электронная
180 125
печатная A5
409
18+
ЭгреГор
30%скидка

Бесплатный фрагмент - ЭгреГор

Объем:
194 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5212-4
электронная
от 180 125
печатная A5
от 409

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Каждый черпает вдохновение из разных источников. Идея этой книги родилась после прочтения трудов Крайона, и в основу изложенной здесь информации о ДНК легли его ченнеленги. Представленные сведения о ДНК в большей степени носят эзотерический характер и базируются как на научных данных, так и на результатах ченнеленгов, а также моих собственных размышлениях на эту тему. В связи с этим я прошу читателей понимать разницу между научным материалом по микробиологии и генетике и художественным произведением с элементами эзотерики и ни в коем случае не относиться к данной книге как к учебному пособию.

Возможно, когда-нибудь материал, изложенный в данной книге, и обретёт научный характер. Кто знает, возможно, когда-нибудь… То, что сегодня кажется немыслимым и решительно отвергается, завтра может стать общепризнанной истиной.

А пока я приглашаю вас в непознанный мир ДНК, пирамид и человеческих взаимоотношений двух людей!

Приятного чтения!


Глава 1

На нашей планете обитает огромное количество различных представителей животного мира: насекомые, рыбы, птицы, звери. Но только один вид, чья биология отличается от других жителей планеты. Это человек.

Было ли так всегда? Если нет, то что произошло? Возможно ли, что когда-то на планете существовало несколько видов человеческих существ, которые постепенно вымирали до тех пор, пока не остался только один вид, который существует и по сей день? В чём Великий замысел? Был ли у Земли чёткий план заселить Человека? И чем мы заслужили особое отношение Творца?

Природа гораздо умнее человека, неспособного понять, а уж тем более разгадать её многочисленные тайны. Шекспир говорил: «Природа-мать умна, да сын безмозглый». Очевидно, что природа создала всё многообразие животного мира для обеспечения выживания. Мы научились многому за внушительный период эволюции, в том числе клонировать животных, воспроизводить недостающие органы и ткани с помощью 3D-принтеров. Мы научились даже в некоторой степени управлять погодой, а ещё — отправили человека в космос. Но при всех современных достижениях мы не научились главному: мы не можем разгадать великую тайну Человека и понять, что же в нём есть такого особенного, что отличает его от всех жителей нашей планеты?!

Мысли о биологии человека не занимали меня до определённого периода в моей жизни. Область моих исследований и профессиональных знаний — мозг и всё, что с ним связано. Ложное эго и мужское тщеславие долгое время были единственными движущими силами в моей жизни. И чем больше я работал с пациентами, тем лучше я понимал, что человеческий мозг — загадка, которую вряд ли кто-то сможет разгадать даже через несколько сотен лет. Тем не менее, мне, конечно же, хотелось быть первым и единственным, кто совершит этот прорыв в науке. Однако, несмотря на мои собственные представления о дальнейшей карьере, чуть позже мне предстояло совершить открытия иного характера, превосходящие все мои ожидания.

Женщина и катастрофа — синонимы. И то, и другое ломает твой привычный образ жизни, разрушая прежний порядок и воздвигая на этом пепелище что-то новое, неведомое тебе ранее. Видимо, природа создала женщину для того, чтобы мужчинам было нескучно жить со своими базовыми потребностями. По крайней мере, так мне говорила она…

Мог ли я знать тогда, или хотя бы предположить, что меня ждёт в жизни? Не мог. Как не мог знать и о том, что, ворвавшись в мой мир со своим уставом, она установит в нём свои правила. Стала ли моя жизнь от этого хуже? Нет. Стала ли она лучше? Не знаю. Но одно я знаю наверняка: прежняя жизнь осталась где-то далеко, она мелькает иногда, словно сон, напоминая мне о том, кем я был когда-то и кем стал теперь. И вот новый я окончательно вытеснил старого, без сожаления и предупреждения. Такова жизнь.

