электронная
200
печатная A5
703
18+
ЭдДен

Бесплатный фрагмент - ЭдДен

Одиннадцатая книга серии «ВеЛюр»

Объем:
582 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4894-5
электронная
от 200
печатная A5
от 703

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Мы все рождаемся одинаково богатыми. Прорвавшись к свету и издав первый крик, получаем одинаковое приданное — ЖИЗНЬ. Но не странно ли, что пройдя свой отрезок, выполнив личные нормативы, мы ее, свою Жизнь, кладем на плаху, как расплату за все содеянное?

****

Жан Гай молчаливо подпирал дверной косяк, пока в комнате была невообразимая, паническая неразбериха. Плачь, крики…, запах смерти. Картина не из приятных, а он не мог сказать и слова поддержки, в спину ему, в который раз, родная мать, вонзила нож безразличия. Ровно минуту назад он поднялся к ним на этаж, поговорить, разработать дальнейшие действия, а в лицо ему ударил холодный порыв ветра, от не закрытого окна. Пустота и тонкий конверт, с надписью «моему сыну, Жану». Он взял его, скомкал, хотел бросить на догорающие угли камина, даже не открыв, но не прошел к нему, а попятился, закрыл дверь, как оказалось, вместе с ней закрылась и маленькая дверка в его душе, связывающая его с родителями. Он уже не сердился, не пытался им позвонить, чтобы высказаться или выслушать извинения от отца, мать бы не соизволила с ним даже поговорить, он просто вычеркнул их из своего сердца. Оставив к отцу только жалость и благодарность за все годы, которые тот провел с ними, выбрав между властной женой и ими: сыном, внуками, семьей. Но это было давно, в другой жизни, в той, которая осталась за закрытой дверью.

Тяжело ступая, забыв о письме, которое все еще сжимал в кулаке, он подошел к комнате, где уже много дней лежала в коме девятнадцатилетняя девушка, приемная дочь детей, прикрывшая его своим стройным телом, от предательской пули сородича. Эта девочка спасла ЕГО и ее БОЛЬ была самым ВАЖНЫМ для него, самым ЗНАЧИТЕЛЬНЫМ. Взялся за дверную ручку, с крохотной надеждой, что сейчас, в этом длинном коридоре он оставит всю подлость, предательство и будет только их. Он будет принадлежать душой и телом только тем, кому дорог, кому нужен, кем любим и кого он, Жан Гай, уже признанный глава рода бессмертных, обожает и боготворит…

Судьба оказалась благосклонной. Создатели, в очередной раз, подарили ему больше счастья, чем родная мать. Жан безумно был счастлив и неизмеримо весел. Они побороли еще один барьер, поставленный на их жизненном пути смертью.

— Валерия жива! — ликовал он и повторял довольно долго, не только себе или жене, но и всем домочадцам. Он знал, какое это счастье — не терять близких, родных и дорогих людей. Знал и ошибался, что никто, так как он, не знает подобных потерь. Жизнь, такая каверзная штука и не спрашивает о возрасте, подсовывая тебе все новые и новые испытания, до тех пор, пока однажды ты не сорвешься. Пока не поймешь, что больше нет сил, пока не пустишь все по течению, плывя к своему финишу.

Вилен смотрела на него, улыбалась, прекрасно понимая всплеск эмоций, и не могла понять, как так получается, что чужой ребенок ему дороже собственных родителей? В их с ней отношениях все отлично, он ее и никто не вмешивается с нравоучениями, подсказками, дельными советами. У них полнейшее взаимопонимание, но должно же быть у него сыновнее чувство? Неужели так трудно взять трубочку, нажать запрограммированную кнопку и сказать им, отцу и матери, что девочка пришла в себя, что она обязательно выздоровеет.

Не сдержалась:

— Ты не хочешь позвонить отцу?

— Эд позвонил, я слышал. — отмахнулся Жан.

— Раз так, давай выспимся. — заявила она и ушла, так и не поняв его…

Часть 1 Спокойствия миражи

Глава 1

Тяжелая неделя сказалась на всем — сне, аппетите, общении… Последний же час стал просто адом, не смотря на прекрасный исход. Да, Судьба иногда преподносит подарки. Бесценные.

Вот тут бы радоваться, устроить пир, а они, практически все, устало, разбрелись по комнатам.

Дэн схватил дребезжащий под его ухом мобильный, собрался его прикончить, но вовремя увидел на экране: «Мала», ответил шепотом, сев на рай кровати:

— Да!

