сообщества и с местными жителями не дали ему перерасти в экопоселение. Ещё одной причиной неудачи было отсутствие стабильных источников финансирования.

Следующий этап — 1994—1996 годы. В 1994 году лидер переехал в Майкоп, что бы начать активную социально-экологическую деятельность, так как лес, примыкающий к Кавказскому биосферному заповеднику, стали интенсивно вырубать и вывозить на вертолётах. С 1994 года началась защита горного массива Большой Тхач. В это время создавалось отделение СоЭС Адыгеи. В московском офисе СоЭС буквально на подоконнике лидер написал грант на защиту Большого Тхача и выиграл его. В результате в коммуне появился первый компьютер, электронная почта и телефон. Основное внимание уделялось социально-экологической деятельности, созданию дееспособной и эффективной природоохранной организации.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 489