печатная A5
282
18+
Дзэн

Бесплатный фрагмент - Дзэн

Стихотворения

Объем:
122 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4483-4932-4

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

* * *

Любовь с тобою навсегда —

Звезда горит, горит звезда.

Перенести груз наших дней

Доступно всем, под силу тем,

Кто может всё же встать с колен,

И встать, не потеряв лицо

На фоне грязно-серых стен.


А тот, кто любит, помнит, ждёт

И в своём сердце свет несёт,

И всё по совести, по чести —

Взял предназначенное место.

И если радостные вести —

Смеяться всем собором вместе.

Октябрь 2005

* * *

Нет!

Еще не всё потеряно:

Моя жизнь ещё не вся.

Свет

Небесной свастики

Меня тянет. А тебя?


Ответь!

Я прошу так мало,

Но много-много зим и лет.

Сидеть

Было приказано

И я сижу, глотая гнет.


И шея

Покорна ошейнику,

Цепи и будке-конуре.

Смотрю я

На окон стёкла,

Да замки, закрытых дверей.


А ты,

Ты недоступна, как звезда,

Как Солнце для Земли.

Тебе

Я буду верен.

А ты пойми и оцени.

1.VIII.2006

Рядовые

Рядовыми мы родились,

Рядовыми и помрём.

Солнце нам светило ярко

Перед первым марш-броском.

Пили мы гнилую воду

На привалах из канав,

Но таков закон войны —

Воин правды всегда прав.


Уходили на закат

И возвращались мы в рассвет.

Раздавался благой мат,

Но держали мы ответ.

За себя и за родных

Стояли твёрдо на своём.

Веру не признав чужих,

Песни вольные поём

О том, как долгими путями

Мы за правдою пошли,

Кровью, потом и слезами

Мудрость предков обрели.

Орденами и крестами

Грудь увешали свою.

Но не тем гордимся мы,

Отстояв свою весну.


Славно воинство России,

Крепок дух, силён народ.

Покрыт венцом Гипербореи,

Защищён земной оплот.

Июль 2007, Омск

Война войной

Скучают семьи по солдатам.

Война-война, зачем пришла?

Кричат на койках медсанбата

Те, чьи растерзаны тела.

Врачи латают их по новой

И ставят в строй больных душой.

Калеки ж с фронта эшелоном —

Потоком прут с передовой.


Ждёт путь один после санчасти —

В окопах гнить и вшей кормить.

Большое для солдата счастье —

Письмо из дома получить,

Набить живот буханкой хлеба

И молоком парным запить.

Всё, что съедобно, то — потребно.

Желанье жить — не истребить.


Отцы святые полковые,

Благословляючи на бой,

Главой поклоны бьют земные,

Землицу-Мать метут брадой.

Крест нательный, что на шее

Носит каждый из солдат.

Нет его сейчас роднее,

Он спасёт в грозу и в град.


Генералы войсковые

Шлют приветы нам в окоп.

Говорят, что победим мы

И закончим свой поход.

А когда весна проснётся

Через много-много лет,

Встретившись, мы улыбнёмся.

Сколько ж было тяжких бед?


На командиров нам до фени.

Мы — работящий честный люд.

Дерут пусть глотки — рты все в пене,

Как будто на народ плюют.

Мы — лекари души и тела.

Мы — глас народа, правый суд.

Из дома весточки летели —

Родные любят нас и ждут.

30—31.X.2007, Омск

Невольник

Руки скованы цепями

И движенья тяжелы.

Ах, как свободы не хватает —

Руки тянут кандалы.

Ох, каторжанская судьбина!

Кнутом спина разодрана.

Жизнь моя — топкая трясина.

Куда ни глянь — везде стена.


Весло — орудие труда.

Галера — для рабов загон.

Нежданно подкралась беда —

Всё это явь, отнюдь не сон.

А там, на русской стороне

Цветут луга ярым огнём.

Ты сокол мой, что на небе,

Неси же весточку жене.