«Ой! Дэн, прости, наверное, разбудила. А можно Гению».

— Скажи мне, я попробую ее заменить. Не хочется будить, были очень тяжелые дни. — прикрыв трубочку рукой, зевнул и прикрыл глаза, не в силах проснуться.

«Ну, мы это, летим». — оповестила женщина и он расслышал голосок мальчика, пристающего к ней с вопросами.

— Отлично! — смутно припоминая предупреждение жены, уточнил: — Через сколько встречать?

«Если все хорошо, то через час приземлимся». — ответила ему подруга жены, Ольга и ребенку тоже.

— Понял, встретим.

«Тогда пока».

— Пока. — сказал он, уже потухшему экрану. Ев не проснулась. Он потянулся, растер лоб рукой и тихо поднялся, надев пижамную куртку, вышел в гостиную, тихо прикрыл дверь спальни, сделал звонок: — Юрий? Доброе утро. Приготовь машину, пожалуйста, надо встретить подругу из аэропорта.

«Съезжу, — отозвался мужчина и, видимо пребывая в приподнятом расположение духа, продолжил: — а кого? Их раньше тут было многовато.

Не смотря на то, что фраза прозвучала двояко, Дэн прекрасно понял, о чем идет речь:

— Как посмотреть. А встретить надо…. любимую. — тут он не сдержался, улыбнулся и даже оглянулся на дверь спальни. — Зовут Ольга, если это тебе что-то говорит.

«Маленькую, блондиночку, с сынишкой». — мгновенно понял Юрий.

— О! Ты у нас оказывается в курсе.

«Еще бы! — он хихикнул и уже спокойно, поинтересовался: — Как Лера?»

— Вроде нормально. Раз меня не будили, значит, все хорошо.

«Я так рад».

— Да, это счастье. Значит съездишь. Она прилетает через час.

«Да не вопрос».

— Пока! — оборвал Дэн разговор, услышав всхлипы, поспешил к жене: — Эй! Что за лужи?

— Я не смогла! Дэн, я ничего не могу в этой жизни!

— Стоп! Прекращай этот потоп и толком скажи, что ты такое не можешь.

— Бедная девочка! Как мы без нее.

— Спокойно, будем ездить в гости. — Ев вся изогнулась, словно судорога сковала все тело, издала непонятный шип и уставилась на него, замерев: — А вообще, чего ты решила, что она куда-то собирается?

Ев почернела, сразу пропали слезы, сжав кулаки, сказала:

— Ты что это? Совсем свихнулся! Какие гости? Как можно надо мной так издеваться?! Ну, муж, от тебя я такого не ожидала. Видеть тебя не могу! — у нее уже начинался новый поток слез. Дэн силой обнял, повторяя:

— Тихо, тихо… — и только сейчас понял, что она еще не в курсе. — Все хорошо. С Лерой уже все хорошо.

— Может и так. Но неужели ты думаешь, что я смогу забыть, как ее душа повисла над телом и смотрела на меня со страхом?! В гости! С каких это пор, кладбище — место для гостевания?

— Дорогая? Что ты сказала? Ты видела ее душу?

— Да! — ревела Ев, она была так убита, что сил не было даже ругаться с ним. — Такая тоненькая, прозрачно-голубая. И такая несчастная.

Дэн прижал ее сильней, гладя по спине, успокаивал:

— Вот глупыш мой! Если ты это действительно видела, а не видение было от усталости, то ты единственный человек на земном шаре, повидавший воскрешение! — Он поднял ее голову, вытер ей слеза и попытался поцеловать. Её огромные, заплаканные глаза, стали еще больше:

— Что ты сказал? — отстранилась. — Повтори! — тут же выскользнула из кровати и, не давая ему и рта открыть, спросила, — она жива?! — всунула ногу в один тапок и понеслась к двери, поняла, что не обулась, вернулась обратно, но Дэн уже схватил ее за талию:

— Только не шуми. Лера еще спит. Я так думаю. По крайне мере меня еще не звали. И еще… Ольга уже подлетает.

Вывернулась, схватила подушку и огрела его со всей силы:

— Ты, мужлан! Старый, противный, бессердечный! Я тут умираю от горя, а он молчит! И с ним я еще делю кровать! — Сорвала плед, закуталась.

— Ты это куда?

— На кудыкину гору! — Не поворачиваясь, буркнула она, а Дэн, так, невзначай, повторил:

— Ольчик прилетает…

Ев резко развернулась, запуталась в свисающем пледе, чуть не упала. Спасибо Дэну, подхватил ее на руки.

