электронная
90
печатная A5
499
18+
DЮЖИНА

Бесплатный фрагмент - DЮЖИНА

Объем:
334 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2362-1
электронная
от 90
печатная A5
от 499

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается нашему другу и товарищу, Александру Аличу. Спасибо за поддержку на протяжении всего процесса создания.

Книга, процесс создания которой был очень долгим и, что уж скрывать, трудным. Мы приложили очень много усилий, чтобы сделать ее такой, какая она есть. Сначала разногласия с Лили, затем еще много неприятностей, о которых говорить не очень хочется, а после еще и совсем неприятная ситуация с литературным конкурсом. В общем, пришлось действительно помучиться, но я уверен, что у нас получилась хорошая и эмоциональная история.

— Алан Райзен.

Не могу поверить, что мы все же закончили ее. Это было ну о-о-очень трудно. Никогда бы не подумала, что писать с кем-то вдвоем может быть настолько тяжело. Однако, готова поспорить, вышло прекрасно. Мы проделали большой путь от продумывания мира, создания концепции до полной реализации. Я рада, что все получилось.

— Лили Кролл

ГЛАВА I — ПРЕДАТЕЛИ?

— Внимание, в районе объявлено чрезвычайное положение! Всем студентам направиться в убежище, нам необходимо переждать, пока все не закончится, — громко сообщила женщина в черной юбке, рубашке, верхние пуговицы которой расстегнуты.

Преподавательница явно выглядела напуганной, но в первую очередь она должна защитить своих подопечных, а значит, нужно стараться держать себя в руках, что она и делала, причем весьма успешно. Правда… вокруг все не могли справиться с паникой. Они крепко сжимали в руках сумки, пытаясь выбежать в коридор. Увы, таких «умных» было выше крыши, и просто так выйти из помещения не удавалось. Женщина покорно ждала возле выхода, следя за тем, чтобы никто не пострадал. Последним аудиторию покинул темноволосый юноша, волосы которого напоминали по цвету очень сильно затемненную кору дерева. Зеленые глаза, в отличии от остальных, не просто выражали панику, они так и кричали о своем беспокойстве. Парень, несколько раз моргнув, поспешил за «товарищами по цеху», старался не отставать от них ни на шаг. Двери учебного заведения были раскрыты настежь. Солнце полностью скрылось за черными тучами, дождь тарабанил по асфальту. Студенты, следуя за преподавательницей по строго намеченному маршруту, наступали в лужи, обувь становилась мокрой на глазах, но это никого не волновало. Юноша бежал в самом конце строя. Вся группа старалась передвигаться исключительно по тротуару, поскольку по асфальту бежали водители, бросающие свои транспортные средства, лишь бы спасти шкуру. Какой смысл этого бегства?.. Рано или поздно все умирают. Вы сами выбрали жизнь в прогнившей стране. Жизнь в стране, где нет места надежде, где нет места слабым. Если вы умрете, значит, вы слабы. Так говорил император несколько дней назад, пытаясь внушить народу, что люди изначально не равны. Кто-то рождается бедным, кто-то богатым, и от этого статуса зависит все. Естественный отбор в современном мире. Так сейчас называют это явление, вроде бы. Огромные толпы людей неслись со всех сторон, снося все на своем пути. Кто-то даже не упускал шанса поживиться чем-нибудь в магазинах. По асфальту пошли трещины, светофор шлепнулся на асфальт. Стеклышки разлетелись вдребезги, лампочки вылетели в разные стороны. Юноша, который так стремился догнать своих друзей, был снесен кучкой спасающихся бегством людей. Он затерялся в толпе, не знал, что ему делать дальше, даже отчаянный крик не смог привлечь внимание, что, впрочем, и не удивительно.

— Стойте же! Нет! Подождите! — крик вырывался из его груди снова и снова. Земля затряслась, еще больше трещин паутиной расползалось по округе. Стекла небоскреба потрескались от такого потрясения, начали сыпаться вниз, на бегущих людей. Юноша руками закрыл лицо. Он чувствовал, как осколки впиваются в его плоть, рассекая кожу, словно бумагу. По щекам потекли слезы.

