электронная
108
печатная A5
443
12+
Его высочество Маркиз

Бесплатный фрагмент - Его высочество Маркиз


Объем:
320 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-9743-5
электронная
от 108
печатная A5
от 443

Глава 1
Избушка у болота

Зима в этом году выдалась снежная. Толстой пуховой периной накрыла она города и селенья, поля и леса, заботливо укутала деревца, замела дороги и тропинки.

Особенно красиво в эту пору было в лесу. Небо голубое, чистое, словно слеза. В лучах скупого зимнего солнца свежевыпавший снег переливался всеми цветами радуги — от подобной роскоши захватывает дух. Морозно. Ни шороха, ни дуновения.

Внезапно царящие в лесу тишину и спокойствие нарушили чьи-то грузные шаги. С каждой минутой они приближались, и вскоре среди сгибающихся под толщами снега деревьев возникла высокая фигура с большим увесистым мешком в руках. На несколько мгновений она замерла на месте, внимательно огляделась по сторонам, а затем решительно двинулась в сторону затянутого льдом болота и неприметной, практически полностью заваленной снегом избушки.

С ее крыши свисали загадочно поблескивающие своими ледяными гранями сосульки, еле державшаяся на петлях и местами подгнившая дверь жалобно поскрипывала на ветру, а занесенные снегом оконца равнодушно взирали на обступившие избушку голые стволы деревьев.

Случайно оказавшемуся здесь путнику и в голову бы не пришло, что в этом на первый взгляд давно заброшенном домике кто-то живет. Однако подобное впечатление было обманчиво. Всего лишь в нескольких километрах от столицы в самой чаще глухого непроходимого леса в маленькой затерявшейся среди кустов избушке обитала та, чье существование не укладывалось ни в какие рамки и каноны современного мира и противоречило любой логике и здравому смыслу.

Однако ведьму Ягусю подобные мелочи совершенно не интересовали. Вот уже несколько десятков лет как она обосновалась в этих краях, возвела избушку и зажила вполне себе припеваючи. Люди сюда забредали нечасто, зверье благоразумно обходило болото стороной, и потому ничто не нарушало ее существования. На удивление новая лесная жительница оказалась особой весьма деятельной и постоянно чем-нибудь занималась. В любую погоду она деловито бродила по лесу в поисках необходимых ей кореньев или ягод, регулярно обследовала близлежащие селения, а порой и вовсе отлучалась на несколько дней. В этом факте не было ничего удивительного, ведь у настоящей ведьмы, причем такой мудрой и опытной, дел всегда невпроворот. Вот и сейчас она возвращалась домой после длительного отсутствия. Несмотря на разбушевавшуюся вьюгу и трескучий мороз глаза ведьмы радостно блестели, а на губах то и дело мелькала довольная улыбка. Еще бы, ее путешествие оказалось ненапрасным, и впереди ждали великие дела.

Но обо всем по порядку. С трудом расчистив занесенный снегом проход, ведьма пробралась к своей избушке и нетерпеливо дернула за ручку. Дверь натужно заскрипела, но поддалась. Еще один рывок, и Ягуся оказалась внутри.

— Ну наконец-то! Дома! — пробасила она и с наслаждением шваркнула мешок на пол.

По правде сказать, внутреннее убранство избушки лишь отдаленно напоминало то, что она так гордо величала домом. С обшарпанных стен и потолка свисали гроздья паутины, под ногами скрипела жухлая листва, а домашняя утварь, в беспорядке сваленная на стоящем у окна грубо сколоченном деревянном столике была покрыта толстым слоем пыли.

Ягуся нахмурилась. Признаться, она никогда не отличалась особой хозяйственностью и домовитостью, но представшая перед глазами картина повергла ее в уныние.

— Вот зараза! Не дом, а берлога! — пробурчала она и, кряхтя и охая, принялась рыться в стоявшей у входа поленнице. За время ее отсутствия дрова отсырели, и лишь после нескольких безуспешных попыток в печке наконец-то вспыхнул огонь.