— Поставь сейчас же!

— А то что?

— Разведусь!

— Честно? — Уложил на кровать и отошел в сторону, наблюдая как она, психуя, не может освободиться. — Ну, да, а я и забыл. Любовь же всей жизни едет! Куда вы там собрались переехать, на Майями?

— Я убью тебя! Сейчас! Зубами загрызу и выпью всю твою кровь!

— Сколько страсти! Может помочь?

— Уйди! Видеть тебя не хочу. Это же надо, я, изнемогая от горя, а он молчит…. Да разверни меня!

— Уверена, что ты этого хочешь?

— Это тебе надо быть уверенным!

— В чем?

— В том, что я тебя убью!

— Тогда я не буду тебе помогать. Барахтайся!

Ев устало глянула на него и затихла:

— Пожалуйста.

— Как же я могу отказать твоей кротости! — Дэн наклонился, нашел завязавшийся узел, развязал и потянул угол на себя. Ев почувствовала свободу, моментально высунула руки, но он уже отошел: — И тебе доброе утро, любимая!

— Доброе! — Спокойно сказала Евгения, села на кровати, скрестив ноги. — Правда, все что сказал?

— Таким разве шутят? — В ответ в него врезалась подушка, а следом за ней Ев запрыгнула на него. — Не котенок, а настоящая тигрица! — Обнял и держал на весу. — Шею подставить или сразу за сердце возьмешься. Хотя…, оно и так принадлежит тебе. — Ев смотрела не него, глаза теплели, затем заулыбались и они слились в долгом и страстном поцелуе.

Глава 2

Ольга, единственная подруга Евгении и Валери с девических времен, низенькая, худая настолько, что выпирали косточки, с удрученно-уставшим лицом, села в правый угол заднего сидения присланного за ней авто, взяла сына на руки и даже не смотрела по сторонам, пока Юрий вез ее к имению друзей. Мальчик капризничал, вырывался из рук, но она его осаждала. Мужчина не вмешивался, сами разберутся. Так за всю дорогу не перемолвились и словом. Сестер, Вел и Ев, он заметил еще с въезда, прыгали на ступеньках, балуясь как дети, в ожидании гостьи. Встреча была ожидаемой — громкой и радостной. Юрий выгрузил чемодан, отнес в заранее приготовленную комнату, молча исчез, оставляя их одних.

— Ну, вот! Это ваши комнаты. — Вел открыла перед гостями дверь. — Располагайтесь, потом поговорим, после завтрака, так что поспешите. Мы будем ждать вас с маленькой столовой.

— А где твои вещи? — Ев смотрела на крохотный чемодан и сумку. — Это что, все?

— Да. Так уж получилось.

— Ну и ладно, купим! — заявили они дуэтом и снова рассмеялись.

— Девочки! Я так рада, что вы у нас есть. — На глаза женщины накатились слезы, но ни одна ни вторая обнимать не стали, прекрасно зная — разревутся.

— А мы-то, как рады! Особенно этому мужичку.

Мальчик насупился, но руки, протянутые ему, пожал.

— Идем! — потянула сестру Вел. — Успеем наболтаться. — и отойдя подальше, добавила. — Что-то они оба бледные.

— Дорога, перелет, скорее всего после очередной ссоры. — предположила Ев и отмахнулась: — Ладно, узнаем. — взяла сестру под локоть и потянула за собой: — Надо Лерку проведать, думаю, проснулась.

— Если вообще спала. Я-то помню, как это… — Вел унеслась в далекое прошлое, где после долгого забытья не могла спать ночами длительное время.

— Не начинай! Я и так с Дэном чуть не подралась.

— Ты чего это?

— Сама не знаю, нервы. — засмеялась: — Он помнит про Майями.

— Это трудно забыть! Ты же тогда, ну помнишь, так серьезно заявила: «В сорок лет, заберу Ольгу, уеду на Майями и женюсь на ней!» Думаешь, он забыл это заявление, после двух, прекрасных, лет замужества?!

— Ну, знаешь ли, ты тоже много чего говорила мужу, после нескольких бокальчиков МТС. — они еще веселее расхохотались, передразнивая друг друга воспоминаниями, пока шли из одного крыла, где были гостевые комнаты, в другое крыло первого этажа, где в одной из пустующих комнат, случайно образовался лазарет, так выручающий их время от времени. Постучали, осторожно приоткрыли дверь и заглянули:

— Не спишь?!