— Чертова груда металла! — воздух был разорван злобным воплем. Тень закрыла весь обзор.

Паренек, не успев оправиться от летящего сверху стекла, закричал от ужаса, видя, как нечто большое приближается. Грохот был поистине невероятным. В ушах стоял лишь звон, сознание так и стремилось покинуть черепную коробку. По рукам текли ручьи крови, в животе словно что-то разрывалось, душа будто хотела выбежать из трясущегося от страха тела. Звук работающих механизмов в голове дал понять, что юноша все еще жив. Он с опаской открыл глаза. Механические руки упирались в потрескавшийся асфальт. Пусть большие, но все же аккуратные ладони переходили в обтекаемые предплечья, затем в массивные плечи, а те, в свою очередь, в сильно выпирающую грудную клетку. Черные и светло-серые элементы создавали прекрасное сочетание цветов, дополняемой серебряным и бордовым. Слегка приплюснутая голова черного цвета, дополненная серебряными пластинами и бордовыми змеями, обвивающимися вокруг круглых ядовито-зеленых глазниц. Эти узоры выглядели более, чем реалистично. На груди этого удивительного робота виднелись дополнительные детали, прячущиеся под нагрудником. Металлический монстр закрывал собой людей, которые могли быть похоронены под его телом, если бы он не принял именно эту позу. Механизмы снова заработали, робот медленно поднялся на ноги. Его бедра выглядели массивнее, чем голени, были больше обвешаны броней. Если судить по фигуре, то можно смело сказать, что это создание было спроектировано с уклоном на женскую фигуру. Черно-бордовый повернулся к спасенным людям спиной. Рычащий голос донесся откуда-то из тела:

— И вы еще называете себя военной полицией?! Да какие после этого вы стражи порядка, если так запросто врагов кидаете в мирных жителей? Подумал бы хоть немного, ублюдок, как все могло повернуться! — кроме явной злобы в этом голосе звучало и презрение. Юноша, оглядевшись по сторонам, понял, что никто не погиб во время падения этого шестиметрового механического монстра. Он ошарашенно посмотрел на черно-бордового, ища хоть что-нибудь, что может прояснить ситуацию. На лопатках гиганта красовалась надпись «Гринайд-05». Кодовое имя? Выходит, это пилотируемый робот, да? Точно! Их называют Омнирами! Так вот, какие они вживую?..

— Этот скот был уведомлен о чрезвычайной ситуации в тот же миг, как мы засекли ваш сигнал, так что уже не наши проблемы, что они не смогли добраться до убежища вовремя, — фыркнул голос вдали. Черно-белый робот двигался откуда-то из оврага. Нет, стоп, там ведь река! По телу машины стекала вода в огромных количествах, яркие красная и синие полоски на груди сверкали, а на плече виднелась панель с номером полицейского Омнира. Скот? Парень широко открыл глаза, ничего не понимая. Полицейский остановился напротив черно-бордового и дернул рукой. Цепной меч вырвался из запястья, края лезвия быстро раскалились. Зеленоглазый робот широко расставил пальцы. На его ладонях открылись два больших зеленых круга, из которых так и струилась энергия. Он явно собрался защищать гражданских. Полицейский засмеялся, упирая руку в бок. — Хорошо, давай подождем, пока эти ничтожества убегут, чтобы мы могли продолжить?! Как тебе такой вариант, тварь?

— Что же, тогда готовься к моменту, когда я тебя размажу об этот самый асфальт! — съязвил пилот Гринайда. На его спине отодвинулось несколько металлических пластин, обнажая ракетницы. Бросив взгляд на людей, которые до этого момента не могли выбежать, черно-бордовый кивнул. Гражданские в панике бросились прочь. Юноша все так же держался в самом конце толпы, но теперь бежал намного быстрее, лишь изредка оглядываясь назад. Как только люди скрылись за углом, ракеты вылетели из-за спины робота. Полицейский Омнир, выпустив второй клинок, быстрыми движениями отбил летящие в негр снаряды. Ракеты врезались во все подряд, взрывы гремели со всех сторон. Черно-белый, включив «мигалки» ярче, шел сквозь пылающее облако взрыва.