— Так-то лучше. Ладно, отдохну я, пожалуй, а то с дороги спину ломит…

Ягуся была уверена, что прилегла лишь на пару минут, однако каково же было ее удивление, когда, разлепив глаза, она увидела серебрившийся свет луны, с трудом пробивающийся сквозь залепленные инеем оконца.

— Ну надо же, как время бежит, — пронеслось в голове, и Ягуся нахмурилась.

Время! Одна только мысль об этом явлении могла вконец испортить настроение ведьмы и погрузить ее в затяжную хандру.

— Ну ничего, — пробормотала она. — Скоро я с этим покончу. Навсегда.

Вернуть молодость, вновь стать юной и красивой, какая женщина втайне не мечтает о подобном? А Ягуся, несмотря на весьма преклонный возраст, ведь недавно ей исполнилось 786 лет, была настоящей женщиной и притом весьма упорной.

— Осиная талия, нежная кожа, горящий взгляд…

От этих практически стершихся из памяти воспоминаний потеплело в груди, но тут взгляд ведьмы ненароком упал на стоящую на столе миску, на гладкой поверхности которой отразилось ее истинное лицо. Ягуся нахмурилась и резким движением отбросила миску от себя. Та со звоном покатилась по полу, а ведьма с надеждой покосилась на стоящий у входа мешок. Сейчас его содержимое было поистине на вес золота, да что там золота, в его недрах скрывалась новая жизнь, в которой больше не будет места старости, немощи и болезням. А значит нужно действовать немедленно!

— Ну-с, приступим, — пробурчала ведьма и принялась копаться в своем мешке. — Шерсть овцы, глаз тарантула, кожа питона…

Ягусе пришлось изрядно потрудиться, чтобы раздобыть все эти сомнительные вещички, но на это было одна весьма веская причина — зелье вечной молодости. О его существовании ведьма узнала сравнительно недавно, однако с тех пор потеряла сон и покой. Что, впрочем, не удивительно, ведь если верить слухам, это зелье способно подчинить себе то, что до сегодняшнего дня было неподвластно ни одному волшебнику на всем белом свете — беспощадный бег времени. А ради этого Ягуся была готова на все!

Внезапно лицо ведьмы вытянулось, а в глазах блеснуло неподдельное изумление.

— Ничего не понимаю, — озадаченно похлопала она ресницами и принялась пересчитывать разложенные на столике ингредиенты.

— Глаз — один, лягушачьи лапки — три, — один за другим загибала она пальцы, — шерсть овцы, кожа питона…

Зелье молодости включало не менее двадцати составляющих, и запутаться немудрено. Однако Ягуся была ведьмой опытной и могла поклясться, что еще пару часов назад в ее мешке находилось все необходимое. Но сколько она не пересчитывала, чего-то явно не хватало. Глаза ведьмы налились кровью, она резким движением схватила валявшийся на полу мешок и принялась лихорадочно трясти его над столом. Но увы и ах, он был совершенно пуст, а столь необходимые ингредиенты как сквозь землю провалились.

— Поросячьи уши! — заскрежетала она зубами.

И точно, никаких ушей на столике в помине не было, а Ягусе, наизусть знавшей рецепт будущего зелья, оставалось лишь разводить руками.

Проклятье! Ну как же так! Столько усилий, и все напрасно! Нет, этого просто не может быть! Но факты — вещь упрямая. Эти самые уши, всего лишь вчера с таким трудом добытые ведьмой в ближайшем селении, как в воду канули. А без них — все труды насмарку, ведь приготовление зелья — дело ответственное, и малейшее нарушение рецептуры грозило малоприятными последствиями.

Сколько ведьма не пыталась разобраться в таинственном исчезновении, в голову приходило лишь одно объяснение. И оно в этот самый момент как ни в чем не бывало дрыхло на теплой печке.

— Ах, паршивец, — взвыла Ягуся и грозно топнула ногой. — А ну отвечай, куда уши дел?!!

Тишина. Со стороны могло показаться, что ведьма разговаривает сама с собой, но это было не так, и легкое шевеление в темном углу свидетельствовало о том, что в избушке присутствовал кто-то еще, совершенно не желавший, чтобы его заметили.