— Доброе утро! — девочка поднялась и села.

— Ты чего это, вояка! А ну-ка, быстро ложись! — прикрикнули на нее обе, улыбаясь от счастья, что дочь жива. — Сильно болит?

— Что болит-то? Вы все спрашиваете, а я толком не пойму. Нет, конечно, у меня косточки ломит, ну как на простуду, слабость какая-то, но толком скажите хоть вы, что у меня должно болеть?

— В тебя Пауло стрелял, попал прямо в грудь. — ответила Ев.

Девочка раскрыла свою сорочку, там была маленькая точка, синенькая, как от удара.

— Сюда?

Женщины кивнули. Она потерла синяк, напрягая память, но в голове был какой-то кавардак.

— Ты помнишь, что тебе снилось? — спросила Вел, прекрасно помня практически все свои ведения в те далекие, долгие месяцы, гипнотического сна, в который она впала не по своему желанию.

— Не помню, так, отдельные картинки. Но и их рассказать не смогу.

— Ничего страшного, вспомнишь. — вставила Ев, перебивая сестру от очередного излияния собственного опыта. — Как же здорово, что ты здорова! И Игорь теперь выспится.

— Я его еле выставила. — Смущаясь, сказала девушка.

— Выставила она его! Он тут на кресле, столько ночей провел…

— Мамы!

— Все, молчим! Только этого не надо стесняться. Игорь очень хороший и любит тебя сильно. Таких парней, как он, не часто встретишь.

— Да. — опустила голову Лера. — Но, никто из мужчин не любит больных женщин.

— Это ты нам говоришь? Про наших? Лера, что за пессимизм? Эд сколько со мной нянчился. А Дэн со мной и твоей младшей мамулей? Даже не смей думать такое.

— Не буду, а вы мне расскажите, как все случилось?

Вел присела на краешек кровати и ничего не скрывая, рассказала, как она получила ранение, как Игорь прикрыл ее от следующих пуль, как Дэн и Влад боролись за ее жизнь. И ни одна, ни вторая, даже не заикнулись о своем участии.

— Мне хоть вставать можно? — после всего услышанного, Лера смогла помолчать с полминуты и, заминая кроя одеяла, изнемогая от безделья, смотрела на них, моля.

— К врачам! Мы в этом не спецы. — Уже у двери ответили они ей. Послав воздушные поцелуи, скрылись.

Молча дошли до парадной лестницы и засмеялись, выпалив одновременно: — А свадьбе, быть!

****

Завтрак был веселый и многочисленный, собрались буквально все. Агния внимательно изучала мальчика, медленно пережевывая пищу и заставляя его искоса смотреть на нее:

— А вы к нам надолго? — спросила, как хозяйка, уставившись на него прищурив глаза.

— Не знаю. — тихо ответил мальчик: — Как мама скажет.

— Значит, учиться будешь у нас! — утвердила она и, взяла чашку, но пить не стала. Славки прыснули, но тут же затихли под ее взглядом. Они его тоже изучали, осознавая, что мальчишка, с кем они как-то играли, значительно подрос с их последней встречи.

— А девчонки положили на него взгляд. — шепнул Эд жене.

Ев, догадавшись, улыбнулась ему, глянула на сестру и затем на детей.

— Оля! — прервал молчание взрослых Влад. — Простите за вопрос, Вы себя хорошо чувствуете?

— Даже не знаю…. Перелет…. — она покраснела и опустила голову.

— Вот ты и займись ее здоровьем. — сказал Дэн. — Прогуляй, по свежему воздуху, покажи окрестности. Нам она нужна здоровенькой. У Ев на нее виды.

— Дэн! — засмеялась Вилен. — Не за столом же и не при детях.

— А что сразу — не при детях? — уставилась на них Агния. — Как помогать — большие! Как любовные истории — так дети!

— Агния! Попридержи-ка язычок. — попросил Дэн.

— Свободен. — буркнула девочка и отпила, наконец, из чашки. — А ты любишь какао? — Опять повернулась к Максиму, подвинув ему свою чашку.

— Не знаю.

— Так проверь. — требовала девочка, он моргал, не зная, слушаться или нет.

— Пойдемте в игровую. — Владислава поднялась первой. — Пусть взрослые расслабятся.

— Невыносимые дети! — бросил им вдогонку Эд и одарил строгим взглядом.

— Естественно, мы сами ходим. — парировала Мира и побежала за остальными.