Мы обогащаемся за счёт каждого человека в нашей жизни. Как бы дико это ни звучало. Каждый, кто хоть как-то дотронулся до сердца — так или иначе обогатил нас тем, что было нужно нам в данный момент. Понять, кто ты сейчас, можно по людям, которые окружают тебя здесь и сейчас. Они — лучшее зеркало. Главное, правильно понимать, что именно они отзеркаливают в нас. Всё происходит вовремя, и все события уместны. Даже если кажется, что мир катится чёрти куда, это тоже уместно. Не бывает следствия без причины. Нужный сценарий всегда отыгран вовремя.


Глава 2

— Добрый день! Меня зовут Вита! — девушка протянула мне руку и крепко её сжала, что больше похоже на мужское рукопожатие.

«Откуда в ней столько силы? С виду и не скажешь», — пронеслось в моей голове.

Передо мной стояла девушка невысокого роста, с длинными тёмными волосами. Потёртые джинсы и повседневная майка внешне делали её похожей на подростка. Она была стройна и аккуратно сложена. Карие глаза, в которых улавливалось лёгкое ехидство, создавали контраст между фигурой девочки и стервозностью взрослой женщины. Она была не похожа на тот тип девушек, на чьём лице можно было увидеть прейскурант будущих услуг. Различия во внешнем облике и паспортном возрасте, видимо, часто создавали в её жизни всевозможные неловкие моменты.

Как психиатр, я понимаю, что маленькие, хрупкие женщины иногда вынуждены становиться жёсткими, чтобы их воспринимали всерьёз, поэтому спокойно отнёсся к тому, что сперва она посмотрела на меня, как на ничтожество. Смотрела она смело в глаза, не отводя их. Полная решимости, села на стул, собрала волосы в подобие пучка, а затем облокотилась руками о стол, приготовившись к разговору. Мы создавали контраст: она немного шутливая, а я очень серьёзный. Стало интересно, с какими же проблемами она ко мне пожаловала. Как правило, перед приёмами я даю себе несколько минут для того, чтобы попробовать предугадать, что у пациента в голове и что окажется в анамнезе. Но в данном случае я был полностью сбит с толку, поскольку, к своему удивлению, у меня не возникало ни малейшего предположения. К психиатру не приходят с улыбкой, не спадающей с лица — такие пациенты уже лежат в хорошо известном всем отделении. «Итак, сейчас всё узнаем».

— Добрый день, Вита. Рассказывайте, чем я могу вам помочь? — произнёс я, заглядывая в своё расписание.

— Мне нужно, чтобы вы ввели меня в определённое гипнотическое состояние. Я хочу, чтобы моё сознание нашло способ взаимодействия с моей клеточной структурой.

— Что? — мне показалось, что я ослышался.

— Я хочу понять, как устроена ДНК.

— Подобного бреда я ещё не слышал, — буквально вырвалось у меня, в ответ на что девушка очень тактично сделала вид, что не услышала моих слов.

— То есть, не поможете?

— Послушайте, даже если я введу вас в состояние гипноза, то вряд ли помогу решить проблему с ДНК. Это не моя профессиональная область.

— У вас что, нет ДНК? — в её голосе слышались укор и удивление.

— Чего именно вы хотите? — произнёс я уставшим голосом. «И надо же было под конец рабочего дня явиться этой чудачке», — подумал я.

— Погрузите меня в то состояние, при котором я смогу взаимодействовать со своей ДНК.

— Вы серьёзно?! — переспросил я.

«И как она нашла среди всех других врачей меня? Почему именно я?»

— Значит, про вас врали, когда говорили, что вы лучший, — в дело был пущен хитрый женский ход, провоцирующий мужское самолюбие.

— Виталина, я занимаюсь гипнозом около двадцати лет, и за это время никто, поверьте, не вводил человека в гипнотическое состояние для взаимодействия со своей ДНК! Я вообще впервые слышу об этом! Кто вам сказал такое? — моё раздражение росло, но от проявления грубости спасала её привлекательность. Красивым девушкам реже хамят.

— Вы не хотите стать первым?

— Вы непрошибаемы.