— Готов поспорить, сегодня твоя рожа будет разбита об асфальт! — расхохотался страж порядка, бросаясь на врага. Черно-бордовый, ловко увернувшись, схватился за шею противника и пропустил через него огромное количество энергии. Металл плавился, красными каплями падая на покореженный асфальт. Полицейский Омнир дернулся, выпуская ракеты из спины. Пластины брони Гринайда посыпались вниз, лязг и взрывы слышались даже на соседней улице. Юноша, который бежал со всеми, бросил взгляд назад. Кто был поврежден? Он хотел знать это, но понимал, что слишком опасно идти обратно. Почему полицейский говорил так? Почему его противник защищал гражданских? Кто из них хороший, а кто плохой?

— Эй, придурок, убежище уже рядом, хорош ворон считать! Тебе жизнь подарили, а ты даже не пытаешься нормально спастись! — окликнула юношу девушка, бегущая рядом.

У нее была темная кожа, пышные серые волосы и большие янтарные глаза. Неизвестная толкнула парня вглубь толпы. Краем глаза он успел заметить золотые кольца на ее запястьях. Египтянка? И что она забыла в этой стране? Вскоре ее уже было не разглядеть в этой толпе. Впереди виднелся бункер. Люди ускорились, забывая о банальном уважении к другим. Все кричали друг на друга, стариков, беременных и детей никто даже не пытался пропустить вперед. Как и ожидалось, зеленоглазый юноша остался почти в самом конце, но вот ту обладательницу серебряных волос он так и не увидел в числе тех, кто прошел внутрь. Охрана, которая пряталась в специальных кабинках до этого момента, преградила путь всем остальным. Парень посмотрел на панель, висящую над входом в бункер. Переполнен? Не может быть… Через мгновение кабинка одного из охранников была снесена со своего места мощным ударом кулака. Неизвестный в черной броне, покрытой золотыми и синими деталями, контрастирующими со светло-серыми, схватило вывалившегося работника бункера за глотку и застыл. Из запястья вылетел дротик с желтой жидкостью. Второй охранник не заставил себя долго ждать, он сам выбежал наружу и так же был обездвижен на асфальте. Неизвестный, желтая энергия коего струилась между всеми деталями брони, нажал кнопку внутри уцелевшей кабинки. Двери бункера со скрипом открылись, обнажая лестницу, на которой толпились люди. И правда, переполнен. Схватив охранников за ноги, некто забросил их внутрь. Заглянув в бункер, он обнаружил, что здесь действительно нечем продохнуть. Что-то рыкнув, неизвестных закрыл двери и посмотрел на гражданских. Броня на бедре слегка раздвинулась, обнажая карман. Запустив туда руку, он выхватил ключ и протянул его крепко сложенному мужчине.

— Соседняя улица, четырнадцатый дом, первый этаж, третья дверь слева. Спрячьтесь в ванной и переждите чрезвычайную ситуацию. Ключ оставите на столе, все ясно? — голос явно был женским. Юноша, внимательно слушавший ее, понял, что это и есть та самая девушка, которая торопила его добраться до бункера. Неужели это та египтянка? Как такое возможно? Мужчина, которому дали ключ, кивнул. Он начал подталкивать ошарашенных людей в сторону пункта назначения. Броня девушки приняла исходную форму. Сжав кулаки, она побежала туда, где сражались два робота. Кому она будет помогать?