Однако Ягусю не проведешь. Вот уже который год она жила бок о бок с прелюбопытнейшим существом — огромным черным как смоль котом по кличке Маркиз. Собственно, в самом этом факте не было ничего удивительного — какая приличная ведьма обойдется без верного помощника? Но на беду Ягуси питомец обладал весьма скверным характером и частенько вместо помощи значительно осложнял ей жизнь.

Шкодливая натура Маркиза ни дня не могла прожить без новых подвигов, тогда как его хозяйке подобные сюрпризы приходились явно не по душе. Конечно, играть на нервах Ягуси было небезопасным занятием, поскольку та не раз грозилась превратить кота в какой-нибудь предмет интерьера и рано или поздно могла воплотить свои угрозы в жизнь. Но Маркиз не зря был ведьминским котом, причем носил это звание вполне заслуженно. Ярость хозяйки не знала границ, когда в самый ответственный момент он исчезал, прихватив с собой какую-нибудь волшебную вещицу, позарез нужную именно сейчас.

Поэтому Ягуся зорко следила за каждым шагом своего подопечного и старалась держать его в строгости, что, однако, удавалось далеко не всегда. И сегодняшнее исчезновение ценнейших ингредиентов в очередной раз доказывало, что Маркиз не меняет своих привычек.

— Ну почему у всех коты как коты, а у меня сплошное недоразумение? — сокрушалась тем временем Ягуся. — Сил уже нет никаких! Маркиз, я не шучу, выходи немедленно!

В ответ раздалось недовольное фырчанье, и в полумраке избушки блеснули два огромных желтых глаза.

— Чего орешь как резаная? — тоненьким визгливым голоском осведомился их обладатель. — Нервишки шалят?

— Так по твоей милости и шалят, любезный! Где уши?!!

Янтарные глаза с любопытством уставились на недовольную женщину.

— Бог с тобой, какие уши? Своих что ли мало?

Ягусю затрясло от негодования — Маркиз любого мог довести до белого коленя.

— Так, мое терпение лопнуло! Или немедленно говоришь, где поросячьи уши, или я за себя не ручаюсь!

— Ой, ой, как страшно! Слушай, а может, тебе валерьянки попить? А что, в твоем возрасте здоровье беречь надо!

От возмущения у Ягуси глаза вылезли из орбит.

— Ты на что намекаешь, бестолочь лохматая?

— Да уж какие тут намеки?! Сама посуди — спишь плохо, вечно в не настроении, чуть что — так визги на весь дом…

— И…? — прорычала ведьма. — Договаривай, раз начал!

— Ой, Ягусь, брось, да разве я не понимаю… Старость — не радость!

На ведьму было жалко смотреть. Подобно рыбе она хватала воздух полураскрытым ртом и не сводила безумных глаз с как ни в чем не бывало восседающего на печи Маркиза. Она уже забыла, с чего начался весь это спор, и в голове пульсировала лишь одна мысль. Она старуха! Дряхлая, вредная, никому не нужная! И грош цена всему волшебству, если она не в силах изменить самое важное — время!

Ну уж нет! Не бывать этому! И не будет она Ягусей, одной из самых могущественных ведьм, если не добьется того, чего хочет!

— Значит, так, — ледяным тоном начала она. — Слушай внимательно, и запоминай! Поросячьи уши необходимы для зелья молодости, и никто, даже ты, не сможет мне помешать!

— Да я…

— Молчать! — перебила его хозяйка и гневно стукнула кулаком по столу. — Собирайся!

Глаза Маркиза полезли на лоб от удивления.

— То есть как «собирайся»? А ужин?

От переполнявшего возмущения лицо ведьмы стало покрываться красными пятнами, и Ягуся медленно двинулась к печке. Кот молниеносно оценил состояние хозяйки, и юлой завертелся на месте.

— Ладно, ладно, не кипятись! Найдем мы тебе уши, небось поросят в деревне навалом! Кстати, раз уж все равно там будем, захвати гуся, да пожирнее! Что-то паштета захотелось…

Ведьма вздохнула.