— Я давно изучаю ДНК. Скоро получу диплом и стану микробиологом. Но всё, что мне преподают, является лишь каплей в море. В области ДНК наука стоит на месте.

— Будьте со мной честны и откровенны.

— Однажды меня перестал интересовать привычный мир с его заботами и материальными ценностями. Тогда я задалась вопросом: почему ДНК человека уникальна? Чем человек заслужил подобное расположение Творца? Всё, что нам известно, — это только то, что ДНК состоит из трёх миллиардов частей, большая часть которых, якобы (!), ничего не делает. Вернее, мы так думаем. Нам известна работа 4% из них, остальные 96% являются загадкой. Лишь 3% химических соединений ДНК выполняют различные функции, это та часть ДНК, которая кодирует белок. Именно эти 3% задействованы в процессе производства генов. Что мы можем знать о жизни, если не способны изучить собственную ДНК хотя бы наполовину? До 18 века гипнотизм был тайной для общества, сейчас он доступен для каждого желающего, поэтому вы и сидите на этом стуле. Так почему исследование ДНК с помощью гипноза — чепуха, а гипнотизм — нет?

Я был обескуражен её речью, но она говорила с таким воодушевлением, что я ей даже позавидовал. Да, нужно признаться, что в ней жизнь бьёт ключом, её одержимость своей идеей вызывает уважение.

— Вита, удовлетворите, пожалуйста, сначала моё любопытство. Допустим, вы узнаете то, что вас интересует. Дальше что?

— Вы знаете значение вашего имени? — резко перевела она тему.

— Никогда не задумывался об этом. А что?

— Гор — это Солнце. А ещё это зеркальное отражение слова рог, вот откуда образуется слово единорог — то есть единство с Солнцем. Если вы не знаете даже этого, вы меня не поймёте.

— Попробуйте объяснить.

— ДНК — это своего рода литературное произведение, и, как в любом произведении, в нём есть послание, которое мы должны расшифровать. Здесь и скрыт вселенский юмор. Я хочу расшифровать это послание. Я уверена, что ДНК — это набор команд, определяющий задачи. Что, если мы можем сами задавать эти команды? Например, излечиться от болезни? Или же омолодиться и увеличить срок своего пребывания на планете? Вполне возможно, что людям изначально был отведён куда бо́льший срок существования на этой планете.

— Предположим, что данная теория имеет право на существование. Однако доказать это практически невозможно.

— Гор, я верю, что человек — это не просто килограммы мяса и литры крови с базовыми потребностями: поесть, попить, совокупиться и размножиться. Человек изначально существо духовное. Я верю, что мы не просто так живём на нашей планете. Я не могу спокойно жить с мыслью, что человек рождается, живёт и потом бесследно исчезает, будто его никогда и не было. Тогда зачем нам дана жизнь, если она столь бессмысленна?

— Вита, вам нужно всего лишь найти смысл, ради которого вы хотите жить. Сейчас у вас этого смысла нет, поэтому вы и кидаетесь из крайности в крайность.

— У Толстого три года была депрессия, и он хотел покончить с собой только потому, что не знал, что такое жизнь и зачем он живёт. Поймите, я имею потребность в ответах на свои вопросы, я не могу развиваться, пока… — она не договорила свою мысль. То ли не знала, что сказать, то ли решила, что мне об этом говорить не следует.

Она дала мне два дня на то, чтобы я нашёл способ, как ввести её в нужное состояние. Она не спросила моего мнения, она просто дала время. Когда Виталина вышла из кабинета, я почувствовал приятный аромат духов. «Надо будет сказать ей, чтобы она не пользовалась ими на сеансах», — пока она рассказывала про эту злосчастную ДНК, я сидел и думал о том, что хочу её раздеть.

Да, существует множество способов гипноза, и все они ведут к одной цели — возбудить нервную систему гипнотизируемого, что приведёт его к искусственному сну. Но что хочет эта девушка? Умею же я притягивать к себе больных на голову людей. Хотя… это же моя работа.