— Не обращайте внимания. — смеялся Эдгар. — Начались естественные «выбражения», — он выделил последнее слово, даже пальцами изобразил кавычки, продолжая: — парень в доме!

— Что значит, естественные?! — уставились на него три пары женских глаз. — Мужчина, ты ничего не путаешь? — добавила Вел.

— Тихо вы, орлицы! — заступился Дэн за брата. — Сказал, что сказал. Что не так? А вы, типа, такими не были? Я-то, уж помню!

— Небыли! — стукнула его, шутя Ев. Ольга сидела молча, смущаясь их перебранке.

— Прекрати! — закрылся от жены салфеткой Дэн. — Что о нас подумает Оля? — И тут же подложил жене шпильку. — Вот, Оля, рассмотри ее как следует, уж если я изменить не смог, то никто не сможет. — Ев колотила его по спине, все заливались смехом, и только Ольга молчала, широко открыв серые глаза. — И еще совет, бесплатный. Не выходи за нее, она такая злая! — Стул грохнулся, оба поднялись и бегали вокруг стола. Ев пыталась его догнать и как следует двинуть, он же, не сильно старался убежать, но зато втянуть кого-то из родных, продолжая болтать: — Или у вас наоборот?

— Все! — Ев уселась на место и отодвинула его стул, как смогла, далеко. — Развод!

— А я и не сомневался! — Сел на стул, благодаря ей оказавшийся за ее же спиной, сложил руки на коленки и сверлил ее затылок прищуренным взглядом. — Уважаемая, доесть-то мне можно, или бросишь голодным?

— Клоун! — бросила Ев, утомившись.

— И часто у вас такое? — спросила Ольга, переводя взгляд от одного к другому.

— Только когда появляется предмет обожания. — садясь на свое место, ответил Дэн, за что получил локотком в бок. — Ты чего? Я же говорю, у девочек, появился предмет обожания. Будут за ним ухаживать, воспитывать, приручать. Ты разве не заметила, как Агния его изучала?

— Спасибо всем, — наконец смогла сказать Виен, улучив минуту покоя. — Нам с Жаном пора. А то чувствуем себя лишними. — И не дав никому возможности возразить, вытащила мужа из-за стола. Они еще и отойти не успели от столовой, как новая волна смеха разлетелась по дому.

Вел поглядывала на сидевшего перед ней Влада и считывала его заинтересованность в их с сестрой подруге, дала сигнал мужу и Эд, без лишних слов, все понял:

— Оля! А если серьезно. Влад наш семейный доктор и мы все, никому кроне него не доверяем. Пусть он измеряет твое давление, глаза-то красные. Если все нормуль, погуляйте по саду. У нас есть важные дела. Да и ужин, — он посмотрел на Леру: — мы планируем устроить праздничный. Как, дочь наша, Будур?!

— Я же не против. — краснея ответила Лера. — А то, на что ты намекаешь, как-то не ко мне. Все вопросы к Игорю.

— Что-то я не в теме. — шепнула Ольга на ухо Ев.

— Еще бы! Тут столько событий, за время нашего нечастого общения. Но все в свое время. Иди, действительно, измеряй давление, ты нам не нравишься.

Влад кашлянул, смущаясь напору женщин, подал руку и увел Ольгу.

— Сводницы! — Скорчил рожицу Дэн.

— Ты лучше радуйся, — ответила Ев, глядя вслед подруге. — одиночество твое откладывается!

— И почему это сразу сводницы? — Вел подошла к Дэну, подняв брови, смотрела не моргая, в ожидании ответа, но парень не спешил, что-либо говорить, тем более, что жена уже торопила. И поэтому Вел высказалась, сама: — Между прочим, это мы заботимся о благе родных и близких. А вы только и можете, что ёрничать!

— Как скажешь, сестренка, как скажешь! Валерия! — Тут же переключился Дэн, уже у двери. — Ты почему еще здесь, а не в кровати?

— Но…

— Никаких «но»! Игорь! Ты еще видишь ее своей женой? Так проводи, будь добр. Привет всем, увидимся! — И унесся.

— Как всегда! — Сказал Эд, последним выходя из столовой. — Ничего не меняется!

— Ты это о чем?

— О младших! Носятся, как дети.

— Это плохо?

— Это — клево! Но я хотел поговорить серьезно.

— Ты и серьезно?!

— Валерия!

— Я же просила, не называй меня так. Нет, я люблю свое имя, но две Валерии в доме — это слишком!