Тема еды уже давно стала очередной головной болью, ведь ее питомец отличался зверским аппетитом. Маркиз мог слопать все что угодно, причем в неограниченных количествах, но последнее время его потянуло на деликатесы. Ведьма безуспешно ломала голову, откуда ее кот, живя в глухом лесу, обзавелся такими привычками, но делать было нечего. Несмотря на все проказы своего питомца, Ягуся была искренне привязана к Маркизу и потому не могла отказать ему в очередной прихоти.

Пребывая в благодушном настроении, ведьма частенько принималась за готовку, а уж если в деревню выбиралась, то пушистый гурман вполне мог рассчитывать на поистине царский пир. Маркиз же самым бессовестным образом пользовался расположением своей хозяйки и с каждым днем его меню стремительно расширялось.

Ведьма ничуть не сомневалась, что поросячьи уши уже давно осели в желудке ненасытного животного, поэтому ей ничего не оставалось, как двинуться в обратный путь.

За окном неистовствовала вьюга, ветер с завываниями носился по лесу, бросался на трепещущие елки и нещадно гнул тоненькие ветки деревьев. В такую погоду ни одно живое существо не рискнуло бы высунуться из своей норы или укрытия, но Ягуся была настроена решительно.

— Сегодня уши должны быть здесь! И точка!

Ведьма торопилась не зря. Видимо, у всех прочих ингредиентов был свой, ограниченный срок годности, а рисковать превратиться в жабу или кабана, Ягуся не собиралась. Маркиз это понимал, поэтому, тяжело кряхтя, спрыгнул с насиженного места. Конечно, разумнее всего было не трогать эти чертовы уши, тогда бы не пришлось тащиться черт знает куда, но прохвост не привык думать наперед и всегда надеялся на свою кошачью фортуну. Увы, в этот раз не повезло.

До ближайшей деревни было около десяти-двенадцати километров, как ни крути — дорога неблизкая, особенно ночью да в зимнюю стужу, поэтому было решено воспользоваться метлой. Несмотря на ее волшебные способности, Ягуся не очень-то жаловала свое транспортное средство и при любой возможности старалась обходиться без него. Метла была старой, с погнутыми прутьями и треснувшей ручкой. Да и характер, признаться, не сахар — стоило седоку хотя бы на миг зазеваться, как она норовила сбросить его на землю. Ведьма набила немало синяков и шишек, а пару раз и вовсе приземлялась в раскидистые кроны деревьев, из которых выбраться не так-то просто. Но сейчас была дорога каждая минута, поэтому скрепя сердце Ягуся принялась рыться в пыльном углу. Наконец, метла была найдена, и ведьма с котом отправились в очередное путешествие.

На удивление, до деревни они добрались без особых происшествий, метла всего лишь пару раз пыталась сбиться с курса, но Ягуся была на чеку. Затем последовала не очень мягкая посадка в растущие около забора кусты, но все это было мелочью по сравнению с перспективой пешком прошагать несколько километров под сбивающий с ног ураганный ветер.

Отряхнувшись и спрятав метлу в ближайшем сугробе, ведьма покосилась на крутящегося у ног черного кота.

— Ну что, Маркиз — пришло твое время! Можешь безобразничать сколько влезет, только постарайся никого не угробить!

В ответ послышалось довольное фырчанье. Уж что-что, а по части проделок и всевозможных хитростей, Маркизу равных просто не было. Ягуся собиралась навестить тот же дом, где была ранее, поэтому справедливо полагала, что ее появлению не обрадуются. Два поросенка за один день — это уже многовато. Но на этот раз она пришла не одна, и потому у хозяев не было никаких шансов.

А они в это самое время сидели за большим деревянным столом и мирно ужинали. День выдался тяжелым, и в душе каждый из присутствующих надеялся на долгожданный отдых. Но не тут-то было!

В дверь внезапно постучали. Вмиг звон ложек прекратился, и люди озадаченно переглянулись. Глава семейства, высокий крупный мужчина с лохматой копной темных с проседью волос и мозолистыми руками подозрительно обвел глазами замерших жену и пятерых ребятишек.

Но те лишь недоуменно пожимали плечами — для гостей не время, а значит, нужно быть на стороже. Мужчина грузно выбрался из-за стола, схватил лежащий под скамьей топор и медленно направился к двери.

— Кто? — грозно пробасил он.