Следом за Виталиной пришла другая пациентка. В её истории для меня не было ничего нового. Стандартный набор детских травм, с которыми справился бы любой психолог, но я заработал себе имя, и теперь ходить на мои приёмы считается престижным. Я отработал свои деньги, она ушла — всё как обычно. Скорее всего, вернётся ещё раза два, затем начнёт новую жизнь, а я забуду, что она когда-то была у меня на приёме. Забуду точно так же, как забываю и всех остальных.

Спустя два дня Вита явилась на приём в том же воодушевлённом состоянии, что и в первый раз, но сейчас в её глазах уже была надежда. Я не придумал ничего другого, кроме как провести сеанс классического гипноза. Мы начали сеанс. Я вымыл руки и лицо. Вита сидела, приготовившись к гипнотическому сну, как к путешествию. Ей потребовалось около десяти минут, чтобы впасть в нужное состояние. Я держал её за руку, нащупывая пульс. Примерно минут десять она находилась в состоянии гипноза.

Когда я вывел её из состояния гипнотического сна, она несколько минут молчала.

— Я себе это не так представляла, — сказала она разочарованно.

— А как? Думали, это будет путешествие, где вы сразу найдёте все ответы?

— Так я точно не думала. Наше сознание не так устроено, иначе было бы совсем просто. Но я думала, что нащупаю хоть какую-нибудь нить.

— Вита, во-первых, ваша задача… Как правильнее сказать? Сложная!

— Вы хотели сказать невыполнимая. Вы же так считаете.

— Неважно, как я считаю.

Она сидела за столом и крутила в руках ручку, затем её взгляд упал на маленькую пирамиду Хеопса с отверстием для ручки, стоявшую у меня на столе. Этот сувенир мне привезла одна из пациенток. Вита округлила глаза, взяла пирамиду в руки, покрутила со всех сторон и произнесла:

— Пирамиды! Как же?! Я была права! — после этих слов она поспешно выскочила из кабинета, даже не попрощавшись.

После работы я поехал к Свете. Мне нужно было снять напряжение за последнее время. Хотя я много раз говорил себе, что пора заканчивать эти отношения, но всё равно зачем-то продолжал держать её при себе. Наверное, потому что она всегда была рада видеть меня. Человеческий эгоизм не знает границ.

Ночью я уехал домой, хотя Света настаивала на том, чтобы я остался у неё. Но остаться означало бы дать ей надежду, что в мои планы точно не входило. Дома я достал бутылку рома; сегодня мой собутыльник — мой шерстяной друг. Кот тёрся о ноги, напоминая мне, что пора бы его покормить. Я выполнил обязанности, возложенные на меня пушистым сожителем, после чего сел на диван и налил себе ром.

Итак, что я имею за плечами? Военную службу, врачебную практику, два брака и двоих детей, три высших образования, квартиру, машину, любовниц… Негусто. Женщины… Все женщины в моей жизни были однотипны, я их выбирал по простому принципу — чтобы потом было легче разорвать с ними отношения. Женился я по тому же принципу. А сейчас я сижу в пустой квартире с котом и с ромом в руке, как сильный и независимый мужчина.

Вита… Что-то в ней есть. Она сумасшедшая. Вся её идея с ДНК — чушь собачья, но она прелестна в своём желании и жажде докопаться до истины. И в своём сумасшествии она выделяется среди других моих пациентов. Интересно, как у неё с мужчинами? Или, кроме ДНК, её ничего не интересует?

Всю неделю я работал как лошадь, пациентов было хоть отбавляй. Пришли даже те, о ком я давно позабыл. Сегодня в благодарность один из пациентов подарил мне бутылку рома. Это один из немногих приятных моментов в моей работе. Почему-то в нашей стране принято благодарить врачей алкоголем. Уж не знаю, как появилась эта традиция, но мне она очень нравится. Чем выше статус врача, тем элитнее алкоголь. Мой статус давал мне возможность пить дорогой алкоголь. Мои пациенты — непростые люди. Порой, я и сам не знаю, кто они. Но иногда я догадываюсь, какое место в нашем государстве они занимают. С кем-то из них довольно легко, с кем-то, напротив, невероятно трудно. Но, несомненно, именно они определили в своё время мою значимость среди психиатров Москвы.