Кусок белой брони отлетел в сторону, кулак врезался в асфальт. Дорога шмотками полетела во все стороны вместе с землей. Мощный удар ногой отправил черно-бордового в полет до очередного здания. Вскочив на ноги, лишенный части доспеха полицейский бросился на врага, занося меч для атаки. Когтистые механические пальцы схватились за раскаленное лезвие и начали сгибать его. Страж порядка присмотрелся к ладоням врага. Они явно сделаны из металла, легко переносящего подобную температуру. Неужели из-за излучателей на ладонях? Дернувшись вперед, черно бордовый схватил противника за горло снова. Тот, понимая, что его броню без проблем расплавят излучатели, попытался оторвать от себя Гринайда, хватая оного за запястья и избивая ногой. Доспехи последнего гнулись, но хватка не ослабевала. Грудная клетка раздвинулась, обнажая круглую линзу. Если присмотреться, то можно понять, что их там несколько. Ядовито-зеленый сгусток образовался где-то внутри черно-бордового и с огромной скоростью разрастался. Через мгновение через линзу вырвался поток энергии. Успевший увернуться полицейский спас себя от верной гибели, пусть и большой ценой. Механическая рука упала наземь, искры посыпались следом вместе с синей жидкостью. Утечка хладогена не сулит ничего хорошего! Воспользовавшись моментом, Гринайд с легкостью освободился от хватки оставшейся руки Омнира и с силой ударил того об асфальт головой. Затем вновь. Снова и снова. Спина полицейского начала меняться, две турбины выдвинулись наружу, открылись закрылки. Потоки горючего устремились прямо в черно-бордового. Прежде, чем Гринайд успел хоть что-то сообразить, его потащило следом за врагом. Разжав пальцы, он попытался спастись, но был схвачен за запястья. Обвив супостата ногами и оставшейся рукой, полицейский лихорадочно засмеялся.

— Внимание, обнаружена активность центрального ядра, рекомендую покинуть кабину, — сообщил бортовой компьютер.

Пилот Гринайда резко вскочил с места, схватился за рукоять на потолке и провернул ее на триста шестьдесят градусов. Кабина с огромной скоростью вырвалась из тела. Через несколько секунд прогремел взрыв. Выбив дверь, пилот впрыгнул наружу. Он перевел дух, смотря на два пылающих механических тела. Еще один взрыв заставил металл разлететься по округе. Это уже детонировало ядро Гринайда. Вздохнув, пилот последнего вытянулся во весь рост. Черная броня, разбавленная бордовыми узорами чешуи, змей, белыми полосами и серебряными пластинками. Левый наплечник был явно массивнее другого, в нем даже виднелась какая-то рукоять. За спиной красовался горб, в коем виднелись турбины. На шлеме так же были изображены змеи, а узкие треугольные глазницы сияли зеленым, как и еще несколько элементов на теле. Из локтей торчало по три лезвия, на пальцах виднелись коготки, а на бедрах еще по две рукояти, на поясе небольшие ручные дробовики.

— Ну что, ублюдок, пора нам схлестнуться в финальном раунде, — послышался ехидный голос. Обернувшись, зеленоглазый застыл. Перед ним стоял мужчина в механических доспехах. Ростом он был под два метра, в одной руке сжимал плазменный меч, в другой пистолет-пулемет. На плечах виднелись все те же красная и синяя полосы, сверкающие, как новогодняя елка.

— Как грубо, — усмехнулся тот в ответ. Он выхватил сразу оба дробовика и сразу же выстрелил в голову соперника. Тот увернулся, вот только не от всех дробинок. Убрав оружие обратно в кобуру, черно-бордовый рванулся вперед. Полицейский не успел среагировать. Выходит, выстрел был лишь для отвлечения внимания. Попытавшись увернуться, он тут же почувствовал, как по груди что-то скользнуло. Кусок доспеха отлетел в сторону. Зеленоглазый уже сжимал в обеих руках по крюку, который идеально подходил для потрошения брони врагов. Полицейский, отпрыгнув, начал стрелять. Из локтя соперника вырвались лезвия и вонзились в ноги стража порядка. Тросы, на которых держались эти маленькие клинки, притягивали к черно-бордовому оппонента. Исход предрешен! Рванувшись вперед, зеленоглазый нанес удар крюком. Резкая боль пронзила все тело. Предплечье вместе с рукой отлетело в сторону, искря. Оружие упало на разбитый асфальт. Полицейский, который обрубил врагу руку плазменным мечом, продолжил атаку. Он набросился на врага и придавил оного к земле ногами и руками. Лишенный руки, зеленоглазый неистово зарычал, пытаясь вырваться, но все тщетно. Страж порядка внимательно осмотрел шлем противника. Зафиксирован. Плевать, и так можно снять! Мощный удар обрушился на голову черно-бордового, затем еще и еще, пока трещины не пошли по металлу. Схватившись за края покореженной брони, полицейский сорвал шлем с головы своего врага. Увидев, кто находился под ним, он невольно засмеялся. Ручейки крови стекали по аккуратному лицу, с коего не сходил дикий оскал. Маленький носик, большие зеленые глаза, выражающие лишь бешенство, слегка пухлые губки и светлые, блондинистые волосы, собранные в хвост.