— Открывайте, почтальон! — послышался в ответ чей-то незнакомый визгливый голос.

Хозяин удивленно похлопал глазами. Почтальон на ночь глядя? Не может быть!

— Врешь! — заревел он и угрожающе взмахнул топором. — А ну отвечай немедленно, кто такой! Иначе… Да я сейчас собаку спущу!

Сидящий у двери Маркиз, а это, как нетрудно догадаться, был именно он, фыркнул и схватился за живот. Собаку? Ой, напугали!

До слуха же, озадаченного внезапным вторжением мужчины донеслись непонятные звуки, которые и вовсе поставили его в тупик.

— Ничего не понимаю! — еле слышно пробормотал он и поднял на подавшихся вперед домочадцев испуганные глаза. — А ведь правда, Бублик-то не лает… Как же так… Он же чужого за версту чует, а тут молчит как рыба…

— А вдруг он того…, — несмело пискнула жена.

Глаза мужчины потемнели.

— Чего того?

— Ну… помер… Может, это грабители, и они убили нашего Бублика?

— Молчи, женщина, нечего чепуху городить! — грубо прервал ее муж, тем не менее, эта мысль прочно засела в головах всех присутствующих, и они инстинктивно подвинулись ближе друг к другу.

А мнимый почтальон не унимался. Поняв, что дверь ему не отопрут, Маркиз принялся со всех сил барабанить в окна.

— Открывайте, кому говорю! — верещал он и ловко перепрыгивал с одного подоконника на другой. — А то хуже будет!

После этих слов, люди тут же уверовали, что к ним в дом ломятся настоящие бандиты и как один бросились на пол. Дети в ужасе жались к матери, а та в панике хваталась то за кочергу, то за скалку, то пыталась запихнуть отпрысков в кладовку. Хозяин же бестолково носился из угла в угол и размахивал топором.

— Я, я…! Стрелять буду!

— Из топора-то? — издевательски поинтересовались на улице. — Ну давай! Меткий из тебя стрелок получится, ничего не скажешь!

Люди похолодели и замерли на месте. Откуда грабители узнали, что в них из оружия всего один топор? Нечистая сила, не иначе! Тут нервы хозяйки сдали, она медленно осела на пол и тоненько завыла:

— Батюшки святы! Прости нас, грешных!

А тем временем до чутких ушей Маркиза донесся вздох и такой знакомый ворчливый голос.

— Эй ты там, ну сколько можно? Поторапливайся!!!

— Не извольте беспокоиться! — отозвался кот и бодро махнул пушистым хвостом. — Последний аккорд!

И точно — в ту же секунду движимый какой-то невидимой силой топор вырвался из рук хозяина дома, взмыл к потолку и, со свистом рассекая воздух, ринулся на людей.

Такого не ожидал никто. На мгновение жители домика приросли к полу, а затем, выпучив глаза, бросились к выходу. Через мгновение дверь распахнулась, и, спотыкаясь и отчаянно размахивая руками, люди вывалились на улицу.

— Принимай работу! — донеслось с крыши, и заскучавшая было Ягуся ухмыльнулась.

Ну что ж, Маркиз не подвел, а значит, пора наведаться за поросенком. Да, и гуся не забыть, ведь сегодня ее мохнатый помощник заслужил небольшое вознаграждение.

Спустя полчаса ведьма и Маркиз вернулись домой. С чувством выполненного долга кот тут же полез на печку, а его хозяйка, не теряя больше ни минуты, приступила к великому таинству — изготовлению зелья молодости. Наконец-то в руках находилось все необходимое, а значит, скоро, совсем скоро ее ждут значительные перемены.

Один за другим ингредиенты погружались в большой глиняный котелок, который фырчал, подпрыгивал и время от времени испускал сизые клубы дыма. А ведьма не сводила с него счастливых глаз и довольно потирала руки. Спустя четверть часа колдовство подошло к концу.

— Ну вот! Готово! — пропела Ягуся и любовно погладила пузатый котелок. — Теперь пусть настоится маленько, и да здравствует новая жизнь!

Недолго думая, ведьма задвинула свое сокровище в самый темный угол на печке и устало плюхнулась на постель.