Вечером мой ритуал рома в компании кота повторился. Неожиданно пришло сообщение от Виты с вопросом, могу ли я принять её завтра в обед. «Откуда у неё мой номер телефона? Если она не записалась через ресепшен, значит, наверняка преследует личный интерес». Я посмотрел в своё расписание — на обеденное время записан пациент. Не знаю, зачем, но я перенёс его на другой день, чтобы принять Виту. Со временем я установил приятельские отношения со многими пациентами, поэтому периодически мог себе позволить подобные перетасовки.

Она вошла в кабинет с широкой улыбкой, протянула руку и поздоровалась со мной, как в прошлый раз. На ней было чёрное платье, низ которого игриво колыхался при ходьбе. Вита приподняла его и села на стул, закинула ногу на ногу, прикрывая краем платья колени. Надо же, тело прикрывает, а глаза сверкают так же чертовски, как и при нашем знакомстве. И вот сидит эта маленькая женщина в моём кабинете и мило улыбается, от чего невольно заулыбался и я. Увидев кофемашину, она попросила кофе. «Вот так наглость!» Но кофе я всё-таки сварил.

— Доктор, вы чудо! У вас можно приобрести абонемент на сеансы? Я теперь в некотором роде зависима от вас.

«Что-то она слишком приветлива… Неужели флиртует со мной?»

Первые минут десять я слушал о её поездке в Египет — эта ненормальная после сеанса полетела к пирамидам. Вита рассказывала про удивительную энергетику тех мест, которую нельзя прочувствовать, если нет намерения её ощутить. Казалось, она не из этого мира. Ей бы с такими безумными идеями только книги фантастические писать, а не учиться на микробиолога. На первом поприще она бы несомненно преуспела, а вот во втором — точно будет высмеяна.

— Но ведь пирамид по всему свету великое множество! Вы же не собираетесь посетить все? — спросил я в надежде услышать отрицательный ответ, чтобы не думать, что она чокнутая на всю голову.

— Всё зависит от финансов. Гор, послушайте, мне достаточно установить связь между несколькими пирамидами, не обязательно посещать их все, — ответила Вита и устремила взгляд в окно, задумавшись о чём-то.

— И что же вы обнаружили в Египте?

— Все пирамиды на Земле построены в строго заданной геометрии. Вы же знаете, что расположение трёх пирамид в Египте совпадает с положением трёх звёзд в поясе Ориона?! Египтяне поклонялись Сириусу, а пирамиды для них были лестницей в небо. Я уверена, что пирамиды имеют неразрывную связь с нашей ДНК. Даже больше, они — ДНК-хранилище. Я не первая, кто об этом говорит, но, к сожалению, ещё никто не доказал это с научной точки зрения.

— Верите в атлантов?

— Пирамиды построили лемурийцы. Атланты ни при чём. Пирамиды строились для того, чтобы стабилизировать магнитное поле Земли. Все они располагаются в определённых точках планеты и изменяют электрический поток, проходящий сквозь них. Наши предки возводили их для того, чтобы создать устойчивую орбиту.

— Зачем?

— Затем, что когда-то произошла катастрофа, изменившая движение орбиты нашей планеты более чем на двадцать градусов. Задумайтесь, зачем нужно строить по всему миру пирамиды, если они не важны для человечества?

— Возможно, вы правы. Вита, хотел попросить вас не пользоваться духами, когда будете приходить ко мне на приёмы.

— Хорошо. Ну что, начинаем? — спросила она с воодушевлением.

Мы начали сеанс гипноза. Я взял её за руку для проведения необходимых манипуляций, но в ответ получил удар током. Вита сидела с закрытыми глазами и смеялась. Только сейчас я понял, что именно мне в ней нравится. Это её жизнерадостность, которой мне самому так не хватает. Она полна жизни. И это не маска.