— Баба, — полицейский расхохотался еще больше. Он перевернул схваченную на живот и, достав из кармана небольшой круглый предмет, прикрепил его к спине соперницы. Электрический ток прошелся через всю броню, отключая системы. Теперь в этих доспехах не пошевелиться. Отодвинув несколько деталей, страж порядка вырвал аккумулятор из черно-бордовой и отделил свой «шокер». Приложив палец к шлему, он начал вызывать штаб, дабы сообщить, что операция завершена. Пока шли гудки, полицейский произнес: — Знаешь, милашка, я даже рад, что не убил тебя. Твоим домом на остаток жизни станет тюрьма для особо опасных преступников. Понимаешь же, что там и мужчин, и женщин держат? Не упущу шанса заглянуть к тебе в гости.

— С того света трудно в гости заглянуть, — послышался голос позади. Прогремел выстрел. Пуля пробила шлем полицейского, прошла через голову и вылетела спереди, изрядно разворотив броню. Ноги подкосились, куски шлема посыпались вниз, обнажая лицо погибшего. В его лбу красовалась большая дыра, из которой лилась кровь. Полицейский шлепнулся на асфальт. Позади стояла египтянка в своей броне. В руке она сжимала пистолет, из которого медленно, словно змея, струился дым. Убрав оружие в кобуру на локте, девушка достала из-за спины дополнительный аккумулятор и вставила его в доспехи соратницы. Броня блондинки перезагрузилась, и та смогла подняться на ноги. Она подняла шлем и напялила обратно на голову, предварительно одарив подругу недовольным взглядом. Та лишь фыркнула. — Ой, да ладно, я не виновата, что пришлось что-то делать с гражданскими, раз уж в бункере больше мест не было!

— И куда ты их определила? — возмущенно спросила блондинка, смотря на свою отрубленную руку.

— В свою квартиру, — пожала плечами египтянка, перезаряжая пистолет. Она достала из небольшого отсека на ножной броне обойму со снотворным и вставила себе в запястье, так как последние потратила на охранников. Придется потратить еще несколько на спасенных гражданских, чтобы использовать на них сыворотку, стирающую последние воспоминания. По крайней мере, хотя бы несколько из мирных жителей могли догадаться, что египтянка на самом деле и является носительницей этой брони.

— Тогда нам придется разделиться, — блондинка завела руку за спину и вытащила оттуда небольшой ящик. Она зажала его подмышкой, открепила от остатка другой руки внушительный кусок брони и бросила его в сторону, освобождая разъем для подключения другого протеза. Ящичек был прикреплен на место старой руки. Раскрываясь, он принимал форму костлявого предплечья с пальцами лезвиями. Подняв с земли свои крюки, зеленоглазая похлопала подругу по спине и побежала прочь, в сторону блокпостов полиции. Совсем обезумела? Бросившись за ней, египтянка поймала соратницу за руку и потащила за собой в сторону квартиры, в которой укрываются гражданские.