Ты передай отрадушке,

Что жив-здоров и полон сил,

И что всегда в своей душе

Я образ ласковый носил.


Бегу с невольничьей земли.

Спешу домой я в край родной.

И тело и душа больны.

Я залатаю их водой,

Что по утрам по всей Руси

Росой сверкает на траве.

Безвольный дух невыносим.

На воле ж я сам по себе.

6.XI.2007, Омск


Иной

То ли горе, то ли счастье.

То ли правда, то ли бред.

Долгие пути в ненастье

Не дали никому ответ.

В сумраке ночного света

Темнозори отцвели.

То ли зимою, то ли летом

Бойца земного обрели.


Где по траве, а где в пустыне

Земля в себе следы хранит.

Скорбь молитвы не остынет,

Блаженно соком напоит.

Серебра зеркал отражением

Накормлена сполна луна,

До белесого каления

Ночью будто бы дошла.


По-иному жить — не прикажешь быть.

Выбор за тобой другой.

Волю и стремленье не убить.

Творить добро пойдём со мной!

Праздно жить — усохнуть духом,

Потерять себя в ночи.

И земля, и небо — пухом,

Хоть кричи, хоть не кричи.


Через стены, через время,

Сквозь «Ура!» людских побед

Опоясать лёд, приручить огонь,

На вопросы дать ответ.

То ли горе, то ли счастье

С треском рвётся из груди.

Через боль и хлябь ненастья

До вершин небес дойти…

18.II.2008, Подольск

Когда ты

Когда ты — свой среди чужих,

Когда ты — Солнце среди тьмы.

И ветер в волосах затих,

Когда ты — лето средь зимы.


Зови меня, маня глазами,

В темнице я молюсь ночами.

Пусть птица веще пропоёт.

Пусть Солнце на небе взойдёт.


Когда ты — белое на чёрном,

Когда ты — правда среди лжи.

И закипят тугие смолы,

Будь крепче духом, не дрожи.


Я так устал, я умираю,

Я истлеваю насовсем.

Наверное, никто не знает,

Зачем я жил. Зачем?

9.III.2008, Подольск

Из обоймы

Я выпал из обоймы и меня уж не вернуть.

Я — холостой патрон, но порох есть во мне.

Здесь только осознал я жизни грязь и суть,

Как тяжка доля — гореть слезой в огне.


Ты не зови меня — обратно не вернусь,

Мне смерти вкус мучений вкуса слаще.

И счастье я найду в родном краю,

Пусть на пути моём всё грозы, да ненастье.


Испил я чашу горечи до дна,

Застыла хрипом в горле скорбь.

— Эх, ну, когда ж придёт моя весна? —

Взываю к бесконечности я вновь.


Прощай! С тобой мы расстаёмся навсегда.

Иллюзий нет, я выплатил сполна.

И сбросив ношу, ползу в траве туда,

Где всё же ценят таких невежд, как я.

16.V.2008, Подольск

В унисон

Рёв мотора с сердцем в унисон

И ветер в волосах играет песню.

Тебе плевать — сезон иль не сезон.

И нет на свете ничего чудесней.


Пускай подруги нету за спиной.

Ты не один, нас вольных — миллионы.

Сам по себе, дорога — лучший дом.

И нет границ, и к чёрту все законы.


Осколками в пыли ночных дорог

Горят глаза, печаль здесь неуместна.

Пока хранит тебя твой вольный бог,

Не смей назад! Вперёд и только с песней!

17.V.2008, Подольск

Мы

Тяжело понять, но можно.

Нелегко принять, но нужно.

Нам уже теперь не важно.

Кто не понял — вон из строя дружно.


Нет желанья — мы исправим,

Нет больше сил — кулак добавим.

Жизнь мы ни во что не ставим,

Как снежинки тихо таем.


Мы бесследно исчезаем

И безмолвно умираем,

Угольками истлеваем,

С собою тайну забираем.


С каждым годом нас всё меньше.

Мор настиг нас, очень жаль.