— Вздремнуть что ли, — зевнула она.

И правда, после всех сегодняшних подвигов, отдых был бы очень кстати. Глаза слипались, тело отяжелело, и вскоре ведьма погрузилась в окутавшую ее сладкую дремоту. Но идиллия продолжалась недолго. Не прошло и получаса, как Ягусю разбудили громкий звон посуды и чье-то негодующее шипение. Ведьма не сразу сопоставила эти звуки с настаивающимся в углу зельем. Когда же эта мысль все же посетила ее голову, ведьма кубарем скатилась с постели и со всех ног бросилась к печке. Но было уже поздно, и самые страшные опасения сбывались прямо на глазах. Посреди комнаты валялись осколки вдребезги разлетевшегося глиняного котелка, а на полу растекалась огромная мутная лужа.

Ягуся замерла на месте, и в глазах ее потемнело.

— О нет! Мое зелье! Ах, Маркиз, ах паршивец, что же ты натворил!!!

Из-за угла настороженно высунулась мохнатая морда.

— Здрасти, приехали! Сама понаставит тут всякой дряни, а Маркиз виноват! Между прочим, печка — это мое законное место, ясно?!

Это было уже слишком. Ягуся на многое закрывала глаза и прощала своему любимцу весьма дерзкие выходки, но зелье, которое она приготовила с таким трудом… Никогда!

Сегодняшний проступок переполнил чашу терпения хозяйки, перед ее глазами всплыли все прегрешения кота за последнее время, и, схватив валявшуюся у входа метлу, она ринулась в бой.

— Ты что делаешь, старая, — взвизгнул Маркиз, не успев вовремя увернуться от заслуженного возмездия, — между прочим, я особа благородная, не то что некоторые!

Глаза Ягуси яростно блеснули.

— Ах так, значит! Ну погоди же, облезлое высочество!

И не успел тот даже мяукнуть, как метла вновь прошлась по холеным бокам.

— Это тебе за «старую», — приговаривала ведьма, вцепившись в пушистый хвост, который на беду Маркиза оказался слишком длинным и не успел выскользнуть из рук хозяйки. — А это за зелье!

— И в кого ты только такая зловредная! — постанывал питомец. — Варево, видите ли, ей жалко!

— Брысь отсюда, — не вытерпела Ягуся и, схватив кота за шкирку, вышвырнула на улицу. — Чтоб не смел мне сегодня даже на глаза показываться!

— Испугала, — фыркнул Маркиз. — Да если мне захочется, я и вовсе от тебя уйду, невелика потеря!

— Скатертью дорога!

И, погрозив напоследок метлой, Ягуся с треском захлопнула дверь.

— Не веришь, значит, — прошипел кот, недобро сверкнув огромными янтарными глазами. — Ну погоди, плохо же ты меня знаешь! Счастливо оставаться!

И махнув пушистым хвостом, Маркиз растворился в ночи.

Глава 2
Кот, который гуляет сам по себе

Заснеженная Москва в преддверии Нового года представляла собой достаточно беспокойное и суетливое зрелище. Тысячи спешащих куда-то людей наводнили и без того оживленные улицы, бесконечная череда гудящих машин с раннего утра до самого позднего вечера тянулась по перегруженным трассам, а яркие, разноцветные витрины многочисленных магазинчиков как никогда манили сверкающими огоньками и притягивали к себе взоры прохожих. Куда ни кинешь взгляд, всюду искрился и переливался свежевыпавший снег, а в морозном воздухе витали ароматы апельсинов и хвои. Столица ускоренными темпами готовилась к Новому году, и каждый человек, независимо от пола и возраста, невольно поддавался этому всеобщему предпраздничному оживлению. Заметить среди всей этой суеты под ногами снующих прохожих медленно бредущего черного пушистого кота было достаточно сложно. Да и ничего необычного в этом факте не было: каждый день по улочкам города бегали сотни бездомных животных, но этот представитель семейства кошачьих заслуживал куда более пристального внимания по одной простой причине: его звали Маркиз и, можете быть уверены, его появление в столице не останется незамеченным.