Юноша сидел на полу ванной, прижимая к себе коленки. Вокруг так же расположились и другие гражданские, которые пережидали здесь чрезвычайное положение. Они сидели уже около получаса, а может, даже больше. Снаружи еще минут десять назад слышались взрывы, но сейчас они прекратились. Неужели все закончено? В коридоре раздавались шаги. Дверная ручка медленно провернулась с характерным звуком. Все сидящие застыли, чтобы не привлекать к себе внимания. Зашедший явно был не один. Нет, их двое или даже больше. Через несколько секунд дверь была резко открыта, и внутрь ввалилось несколько полицейских в механических доспехах. Они сжимали в руках автоматы и целились в гражданских.

— Поглядите, примерные граждане Священной Британской Империи! Приняли помощь от террориста! — произнес один из стражей порядка. Он положил палец на спусковой крючок и навел его на беременную женщину, которая испуганно закричала. Мужчина, которому вручили ключ, резко встал со своего места и закрыл несчастную.

— Вы что делаете, нелюди?! — взревел он, скалясь. — Она под сердцем носит ребенка! Как вы смеете наводить на нее автомат?!

— Предатели должны умирать. Дети предателей по определению считаются предателями, — холодно ответил другой. Юноша испуганно моргнул. Предатели? Почему? Потому что пытались спастись? Он отполз на несколько сантиметров ближе к стене. Они ведь просто хотели выжить. Прогремел выстрел. Ошметки мозгов вместе с кровью разлетелись вокруг. Мужчина, который так старался защитить беременную, упал замертво. На полу образовывалась огромная лужа крови. Гражданские испуганно кричали, не понимая, за что с ними так обходятся. Кричали… почти все. Кроме парня. У него не было сил даже закричать. Ужас забрал все. Полицейский, положив палец на спусковой крючок снова, подошел к женщине и ткнул ей дулом в большой живот, где находился тот, кому не суждено явиться на этот свет. Выстрел. Еще один. Снова и снова. В голове все перемешалось. Крики, выстрелы, хлюпанье крови под руками и ногами, смрад смерти, витающий в воздухе. Стражи порядка были невозмутимы. Никто из них даже не дернулся, когда оборвались жизни несчастных. Один из них, уперев руку в бок, довольно произнес: — Ну что, скот, кто следующий?

Очередной выстрел прогремел в воздухе. Голова полицейского, словно праздничная пиньята [1], наполненная сладостями, разлетелась по помещению. Остальные полицейские начали стрелять во все стороны, пытаясь отбиться от тех, кто неожиданно напал сзади. Неизвестный в черно-бордовой броне набросился на стража порядка, избивая того кулаками. Остальные двое сцепились с египтянкой. Несколько глухих ударов, девушка упала на окровавленный пол, придавленная массивной тушей полицейского. Второй, который дрался с ней, поспешил на помощь товарищу и скрутил блондинку. Парень, ошарашенно смотря на то, как тех, кто попытался спасти их, прижимают к полу и осыпают градом ударов, поежился. Здесь, в ванной, на полу лежал черный дробовик небольших размеров. Тот самый, который использовала зеленоглазая. Полицейский, придавив египтянку ногой к полу, достал из кобуры пистолет и приставил к ее затылку. Он снял оружие с предохранителя и опустил палец на спусковой крючок. Свободная рука прикоснулась к шлему, нажимая на кнопки. Защита медленно открылась, обнажая прекрасные серые волосы. Кареглазая посмотрела на гражданских с жалостью. Ее губы расплылись, тихий голос донесся до ушей испуганных.

___

Пиньята (исп. Piñata) — мексиканская по происхождению полая игрушка довольно крупных размеров, изготовленная из папье-маше или лёгкой обёрточной бумаги с орнаментом и украшениями.

___

— Простите, — это было единственное, что она прошептала прежде, чем закрыла глаза. Полицейский усмехнулся, придавливая несчастную еще больше.

Юноша застыл, не зная, что ему делать. Она пыталась спасти его, она делала все, чтобы спасти его. Нет, спасти гражданских, которые не смогли укрыться в убежище. Эти девушки обе пытались спасти их. Другой полицейский, удерживающий блондинку, поднял ее голову и насильно повернул в сторону египтянки, чтобы террористка могла увидеть, как ее подругу лишают жизни.