После этого сеанса у неё не было бурной реакции, как в прошлый раз, она была спокойна.

— Вита, пойдёмте выпьем кофе? — слова вырвались у меня бесконтрольно. Я тут же пожалел о сказанном.

— Пойдём, — неожиданно ответила она, перейдя на ты.

Обстановка в кафе всё-таки создаёт совсем иные условия для разговора. Я не знал, о чём с ней здесь говорить, ведь у себя в кабинете я царь и бог, а здесь как мальчишка мямлю. Если бы женщины имели хоть малейшее представление о том, как мужчина может робеть и стесняться в их присутствии, они бы долго смеялись над нами и перестали бы ждать от нас многого. Мы смелые только с теми, кто нам не очень нравится, и стесняемся тех, кто нравится очень. Моё стеснение в тот момент было первым сигналом, которому я тогда не придал значения.

— Почему ты занимаешься гипнозом? — спросила Вита, попивая кофе.

— Потому что у меня это хорошо получается, к тому же, это приносит хорошие деньги.

— Для того, чтобы пить по вечерам в одиночестве?

— Что, прости?

— Ты алкоголик. Да и вид у тебя не лучший. И вообще — от тебя веет одиночеством. Не удивляйся, у меня есть способности читать мысли, — как ни в чём не бывало сказала она, шутливо подмигнув.

— Так меня ещё никто не унижал.

— Это я могу, это я умею, — ей было очень весело.

— Что ещё? Жги.

— Для первого раза достаточно. Я потом скажу, а пока — ещё немного понаблюдаю. И всё-таки, почему психиатрия? — она отклонилась на спинку кресла, и в этот момент её лицо приняло серьёзный вид, даже высокомерный.

— С детства мне нравилось анализировать человеческое поведение, чтобы понять, где кроется корень их поступков. Так родилось решение стать психиатром. Я ловлю кайф от своей работы.

— Давно работаешь? С какими пациентами?

— Я занимаюсь психиатрией более двадцати лет. У меня большой практический опыт в области лечения трудных подростков, людей, переживших насилие, военных, побывавших в горячих точках, но в основном мои пациенты — это невротики с самыми банальными психическими травмами.

После состоявшейся кофейной паузы, следующих пациентов, надо признаться, я принял с более позитивным настроением. Сегодняшний день прошёл намного лучше, чем обычно, и я испытал приятное ощущение удовлетворения, которое я не испытывал в последнее время. Во мне словно что-то зажглось, и я это чувствовал. «Наверное, планеты выстроились на благоприятную для меня орбиту». Меня рассмешила эта мысль.

По пути от кафе к работе, я подумал о Вите. Есть в ней что-то интересное. Что ж, всё движется к повторению стандартного сценария. Вопрос лишь в том, как долго это продлится?

Прошло две недели. Вита так и не объявилась. Дважды она записывалась на приём, но не приходила, не отменяя записи. Меня раздражало подобное поведение, так как в эти окна я мог бы записать других людей, которые нуждаются во мне больше, чем она. В будни я работал, выходные проводил с друзьями, пил, ел и деградировал. Затем снова возвращался в рабочий кабинет и чувствовал себя царём. Да, миг между деградацией и триумфом равен двум выходным.

На неделе я встретился со своими детьми. Они, как всегда, развели меня на деньги. Когда ты «папа на выходные» — это вполне нормально. Старший сын, в свои пятнадцать лет, попросил у меня денег на подарок девушке. Надо же, даже у него есть девушка! Ну а дочка, в свои десять, попросила деньги на косметику.

— Я что-то не понял. Тебе всего десять! Какая ещё косметика?

— Папа! У всех девочек в классе давно есть своя косметичка! Не будь как мама!

— Дочь, ты и так красивая! Тебе не нужна косметика!

— Значит, ты не дашь мне денег? Ты — как мама!

— Ладно, только не сравнивай меня с ней, — я вытащил из кошелька деньги и протянул ей.