Был поздний декабрьский вечер, постепенно толпы людей рассасывались по теплым квартирам, где их ждали горячий ужин и привычный голубой мерцающий экран телевизора. Только черный кот, практически слившийся с непроницаемой темнотой, размеренно брел по опустевшей улице. Вскоре на его пути возникла покосившаяся скамейка троллейбусной остановки. Легким пружинистым движением Маркиз вспрыгнул на скамейку и вперил напряженный немигающий взгляд куда-то вдаль. Со стороны казалось, что кот ждал троллейбус, но, конечно, такая абсурдная мысль не могла закрасться в головы редких одиноких прохожих. Тем не менее, так оно и было. Спустя некоторое время из темноты вынырнул троллейбус, мигнул фарами и неторопливо затормозил перед остановкой. Кот лениво потянулся и не спеша направился к открывшимся дверям. В салоне оказалось несколько свободных мест, и, недолго думая, Маркиз занял одно из них. Вслед за котом в троллейбусе появилось еще несколько человек.

— Уважаемые, пассажиры, оплачиваем проезд, — послышалось с задней площадки, и к вошедшим направилась кондуктор. Это была полная добродушная женщина с висевшими на веревочке очками и пучком тусклых пережженных «химией» волос. Люди зашуршали пакетами и сумками, а свернувшийся на сидении кот даже не шелохнулся. Смешно было предположить, что фраза кондуктора возымеет на него какое бы то ни было воздействие; странным казалось другое: столь близкое соседство с людьми нисколько не пугало Маркиза, напротив, он закрыл глаза и засопел. Но приятная полудрема длилась недолго, и внезапно над самым ухом кота раздался женский сюсюкающий голосок.

— А это у нас кто такой?

Маркиз недовольно встрепенулся и медленно приоткрыл один глаз. Обдав удушливым цветочным ароматом дешевых духов, над ним склонилась полная женщина средних лет. Пушистый пассажир нервно дернул носом, презрительно оглядел обладательницу раздражающего запаха и демонстративно отвернулся. Но женщина не успокоилась.

— Ой, какая киса, — принялась причитать она и подхватила Маркиза на руки. — Как же ты здесь оказался? Неужели потерялся?!

— Руки убери, — прошипел кот и бесцеремонно пихнул задней лапой женщину в плечо. Та на миг замерла, и на ее лице отразилась отчаянная борьба между неверием, удивлением и ужасом.

— Что? — глупо переспросила она.

— Руки, — лаконично повторил Маркиз и, почувствовав, что хватка ослабла, легко вывернулся из объятий остолбеневшей пассажирки и вернулся на свое место.

Тут к пребывающей в глубоком трансе женщине подоспела кондуктор и тоже заметила огромного черного кота.

— Во так дела, — воскликнула она, — кажется, у нас «заяц»!

И вновь женские руки, на этот раз принадлежавшие добродушному кондуктору, потянулись к Маркизу. Тот резко обернулся, шерсть стала дыбом, а глаза раздраженно блеснули. Ну что за люди эти женщины! Ни минуты покоя!

— Я не заяц, — огрызнулся кот и спрыгнул с сидения. — Кошелек, знаете ли, дома забыл.

На лице кондуктора появилось уже знакомое выражение полной растерянности и недоумения, она беззвучно открывала рот, силясь что-то сказать, но у нее ничего не получалось.

— Не заяц? — заикаясь, наконец выдавила она.

— Нет, — потеряв всякое терпение, рявкнул Маркиз и направился к дверям.

— Батюшки святы, да что же это такое на свете делается?! Чертовщина какая-то! Чур меня, чур! — подобные выкрики еще долго раздавались в остановившемся троллейбусе. Все пассажиры как по команде приникли к замерзшим стеклам, отогревая их своим дыханием, в надежде увидеть, куда направился этот удивительный кот. Но сколько они ни напрягали зрение, Маркиз бесследно растворился в ночи.

Обсуждение столь необычного события продолжилось еще долго, если бы стоящий на задней площадке мужчина неопределенного возраста, небритый, с всклокоченными волосами и красным носом, не пробасил на весь салон:

— Пить надо меньше, а то раскудахтались тут! Мне, к примеру, вчера у пивного киоска слон повстречался, так я же не ору об этом на каждом углу!