— Пожалуйста, остановитесь! — закричал парень, закрывая голову порезанными стеклом руками. Полицейские ошарашенно посмотрели на перепуганного гражданского. Тот, кто удерживал египтянку, засмеялся, хватая девушку за шею. Автономная портативная броня давала достаточно физической мощи, чтобы перетащить обладателя подобных доспехов. Приблизив несчастную прямо к юноше, он придавил ее коленями к полу и рукой оттянул голову за волосы, чтобы она могла посмотреть пареньку в глаза. По щекам девушки потекли слезы, она закрыла глаза, но пальцы стража порядка подняли ее веки вверх, чтобы обнажить зрачки вновь.

— Смотри, мразь, это тот, кто отправится на небеса вслед за тобой, — прошипел он, а затем схватил парня за щеку и притянул к лицевой панели своего шлема, рыча: — Послушай, сопливый ублюдок. Это — террористка. Тварь, которая сеяла хаос в Священной Британской Империи несколько лет. Думаешь, она такая святая, раз попыталась вас спасти? Задумайся, скольких она убила! За последние два месяца было совершено восемь террористических актов, в которых погибли десятки несчастных. И в пяти из восьми она принимала участие. Кроме того, она египтянка, как видишь, — страж порядка оттолкнул юнца в сторону. Тот шлепнулась на залитый кровью пол прямо возле убитой беременной женщины. — Египет объявил о своей полной изоляции от Британии. Чувствуешь запах твари? Я достаточно близко ее к тебе подвинул, чтобы ты мог ощутить всю ее вонь!

— Но ведь и вы убиваете, — прошептал парень, стараясь не смотреть ни на лицо девушки, ни на полицейского. Последний расхохотался. Он даже отпустил волосы несчастной, позволив ей снова положить голову на пол.

— Ты мне нравишься, малец, ей богу, — страж порядка нажал кнопку в шейном отделе брони девушки, и тем самым заставил часть брони сложиться, обнажая плечи несчастной. Приставив дуло пистолета к ее плечу, он выстрелил. Опьяняющий запах пороха ударил в ноздри. Кровь начала струиться на и без того заляпанный пол. Девушка шипела от боли, но не кричала, словно ловить пули для нее — обычное дело. Юноша застыл, с ужасом смотря на полицейского. Тот вытащил аккумулятор из брони девушки и бросил ее на полу, зная, что та теперь не сможет нормально пошевелиться из-за веса доспехов. Из кармана была вытащена пачка сигарет. Страж порядка затянулся горьким дымом и вышел из ванной, смотря на схваченную блондинку. Бросив взгляд на юнца, он добавил: — Ладно, полюбуйтесь немного друг на друга, я покурю, и мы продолжим нашу беседу.

Парень дождался, пока полицейский скроется за углом, а затем снял с себя рубашку и постарался перевязать рану девушки. Та печально улыбнулась, шепча:

— Дурак ты, сам себе смертный приговор подписал.

— Ты пыталась спасти меня, я пытаюсь спасти тебя, — с дрожью в голосе ответил тот.

— Принцип «жизнь за жизнь», да? — усмехнулась она, корчась от боли каждый раз, когда юноша касался пулевого ранения на ее плече. Она попыталась встать, но вес автономной брони был слишком велик, чтобы хоть что-то сделать. — Достойный принцип… Мог бы быть достойным, если бы мы жили лет сорок назад. Сейчас это не стоит и гроша. Сейчас работает лишь один принцип. Убей или будь убитым.