— Хорошо, Гелио, не буду. — Топот ног известил, что Дэн возвращается. А следом за ним и Ев. — И что забыли?

— Да вспомнил, поговорить надо. — Сказал парень довольно серьезно, от веселости не осталось и следа.

— Так пошли, поговорим. — Эд покрутился, спрашивая «куда?», и отправились в библиотеку. — И что тебя так вернуло?

— Лера! Вот не меряйте мой рассудок взглядами! Я пичкал ее лечебником, весь этот час.

— А то мы не знаем.

— Дело не в том. Эх! Надо все же говорить с Жаном и Виен. Может быть обратный эффект.

— Слушай, я и забыл, вообще выбило из головы. — Эд даже помрачнел: — А сколько она может продержаться?

— Так откуда мне знать? Поэтому и хотел со всеми поговорить. У Виен срывы начались через сутки.

— Что?! — Обе девушки уставились на него.

— Вы что, не в курсе? И мама не рассказала вам, как чуть не убила отца?

— Нет! Ну и дела! — удивлению Вел не было конца, а Ев опять взъелась на мужа:

— И ты мне ничего не сообщал! Да как ты мог?!

— Во-первых — это не моя тайна. Во-вторых — она ваша мама. И если не сказала, значит, были причины.

— Так! О причинах потом, говори вкратце.

— Да я и сам знаю вкратце. Помните наш первый приезд сюда, в имение? — сестры кивали. — А их внезапное исчезновение? Так вот. Виен почувствовала себя странно и не хотела нам портить выходные. Уговорила отца отвезти ее подальше от людей. Ну, вы сами понимаете, он и обрадовался. А у нее началось раздвоение личности. Как она мне говорила — соблазн был такой, что скручивало всю. Свидетельством — разрезанная ладонь. Она нож зажала в руке, чтобы не в садить ему в спину.

— Во дают! Столько лет молчали. — Вел посмотрела на Эда. — Ты знал?

— Кое — что. Отец брякнул, ругаясь на нас. Вел! Ну, я не думал, что она с тобой не поделилась!

— А ты вообще мало обо мне думаешь. И что дальше?

— Да ничего. Жан напоил ее каплями, додержал до новолуния и обратил.

— Н-да! — Мотнула головой Ев. — Целебная водичка. И часто такое бывает?

— Нет! — Ответил Дэн, прошелся по комнате и стал перед ними, убрав руки за спину. — Раз уж говорить, то говорить начистоту. Перед болезнью Виен, я сделал упрощенный вариант. Пробовал на себе, ну и так, понемногу, когда практиковал в больнице, на приговоренных. Это не продлевало жизнь, но и не укорачивало. Никаких побочных эффектов я не замечал. Да вообще, они же все были уже одной ногой там…, ну и…. всего несколько выздоровело, а остальные ушли в мир иной без мучений. Я, конечно, все время работал над настойкой. Ладно, что я теряю время…, да ни одно из животных, на ком я пробовал до того, как испробовать на человеке, не прожило дольше обычного, но болезней избегал. А тут такое с Ви. Да еще в момент их встречи с отцом. У меня опустились руки, и я решил — будь, что будет, но она не умрет! Вот и дал ей те капли. — Он замолчал, смотря на девушек. Вел не произнесла ни слова. Ев — подняла бровь, но молчала. — Знаю, что поступил…, не совсем гуманно, отец, когда узнал, так орал. Но ведь ее это спасло! Девочки, ну хоть вы меня понимаете? А ты Вел? Ты бы выкарабкалась тогда? Если бы не целебные капли?

— Не части! — сказала Ев. — Наверное, это правильно. Я, конечно, очень зла на тебя, не за эксперименты над нами, а потому, что думала, тайн между нами нет. Но тебя многое прощает.

— Дэн! — Вел кашлянула и продолжила: — Я не столь оптимистична, как сестрица. Знаешь ли — быть подопытным кроликом, неприятно! Но Ев права, когда теряешь родного — готов на все. Мог бы нам честно сказать, было бы не так обидно. Но что теперь махать саблей. По крайне мере, я хоть теперь знаю, отчего тогда, чуть с горы не сиганула! — Эд обнял ее, поглаживая по плечу, успокаивал. А Ев медленно поднялась со своего места, поставила руки на бока и уставилась на сестру:

— Новости! Оказывается у вас, у каждого, есть скелет в шкафу, и только я одна, девочка — Божий одуванчик, не в курсах! Подождите! Я хочу знать, когда ты собралась сделать то, что в здравом уме и представить сложно?