Как ни странно, но эта абсурдная фраза из уст подвыпившего гражданина отрезвляюще подействовала на остальных пассажиров. Они тут же умолкли, смущенно переглянулись, демонстративно отвернулись от окон и, казалось, тут же забыли о недавнем инциденте.

А тем временем виновник разгоревшихся в троллейбусе страстей, кот Маркиз, неторопливо перебирая лапами, двигался по пустынной улице по направлению к большому зданию со светящейся вывеской: «Супермаркет». На то были самые что ни на есть веские основания: живя в лесу, кот привык к регулярному и, что самое главное, разнообразному питанию.

Теперь же, предоставленный сам себе на темных улицах незнакомого города, он явственно ощутил то, что, скорее всего, ужина, сегодня не получит. Время шло, желудок недовольно бурчал, кот сердился, но возвращаться к Ягусе не собирался.

— Не на того напала, — фырчал он, провожая голодным взглядом людей, выходящих из магазина с полными пакетами всякой снеди. — Думаешь, пропаду без тебя, на пузе назад приползу, как бы не так!

Тем не менее, боевого настроя хватило ненадолго. Многочисленные попытки проникнуть в магазин тут же пресекались охранниками, и Маркиз неизменно выдворялся на улицу. А поскольку охрана принимала его за обыкновенного бездомного кота-попрошайку, то особо не церемонилась, и вскоре у нашего героя была отдавлена лапа, прищемлен хвост и ныло правое ухо.

— Вот жмоты, — шипел он, — и сами не едят, и котам не дают. А колбасы-то сколько, небось не обеднели бы!

Утешало лишь одно обстоятельство: кот в долгу не остался, в результате чего у одного из бугаев была до крови расцарапана рука, а второй заметно прихрамывал, то и дело отпуская в адрес животного изощренные ругательства: что-что, а кусаться и царапаться Маркиз был мастак.

— То-то же, — удовлетворенно сопел тот, свернувшись калачиком у входа в магазин. — Думали, раз морды квадратные, то никто вас не боится. Ничего подобного! Вы еще не знаете, с кем связались, и не буду я Маркизом, настоящим ведьминским котом, если не поужинаю сегодня свеженькой колбаской и сметанкой!

Маркиз был котом солидным и бросать слова на ветер не привык, тем более что желудок неустанно напоминал о своих правах.

Внезапно тишину зимнего вечера разорвал пронзительный визг тормозов. Кот обернулся: в паре метров от магазина двое пешеходов испуганно шарахнулись от резко остановившейся новенькой черной иномарки, из которой доносились громкая музыка и неудержимый хохот. Тонированное стекло опустилось, и из машины высунулся изрядно выпивший водитель.

— Куда прете, — напустился он на отскочивших в сторону людей. — Совсем обнаглели, вечно под колеса лезут!

Пешеходы пытались что-то возразить и урезонить разбушевавшегося господина, который секунду назад чуть было не сбил их, но куда там! Глаза водителя налились кровью, и граждане благоразумно предпочли поскорее исчезнуть из поля его зрения.

— Вот так всегда, никакой справедливости, — вздохнула остановившаяся рядом с Маркизом женщина. — И куда только полиция смотрит!

Но на этот раз она ошибалась. На глазах изумленных свидетелей откуда ни возьмись возникла полицейская патрульная машина и преградила путь черной иномарке. Зрители оживились и подались вперед: сейчас что-то будет. Но увидеть торжество справедливости так и не удалось. Водитель иномарки тут же выскочил из машины и без лишних слов протянул подошедшим полицейским несколько хрустящих бумажек. Наблюдавшие за этим люди разочарованно охнули и побрели кто куда: правило «деньги правят миром» в который раз доказало свою актуальность. А полицейские, кинув жезл и фуражки в свою машину и сунув только что полученные деньги за пазуху, как ни в чем не бывало направились к магазину. Глаза Маркиза радостно блеснули.

— А заработать денежки, оказывается, не так уж трудно. Надо бы попробовать, — протянул он и, удостоверившись, что стражи правопорядка скрылись в супермаркете, недолго думая ринулся к патрульной машине.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 443