Убей или будь убитым? Парень посмотрел в ее большие карие глаза, а затем перевел взгляд на лежащий в луже крови пистолет-дробовик. Дернувшись вперед, он схватился за него и протянул девушке, призывая ее убить, а не быть убитой. Та лишь закрыла глаза, то ли насмехаясь, то ли плача еще больше. Ее слезы уже давно смешались с кровью, в которой она лежала лицом. Послышались хлюпающие шаги. Парень резко убрал пистолет за спину и посмотрел на дверной проем. Полицейский, делая последнюю затяжку, выбросил окурок в кровь, залившую помещение, а затем снова придавил несчастную коленом, пальцем ткнул в перевязанную рану, смеясь над тем, как неумело этот юнец попытался оказать первую помощь. Блондинка, которую так же подвели ко входу в помещение, посмотрела на стража порядка, который уже приставил ствол к затылку подруги. Палец лег на спусковой крючок.

— Что же, девушка из страны вечного лета, пора заканчивать с тобой. Как думаете, парни, сколько нам заплатят за устранение этих двоих? — полицейский снял шлем, обнажая ехидную улыбку. На его лице виднелся ожог, который был оставлен явно не самым слабым пожаром. Склонившись над ухом девушки, он процедил: — Помнишь меня, гнида? Год назад, Лондон. Ты была в кабине «Элир-П182». Это был жалкий прототип, украденный вами с одного из складов и улучшенный. Пусть и прототип, но ты сражалась, как безумная. Ты забрала мое лицо… Я все это время ждал момента, когда, наконец, смогу отомстить! Долго ждал, очень долго… Ты заплатишь большую цену за то, что сделала тогда.

Палец начал давить на спусковой крючок. Юноша резко дернулся, с трудом отвел руку полицейского от девушки и мгновенно выстрелил в того из пистолета-дробовика. Страж порядка еле успел закрыть голову бронированным предплечьем. Броня была изрядно повреждена, судя по всему, несколько механизмов разрушены. Попытавшись шевельнуться, он понял, что броня больше не работает. Остальные полицейские, опешив, слегка ослабили хватку. Блондинка нанесла сильный удар ногой в живот одного из держащих, а второго с силой огрела о стену, от чего бетон даже проломился. Парень, который выстрелил в человека, не знал, что ему делать дальше. Египтянка лишь ошарашенно смотрела на юношу. Одно резкое движение крюком лишило одного их стражей порядка головы, а череп второго был размозжен об пол. Тяжело дыша, блондинка убрала крюк в ножны и посмотрела на парня, после чего благодарно кивнула. Она забрала у обездвиженного полицейского блок питания и вставила его в костюм соратницы. Девушки быстро указали на выход, призывая гражданских бежать. Они сами вышли из помещения и застыли, ожидая юношу. Прогремел выстрел. Голова полицейского разлетелась на куски. Из пистолета-дробовика струился дым. Зеленоглазый парень испуганно посмотрел на свои руки, испачкавшиеся в крови, а затем и на девушек. Египтянка несколько раз моргнула, а затем вырвала из рук юнца пистолет и отдала подруге. Тело парня содрогнулось в рвотном позыве. Все, что он съел и выпил сегодня, полилось наружу.

— Зачем ты пристрелил его?! Это должна была я сделать! — закричала сероволосая. Она заставила броню на ладони раздвинуться, обнажая кисть в перчатке, а затем дала юноше пощечину. Тот лишь непонимающе посмотрел на нее. В глазах ничего не было. Лишь непонимание. Непонимание, что он сделал. Египтянка бросила взгляд на лежащий шлем полицейского. Оскалившись, она процедила: — Мы забираем малого с собой. В шлеме ублюдка должен был быть сетевой модуль, который отправлял видеозаписи с лицевой панели на сервер копов.

— Значит, теперь все знают нас в лицо. Так теперь еще и гражданского, который полицейского убил, — фыркнула блондинка. Она подошла к парню и, расплывшись в ехидной улыбке, спросила: — И как зовут тебя, малец?

— Брион, — прошептал тот, надеясь, что правильно понял вопрос этой двицы, взгляд которой явно не внушал доверия.

— Что же, Брион, теперь ты преступник.

ГЛАВА II — ДВЕНАДЦАТЬ

— Преступник? — глаза Бриона были широко раскрыты от ужаса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 499