— Давно. — ответила Вел, смотря в пол.

— Это меня не устраивает.

— Ев, не надо! — попросил Эд. — И вовсе она не собиралась этого делать.

— Адвокат!

— Но ты же видишь, как ей тяжело вспоминать! Это случилось непреднамеренно. Мы немного поспорили, из-за Леры. Вел считала себя ущемленной, что детей не сможет иметь, поговорили на повышенных тонах, а тут это Солнце, к ней с любовью прильнуло. Ну и…. Да не выдумывайте, больше чем есть! И ты, родная, даже не думай так больше. Растрогалась, сердечко было на взводе, хотела побыть одна, отъехала от нас. Там склон, ну, коляску и понесло. Все! Какое тут желание, или еще что. Чистая случайность! Но зато испугалась, и все мы узнали, как ты оказалась на тех кладбищенских плитах. Где… — он оборвал себя. — Ев, дорогая, пойми. Просто есть моменты, о которых больно вспоминать, а уж по живым ранам… — Эд махнул рукой: — Вот, прошло время и мы можем это все озвучить. — Он прижал Вел еще сильней, но и к Ев протянул руку. Уж очень он любил эту взбалмошную правдолюбку. И Ев шмыгнув носом, повернулась к мужу:

— Колись, раз уж пошла такая пьянка, что я о себе не знаю. Может ты умолчал что, пока я витала, там, в зазеркалье?

— Ничего! Клянусь, как на духу! — Дэн смотрел в ее глаза, положив руку, себе на грудь и ждал эмоций недоверия, но Ев, как всегда, всех удивила.

— Я знала! Да! Я знала, что уникальна! А мне никто не верил! Так, тебе, муж, предписываю, сделать список побочных эффектов, ну так, на всякий случай. — и, не делая паузы, спросила: — Что у нас дальше?

— Дальше, только праздничный ужин! — Заулыбался Дэн, поняв, как легко отделался. — Какие есть предложения?

— Простите, мальчики, но это чисто ваша проблема! — Вел, наконец, подняла голову, хоть глаза все еще и блестели, но от сердца отлегло.

— Как это?

— Да так! Вас за язык никто не тянул. Пообещали всем праздник — извольте делать!

— Смотрите, не пожалейте! — Перемигнулись братья, тут же ушли, оставив их одних, перемолоть все услышанное.

Глава 3

Влад отнесся к поручению друга со всей серьезностью. Эта маленькая, хрупкая женщина, открылась ему, в эту встречу, совсем иначе, чем ранее. Она кардинально отличалась от подруг сестер, Сашки и Ирен, а уж тем более от Ан. Нет, это совсем не странно, что он ее не заприметил тогда, он, конечно же, видел ее, но тогда она ему казалась недосягаемой, определенной по жизни и холодной. Девушкой на своей волне, с серьезным влечением к любимому мужчине. Сегодня же, в своей скрытой обиде на мужа, а Влад прекрасно разбирался в людях, и ему не составило труда понять, с каким настроением Ольга приехала к Гаям в гости; она была такой ранимой, такой уязвимой, что ему ужасно хотелось закрыть ее от всего мира, своей широкой спиной.

— Давление низкое. Наверное, дня два на ногах? — проговорил он, мягко отпуская ее руку.

— Почти. — просто ответила Оля, даже не глянув ему в глаза.

— Выспаться Вам надо, как следует.

— Я бы с удовольствием, а сын?

— О! — обрадовался Влад. — За него не стоит волноваться, он в надежных руках. У него отличные няньки! А если не найдут общего языка, или он от них устанет, я с удовольствием с ним поиграю.

— Мне как-то неудобно Вас обременять.

— Неудобно… — он замолчал, улыбнулся, и плечи его распрямились, как только серые глаза Оли остановили свой взгляд на нем: — присказку Вы знаете…. — не закончив, присел на стул, продолжил: — На то друзья и существуют. Два часа сна и Вы в норме. Оль! А может на «ты»?

— Можно.

— Странно, почему мы ни разу не встречались?

— Разве? По-моему пересекались пару раз.

— Так, то же пересекались!

— Конечно, «то же» было лет восемь — десять назад. И я была значительно моложе.