— Пап, ты только маме не говори про девушку, а то она меня замучает вопросами и начнёт учить, — вслед за дочерью сын начал выстраивать со мной договорные отношения.

— Боишься ей рассказать? Но она же твоя мама!

— Она скажет, что я весь в тебя! Ведь я месяц назад расстался с девушкой, а сейчас у меня уже другая.

Я в прямом смысле выпучил глаза. Как всё-таки трудно родителю видеть, как взрослеют его дети. Я понимал, что Костя уже не ребёнок, но две девушки за месяц — это круто даже для меня. Либо я старею, либо чего-то не понимаю в жизни. Где мои пятнадцать лет?

В конце одного из рабочих дней дверь кабинета распахнулась, и вошла Вита. Она не была записана приём, но пришла ровно в то время, так как на это время отменился пациент. Со дня нашей последней встречи прошло уже три недели.

— Маэстро, здравствуйте! Не ждали? А я — как незваный гость, который лучше татарина! — сияла она.

— Хуже татарина, — поправил я её угрюмо, но при этом был рад её видеть.

— Я так и сказала.

— Ну да, конечно.

— У меня есть идея. Если у тебя есть время, можем кое-что проделать, — подмигнула она.

Её идея заключалась в том, чтобы она нашла спрятанный мною предмет с завязанными глазами. Интересная идея, вот только она с завязанными глазами наверняка вызовет во мне ещё бо́льшее желание. Но всё же я приготовил всё для исполнения её прихоти, и мы приступили. Почему-то мне не хотелось ей отказывать. Я разложил на столе геометрические фигуры: квадрат, шар и треугольную пирамиду. Затем встал сзади неё и завязал ей глаза, после чего взял её левую руку в свою правую и внушил ей мысленно взять шар. С завязанными глазами Вита поочерёдно брала в руки каждый предмет, после чего ей требовалось сделать выбор. Прошло минут десять, она стояла и колебалась, я видел, что она хочет дотронуться до треугольной пирамиды. Её рука коснулась пирамиды, а затем резко изменила движение. И вот — она уже держит в руке шар! Похвально! Сделав свой выбор, Вита сняла повязку с глаз, подошла ко мне и встала на цыпочки. Держа шар в руке, она подняла его на уровень моих глаз и указала на него с улыбкой, полной триумфа.

— Маэстро, я угадала?

— Угадала, — я не скрывал удивление и гордость. Обычно пациенты раза с четвёртого угадывают, она же — с первого.

— В таком случае я заслужила приз! ­– её глаза сияли от гордости за себя.

Я её поцеловал. Невольно у Виты вырвался стон, который определил всё. И вот, дело сделано. Когда я пришёл в себя, то увидел, что Вита уже одевается. Всё произошло стремительно, грубо, страстно. Внезапно для себя я стал извиняться перед ней за случившееся. Через несколько минут, словно по расписанию, в дверь постучали и сообщили, что подошла следующая пациентка. Вита оправила волосы, сухо попрощалась и быстро вышла из кабинета.

Вечером, вернувшись домой, я пытался осмыслить произошедшее. У меня часто бывает случайный секс, в моей жизни это больше норма, чем исключение. Также бывало, что я спал с пациентками, но обычно они проявляли инициативу, и тем самым я снимал с себя всякую ответственность. Но в этом случае ответственность я взял на себя.

В течение следующих нескольких дней мы переписывались с Витой, я предложил ей встретиться.

Гуляя в парке, мы наслаждались прекрасной тёплой летней погодой. На Виталине было лёгкое белое платье, и она выглядела как сама невинность.

— На каком этапе твоё исследование?