Мы — старьё, дрянные вещи.

Нас зовёт наш вечный май.


Мы — последний крик морали.

Мы — извечный кнут для Тьмы.

Вы же нам в лицо плевали.

Вы хронически больны.


И уже нельзя иначе,

Невозможно, ну, никак.

Тем ценнее, это значит

Не продаёмся за пятак.


Свет и Тьма — две ипостаси.

Вы — прислужники второй.

Вы уже не в нашей власти,

А мы уходим на покой.


Кто не понял наших целей,

Тот навеки обречён.

Мы любили, как умели.

Вам не нравилось. Пардон!

18.V.2008, Подольск

* * *

Пеленой закрыто небо.

Изыди тьма, сгинь от меня.

Дай же костям лежать нетленно

В бескрайних радужных полях.


Пой жаворонок на рассвете,

Кричи же мне, буди-буди.

Нет большей горечи на свете,

Чем быть отвергнутым людьми.

22.V.2008, Подольск

5.45

Пять сорок пять — время вставать,

Время идти и бежать по стези.

Боли в висках, слёзы опять.

Эй, брат-таксист, шибче вези!


Холодный вагон, нижний плацкарт,

Веками свет, скрытый от глаз.

Стуком колёс, скрипами рельс,

Шлагбаумом путь закован от нас.


Цепная неволя, сапоги-кандалы,

Затхлая резь подвальной мечты —

Хрупкий осколок забытого сна,

В котором лишь отклик недельной еды.


Куда-то бежать, кричать и крушить

И падать навзничь, как загнанный конь.

Себя застрелить, в земле схоронить

И знать, что не вспомнит никто уж потом.


А пять сорок пять будет ржаветь,

В сердце чужом пламенем греть.

Свинцовая боль слёз на глазах

Тускнеет, как будто затёртая медь.


Порох в крови вен-паутин.

В тюрьме — сам себе судьба и мечта.

Напалм не исчезнет, испариться не сможет.

Забыть ты не в силах о том никогда.

9.VI.2008, Подольск

Вы

Вы — распутного времени дети,

Той эпохи дрянные сыны,

Когда люди не знали о Свете,

Когда жили в объятиях Тьмы.


Вы забыли отчизну родную,

Вы забыли свои имена,

Вольный ветер в лицо вам не дует,

И ваш дом — это просто тюрьма.


Ваши дети стонут и плачут,

Не рождённые на белый свет.

Вы не знаете слова «иначе»,

В каждом звуке вы слышите «нет».


И замолкла в лесах птичья трель,

Разорённые гнёзда мертвы.

По весне не играет капель —

Заметает она следы.


Ваше Солнце разбилось о стёкла,

Заплутавши в бетонных стенах.

В чреве матери совесть усохла.

Вы не знаете ловкость в руках.


Когда Солнце восходит над миром,

Закрываете дланью лицо.

Ну, пожалуйста, остановитесь

И услышьте песни лесов.

26.VI.2008, Подольск

Холодным инеем

Пришла зима, а ты спала,

Холодным инеем укрывшись.

Свои студёные уста

Ты разомкнуть теперь боишься.


Наш город в дрёме забывался,

А снег по улицам бежал.

В остывших душах искупавшись,

Как часовой он в них стоял.


Я страх преодолел и вынес

Богатство к южной стороне.

Был добрым и наивным малым,

Теперь же я жесток вдвойне.


Мне ночью снятся кровь и слёзы,

Будто мои иль не мои.

А по утрам встречают грозы,

Как сокровенные мечты.


Деревья во дворе завяли,

Так бы и я зачах совсем.

Но вены мудростью спаяли

Все жилы на моей руке.


Тату на сердце, оберег на шее,

Седая мудрость в голове.

Весь пепел суховей развеет,

Дым унесётся по реке.


Болезнью чахлы мои очи,

Были иль не были они.

Зараз я зрею даже ночью,

Но Тьма мне нынче не с руки.

11.VII.2008

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.