— Правда?! — Он засмеялся, просто, по-доброму. И ей не было не по себе от его смеха. Ей вдруг стало намного спокойней, чем еще минуту назад. — Моложе — это проблема! — смеясь, говорил он. — Прости. Отдыхай. — подхватился, словно вспомнил нечто важное, закрыл дверь, довольный как слон, сам не понимая чем, и врезался в сестер: — Куда направляетесь?

— Как это куда? — не поняла его вопроса Вел. — К Ольке! Странные вопросы вы задаете, товарищ. Он взял их под руки и развернул:

— Ваша подруга — человек!

— А мы, по-твоему, кто?

— Суперменки! Пусть выспится, девушка.

— Влад! — Ев изучала его лицо, достаточно скрупулезно: — Ты не перегибаешь палку?

— Нет! Два часика погоду не испортят.

— Еще как испортят! Целых два часа, мы будем сидеть под дверью и ждать?! Мы хотим общения. Или ты намекаешь, что она сильно больна?

— Да, нет. Просто низкое давлении, но по сравнению с тобой, уважаемая Ев, она — космонавт. А вообще, где это вы ее столько лет прятали?

— Прятали? — снова повысила голос Вел. — Ну, батенька, вы даете. Ходите, задрав нос, под ноги не смотрите, а она у нас девушка маленькая.

— Да, Мал золотник, да дорог… — Вырвалось у парня и он, засмущавшись, ушел.

— Ты думаешь то же, что и я? — Спросила Вел.

— Не знаю о чем думаешь ты, но, кажется — да!

Декабрьский вечер, температура упала до нуля, лениво падал снег и тут же таял.

— Может, я останусь дома? — тихо спросила Оля, стесняясь. — У вас семейный праздник.

— Прекрати. С сыном все будет хорошо, не маленький. — Ответили ей девушки.

— Оля! — улыбнулся Эд. — Не стоит даже думать, что ему будет плохо без тебя. Ния не даст ему скучать.

— Эд! Не издевайся над моей дочерью! — насупила брови Ев, сдерживая улыбку. Ей нравилось поведение дочки, и она с большим удовольствием наблюдала за тем, как та крутит мальчонкой, воспитывая его, делая сильней, практически отрывая от юбки матери.

— И не думал! — сложа ладони под подбородком, Эдгар с минуту смотрел на нее глазами полными мольбы: — Я восторгаюсь ее хваткой. — но стоило ему отвернуться, как взгляд его становился серьезней, а лицо холодней: — И потом, Оль, не подводи нас.

— Колитесь, что уже задумали? — подала голос Вел. Она была сильно заинтригована отсутствием мужа и сестры целых полдня.

— Все узнаешь в свое время. Мы ждем вас в машине. — бросил Эд, но тут же повернулся к жене и, глядя с любовью, послал воздушный поцелуй, сообщая: — Жан и Ви доберутся сами.

— Мы что, собрались взять Бастилию? — не унималась Вел. Она не злилась, не подозревала, просто сгорала от любопытства, что замыслила эта парочка, умчавшись ни свет, ни заря, да еще и не поделившись с ней!

— Почти. — Эд уловил ее нетерпение и теперь, не смотря на то, что хотел все рассказать, тянул интригу: — Да что ты за человек! Сказал же…

— Нет, ну вы даете! А вдруг мы одеты несоответственно?!

— Как так? Нормально одеты — тепло, удобно…. Что еще нужно?

— Эд! Не зли меня.

— Да, хватит вам! Как дети. — вмешалась Ев, но несмотря на это, так и не стала на сторону сестры. — Долго мы еще тут торчать будем?

Эд сделал легкий поклон, открыв перед ними дверь и стоял так, пока все не вышли из комнаты, а в машине Вел опять запела свою песню:

— Мы на набережную?

— Вот что за человек! И с ней я столько лет в браке!

— В том то и дело, что в БРАКЕ. Я могу и облегчить твою участь. — Насупилась Валери.

— Да, родная, на набережную. И я тебя люблю очень!

— Оно и видно! — Отвернулась к темному окну, взялась рисовать по нему незамысловатые узоры.

Эдгар поглядывал на нее, но не трогал.

У причала стоял катер, весь усыпан огнями — трап, мачта, все борта. Отчего больше походил на плавучую елку.

— Подошли с масштабом! — принялась бурчать Вел, недовольная скрытностью мужа, но он не обращал внимания, шутил и обнимал ее, как ни в чем не бывало, поднимаясь на борт. Но, оставшись наедине, спросил:

— Ты чему сердишься, что я не сказал, делая сюрприз, или что без твоего руководства?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 703