— Я анализирую информацию. Связь пирамид и ДНК однозначно существует. Пирамиды — это не просто энциклопедии знаний, астрономические обсерватории, машина времени или солнечно-лунный календарь. Это ДНК-хранилище, и теперь я в этом уверена. Пирамиды в Египте — это своего рода рейс «Египет — Сириус». Но, помимо египетских пирамид, в мире есть множество других аналогичных сооружений. Мексика, Гватемала, Перу, Великобритания, остров Пасхи, Тибет, Япония, США, Австралия, Китай, Украина и Россия — везде есть пирамиды. Я уже молчу про подводные пирамиды на дне Бермудского треугольника, которые обнаружили только в 1948 году! Мы многого не знаем. И, скорее всего, есть ещё пирамиды, которые пока не найдены! Возможно, если разгадать схему, по которой они были построены, можно найти и все остальные. Я как представлю, что люди по всей планете, не имея никаких средств связи друг с другом, каким-то образом строили их, то прихожу в дикий восторг! Это же настоящий эгрегор! Хотя вполне возможно, что ранние цивилизации могли общаться телепатически. Тогда это многое объясняет. И если я права, то получается, что в нашем существовании есть тайный смысл. Значит, человек появился на нашей планете отнюдь не случайно.

— В России тоже есть пирамиды? Я никогда не слышал о них.

— Да, в Приморье находятся две горы — Брат и Сестра. Изначально они были почти одинаковой высоты, но в сталинские времена Брата укоротили — взорвали, возможно, пытаясь добраться до внутренних камер. Всё, что удалось найти, — только остатки древних комнат.

— Почему ты решила прибегнуть к гипнозу?

— Потому что я многое чувствую, но не могу объяснить. Я ищу ответы везде и руководствуюсь не только логикой. На лекциях нам часто говорят, что нужно опираться на логику. В последнее время логика меня загнала в угол, где нет освещения, если ты понимаешь, о чём я. Мы не знаем многого именно потому, что всегда включаем логику, но она же становится и нашим основным предрассудком. Для изучения ДНК нужно нечто большее, чем человеческое мышление, нужно выйти за его рамки. Что, если наша ДНК — это навигационная система, которая указывает, куда нам двигаться? Вся наша эволюция — это проделанный навигационный путь. Как в любом навигаторе, в ДНК есть свои настройки, и мы прокладываем дорогу от конкретного местоположения до конечной точки. Справедливо, что возникают вопросы: где и когда было начало пути? И когда и где, в таком случае, будет конечная точка? Есть ли она вообще, эта конечная точка? Я хочу знать, как можно изменить эти настройки и составить свой маршрут.

— Для этого есть генная инженерия.

— Я имею в виду, что наверняка должен быть способ менять настройки без вмешательства в организм!

— Мы что-нибудь придумаем.

Я слушал её и думал о том, что её слова похожи на бред, но сказать ей о том, что она попусту тратит время и слепа, я не решался. Есть вещи, которые она должна понять сама.

Я не мог дождаться момента, когда мы приедем ко мне. Дома Вита вела себя странно. Она попросила стакан воды, затем ещё один. Будто она тянула время перед чем-то. Мне казалось, что ей здесь некомфортно и она скованна. Но всё изменилось, как только мы оказались в спальне. С неё вмиг слетела не только одежда, но и вся зажатость. Да, секс и изучение ДНК, пожалуй, единственные области, где Вита является самой собой, где она настоящая и где она по-настоящему хороша. Я это понял ещё тогда, в первый раз, но мне предстояло узнать её ближе и… ужаснуться.

Вита отказалась оставаться у меня на ночь, она вызвала такси и уехала. А я достал ром, налил себе рюмку и включил телевизор. Наверное, она права — я действительно алкоголик.


Глава 3

Жизнь мужчины становится намного интереснее, когда работа приносит ему удовольствие. Женщины по большей части реализуют себя в семье, а мужчины — именно в работе, которая является важнейшей сферой их жизни. Однако есть женщины — такие, как Вита — которые реализуют себя в профессиональной области как мужчины.

Первичных пациентов у меня значительно прибавилось — сработало сарафанное радио. Я стал неожиданно популярен. Работа забирала много времени, встречи с Витой стали редкими. Я не знал, что моё невнимание способно вылиться в то, что она размажет моё самолюбие об асфальт. Тогда я впервые столкнулся с другой стороной её характера.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180 125
печатная A5
от 409